Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Categories:

Немецкая рабочая партия. Гитлер
































       ЧАСТЬ ПЕРВАЯ РАСПЛАТА
       ГЛАВА 9 НЕМЕЦКАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ
       Врага надо знать! Иначе, как вы собрались от него защищаться?

       В один прекрасный день я получил от своего начальства поручением хорошенько разузнать, что именно представляет собою образовавшаяся на днях какая-то «немецкая рабочая партия». Мне передавали, что партия эта созывает на днях свое собрание и что на нем выступит все тот же Готфрид Федер. На это собрание я и должен был пойти, чтобы потом сделать доклад своему начальству.
       Что армия в те времена проявляла очень горячий интерес ко всему тому, что происходит в политических партиях, было более чем понятно. Ведь революция дала солдатам право участвовать в политических партиях, и этим правом теперь пользовались как раз наиболее неискушенные солдаты.

Гитлер произносит речь.
       Спустя некоторое время партия центра и социал-демократия к своему собственному огорчению убедились в том, что солдаты отворачиваются от революционных партий и отдают свои симпатии национальному движению и делу возрождения родины. Тогда эти господа сочли себя вынужденными отнять назад избирательное право у солдат и запретить им участие в политической жизни.
       Если бы партия центра и марксисты не прибегли к этой мере, то уже через короткое время ноябрьский строй не существовал бы больше, а тем самым был бы положен конец и всему нашему национальному позору. Вот почему не было ничего удивительного в том, что господа ноябрьские преступники поспешили отнять у солдат так называемые «государственные права» — так называли во время революции равноправие, предоставленное тогда солдатам. В описываемое мною время жизнь армии развивалась в самую лучшую сторону. Армия горела желанием освободить нацию от ига кровопийц и лакеев Антанты. Партии центра и социал-демократии приходилось торопиться с лишением солдат избирательных прав. Это было, повторяем, с их точки зрения вполне понятно. Но уже совершенно непонятно было то, что и так называемые «национальные» партии в свою очередь с энтузиазмом поддержали эту меру, осуществленную ноябрьскими преступниками. Национальным партиям было и невдомек, что этим самым они помогают парализовать то лучшее орудие национального подъема, которое было тогда в нашем распоряжении. Такое поведение этих так называемых национальных партий еще и еще раз показало, какими жалкими доктринерами были те невиннейшие младенцы, которые стояли во главе этих партий. Эти разъедаемые старческой болезнью слои буржуазии всерьез полагали, что если отнять избирательное право у солдат, то наша армия вновь превратится в оплот родины и станет играть ту роль, какую она играла до войны. Они совершенно не поняли, что партия центра и социал-демократия преследуют только одну задачу — вырвать у армии ставший опасным зуб, т. е. помешать армии в дальнейшем служить делу национального подъема. Ноябрьские преступники прекрасно отдавали себе отчет о том, что если эта операция им удастся, то армия тем самым будет превращена в простую полицию и перестанет быть настоящим войском, способным вести подлинную борьбу против неприятеля. Будущее, увы, вполне подтвердило этот прогноз.
       Как могли наши так называемые «национальные» политики хоть на одну минуту подумать, что здоровое развитие армии возможно иначе как на национальных началах. Это очень похоже на этих господ. Люди, которые во время войны были парламентариями, т. е. попросту болтунами, конечно не в состоянии были понять, что означает для армии великая традиция прошлого, что означают для нее воспоминания о тех временах, когда немецкий солдат был первым солдатом в мире.
       Итак, мне пришлось пойти на собрание «немецкой рабочей партии», о которой я еще совершенно ничего не знал.

Партийный билет Адольфа Гитлера.


       Вечером отправился я в помещение мюнхенской пивной «Штернэкке», приобретшей впоследствии историческое значение. В комнате, которую мы впоследствии в шутку назвали «мертвецкой», я нашел 20–25 человек. Все они явно принадлежали к низшим слоям населения.
       Содержание доклада Федера было мне уже известно по его лекциям на наших курсах. Поэтому я больше разглядывал аудиторию и знакомился с обстановкой.
       Впечатление было неопределенное. Самое обыкновенное собраньице, как и многие собрания в этот период. Ведь мы как раз переживали тогда то время, когда почти каждый чувствовал в себе призвание образовать какую-нибудь новую партию. Людей, недовольных старыми партиями и потерявших доверие к ним, было больше чем достаточно. Новые ферейны плодились как грибы и столь же быстро исчезали с лица земли, почти никем не замеченные. Основатели этих обществ по большей части не имели никакого представления о том, что это, собственно говоря, значит вырастить новую партию или тем более создать новое движение. Большею частью эти мыльные пузыри, как я уже говорил, лопались самым смешным образом, обнаруживая только полное политическое ничтожество их творцов.
       Просидев часа два на описываемом заседании, я начинал приходить к выводу, что и «немецкая рабочая партия» принадлежит к этому же разряду «партий». Я был очень рад, когда Федер закончил. С меня было довольно, и я уже собирался уходить, как вдруг было объявлено, что теперь начнется свободная дискуссия. Я решил послушать. Но и дискуссия показалась мне совершенно пустой. Внезапно однако взял слово некий «профессор», который в своей речи стал критиковать аргументацию Федера. После возражений со стороны Федера (надо сказать, очень убедительных) профессор неожиданно заявил, что он готов стать «на почву фактов», но тем не менее советует молодой партии самым настоятельным образом, чтобы она прибавила в свою программу один важный пункт, а именно «отделение» Баварии от «Пруссии». Ничтоже сумняшеся, сей профессор утверждал, что в этом случае австрийские немцы немедленно присоединятся к Баварии, что тогда условия мира будут куда более благоприятными для нас и т. п. вздор. Тут я не выдержал и тоже записался в число желавших говорить. Я резко отчитал ученого профессора, и в результате мой ученый еще раньше, чем я успел закончить свою речь, удрал как собака, политая водой. Пока я говорил, меня слушали с удивленными лицами. Когда я кончил и стал прощаться с присутствующими, ко мне подбежал один из слушателей, назвал свою фамилию (которой я кстати не смог расслышать) и сунул мне в руку какую-то книжонку, по-видимому, политическую брошюру, прося меня самым настоятельным образом, чтобы я на досуге прочитал эту вещь.
       Это было мне очень приятно, так как я надеялся из книжки легче познакомиться с программой этого скучного ферейна и таким образом избавить себя от необходимости дальнейшего посещения столь неинтересных собраний. Внешнее впечатление, которое производил давший мне брошюру человек, было довольно благоприятно. Ясно было, что я имею дело с рабочим. Взявши брошюрку, я ушел.
       В те времена я проживал еще в казарме второго пехотного полка, в малюсеньком домишке, носившем на себе еще явные следы обстрелов во время революции. Весь день я бывал занят и проводил его главным образом или в 41-м стрелковом батальоне или на собраниях и докладах в других воинских частях. Только поздно ночью возвращался я в свой домишко, чтобы поспать. У меня была привычка просыпаться очень рано, еще до пяти часов утра. В домике у меня было много мышей. И вот я частенько оставлял им корки хлеба или косточки, вокруг которых мышки поднимали с самого раннего утра отчаянную возню. Просыпаясь, я обыкновенно лежал с открытыми глазами в постели и наблюдал игру этих зверьков. В жизни моей мне пришлось порядочно поголодать и я очень хорошо понимал, какое большое удовольствие доставляют эти корки хлеба голодным мышатам.
       На завтра после описанного собрания я проснулся около пяти утра. Так как уснуть я уже больше не мог, я стал думать о вчерашнем собрании. Внезапно вспенил я о брошюрке, которую мне сунули в руки. Я поискал книжечку и решил тут же прочесть ее. Это была небольшая брошюра. Автором ее был тот рабочий, который дал мне ее. В брошюре он описывал, каким именно путем ему удалось из хаоса марксистских и профсоюзных фраз вернуться к национальным идеям. Отсюда и заголовок книжки: «Мое политическое пробуждение». Начав читать, я одолел ее сразу до самого конца. Ведь книжка описывала нечто совершенно аналогичное тому, что мне самому пришлось пережить 12 лет назад. Непроизвольно передо мной опять прошло в очень живой форме мое собственное прошлое. В течение дня я еще несколько раз вспомнил содержание прочитанного. Затем я стал уже было забывать о брошюре, как вдруг через несколько дней получил открытку, в которой мне сообщали что я принят в члены «немецкой рабочей партии». В открытке меня просили сообщить, как отнесусь я к этому, и с этой целью приглашали на ближайшее собрание комитета партии, которое должно состояться в ближайшую среду.
       Конечно я был немало удивлен таким способом «вербовки» членов в новую партию и сначала не знал, досадовать или смеяться по этому поводу. Я ведь подумывал больше всего о создании своей собственной партии и ни капельки не собирался вступать в уже готовую партию. Об этом последнем не могло быть и речи.
       Я совсем было уже собрался поспать письменный ответ этим господам, но тут победило любопытствами я решил в назначенный день все-таки пойти на собрание, чтобы изложить устно мои мотивы.
       Наступила среда. Собрание назначено было в пивной «Розенбад» на Хернштрассе — очень бедный трактирчик, в который редко кто-либо забредал. Впрочем в 1919 г. и в более богатых ресторанах было очень голодно и неуютно. Но ресторанчика «Розенбад» я до сих пор не знал вовсе.
       Пройдя через плохо освещенную столовую, в которой не было ни одной живой души, я нашел боковую дверь и вошел в комнатку, где должно было происходить «заседание». При плохом освещении испорченной газовой лампы за столом сидело 4 молодых человека, в том числе и знакомый мне автор брошюры, который тотчас же радостно приветствовал меня, произнеся несколько теплых слов в честь нового члена «немецкой рабочей партии».
       Это показалось мне немножко чересчур. Но так как мне сообщили, что «главный председатель» партии придет еще только через некоторое время, то я решил подождать со своим заявлением. Наконец пришел и сам главный председатель. Это был тот самый человек, который председательствовал на собрании в пивной «Штернэкке», когда докладывал Федер.
       Во мне опять возобладало любопытство, и я решил все-таки обождать и послушать, что будет дальше. Теперь я по крайней мере мог узнать фамилии отдельных присутствовавших. Председателем всей партии «в общегосударственном масштабе» был господин Харер, мюнхенским председателем был Антон Дрекслер.
       Сначала высокое собрание приступило к чтению протокола предшествовавшего заседания. По прочтении вынесли вотум доверия секретарю. Затем перешли к заслушиванию денежного отчета. В кассе ферейна, как выяснилось, было ровным счетом 7 марок и 50 пфеннигов. Заслушав отчет, опять вынесли единогласный вотум доверия кассиру. Все это с серьезным видом заносилось в протокол. Затем первый председатель огласил составленные им ответы на три письма из Киля, Дюссельдорфа и Берлина. Присутствовавшие выразили полное одобрение председателю. Затем приступили к оглашению поступивших новых писем, это были уже известные нам письма из Берлина. Дюссельдорфа и Киля, по одному из каждого города. Содержание писем с удовлетворением было принято к сведению. Один из ораторов произнес пространную речь о том, что письма эти явно доказывают, как быстро растут связи «немецкой рабочей партии». После этого — приступили к продолжительному обмену мнений о том, как вообще надлежит отвечать на подобные письма.
       Ужасно, ужасно! Это была кружковщина самого худшего вида. И вот в этакий клуб приглашали меня вступить членом. Далее перешли к вопросу о приеме новых членов, другими словами к уловлению моей высокой персоны.
       Я поставил несколько вопросов. Выяснилось, что у партии нет ни программы, ни одного листка, вообще ни одного печатного документа, нет членских билетов, нет даже несчастной печатки. Налицо была только добрая воля, горячая вера в свое дело и несколько принятых куцых тезисов.
       Мне опять было не до смеха. Ведь передо мной были явные симптомы полной беспомощности и полного недовольства всеми прежними политическими партиями, всеми их программами и всей их деятельностью. Нельзя было не видеть, что этих молодых людей пригнало сюда на это внешне столь смешное собрание именно то, что они всем своим существом почувствовали банкротство старых партий и поняли, что эти партии совершенно неспособны служить делу возрождения немецкой нации, как равно не могут ничего дать и лично им самим. Я наскоро прочитал написанные на машинке тезисы и опять убедился, что передо мною люди, которые еще только ищут пути и еще не знают своей дороги. Многое в этих тезисах было совершенно запутано или неясно, о многом не говорилось вовсе, но все-таки содержание тезисов явно говорило о том, что люди искренно ищут новых путей.
       Чувства этих людей были знакомы мне. Это было страстное стремление найти новые формы такого движения, которое представляло бы собою нечто большее, нежели партия в старом смысле слова.
       Когда я вечером возвращался к себе в казарму, мое мнение относительно этого ферейна уже сложилось.
       Мне предстояло решить самый трудный вопрос в моей жизни: вступать или не вступать в этот союз.
       Рассудок мог подсказать только отрицательное решение, но чувство не давало мне покоя. И чем чаще я перебирал в своей голове доводы рассудка, говорившие о нелепости всего этого клуба, тем чаще чувство возмущалось этими доводами.
       В течение ближайших нескольких дней я не находил себе покоя. Много раз перебирал я в своем уме все за и против. Заняться политической деятельностью я решил уже давным-давно. Что эту деятельность я должен начать в рядах нового движения, тоже было вполне ясно для меня. Не хватало только внешнего толчка.
       Я не принадлежу к той породе людей, которые сегодня начинают одно дело, а завтра другое с тем, чтобы после завтра искать опять чего-нибудь нового. Хорошо зная это за собой, я именно поэтому с таким большим трудом решался вступить в «немецкую рабочую партию». Я знал, что если я вступлю в нее, то я должен отдаться делу без остатка. Либо так — либо лучше вовсе не связываться с этим предприятием. Я знал, что принимаю решение навсегда, что сделав этот шаг, я уже отступать не буду. Вот почему это был для меня не какой-либо эпизод, не игра, а самый насущный, самый серьезный вопрос. Во мне тогда уже жило инстинктивное отвращение к людям, которые принимаются за массу дел и ни одного не кончают. Этот тип людей был мне просто противен. Такое многоделанье казалось мне хуже всякого безделья.
       Теперь сама судьба подавала мне знак. Ни к одной из существующих больших партий я все равно не примкнул бы — мотивы я изложу подробнее ниже. Теперь передо мною была крошечная организация несколько смешного характера, но в моих глазах она имела то преимущество, что она еще не окостенела как «организация», а потому и представляла арену для действительно свободной деятельности отдельного лица. Тут как будто открывалась действительная возможность работать. И чем слабей было это движение, тем легче было направить его на верный путь. Тут можно было еще дать движению правильное содержание и верные цели — о чем не могло быть и речи применительно к уже существующим старым большим партиям.
       Чем пристальнее я думал о «немецкой рабочей партии», тем больше росло во мне убеждение, что, пожалуй, именно из недр такого вначале маленького движения как раз и вырастает национальный подъем. Во всяком случае мне было ясно, что дело возрождения нации не может быть начато теми парламентскими политическими партиями, которые целиком еще находятся во власти старых представлений или даже прямо стали на почву нового преступного режима. Для меня было ясно, что наше дело — провозгласить новое миросозерцание, а не выкинуть новый избирательный пароль.
       Невероятно тяжело было мне принять решение. От простого намерения до превращения его в действительность — дистанция огромного размера.
       Какие собственно данные были у меня лично, чтобы взять на себя такую грандиозную задачу?
       Что я был беден и не имел никаких средств — это было еще с полбеды. Хуже было то, что я не имел никакого имени, что я принадлежал к числу миллионов тех безымянных людей, чье рождение и смерть проходят незаметно даже для ближайшей среды. Прибавьте к этому еще те трудности, которые вытекали из недостатка школьного образования.
       Так называемая «интеллигенция», как известно, всегда смотрит сверху вниз на каждого пришельца, который не имел счастья пройти через учебные заведения всех надлежащих степеней и «накачаться» там всеми надлежащими «знаниями». Ведь обыкновенно у нас не, спрашивают, на что годится этот человек, что он умеет делать, а спрашивают, какие учебные заведения он кончил. Для этих «образованных» людей любой пустоголовый малый, если только он обладает нужными аттестатами, представляет собою величину, тогда как самый талантливый молодой человек в их глазах ничто, если ему не удалось преодолеть всю школьную премудрость. Очень легко представлял я себе тогда, как встретит меня это так называемое общество. Я ошибся лишь в том отношении, что считал людей все же гораздо лучшими, нежели они к сожалению оказались в живой действительности. Исключения конечно бывают во всех областях. Все же я в течение всей своей жизни строго различаю между людьми, действительно отмеченными известным талантом, и людьми, которые умели только почерпнуть школьные знания.
       После двух дней тяжких колебаний и размышлений я наконец пришел к твердому убеждению, что надо решиться на этот шаг.
       Это было самое важное решение в моей жизни.
       Ни о каком отступлении назад конечно не было и не могло быть речи.
       Я сделал заявление, что готов вступить в члены «немецкой рабочей партии» и получил временный членский билет — номер седьмой.

***

       — Для того, чтобы побеждать врага, нужно знать его идеологию, не так ли? А учиться этому во время боя — обрекать себя на поражение.
       Штирлиц "Семнадцать мгновений весны" 10-6:41

       Напоминаем, что читать и передавать для чтения мы можем любые книги! А вот продавать и покупать книги, где описывается действия врага, запрещено законом, ибо этот закон, получается, написан, самим же врагом.
       Ведь, если врага нужно знать, а вы это запрещаете, тогда, каким образом мы будем от него защищаться? Тогда кто не хочет, чтобы кто либо о нем знал? Только сам ВРАГ! Который запрещает все, что позволяет его разоблачить!
       »Скупайте, похищайте, уничтожайте, не допускайте к переизданию произведений, раскрывающих нашу тактику и стратегию, а также произведения, представляющие евреев в другом свете. Народы гоев не должны помнить и знать фактические причины еврейских погромов и гонений, по этим вопросам они должны знать только нашу трактовку». (Катехизис еврея в СССР)
       Вот поэтому эту и другие книги и запрещают.
       Когда ты не знаешь своего прошлого - ЭТО БЕДА, тогда вам его будут подсовывать враги.
       »Народ без прошлого, как ребёнок без родителей, начинает всё сначала и из него можно вылепить всё, что необходимо, вложить в него своё миропонимание, свои способы мыслить. Таким образом могут быть обезличены целые народы. Сначала они лишаются своего наследия и традиций, а затем мы их формируем по своему образу и подобию». (Катехизис еврея СССР)

       Согласно ирландского толкового словаря 1926 года:
       «ФАШИЗМ – государственная идеология, подразумевающая единство партии, народа, вождя и церковь».
       Что и было в фашистских странах, то есть их поддерживала церковь. А в Германии церковь была отделена от государства, как в любой социалистической стране.
       Символ фашизма – 16 стрел, перевязанных лентой, отсюда и «фашио» (fascio) - пучок.
       Ведь фашизм был в Румынии, Хорватии, Италии, Испании, Аргентине, Чили, Перу.
       В 1920 лето товарищ Сталин подарил товарищу Гитлеру «золотую Свастику», чтобы он её использовал как символ партийного объединения. А Гитлер потом сделал его чёрным.
       Далее. В Германии был СОЦИАЛИЗМ. Поскольку была правящей партия Национал Социалистическая Партия Германии. Отсюда СС это Солдаты Социализма.
       У евреев жёсткий КАТЕХИЗИС: возглавлять любое праведное движение ГОЕВ и увести в сторону - опоганить.
       Ариец Гитлер был арестован в ноябре 1923 лета, и вместо него в марте 1924-го вышел иудей Шикльгрубер. Ибо еврей Шикльгрубер не мог написать против евреев в книге «Майн Кампф», это, по закону иудаизма – верная смерть!
       И если сам Гитлер выступал против евреев, мог ли он допустить их к управлению государством и, тем более, к службе в армии? В Армии Германии служило 152 тыс. евреев. Могли они служить арийцу Гитлеру - представителю чужого народа, если законы иудаизма запрещают это? Нет! А они служили!
       Они даже уничтожили деревню Дёллерсхайм, где родился Гитлер, чтобы их не разоблачили с подменой!
       Мало этого, в фонды национал-социалистической* партии Германии перед выборами 1933 года от корпораций, банков и частных лиц поступило ОДИН МИЛЛИОН ВОСЕМЬСОТ ДЕВЯНОСТО ШЕСТЬ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ. Могли еврейские банкиры финансировать представителя иного народа? Нет! Это же верная смерть!
       Кого не убеждают из-за слабости ума косвенные факты, сравните ушные раковины у Гитлера 1920 лета и Шикльгрубера 1939 лета:


       После подмены, они стравили Арийцев и Славян, белые народы РАСА белые народы - Роды Ассов Страны Ассов; Даарийцы - серебряные глаза; Святорусы - синеглазые; Харийцы – зеленые; Расены – кареглазые; РАСА (RUSA) или РУСЫ; МАЛОРОСЫ, ВЕЛИКОРОСЫ, БЕЛОРОСЫ, ПОЛЯКИ, РУСИНЫ и РУСИНКИ, ФИННЫ; да, да, во всем мире и в Германии белые народы РАСА это те же РУСЫ и они сами себя уничтожали - это была кровавая БОЙНЯ.
       И День Победы - это праздник для врагов, получается. И не случайно, на медали ко Дню Победы в 1995 лето были шестиконечные звезды и ветераны отказывались их получать.


       Отсюда вытекают последствия:
       »Вокруг каждого вопроса формируйте общественное мнение с учётом наших национальных интересов: из любого пустяка можно сделать проблему, а из любой проблемы — пустяк. Ни один общественный процесс нельзя пускать на самотёк. Если он не приносит нам пользы, спускайте его на тормозах, или направляйте его против ВРАГОВ наших — гоев. Любое начинание должны возглавлять мы, чтобы вести их в нужном направлении». (Катехизис еврея в СССР).

военные и полицаи, которые допустили этих людей до власти, мало этого, так они еще их и защищают! Они ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПНИКИ. А по закону военного времени, у народа страны вытекает право на САМООБОРОНУ, поскольку ВРАГ сидит во власти – это

       ВОЙНА!

тогда ВРАГ и все пособники – ПРЕДАТЕЛИ - ИЗМЕННИКИ РОДИНЫ подлежат НЕМЕДЛЕННОЙ СМЕРТНОЙ КАЗНИ НА МЕСТЕ, а ИМУЩЕСТВО К КОНФИСКАЦИИ!, не важно, дома эти военные преступники или на службе, без всяких судов и трибуналов, «китайских стадионов» давали вы Присягу либо не давали - любое время дня и ночи, в любом месте, любым способом - ибо:

       ЗАЩИТА РОДИНЫ И ОТЕЧЕСТВА - СВЯЩЕННЫЙ ДОЛГ КАЖДОГО!
       БУДЬ БЕЗПОЩАДЕН К ВРАГУ.
       ПРЕДАТЕЛЯМ - ПРЕЗРЕНИЕ И СМЕРТЬ!

       В Китае вместе с предателями и изменниками Родины уничтожают всю его семью, ибо нарушения в генетике передаются по наследству и его потомки будут предразположены к измене Родине! И зная это, каждый семь раз подумает, прежде чем идти против своего народа, поскольку, будет сам казнен и вся его семья будет истреблена.
       Если вы знаете, как эти нарушения в генетике самого предателя изправить, тогда, конечно, смертная казнь его самого и его семьи уже не нужна.
    
       От ВЫРОДКОВ избавляются в любом народе во все времена! Ибо ВРАГ будет изпользовать их для ограбления и уничтожение народа. Так почему мы будем им позволять делать это сейчас?
       Смотрите сами: население России в 2000 лето было 143 миллиона, а на 2010 лето в ЗАГС – 89 миллионов! УНИЧТОЖЕНО 50 миллионов граждан России!

       Отсюда возникает вопрос: Это же какой уровень военно-политической подготовки в военных училищах и Академиях? Правильно, там в открытую говорят: «Вас здесь учат УБИВАТЬ!», понимаете? Не РОДИНУ защищать, не ОТЕЧЕСТВО защищать, а всего лишь УБИВАТЬ! Что они еще умеют? Ах да, в фонтанах купаться!
       Если бы это было не так – сидел бы ВРАГ во власти? НЕТ! А он сидит!

       Так же напоминаем, модераторам, администраторам, что удаление информации о методе, тактике, стратегии действий врага от народа есть военное преступление, которое карается СМЕРТНОЙ КАЗНЬЮ! И тут уже обращаются не в гражданские суды, где сидит ВРАГ, а а каждый должен карать ВРАГА И ПРЕДАТЕЛЯ И ИХ СЕМЬИ НА МЕСТЕ в любое время дня и ночи, в любом месте, любым способом! Ибо ЗАЩИТА РОДИНЫ СВЯЩЕННЫЙ ДОЛГ КАЖДОГО, не важно, давал ты присягу или не давал, т.е. ЭТО ВЫШЕ ПРИСЯГИ И ЗАКОНА! И мораторий на смертную казнь здесь не действует!

       Во время войны даже дети воевали против врага!


       Волоколамск, Таня Лозова

       А эта девочка уже на уровне подсознания, на уровне генетики знает, что делать с ВРАГАМИ и всеми его ПОСОБНИКАМИ:

       НЕМЕДЛЕННАЯ СМЕРТНАЯ КАЗНЬ НА МЕСТЕ!

       В отличие от этих «защитников»: кои могут только «водка пить, земля валяться» и в фонтанах купаться!


       «Необходимо их немедленно разстрелять! И широко оповестить об этом население!» - Ульянов В.И. к/ф "Ленин в 1918 году" (1939)

***

       Немецкая рабочая партия. Расплата. Гитлер "Моя борьба"
       Глава 9.

       — Для того, чтобы побеждать врага, нужно знать его идеологию, не так ли? А учиться этому во время боя — обрекать себя на поражение.
       Штирлиц "Семнадцать мгновений весны" 10-6:41

ДОК: Гитлер-Расплата-Глава 9. Немецкая рабочая партия
https://yadi.sk/i/3PCRX2cDvaLK8A
Гитлер Моя борьба
https://yadi.sk/i/FvMQbqVuUoVtrg

[Spoiler (click to open)]#гитлер #расплата #немецкая #рабочая #партия #майнкампф #мояБорьба #баламутчума
#баламутчума #баламутчумагитлер #баламутчумарасплата #баламутчуманемецкая #баламутчумарабочая #баламутчумапартия
Гитлер,расплата,борьба,немецкая,рабочая,партия,баламутчума
Tags: #баламутчума, #баламутчумагитлер, #баламутчуманемецкая, #баламутчумапартия, #баламутчумарабочая, #баламутчумарасплата, #гитлер, #майнкампф, #мояБорьба, #немецкая, #партия, #рабочая, #расплата, Гитлер, борьба, партия, расплата
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments