Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Баня в Турции (Жизнь европейских народов. Т. 1. Водовозова Е. Н. 1875)












       Баня в Турции.

       Кто бы ни былъ турокъ: богатъ онъ, или бѣденъ, приближенный султана, или же важный купецъ, юный, или старый, каждый изъ нихъ чрезвычайно любить ходить въ баню. Причипа этого, конечно, и въ устройствѣ самыхъ бань, которыя доставляютъ турку множество разнообразныхъ удовольствій, а также и въ томъ, что частымъ посѣщеніемъ ихъ магометанинъ въ тоже время выполняетъ завѣтъ своего пророка, который гораздо больше заботился о чистотѣ тѣлесной, чѣмъ о душевной и своимъ послѣдователямъ указалъ на омовеніе тѣла, какъ на одну изъ первѣйшихъ обязанностей человѣка.
       Если турокъ задумаетъ сдѣлать доброе дѣло, онъ прежде всего выстроить баню и запишетъ ее вакуфомъ, т. е. церковнымъ имуществомъ, къ какой нибудь мечети, и назначить ей постоянный доходъ, потому что бани въ мусульманскихъ земляхъ почти никогда не бываютъ торговымъ предпріятіемъ; въ нихъ довольствуются весьма умѣреннымъ сборомъ, и содержатели обязаны безплатно впускать бѣдняковъ. Однѣхъ публичныхъ бань въ Константинополѣ считается болѣе двухъ соть. Между ними есть великолѣпныя зданія, мощенныя и обитыя внутри прекраснымъ мраморомъ, просторныя, съ прелестными фонтанами, со стихами изъ Корана на стѣнахъ.
       Въ этихъ баняхъ турокъ наслаждается своимъ кейфомь, слушаете новости и подъ часъ даже запимается политикой, на сколько можетъ заниматься политикой человѣкъ, совсѣмъ необразованный, кромѣ пошлыхъ легендъ и сказокъ почти ничего не читающій.
       Для турчанокъ, которыя ведутъ совершенно затворническую, однообразную жизнь, бани самое лучшее partie de plaisir, и онѣ буквально проводятъ здѣсь цѣлые дни.
       Входить въ турецкія бани обыкновенно приходится чрезъ грязныя сѣни; но когда отдернешь коверъ, которымъ завѣшапа дверь, взору прежде всего представится высокое, круглое зало, съ бѣлоспѣжнымъ мраморнымъ поломь, со множествомь маленькихъ, круглыхъ окошекъ на кругломъ сводѣ. Окошечки эти такъ малы и оригинальпы, что при солнечномъ освѣщеніи кажется, будто куполъ усѣянъ драгоцѣнными камнями. Вокругъ залы тянется галлерея на деревянныхъ столбахъ и къ ней съ обѣихъ сторонъ подымаются отлогія лѣстницы.
       Посреди журчитъ мраморный бассейнь, обставленный горшками, или вазами съ цвѣтами; тутъ же въ фантастическихъ разкрашенныхъ клѣткахъ, звонко распѣваютъ разныя птички. Съ одной стороны фонтана — печь, у которой выставлена цѣлая коллекція трубокъ и кофейниковъ, съ другой дверь въ болѣе теплую баню. Прежде всего всходишь по лѣстницѣ на галлерею, въ родѣ нашего предбанника. Тутъ стоять безконечно длинные турецкіе диваны, покрытые холщевыми простынями. На нихъ въ самыхъ покойныхъ позахъ сидятъ и лежать нѣсколько турокъ, которые давно покончили со своимъ мытьемъ, но никакъ не могутъ еще разстаться съ баней. Плотно укутанные въ бѣлое покрывало, изъ котораго виднѣются только ротъ и руки, крѣпко придерживая мундштукъ, они скорѣе походятъ на муміи, чѣмъ на людей. Но вотъ одна изъ мумій нѣсколько пошевелилась, приподнялась, затѣмъ удобно прислонилась къ дивану и, выпуская струйку дыма, что-то медленно заговорила....
       Лишь только вы стали раздѣваться, какъ къ вамъ подбѣгастъ прислужникъ, въ одну минуту стягиваете съ васъ одежду, затѣмъ съ ногъ до головы окутываетъ бѣлымъ, тонкимъ покрываломъ, устраиваетъ вамъ на головѣ чалму изъ цѣлой простыни и, схвативъ подъ руки, энергически стаскиваете внизъ. На послѣдней ступени васъ пріостанавливаютъ и надѣваютъ деревянные башмаки. Отопленіе тутъ происходить подъ поломъ и мраморныя плиты до того горячи, что по нимъ нельзя ходить иначе, какъ въ деревянныхъ башмакахъ. У двери васъ, какъ какую нибудь упакованную вещь, передаютъ на руки баньщику, у котораго на тѣлѣ только одѣты два кожанные передника. Этотъ послѣдній вводить васъ въ теплую баню и бережно кладетъ на какое то возвышеніе, устланное египетскими рогожками. Прежде чѣмъ начать мыться, вы еще должны отдохнуть тутъ и понѣжиться нѣсколько минуть. Турокъ не умѣетъ даже и отдыхать безъ предварительнаго отдыха. Лишь только вы успѣли разтянуться, какъ теплый воздухъ снизу и нѣжный ароматъ, который носится въ комнатѣ, необыкновенно пріятно пронизываютъ васъ насквозь.
       Когда вы чувствуете, что достаточно здѣсь отдохнули и пропитались ароматами, то дѣлаете знакъ баныцику, который тотчасъ подбѣгаетъ къ вамъ, снова надѣваетъ на это время снятые, деревянные башмаки и опять подъ руки вводить васъ въ другую залу, которая представляетх собою yate настоящій храмъ восточнаго кейфа. Обыкновенно это огромная, прелестная зала изъ бѣлаго мрамора, съ мраморными колоннами, иногда съ нѣсколькими мавританскими куполами, усѣянными безчисленнымъ множествомъ неболынихъ окошекъ съ малиновыми стеклами. Свѣтъ, проникающій въ залу сверху, черезъ малиновыя стекла, бросаетъ на все необыкновенно прелестный нѣжно- розовый цвѣтъ.
       Посреди залы нѣсколько возвышеній, на которыхъ каждый турокъ опять таки отдыхаетъ часокъ, другой. И только послѣ троекратнаго или четырекратнаго отдыха, баньщикъ вводить наконецъ въ комнату съ нѣсколькими мраморными бассейнами, надъ которыми торчать изъ стѣны мѣдные краны. Тамъ и сямъ въ нишахъ разставлена серебрянная посуда, въ родѣ нашихъ блюдечекъ, исписанная стихами изъ корана. Баньщикъ проворно отворяете краны, снимаете съ васъ покрывало и кладетъ своего паціента на полъ, на разосланную рогожку. Натянувъ на свои руки рукавицы изъ верблюжьей шерсти, онъ поливаетъ васъ водою изъ серебрянаго блюдечка. Затѣмъ онъ приносить мѣдную чашу и кисть изъ бѣлыхъ тонкихъ мочалокъ.
       «Съ ловкостью кондитера,» говорить одинъ путешественникъ, «взбивающаго сабайонъ, напѣнилъ онъ мыльную массу, которая, подымаясь миріадаміі бисерныхъ, сверкающихъ пузырьковъ, превратилась въ ароматную пѣну. Бойко обмакивая кисть, турокъ натеръ меня съ ногъ до головы этимъ горячимъ благоуханнымъ снѣгомъ, потомъ припалъ на меня колѣномъ и, проводя локтями по спинной кости, принялся ломать и вывертывать мнѣ руки и ноги. Сначала я думалъ, что отъ меня останется одинъ торсъ, но черезъ минуту почувствовалъ, какъ все тѣло начинаете свѣжѣть и укрѣпляться, будто его обвили новыми, желѣзными нервами. Трудно объяснить всю прелесть этой оживляющей пытки, все упоеніе этой восхитительной инквизиціи. »
       Послѣ этого окутываютъ теплыми полотенцами, выводятъ въ другую комнату, гдѣ опять таки придется гдѣ нибудь прилечь и только тогда уже отправляются на галлерею, гдѣ предстоитъ самый большой отдыхъ. Прежде всего подаютъ лимонадъ, затѣмъ трубки и чашку кофе. Когда вы одѣлись подносятъ зеркальце — оглядѣться и положить на него бакшишъ (все равно, что у насъ магарычъ, или на водку), за труды банщику и слугѣ.

***

       Баня в Турции

ДОК: Баня в Турции (Жизнь европейских народов. Т. 1. Водовозова Е. Н. 1875)
https://yadi.sk/i/xSr-2h6LR9WG_g
НЭДБ: Жизнь европейских народов. Т. 1. Водовозова Е. Н. 1875. Стр.: 11-13 (37-39)
https://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/34231#page/37/mode/2up

[Spoiler (click to open)]#нэдб #турция #жизнь #европейских #народов #водовозова #баня #баламутчума
#баламутчуманэдб #баламутчуматурция #баламутчумажизнь #баламутчумаевропейских #баламутчуманародов #баламутчумаводовозова #баламутчумабаня
НЭДБ,Турция,жизнь,европейских,народов,Водовозова,баня,баламутчума
Tags: #баламутчума, #баламутчумабаня, #баламутчумаводовозова, #баламутчумаевропейских, #баламутчумажизнь, #баламутчуманародов, #баламутчуманэдб, #баламутчуматурция, #баня, #водовозова, #европейских, #жизнь, #народов, #нэдб, #турция, Водовозова, НЭДБ, Турция, баня, европейских, жизнь, народов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments