Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Операция "Петр великий"

Операция "Петр великий"

История Петра Великого
Издатель: Санкт-Петербург : Тип. М.О. Вольфа
Дата: 1875
Иллюстратор: Пилатти Генрих
Составитель: Чистякова Софья Афонасьевна
http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/42825

      Как сменили власть в Московии.
      У иудеев есть институт иудейских жен, который с помощью секса получали полный контроль над мужчиной. Таких жен подсовывали различным правителям, которые не хотели делать то, что нужно было иудеям. Эти жены выходили замуж, и рожали детей, которые уже наследовали престол, и которые возпитывались по иудейским законам. И власть в стране переходило иудеям.
      Таким образом, например, была захвачена власть иудеем Владимиром-кровавым, который огнем и мечом (крестом) крестил Русь: колесовал, на кол сажал, четвертовал, обливал дегтем и заживо сжигал. После «крещения» население Московии при князе Светославе с 12 миллионов стало при Ярославе Мудром 3 миллиона! Было уничтожено 9 миллионов Славян!
      Владимир был сыном иудейки Малки, с иврита означает «еврейская царица», которая была ключницей у княгини Ольги. Эта Малка охмурила князя Светослава, усыновила своего сына. Родные сыновья Ярополк и Олег были обречены – их отравили. А престол в те времена уже переходил по наследству, а не выборно. Это тоже есть один из частей операции по захвату власти в России – изменение перехода власти в стране по наследству. Вот вся власть и перешла иудею Владимиру. А вы представляете, что будет, если волк попадет в овчарню? А это злейший враг белых народов - иудеи, получили власть!

      Как провернули операцию «петр великий»?
      Царь Алексей Михайлович Романов, «невзначай» приблизил к себе боярина Артамона Сергеевича Матвеева, которому приказал ведать Малыя России. Вскорe царь до того полюбил боярина, что даже нарушилъ старинный обычай царей и самъ за-просто отправлялся къ Матвeеву въ гости».
      Жену царя травят:
      «Послe кончины первой супруги своей, Марьи Ильнишны, изъ рода Милославских, чаще прежняго призывалъ къ себe боярина Матвeева и иногда заeзжалъ къ нему». Т.е., якобы, сам царь ездил к этому боярину, нарушая все старинные обычаи.
      Нужно заметить, что:
      «Во времена Алексeя Михайловича, женщины и дeвушки жили на своей отдeльной половинe, никогда не показывались мужчинамъ, не входили вe общество, заботились о хзяйствe, смотрeли за работами своихъ прислужницъ, сeнныхъ дeвушекъ, и ограничивались знакомствомъ съ другими боярскими женами и дочерьми; но и къ нимъ выходили обыкновенно съ кeмъ нибудь из приближенныхъ: или съ довeренными комнатными прислужницами, или съ няней, или какою нибудь старою родственницею.
      Бояринъ Матвeевъ не такъ строго придерживался старинныхъ обычаевъ, его жена и воспитанница - Наталья Кирилловна Нарышкина, правда, однe по улицамъ не ходили, но иногда являлись къ гостямъ и, безъ жеманства и лишней застeнчивости, разговаривали съ ними. Наталья Кирилловна была дочь боярина Кирилы Полуетовича Нарышкина, искренняго друга Артамона Сергeевича, жила въ его домe и воспитывалась въ немъ».
      А вот у него, царь, якобы, сам лично настаивал, чтобы вместе с семьей поужинать, когда он однажды приехал к нему. Но сама логика какова? Если жена и воспитанница «являлись къ гостямъ и, безъ жеманства и лишней застeнчивости», тогда спрашивается, почему их не было при ужине с царем? Оказывается, их, якобы, пришлось специально приглашать.
      Тут то царя и знакомят с Натальей Кириловной Нарышкиной, подпоив вином с зельем:
      «Черезъ минуту! дверь распахнулась, и бояриня, боярышня и единственный сынъ Артамона Сергeевича, въ праздничномъ нарядe, скромно вошли въ комнату, а боярышня с низкимъ поклономъ поднесли царю чару дорогаго заморскаго вина. Необыкновенная красота строгаго, умнаго лица Натальи Кирилловны поразили царя».
      И он в этот же вечер, он, якобы, предлагает ей быть сватом, а через некоторое время, якобы, предлагает боярину выдать ее за него:
      «- Нeтъ, государь, твоя воля для меня законъ, но я прошу тебя объ одномъ, не вели мнe идти къ Натальe Кирилловнe, не вели спрашивать ея согласiя, не отступай отъ старого обычая, прикажи собрать, какъ это изстари водится, нeсколько дочерей изъ дворянскихъ семействъ, пусть между ними будетъ и моя дочь; посмотри на другихъ красавицъ, можетъ тебe приглянется и другая, а ежели твой выборъ все-таки остановится на ней, то никто не скажет, что я хитростiю и обманомъ опуталъ твоей сердце и увлекъ тебя къ союзу съ незнатною, недостойной тебя!»
      Все это, якобы, сказал боярин, который: «не такъ строго придерживался старинныхъ обычаевъ»! Но, могли ли они допустить такое? Скорее всего смотрин каких либо не было. Потому что действию зелья: «дорогаго заморскаго вина», они не могли полностью доверять.
      «Вслeдъ за тeмъ въ дворцовыхъ покояхъ, въ сeняхъ передъ Грановитой палатой нашли безъимянное письмо; это былъ доносъ на Матвeева; его обвиняли въ чародeйствe, въ знанiи приворотныхъ травъ, въ томъ, что онъ своими чарами опуталъ и отуманилъ разумъ царскiй, приворотилъ его къ своей воспитанницe и такимъ образомъ заставилъ его обойти дочерей болeе знатных бояръ и предпочесть имъ Наталью Кирилловну Нарышкину, небогатую и незнатную.
      Въ тогдашнее время доносъ въ чародeйствe и въ знанiи приворотныхъ травъ былъ доносъ чрезвычайно важный; онъ велъ за собою розыск съ пристрастiемъ и опалою, т.е. слeдствiе, при которомъ нерeдко употреблялись пытки и оно оканчивалось или приговоромъ къ смерти, или изгнанiемъ изъ Москвы, заточенiемъ и ссылкой въ Сибирь.
      Но царь Алексeй Михайловичъ вспомнилъ слова Матвeева о клеветe и клеветникахъ; взeсилъ заслуги боярина. оставилъ письмо съ доносомъ безъ вниманiя и не приказалъ дeлать слeдствiя, а напротивъ, еще болeе прежняго приблизилъ боярина къ себe и пожаловалъ ему высокое званiе думнаго боярина. Въ тоже время царь приаказалъ быть свадьбe 22 января 1671 года».

•••
      ГЛАВА I.
      Знакомство царя Алексeя Михайловича cъ Натальей Кириловной Нарышкиной.
      Бояринъ Артамонъ Сергeевичъ Матвeевъ былъ, по тогдашнему, т. е. болeе чeмъ за двeсти лeтъ тому назадъ, человeкъ образованный. Онъ зналъ даже по-латыни и немного современные европейскіе языки. Онъ входилъ въ частыя сношенія еъ иностранцами, которые жили при Московскомъ дворe, часто приглашалъ ихъ къ себe, разговаривалъ съ ними и узнавалъ отъ нихъ много такого, чего русскіе въ то время не знали. У него въ домe была библіотека и онъ много читалъ.
      Отъ природы у него былъ умъ глубоки, а чтеніе и сношенія съ иностранцами расширили его знанія и потому онъ ото всeхъ бояръ отличался здравымъ и мeткимъ сужденіемъ. Царь Алексeй Михайловичъ отличалъ этого замeчательнаго человeка, прйблизилъ его къ себe, далъ ему званіе стольника и поручилъ ему дeла по управленію Малыя Россіи, т. е. «приказалъ ему вeдать приказъ Малыя Россіи.»
      Царь Алексeй Михайловичъ призывалъ къ себe Артамона Сергeевича не за однимъ только дeломъ, но часто и безъ всякаго дeла, и только за тeмъ, чтобы поговорить съ нимъ. Вскорe царь до того полюбилъ боярина, что даже нарушилъ старинный обычай царей и самъ за-просто отправлялся къ Матвeеву въ гости. Это бывало рeдко; но въ то время цари показывались народу только окруженные дворомъ, eздили въ монастыри, церкви, къ своимъ близкимъ родственникам отправлялись на охоту, въ походъ, но къ простымъ дворянамъ, или боярамъ не eздили.
      Послe кончины первой супруги своей, Марьи Ильинишны, изъ рода Милославскихъ, царь Алексeй Михайловичъ грустилъ и чтобы развлечься, чаще прежняго призывалъ къ себe боярина Матвeева и иногда заeзжалъ къ нему. Однажды царь былъ въ особенно хорошемъ расположеніи духа и сказалъ Матвeеву:
      — Сегодня я къ тебe пріeду ужинать запросто, но съ тeмъ, чтобы ты никакихъ приготовленій не дeлалъ и своего обычнаго домашняго порядка не перемeнялъ.
      — Государь, отвeтилъ Матвeевъ, я недостоинъ такого счастья, одно появленіе твое въ моемъ недостойномъ домe. для меня праздникъ, и все перемeняетъ, и изъ моей избы дeлаетъ парскій чертогъ.
      — Хорошо, хорошо, такъ жди меня сегодня, да смотри, за-просто.
      Бояринъ поспeшилъ домой, призвалъ жену и приказалъ ей позаботиться о томъ, чтобы достойно встрeтйть высокаго гостя.
      Во времена Алексeя Михайловича, женщины и дeвушки жили на своей отдeльной половинe, никогда не показывались мужчинамъ, не входили въ общество, заботились о хозяйствe, смотрeли за работами своихъ прислужницъ, сeнныхъ дeвушекъ, и ограничивались знакомствомъ съ другими боярскими женами и дочерьми; но и къ нимъ выходили обыкновенно съ кeмъ нибудь изъ приближенныхъ: или съ довeренными комнатными прислужницами, или съ няней, или какою нибудь старою родственницею.
      Бояринъ Матвeевъ не такъ строго придерживался старинныхъ обычаевъ, его жена и воспитанница — Наталья Кириловна Нарышкина, правда, однe по улицамъ не ходили, но иногда являлись къ гостямъ и, безъ жеманства и лишней застeнчивости, разговаривали съ ними. Наталья Кириловна была дочь боярина Кирилы Полуектовича Нарышкина, искренняго друга Артамона Сергeевича, жила -въ его домe и воспитывалась въ немъ.
      Извeстіе о томъ, что царь Алексeй Михайловичъ будетъ ужинать въ домe боярина, было и радостно и тревожно; хозяйка и ея воспитанница позаботились о томъ, чтобы и кушанья были въ порядкe, и вина, и медъ приготовлены; изъ поставцевъ достали самые лучшіе старинные, дорогіе золотые кубки, ендовы и ковши; онe со вниманіемъ осмотрe ли комнаты, поправили и замeнили на лавкахъ обыденные ковры новыми, персидскими и малиновыми бархатными пологами, шитыми золотомъ. Для царя поставили большое малиновое спокойное кресло. Но, когда послышалось: «eдетъ, eдетъ!» ушли на свою половину и ждали, что дальше будетъ.
      Артамонъ Сергeевичъ встрeтилъ царя на крыльцe, растворилъ дверцы кареты, помогъ ему выйти изъ нея и съ низкими поклонами проводилъ его въ домъ. Государь былъ веселъ и прошелъ прямо въ назначенную для него комнату, гдe стоялъ накрытый столъ украшенный всeмъ, что было лучшаго въ домe боярина. Царь Алексeй Михайловичъ сeлъ на приготовленное для него кресло и сказалъ боярину: «Я тебe говорилъ, что хочу у тебя ужинать за-просто, а ты меня принимаешь только съ почестями; гдe же твоя хозяйка? я хочу ужинать съ твоей семьей за-просто; чарка вина изъ женскихъ рукъ для меня слаще».
      Бояринъ поспeшно вышелъ и приказалъ позвать жену, а воспитанницe подать царю вина въ золотой чаркe, на золотомъ подносe. Черезъ минуту дверь распахнулась, и боярыня, боярышня и единственный сынъ Артамона Сергeевича, въ праздничномъ нарядe, скромно вошли въ комнату, а боярышня съ низкимъ поклрномъ поднесла царю чару дорогаго заморскаго вина. Необыкновенная красота строгаго, умнаго лица Натальи Кирилловны поразила царя, и онъ съ удивленіемъ не спускалъ съ нея глазъ. Вмeстe съ боярыней и боярышней вошелъ также и сынъ Артамона Сергeевича, малолeтній, красивый мальчикъ.
      — Государь, сказалъ бояринъ, вотъ передъ тобою вся семья моя; она бьетъ тебe челомъ и проситъ милостиво выпить вина и закусить, чeмъ Богъ послалъ.
      — Артамонъ, скажи мнe, отчего ты скрывалъ отъ меня, что Богъ благословилъ тебя такою дочерью; я до сихъ поръ всегда думалъ, что у тебя только одинъ сынъ.
      — Государь, я не скрывалъ ничего отъ твоего свeтлаго разума; у меня дeйствительно одинъ только и есть сынъ, что, вотъ стоить передъ твоими свeтлыми очами, а эта дeвушка не дочь мнe по крови, а дочь по сердцу; это дочь друга моего, стольника и полковника рейтарскаго полка, Кириллы Нарышкина.
      Царь взялъ чарку изъ рукъ молодой дeвушки, требовалъ, что бы она и боярыня сeли съ нимъ вмeстe за столъ, и весело разговаривалъ съ обeими женщинами.
      Наталья Кирилловна была отъ природы очень умна и получила воспитаніе гораздо лучше того, какое обыкновенно въ то время давали молодымъ дeвушкамъ. Когда первое смущеніе неожиданности прошло, она очень умно отвeчала на вопросы высокаго гостя, очень мeтко высказывала свои мысли и такъ заинтересовала царя, что онъ не замeтилъ, какъ проходило время. Онъ въ шутку наконецъ сказалъ: «Скажи мнe красавица, разумница, ты должно быть, ужь не разъ гадала о женихe, и можетъ быть у тебя ужъ есть какой нибудь молодецъ на примeтe?
      — Нeтъ, государь, отвeчала она, мнe жениховъ не надо, я живу въ домe этомъ также счастливо и спокойно, какъ птица въ родномъ гнeздe, да и лeта мои такія, что мнe рукодeлье и ученіе больше по душe, чeмъ мысли о гаданьяхъ, да о суженныхъ.
      — Не таись, красавица, ты на возрастe и о женихахъ помышлять тебe не грeхъ. Но, будь спокойна, не хлопочи, я самъ буду твоимъ сватомъ и пріищу тебe хорощаго и достойнаго тебя человeка.
      Боярышня ни слова не отвeчала и только низко поклонилась царю.
      Послe ужина, когда царь остался одинъ съ Матвeевымъ, онъ опять заговорилъ о Натальe Кириловнe; хвалилъ ея красоту, ея живое соображеніе, умные отвeты и мeткія замeчанія и въ заключеніе прибавилъ: «Да, Господь Богъ на храненіе далъ тебe драгоцeнный алмазъ, береги его. Подумалъ ли ты, какъ пристроить его, кому отдать это сокровище?»
      — Государь, много думалъ и не мало заботить меня мысль, что будетъ съ моею избранной и любимою дочерью. Господь благословилъ ее красотою, умомъ и чистымъ сердцемъ, но не далъ земнаго богатства, а безъ него въ наше время трудно пристроиться.
      — Не хлопочи, Артамонъ, ты слышалъ, я сказалъ боярышнe, что буду ея сватомъ и самъ пріищу ей жениха. Да, знаешь ли, у меня на примeтe есть человeкъ; который не погонится за богатствомъ, которому только нужны душевныя качества и свeтлая наружность. Для него твоя дочь какъ разъ пригодится; и такъ не заботься, а жди моего слова.
      Артамонъ Сергeевичъ съ жаромъ благодарилъ царя и съ низкими поклонами провожалъ его до колымаги, посадилъ въ нее, заперъ дверцы и долго смотрeлъ ему вслeдъ, не надeвая шапки.
      Прошло нeсколько времени; царь по прежнему былъ милостивъ жъ Артамону Сергeевичу, по прежнему призывалъ его къ себe, по нeскольку часовъ сряду бесeдовалъ съ нимъ; иногда посылалъ съ нимъ боярынe и боярышнe сахарныя ковришки и другія сласти съ свсіего царскаго стола, что въ то время было большой милостію.
      Однажды царь опять посeтилъ боярина, но на этотъ разъ совершенно нечаянно, не предупредивъ его даже. Но въ домe у боярина былъ большой порядокъ, было довольство и потому царя можно было во всякое время достойно и прилично принять. Опять ужиналъ онъ вмeстe съ боярыней и боярышней, и еще больше прежняго ему понравилась Наталья Кириловна и между прочимъ, онъ шутя напомнилъей свое обeщаніе быть ея сватомъ и совeтовалъ ей ждать, потому что суженный ея ему извeстенъ. Наталья Кириловна вспыхнула и покраснeла, а царь любовался ея смущеніемъ.
      Оставшись одинъ съ Артамономъ Сергeевичемъ, царь опять заговорилъ о Натальe Кириловнe.
      — Я . не шучу, я жениха твоей воспитанницe нашелъ; отъ нея зависитъ, захочетъ ли она выйти за него.
      — Государь, твоя воля назначить ей жениха; мое желаніе одно чтобы человeкъ былъ хорошій, да не нищій, а такой, которому богатаго приданаго не нужно и самъ могъ бы прокормить жену, потому что, какъ я уже говорилъ, Господь не далъ земнаго богатства моей названной дочери, да и у меня у самого нeтъ лишняго.
      — Повторяю тебe, женихъ мой человeкъ честный, у него довольно достатка и про себя, и про жену, да и дeтямъ достанется; я его коротко знаю, онъ за приданымъ не погонится, лишь бы умъ и сердце невeсты были свeтлы, здоровы и чисты. Женихъ, который у меня на примeтe и тебe не безъизвeстенъ. Я и сегодня пріeхалъ къ тебe сватомъ за него.
      — Я жду, государь, твоей милости, открой мнe, великій царь, кого ты удостоиваешь чести, что заботишься о немъ и берешь на себя сватать его.
      — Женихъ этотъ — я самъ, ты меня знаешь, гожъ ли я?
      Бояринъ Артамонъ Сергeевичъ поблeднeлъ, испугался, и отъ волненія долго не могъ произнести ни слова, наконецъ сказалъ дрожащимъ голосомъ: «Государь, ты шутишь со мною, недостойнымъ рабомъ твоимъ; ты изволишь издeваться надо мною!»
      — Ничуть, я говорю тебe очень серьезно. Наталья Кириловна пришлась мнe по душe и ежели я ей любъ, то я сегодня же назову ее своею невeстой; поди, спроси ее.
      — Государь, будь милостивъ, не губи меня недостойнаго раба твоего! Обрати гнeвъ на милость, не Шути моей семьей, пощади мою дочь!
      — Что ты говоришь о пощадe, о гибели своей семьи, или ты не понимаешь меня, что ли? я хочу жениться на твоей воспитанницe, вотъ тебe моя царская воля, и я хочу, чтобы ты сейчасъ пошелъ и спросилъ ее: согласна ли она?
      — Государь, воскликнулъ бояринъ, бросаясь на колeни, не губи меня! понимаю твою царскую волю и готовъ отдать послeднюю каплю крови, чтобы выполнить ее честно. Но ты, хотя и великій государь, но ты человeкъ, и завистники неслышными шагами подползутъ къ тебe, смутятъ твой слухъ совeтами, найдутъ тысячу тайныхъ путей, чтобы омрачить твой свeтлый умъ, взведутъ на меня вины небывалыя, отнимутъ у меня твою дорогую для меня довeренность. Найдутъ средство оклеветать дочь мою и ей вмeсто радости быть твоей женой, придется изнывать одинокой въ заточеніи, какъ и другимъ царскимъ невeстамъ до нея приходилось; государь, ты самъ знаешь, это дeло бывалое!
      Въ глазахъ царя сверкнула молнія негодованія, и онъ воскликнулъ: «Развe я не царь! Развe у меня нeтъ своей воли? Кто осмeлится пойти противъ меня? Покажи мнe человeка, который можетъ мнe помeшать жениться на той, на которой я хочу!»
      — Государь, никто явно не посмeетъ поморщиться, но клевета лолзетъ по землe, она, какъ змeя, извивается между цвeтами и убиваетъ на выборъ неслышно и незамeтно злыми навeтами тeхъ, кто ей не по нраву.
      — Такъ по твоему мнe отказаться отъ твоей воспитанницы, что-ли? сердито спросилъ царь.
      — Нeтъ, государь, твоя воля для меня законъ, но я прошу тебя объ одномъ, не вели мнe идти къ Натальe Кириловнe, не вели спрашивать ея согласія, не отступай отъ стараго обычая, прикажи собрать, какъ это изстари водится, нeсколько дочерей изъ дворянскихъ семействъ, пусть между ними будетъ и моя дочь; посмотри на другихъ красавицъ, можетъ тебe приглянется и другая, а ежели твой выборъ все-таки остановится s на ней, то никто не скажетъ, что я хитростію и обманомъ опуталъ твое сердце и увлекъ тебя къ союзу съ незнатною дeвушкою, недостойной тебя!
      — Хорошо, сказалъ царь, пусть будетъ по-твоему; я объявлю думe свою волю и прикажу выписать списки знатныхъ дeвицъ.
      Навeтовъ ты не бойся, ежели бы такіе и случились, я тебe докажу на дeлe, что не вeрю имъ, и клевета при мнe не проползетъ змeен въ садъ мой и не убьетъ моего цвeтка. Я на твое желаніе соглашаюсь только потому, что ты робокъ и можешь своими опасеніями запугать дeвицу. Такъ ты, пожалуй, до поры до времени никому ничего не говори о нашемъ теперешнемъ разговорe, и жди: я самъ все приведу къ концу.
      Государь вышелъ изъ покоевъ боярина, милостиво простился съ нимъ; Артамонъ Сергeевичъ проводилъ его до кареты, низко поклонился ему, посадилъ его и долго провожалъ глазами отъeзжающую карету. Потомъ онъ тихій и грустный пошелъ въ свою образную, заперъ за собою дверь, долго молился и думалъ; не одна тяжелая, горькая слеза упала на коверъ, которымъ устланъ былъ полъ образной; лики угодниковъ мрачно смотрeли на него изъ-подъ сверкающихъ каменьями золотыхъ окладовъ и свeтъ неугасимой лампады мягкимъ блескомъ искрился на ризахъ, дробился въ самоцвeтныхъ камняхъ и сверкалъ въ слезахъ, остановившихся на щекахъ и на бородe молящагося.


#нэдб #петр #знакомство #нарышкина #романов #алексеймихайлович
#баламутчума #баламутчуманэдб #баламутчумапетр #баламутчумазнакомство #баламутчуманарышкина #баламутчумароманов #баламутчумаалексейфедорович
Tags: #алексеймихайлович, #баламутчума, #баламутчумаалексейфедорович, #баламутчумазнакомство, #баламутчуманарышкина, #баламутчуманэдб, #баламутчумапетр, #баламутчумароманов, #знакомство, #нарышкина, #нэдб, #петр, #романов, Алексей, НЭДБ, Нарышкина, Пётр, Романов, знакомство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments