Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Category:

Самоубийство. ФЮРЕР ВСЕГДА ПРАВ. Суворов Виктор. (Текст)




        Виктор Суворов
     
      Самоубийство
      Книгу с таким названием друзьям не посвятишь.
      Потому - врагам.
     
      (Предупреждение: Гитлер и Адольф Шикельгрубер это совершенно разные люди! Самого Гитлера подменили в ноябре 1923 лета, и вместо него вышел двойник Адольф Шикльгрубер. Это легко вычисляется без всяких прямых доказательств: книгу ÓМайн КампфÓ, в которой разоблачаются евреи, не мог написать сын еврейки, ибо, по закону иудаизма это верная смерть! Поэтому, все разсуждения Суворова В. касается этого еврея Шикльгрубера и объясняет всю нелогичность действий двойника. Ведь Гитлер был военным и он не мог поступать таким образом, как поступал двойник).
      ГЛАВА 6
      ПУНКТ ПЕРВЫЙ: ФЮРЕР ВСЕГДА ПРАВ.
      Как правило, гауляйтеры работали отдельно от правительственных президентов, обер-президентов провинций и премьер-министров земель. Стало быть, государство фюрера, к которому стремились и которое пропагандировалось Гитлером и его партийной программой, фактически не существовало.
      Более того, как раз в области государственного управления господствовала становившаяся все более опасной анархия, которая все больше и больше увеличивалась назначением многочисленных рейхскомиссаров, генеральных уполномоченных, особых уполномоченных и т.д.
      Генерал-полковник Г. Гудериан. Воспоминания солдата. с. 624
      - 1 -
      Гитлер не только говорил, но и писал о своей гениальной непогрешимости. Он лично сформулировал заповеди членов НСДАП, среди которых была и такая: ФЮРЕР ВСЕГДА ПРАВ.
      У нас такие заявления - в разряде пошлого казарменного юмора. И если члены нацистской партии, читая это, не кувыркались от смеха, если подчинялись тому, кто всегда прав, значит, уровень их был такой же, как и у Óвеликого сына германского народаÓ. А может быть, и ниже.
      Посмотрим же, как Гитлер и Сталин принимают решения и как эти решения выполняются. За сталинским умением толково вести совещания, деловые встречи и переговоры стоял простой секрет: он к ним готовился. Перед любой встречей с министрами, генералами, конструкторами вооружения, главарями тайной полиции, секретарями обкомов и крайкомов, партизанскими вожаками, дипломатами, представителями иностранных государств, разведчиками, директорами предприятий Сталин собирал необходимые сведения и их изучал.
      ÓУ него был свой метод овладения конкретным материалом. Перед началом подготовки той или иной операции, перед вызовом командующих фронтами он заранее встречался с небольшими офицерами Генерального штаба - майорами, подполковниками, наблюдавшими за соответствующими оперативными направлениями. Он вызывал их одного за другим на доклад, работал с ними по полтора-два часа, уточнял с каждым обстановку, разбирался в ней и ко времени своей встречи с командующими фронтами, ко времени постановки им новых задач оказывался настолько хорошо подготовленным, что порой удивлял их своей осведомленностью... Пожалуй, пользуясь таким методом, он порой любил подчеркнуть перед ними свое знание обстановки. Но все же главное состояло в том, что его осведомленность была не показной, а действительной, и его предварительная работа с небольшими офицерами Генерального штаба для уточнения обстановки перед принятием решений была работой в высшей степени разумнойÓ (Маршал Советского Союза Жуков. ВИЖ. 1987. No 10).
      О том, как Сталин знал обстановку и как требовал этого знания от подчиненных, рассказывал генерал армии С. П. Иванов. В 1942 году он был полковником, начальником оперативного управления штаба Юго-Западного фронта. Готовится Сталинградская стратегическая наступательная операция. Командующий фронтом болен. Тогда ехать надо начальнику штаба фронта, но назначен новый начальник штаба, и он еще не прибыл. Во все планы посвящены только три человека. Третий - начальник оперативного управления штаба фронта полковник С. П. Иванов. Вот его Сталин и вызвал к себе. Самолетом - в Москву, с аэродрома - прямо в сталинский кабинет. На обсуждение обстановки - 30 минут. Эти минуты были использованы с предельной интенсивностью. Сталин выступал в роли противника, загонял бедного полковника в безвыходные ситуации и требовал немедленных, правильных и точных решений. В моменты особого запредельного напряжения организм человека автоматически включает системы защиты. У разных людей в разных ситуациях это проявляется по-своему. В данном случае организм полковника отвечал мощным подъемом температуры тела и необычно интенсивным выделением пота. Гимнастерка на нем вымокла так, словно ее полоскали в реке.
      Полковник отбился. Немедленно из сталинского кабинета - на Центральный аэродром, и - в район Сталинграда. В самолете на Иванова навалилась неизбежная после такого напряжения сонливость. А командиру корабля на борт радиограмма: разбудите пассажира и поздравьте с присвоением воинского звания - генерал-майор. И - соответствующая подпись.
      - 2 -
      Процесс принятия сталинских решений слагался из двух элементов:
      - во-первых, он предварительно изучал вопрос;
      - во-вторых, на совещаниях давал высказаться всем, внимательно слушал, отбирал ценное и важное и поворачивал обсуждение в нужное, единственно правильное русло.
      У Гитлера - наоборот. Прежде всего он отказывался изучать обстановку. Он ее игнорировал.
      ÓОн со свойственной ему манерой богемного художника презирал трудовую дисциплину и не мог, а то и не желал принудить себя к планомерной работе... Собственно день у него начинался с продолжительного обедаÓ (Шпеер. с. 140).
      ÓГитлер демонстрировал поразительное незнание истинного положения вещейÓ (Там же. с. 409).
      ÓНеверная оценка Гитлером ситуации приняла уже совершенно абсурдный характерÓ (Там же. с. 555).
      ÓГитлер с большим недоверием относился к всевозможным математическим расчетам... Фюрер с презрением отозвался о вышедшем из-под пера начальника главного управления военной экономики Георга Томаса меморандуме, ибо генерал необычайно высоко оценил советский военный потенциал. Томасу, как и ОКВ, немедленно было запрещено заниматься этой темойÓ (Там же. с. 414).
      Гитлер не только не знает и не желает знать реальную обстановку, он не только как страус австралийский прячет голову в песок от грозной опасности, но еще и запрещает подчиненным вникать в обстановку и ее изучать.
      Чтобы решать, нужно знать. Как же принимать решения, не зная обстановки? Для нас это невозможно, но в гитлеровской Германии было все возможно. Гитлер принимал решения не на основе изучения и оценки ситуации, а просто так, не тратя времени на размышления. ÓНи у кого из присутствующих на оперативных совещаниях не вызывала возмущения манера Гитлера принимать решения по наитию. Он не брал в расчет ни анализа военного положения, ни потребностей войск в боевой технике, обмундировании и продовольствии и никогда не поручал группам экспертов со всех сторон рассмотреть наши наступательные планы, а также возможные контрмеры противникаÓ (Там же. с. 415).
      - 3 -
      Разница: Сталин принимает решения в узком кругу, Гитлер - в толпе. ÓЯ увидел целое собрание офицеров и генералов, желавших присутствовать при моем дебюте. Я был неприятно удивлен, увидев такое множество людей, ибо я надеялся, что смогу доложить свои соображения в самом узком кругу. Но я совершил ошибку, сообщив тезисы моего доклада адъютантуре Гитлера. И вот прибыли все заинтересованные лица: весь состав Главного штаба вооруженных сил, начальник Генерального штаба сухопутных войск с некоторыми начальниками отделов, генерал-инспекторы пехоты и артиллерии и, наконец, шеф-адъютант Гитлера Шмундт. Все находили в моих планах какие-нибудь недостатки...Ó (Гудериан. с. 406).
      ÓПоскольку шеф проводил оперативные совещания в расширенном составе, за обедом и ужином присутствовало столько гостей, что мне приходилось принимать пищу в соседнем помещении - зале No 2Ó, - жалуется Генри Пикер.
      ÓВ этих совещаниях, проводившихся в рабочем бомбоубежище в саду имперской канцелярии, всегда принимало участие большое число людей, многим из которых фактически нечего там было делать... В небольшом помещении присутствующие с трудом могли найти себе место. Стеснившись, они стояли вокруг стола с оперативной картой, за которым сидел только Гитлер и несколько поодаль стенографистки.
      Постоянное хождение и ведшиеся в задних рядах вполголоса разговоры часто мешали работе, но Гитлер обычно не возражал против этого. Заслушав доклады, он сообщал свои решения относительно следующего дня. При этом он лишь иногда прислушивался к предложениям генералов. Как правило, еще до начала оперативного совещания у него было сложившееся мнениеÓ (ВИЖ. 1964. No 4. с. 92).
      Вот другие описания, почти полностью совпадающие с предыдущим: ÓВсе решения были уже предопределены заранее. Гитлер всегда соглашался вносить в свои планы только незначительные измененияÓ (Шпеер. с. 415).
      ÓИз-за присутствия большого количества людей в сравнительно маленьком помещении всегда был спертый воздух, из-за которого я - как и многие другие участники совещания - очень быстро уставал... Своим собеседникам Гитлер обычно не давал даже слова сказать и удачно избегал обсуждения спорных вопросовÓ (Шпеер. с. 336-337). Гитлер не переставая говорит, а вокруг него все тоже говорят. Тут не та обстановка, в которой бедных полковников донимает жар и прошибает пот. Тут расслабление с дремотой и треп на свободные темы. И хотя эти разговоры вполголоса, они - свидетельство того, что гитлеровскую болтовню никто не слушает. Если учитель во время урока слышит шепот в классе, он должен принимать какие-то меры. Если ученики говорят о своем, пусть даже шепотом, значит, урок не усваивается. Самый легкий шепот в классе мешает учителю, кроме того, он оскорбляет, показывая, что учитель не сумел заинтересовать своих учеников. Но Гитлеру разговоры вокруг не мешали и не оскорбляли его. ÓГитлеру это мешало лишь в тех случаях, когда они излишне волновались и слишком громко переговаривались между собой. Стоило ему с недовольным видом поднять голову, как все сразу же замолкалиÓ (Там же).
      Классический военный совет любого уровня проводится по схеме, которая обкатана веками и тысячелетиями. Во-первых, на военный совет приглашают только тех, кто действительно необходим. Во-вторых, старшие по чину не спешат высказывать своего мнения, иначе младшие начнут поддакивать. На военном совете первым говорит самый младший по званию и положению. Затем тот, кто чуть старше. Самый главный, выслушав всех, говорит последним. А у Гитлера все наоборот. Гитлер еще до совещания сам принимает все решения. Коль так, зачем каждый день собирать совещание? Если решения уже приняты, отдавай приказы и распоряжения и не отрывай подчиненных от работы. Но Гитлер собирает людей каждый день. В огромном числе. Включая тех, кому тут вообще делать нечего. Списки приглашенных на гитлеровские оперативные совещания удивляют: тут и министр пропаганды или его уполномоченные, и адъютанты каких-то генералов, и военные историки, которые когда-нибудь расскажут потомкам о том, какие гениальные решения принимались, тут стенографистки личные и стенографисты из Рейхстага, тут просто прихлебатель Генри Пикер, тут личный представитель Гиммлера, офицеры связи от различных штабов и генералы, генералы, генералы... Неудивительно, что гитлеровские планы весьма скоро доходили до Сталина.
      Глупость этих совещаний очевидна: зачем их собирать, если тут никто не совещается? Если Гитлеру мнение присутствующих не интересно? Если решения УЖЕ Гитлером приняты? Зачем уже принятые решения сообщать такому количеству людей? Зачем раскрывать свои карты перед столь разношерстным сборищем?
      Естественно, что решения Гитлера были самоубийственными. Не обладая даром слушать, Гитлер не мог знать обстановки, не мог ее понимать, поэтому просто не мог принимать адекватных решений. Работа руководителя любого уровня заключается прежде всего в том, чтобы обстановку знать. Вот летит огромный самолет над океаном. Перед командиром корабля невероятное количество лампочек, датчиков, циферблатов со стрелочками: в четвертом двигателе поползло вверх давление масла, а в первом повышенный расход топлива, в третьем ненормальная температура, в хвосте вибрация... Зная все это, командир корабля принимает решения. Для Гитлера его генералы, министры, фельдмаршалы, гауляйтеры и рейхсляйтеры - это индикаторы обстановки. Их не слушать равносильно тому, что не смотреть на приборную доску. Вообразим: командир корабля крутит штурвал, нажимает на рычаги и кнопки, не зная направления, высоты и скорости полета, силы и направления ветра, состояния воздушного корабля, его крыльев, двигателей, систем управления.
      Степень незнания Гитлером обстановки ошеломляет. В ноябре 1941 года германское наступление под Москвой окончательно остановилось. Это означало, что надежды на блицкриг больше нет. Это означало затяжную войну, на которую у Германии не было ресурсов. Остановка германских войск - это поражение Германии. Но тут не просто остановка: 5 декабря 1941 года началось неожиданное для германских генералов сверхмощное наступление Красной Армии. И вот через неделю, 12 декабря, Гитлер заявляет: ÓВойна идет к концу. Последняя великая задача нашей эпохи заключается в том, чтобы решить проблему церкви. Только тогда германская нация может быть совершенно спокойна за свое будущееÓ.
      Германские солдаты замерзают в снегах, германская армия дрогнула и начала безпорядочный отход, она терпит под Москвой поражение, равного которому в ее истории еще не бывало. А Гитлер об этом не знает. Огромный самолет над безкрайним океаном попал в эпицентр урагана, из которого ему уже не выбраться, уже горят двигатели и отваливаются крылья. А командир корабля не понимает, куда его занесло, он объявляет экипажу и пассажирам, что полет благополучно подходит к концу, и строит радужные планы на следующий после приземления день.
      Нас так приучили агитаторы: немцев победил мороз, во всем виновата зима. Нет, товарищи, виноват кретин в ÓВолчьем логовеÓ, который ничего не делал для спасения своей армии и своей страны, которому в декабре 1941 года мерещилось, что проблемы войны уже разрешены и она идет к победоносному завершению. Ему казалось, что для светлого будущего Германии осталось решить только проблему церкви. Других проблем Óвеликий сын германского народаÓ в тот момент перед собой не усмотрел.
      - 4 -
      А вот совещания у Сталина. Никаких протоколов и стенограмм, приглашаются только те, чье присутствие на данном совещании жизненно необходимо. Сталин своего мнения не высказывает, ждет и требует, чтобы высказались все приглашенные. Сталин говорит меньше всех. Докладывает тот, кто потом будет отвечать (в прямом смысле - головой) за выполнение принятых решений. ÓИногда Сталин прерывал доклад неожиданным вопросом, обращенным к кому-либо из присутствующих: × А что вы думаете по этому поводу?Ó или ×А как вы относитесь к такому предложению?Ó Причем характерный акцент делался именно на слове ×выÓ. Сталин смотрел на того, кого спрашивал, пристально и требовательно, никогда не торопил с ответом. Вместе с тем все знали, что чересчур медлить нельзя. Отвечать же нужно не только по существу, но и однозначно. Сталин уловок и дипломатических хитростей не терпел. Да и за самим вопросом всегда стояло нечто большее, чем просто ожидание того или иного ответаÓ (Устинов. с. 91).
(Окончание следует)
***

      Самоубийство. ФЮРЕР ВСЕГДА ПРАВ. Суворов Виктор

      Прошлое нужно знать, чтобы не повторять ошибок предков.

      «Вообще-то нужно быть благодарным к своим врагам, которые пытаются вас унизить, принизить написанное, они тем самым выявляют у нас слабые места, указывают на недостатки в нашей позиции и часто невольно подсказывают неизвестную для нас информацию, что позволяет нам укрепить нашу позицию
        Ведь, когда ты идёшь новой для себя дорогой и идёшь сам, то не знаешь, что и где искать. Это, как в той сказке — пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что! И в подобной ситуации действия врагов, которым было известно многое из того, о чём вы не имели представления на то время, оказывают нам неоценимые услуги, указывая своими действиями на наши упущения или неизведанное нами
».
      Николай Левашов «Зеркало моей души». Том 1.

      Они настолько подлы и хитры, но и на столько и глупы, что, чем больше они пишут, тем больше они себя изобличают.
      А им приходится писать, преподавать, а куда деваться, свои "регалии": дипломы, кандидатские, докторские, академические нужно доказывать, продолжая обманывать людей.

Суворов В. Самоубийство
https://yadi.sk/d/A01tx_cXBQq8Hg
ДОК: Самоубийство - ФЮРЕР ВСЕГДА ПРАВ
https://yadi.sk/i/6kl-KnP3ISg0rg

[Spoiler (click to open)]#блядь #выебнуться #баламутчума #фюрер #всегда #прав #суворов #самоубийство #баламутчумасуворов #баламутчумасамоубийство #баламутчумасекретная #баламутчумавойна #баламутчумаистория #баламутчумапрошлое #баламутчумаблядь #баламутчумавыебнуться
Суворов, самоубийство,история,прошлое,фюрер,всегда,прав,блядь,выебнуться,баламутчума
Tags: #баламутчума, #баламутчумаблядь, #баламутчумавойна, #баламутчумавыебнуться, #баламутчумаистория, #баламутчумапрошлое, #баламутчумасамоубийство, #баламутчумасекретная, #баламутчумасуворов, #блядь, #всегда, #выебнуться, #прав, #самоубийство, #суворов, #фюрер, Суворов, блядь, всегда, выебнуться, история, прав, прошлое, самоубийство, фюрер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments