Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Categories:

Настоящее лицо Индии


Настоящее лицо Индии


       Конечно, все «знают», что Индия — страна высокой духовности, все индусы занимаются религиозными практиками, что Индия — страна без проблем и рай для туристов. В последнее время к созданию такого сусального образа Индии приложили лапу и многочисленные турфирмы, рекламирующие свои туры и программы.
       Ача Баба всегда писал во всех своих материалах на этом сайте, что поездка в Индию — это большой труд. Труд преодоления многочисленных объективных препятствий, с коими путешественники сталкиваются в поездке по этой непростой стране, и внутренний труд души и сознания, кои должны принимать самые неожиданные вызовы этой феерической и непостижимой реальности имя коей — ИНДИЯ.
       Эта реальность может быть радостью и весёлым приключением, а может обернуться настоящим адом, кошмаром хаоса и неустроенности. В конечном счёте, многое зависит от вас самих.
       Вашему вниманию предлагаются очень резкие заметки Скво и Бодхи. Ребята две зимы подряд провели в Индии и поделились с нами своим видением мрачных сторон индийской реальности. Ача Баба познакомился со Скво в Дхарамсале — она тогда находилась в самом начале своего первого путешествия и была полна энтузиазма.
       Ача Бабе понравилось в их рассказах то, что они лишены задолбавшей всех, так называемой, политкорректности — всё очень прямо и без пощады. Оценки, обобщения и выводы естественно субъективны.
       Итак, содрогнитесь!!!
       Другие статьи Скво на нашем сайте — «Скво снова в Индии», «Индийский поезд»

Одной иллюзией меньше...


       Статья Скво
       В течение нескольких лет у меня была мечта — уехать в Индию. Это была моя самая заветная мечта. Индия в моём представлении была такой страной, в кою стоит только попасть, как сразу же просветлеешь. Мудрецы, йоги, мистики, — почти все они жили в Индии.
       Таинственные Гималаи и океанские просторы манили меня, и я была готова покинуть европейскую цивилизацию навсегда и жить в Индии, вдали от людей, в небольшом простом доме, заниматься йогой и медитировать под руководством просветлённого учителя, коего я не могла не встретить в Индии, — я верила в это безоговорочно. И вот мечта сбылась, — я в Индии.

Атмосфера


       Две недели мне потребовалось для того, чтобы привыкнуть к тому, что надо непрерывно обходить помои и навозные кучи (человеческого и животного происхождения). Индия — чудовищно грязная страна. И даже в горах, в тех самых священных Гималаях, ниже 3000 метров — нередко можно встретить многолетнюю помойку.
       Индусы просто сбрасывают мусор с гор, и он покрывает гору метров эдак на 20-30 вниз сплошным зловонным ковром. И даже выше 3000 метров то здесь, то там валяются пластиковые бутылки, пакеты — такой мусор, кой будет там ещё годами. И никому нет до этого дела.
       Борцы за экологию так и остаются распространителями листовок с призывами «Сохраним природу в её первозданной красоте», а на деле ничего не меняется — с каждым годом мусор всё плотнее и плотнее покрывает Индию.
       Большие города в Индии — это самый настоящий ад. Это не преувеличение, это правда. Толпы грязных людей, лишайных собак, коров, почерневшие от копоти и влажности полуразрушенные дома, безконечные пробки на дорогах, транспорт без глушителей, смог, жара, мошкара, изуродованные тела нищих, тянущих к тебе руки, жёсткое психическое давление рикш и владельцев турагентств.
       Шум стоит невообразимый, — такое впечатление, что все индусы постоянно что-то кричат. Даже когда они разговаривают друг с другом, они говорят очень громко, а уж если они что-то продают, то хочется заткнуть уши, — настолько неприятны для слуха вибрации тех звуков, кои они издают, чтобы привлечь внимание.
       Пожалуй, самым ярким примером индийского ада является Варанаси — священный для индуистов город на берегу Ганги. Несчастная Ганга здесь похожа на мутный канализационный поток. Вдоль всей набережной с утра до вечера индусы сливают в Гангу все отходы своей жизнедеятельности.
       Здесь омывают трупы и пепел от них бросают в реку, а то и просто трупы, — есть категории людей, не подлежащих кремации, их кладут на бамбуковые носилки и отправляют в плавание по реке.
       Во время лодочного тура нередко можно увидеть мёртвое тело, дрейфующее по священной реке. Здесь же стирают бельё, моются, чистят зубы, купают детей. В реку сливают канализацию, и из неё же берут воду для приготовления еды. Сам город — это месиво шума, смога, грязи и жары.
       Небольшие города чуть менее шумные, но суть нисколько не меняется. Все индийские провинциальные города, за очень редким исключением, на одно лицо и жить там невозможно.
       Еда совершенно непригодна для употребления, — чудовищное количество острых специй напрочь заглушает вкус любой еды. Ешь ты курицу, или рис, или овощи — совершенно невозможно отличить одно от другого.
       Нормы санитарии попросту игнорируются, так что еда, не прошедшая термическую обработку, может быть смертельно опасна. О привычных продуктах можно только мечтать, — в Индии нет супермаркетов.
       Есть места, кои пользуются популярностью у иностранных туристов (количество таких мест не так уж велико — 10-15), и там есть специальные районы для иностранцев. Они спокойнее, чище, там есть неплохие кафе с европейской кухней. Но и они отравлены грязью, нищими, разрухой, болезненным вниманием к тебе, — всей той индийской атмосферой, от коей невозможно никуда спрятаться.
       Единственное место в Индии, где, на мой взгляд, можно спокойно пожить какое-то время — это Дарамсала. Тибетцы — это единственное явление в Индии, кое вызывает у меня искреннюю симпатию. Я воспринимаю тибетцев, как удивительное явление природы.
       Они самодостаточны и незаметны. Я ни разу не видела тибетца, кой бы куда-то меня зазывал, пытался хоть как-то привлечь моё внимание. Крайне приятно видеть людей, кои сосредоточены на своей жизни. Их лица всегда выражают дружелюбие и спокойствие. Ни разу мне не приходилось наблюдать у тибетцев проявления таких негативных эмоций, как раздражение, агрессия, ненависть, нетерпение, жадность.

Поиск истины


       Я честно пыталась найти в Индии людей, стремящихся к истине. Безчисленные садху, так называемые, святые, не вызывали у меня никакой симпатии. Все они похотливо и жадно пялились на меня, точно так же, как и все остальные индусы. Многие из них непрерывно употребляют наркотики, называя свою наркозависимость поклонением Богу. Глаза их не выражают ничего, — никакого стремления.
       Я уверена, что подавляющее большинство из них — это самые обычные нищие, кои таким образом зарабатывают себе на жизнь. В Индии выгодно быть садху, — подать милостыню святому человеку означает заработать хорошую карму.
       А почти все индусы очень религиозны. Но религиозность их не вызывает никакой симпатии — они просто слепо исполняют множественные ритуалы, кои, возможно, когда-то и имели какой-то смысл, но с веками превратились в выражение инфантильности и тупости.
       Они поклоняются куклам! И не дай бог ты подойдёшь к этой кукле, не сняв обуви. Куклы в Индии — на каждом шагу, и толпы людей приходят им поклоняться.
       Мне посчастливилось пообщаться с несколькими людьми, коих называли йогами и мастерами. Это были самые обычные, омрачённые люди, кои знали мантры, янтры, веды, асаны и пр., и с помощью этих знаний они обманывали людей, кои приходили к ним «учиться».
       Они хотят заработать денег, и ведут себя точно так же, как любые другие коммерсанты — разбрасывают рекламные листовки, зазывают прохожих иностранцев в храмы и ашрамы, вешают плакаты и вывески.
       Многие из них не могут зарабатывать деньги таким путём, в силу занимаемой должности. Например, я наблюдала за главным пандитом известного ашрама в Ришикеше во время ритуальной церемонии, на кою ежедневно приходит достаточно большое количество и индуистов, и туристов.
       Он вёл себя в точности так, как вёл бы себя хозяин большого дома, устроившего светскую вечеринку. Его внешность была очень яркой, бросающейся в глаза. Голливудская улыбка не сходила с его лица, он ходил между «гостей» и получал огромное удовольствие от того, что все обращают на него внимание, что все стараются поймать его взгляд, получить его улыбку.
       Когда я подошла к нему и спросила, есть у него реальные результаты в борьбе за свободу, он попросил меня придти на следующий день, чтобы принять участие в очередной религиозной церемонии. В нём не было ни капли искренности, он не мог просто послать меня куда подальше, и выбрал такую вот форму ухода от ответа.
       Я не знаю, — может быть где-нибудь в горах и пещерах Индии есть настоящие искатели истины, но мои поиски ни к чему не привели. На мой взгляд, в настоящее время просветление в Индии — всего лишь слово, обёртка самой обычной коммерции и получения впечатлений.
       5 тысяч лет назад, когда создавались Веды, наверное, всё было по-другому, но сегодня Индия вызывает отторжение своей инфантильной религиозностью и коммерциализацией всего, что связано с темой просветления.
       Когда я перестала искать учителей и мастеров, я хотела путешествовать, чтобы созерцать природу. Но это тоже оказалось невозможным. В один прекрасный день путешествие по Индии перестаёт быть приятным и интересным времяпровождением.
       Причина этого в том, что находиться в обществе индусов — это испытание не для слабонервных. Если первое время удаётся не обращать на них внимание, получать впечатления от новой культуры, новых знакомств, новой информации, то в один прекрасный день выносить общество индусов становится невозможно.
       Каждый раз, когда я выхожу на улицу, я знаю, что это не будет приятной, непринуждённой прогулкой, это будет непрерывной борьбой за свободное пространство, за право быть наедине с самим собой. Абсолютно каждый индус обращает на тебя внимание. Каждый из них что-то хочет от тебя.

Сексуальное внимание


       Это совсем не то внимание, кое обращают на симпатичную девушку где-нибудь в Европе. Это тяжёлое, болезненное внимание.
       Когда я прохожу мимо индусов, и все они смотрят на меня в упор, у меня каждый раз возникает такое ощущение, что я попала в джунгли и встретила на пути огромных человекообразных горилл, кои тут же обратили на меня внимание, и я не знаю, что они хотят от меня. Я не испытываю страха перед ними — я знаю, что они трусливы, и даже если у них есть огромное желание наброситься на меня, они не сделают этого потому, что чувствуют себя людьми второго сорта, безправными по сравнению со мной. Я не ощущаю в них агрессии, но от этого ничего не меняется.
       Есть ещё один тип сексуального внимания, кой не так мрачен, как первый, но так назойлив, что хочется взять палку и отогнать от себя крикливых мартышек.
       Суть этого внимания заключается в том, что какой-нибудь индус просто прилипает к тебе, непрерывно улыбаясь и извиняясь, умоляя тебя сфотографироваться с ним, поговорить с ним, посмотреть на него. Никакие вежливые формы отказа, как правило, ничего не меняют. И только жёсткая и довольно грубая позиция может остановить прилипал.
       Я думаю, что это вид самой настоящей мании — именно так выглядят прилипалы. Они похожи на наркоманов, кои за то, чтобы получить кайф, готовы пойти на любые унижения.
       А какими же ещё могут быть мужчины в стране, где на улице мужчинам и женщинам запрещено держаться за руки (не говоря уже чём-то большем!), из всех фильмов тщательно вырезаются все, хоть сколько-нибудь эротические сцены, женщины купаются в сари и безупречно маскируют все части тела, кои могут хоть как-то привлечь внимание мужчин?
       Это болезненное сексуальное внимание, ежедневно и непрерывно бомбардирующее меня, где бы я ни оказалась, отравляет моё тело. Можно идти по помойке и успешно заниматься практикой, но в один прекрасный день тело не выдержит грязи и вони, отравится и начнёт болеть.

Внимание продавцов


       В Индии очень мало мест, где продавцы спокойно и мирно сидят в своих магазинах и ждут покупателей. Обычно они невыносимо навязчивы, — они кричат из своих магазинов, они чуть ли не хватают за руки.
       Не дай бог, ты посмотришь в их сторону или попробуешь объяснить, что тебе ничего не надо в их магазине, — это неизбежно повлечёт за собой ещё более настойчивое психическое давление. Я выбрала для себя жёсткую позицию — я не смотрю в их сторону, я никак не реагирую на их приветствия, крики, зазывания.
       Но разве это жизнь — идёшь по улице, вся улица тебе что-то кричит, ты не можешь свободно смотреть по сторонам, чтобы не встретиться взглядом с орущими продавцами и не вызвать ещё больше криков и просьб?
       Особое внимание хочу уделить бродячим продавцам, — это явление может окончательно превратить отдых в кошмар. Я уже привыкла к тому, что они могут идти за мной по улице и совать мне в лицо свои товары.
       Я не обращаю на них внимание, и если продавец не отстаёт через 2-3 метра, я прошу его убраться с моей дороги короткой и резкой фразой «Отойди от меня».
       Но я никак не могу привыкнуть к тому, что, когда я сижу в открытом ресторане и ем, продавец может стоять рядом, не обращая внимание ни на что, и настойчиво предлагать мне купить его товар.
       Я не могу привыкнуть к тому, что я лежу на пляже, и каждые 10 минут ко мне подходит продавец и требует, чтобы я открыла глаза и посмотрела его товары. Если я молчу, он не отходит. Я могу отогнать его опять же жёсткой фразой, но разве возможно это вынести — вместо того, чтобы получать удовольствие от солнца и океана, быть постоянно наготове дать отпор, проявить резкость, грубость?
       Этим людям всё равно, что ты о них думаешь, и если ты отогнал его сегодня, он неизбежно придёт завтра, послезавтра, через неделю. Он будет приходить каждый день. И это делает отдых невыносимым.
    

Внимание прохожих


       Индусы воспринимают иностранцев, как... ну не знаю кого. Приведу для примера показательный случай, кою мне рассказал один австралиец. Один вполне обезпеченный и даже зажиточный индус увидел, что тот выбрасывает использованные пальчиковые батарейки и умолял его отдать их ему. Австралиец был крайне удивлён — зачем могут понадобиться неработающие батарейки? Индус сказал ему, что для него является ценным то, что эти батарейки — с Запада.
       Очень часто мне приходилось наблюдать, что какой-нибудь индус подходит к мужчине, протягивает руку, задаёт вопросы (набор вопросов всегда одинаков — откуда вы? Первый раз в Индии? Где были уже?).
       Причём кроме этих фраз они зачастую не знают больше ничего на английском, поэтому суть общения сводится к тому, что тебя используют в качестве получения впечатлений, реализации своей мании — потрогать белого человека, обратить на себя внимание белого человека, неважно какого, главное — иностранца.
       Дети, как заведённые, просят шоколадки, рупии, часы, очки, — всё что угодно. Это автоматическая реакция при виде иностранца — использовать всеми возможными путями и методами.

Нищие


       Они зачастую не похожи на людей. Когда я смотрю им в глаза, я не ощущаю ничего, что могло быть свидетельствовать о знакомых мне человеческих проявлениях — эмоциях, мыслях, желаниях. Кажется, у них только одно восприятие — «надо просить денег».
       Это даже не желание, я не знаю, что это такое. Это форма жизни одноклеточного существа, кое каким-то непостижимым образом оказалось в теле, напоминающем человеческое.
       Они не говорят по-английски, поэтому разговоры с ними абсолютно безсмысленны. Их можно отогнать только резким криком, чтобы они могли ощутить угрозу их до безобразия примитивному существованию.

Эпилог


       Индия — красивая страна. Но то, что сделали с ней индусы, — это невозможно передать никакими словами. Они изуродовали всё, до чего смогли дотянуться. Века потребуются на то, чтобы уничтожить всю ту грязь, в коей утопает Индия.
       Века — на то, чтобы эти люди смогли достичь того ментального и психического уровня, на коем сейчас находится обычный европеец.
       Атмосфера, царящая здесь, не может не отравлять любого человека, в ком есть хоть какая-то ясность и свободолюбие.
       Что касается меня, то я больше никогда не приеду в Индию. Мечта о сказочной стране не воплотилась ни на дюйм. Ну что ж, одной иллюзией стало меньше.
    

Индия — центр духовности мира


       Статья Бодхи
       Думаю, что многие «знают», что Индия — это страна, в коей люди занимаются йогой, духовным поиском, медитацией. Они также «знают», что индусы настолько поглощены своим духовным поиском, что пренебрегают цивилизацией, и поэтому живут не очень хорошо в материальном смысле.
       Со словом Индия связана какая-то загадка, какой-то романтический туман. Для многих людей Индия олицетворяет их надежду, поскольку именно там — в Индии — есть истина и истинная духовность.
       К сожалению, на самом деле дела обстоят не так. В этом коротком эссе я приведу отдельные мысли и наблюдения, частично противоречащие существующему романтическому ореолу Индии.
       Я знаю теперь, пожив тут достаточно, что многие путешественники по Индии в своих рассказах бывают слишком необъективны. Кто-то начинает петь дифирамбы, закрывая глаза на реальность и принимая желаемое за действительное, а кто-то начинает сочинять какие-то уж совершенно явные небылицы, чтобы приукрасить свой рассказ.
       Я в своём рассказе буду полностью объективен в том, что будет касаться каких-то конкретных событий, свидетелем коих я стал, а что касается выводов — тут, конечно, всегда будет субъективность.

Расовая дискриминация


       Или попросту «расизм». Индия — страна узаконенной расовой дискриминации в отношении иностранцев. Да-да, именно в отношении иностранцев. И именно узаконенной. В фотогалерее, посвящённой Варанаси, я разместил фотографию правительственной инструкции, где чёрным по белому написано, что индусы должны платить за посещение архитектурных памятников определённого класса 5 рупий, а иностранцы — 100 рупий. (От блога: А Россия? Чтобы заплатить за проезд в трамвае наличкой – 22 рубля, а по карте 20 рублей! Это что такое? Разве не дизкриминация?)
       Это постановление было опубликовано в центральной печати Индии, так что никто и не скрывает этого факта. Любопытно также на билетах видеть надпись: «Билет для иностранцев». В Индии очень часто, если не вообще везде, белый человек должен платить во много раз больше, чем индус. Мне стало интересно — как сами индусы относятся к этому факту, и я решил поспрашивать их.
       В офисе платного парка в Варанаси я обратился к начальнику и сказал, что я считаю себя оскорблённым, что это нарушение международного законодательства и обычного человеческого морального кодекса. Тот, к моему удивлению, не только не высказал никакой агрессии и вообще никаких негативных эмоций в мой адрес, но наоборот — согласился со мной, и даже дал мне адрес министерства в Нью-Дели, откуда и вышла эта инструкция.
       Обычные индусы начинают хихикать и смущаться, когда им говоришь о том, что в Индии принята расовая дискриминация в отношении иностранцев, потому что белые часто должны платить больше, но сказать ничего осмысленного они либо не могут, либо не хотят, впрочем, как и по многим другим вопросам, требующим размышления и формирования своей позиции.
       Кстати, в России существует такая же расовая дискриминация в отношении иностранцев. Посещение многих музеев, цены на размещение в гостиницах намного выше для иностранцев, чем для русских…

Сексуальные домогательства


       Путешествие по Индии для белой женщины может превратиться в кошмар. В популярном курорте Гоа нередки обращения белых женщин в полицию с сообщением об изнасиловании. На чрезвычайно переполненных улицах индийских городов индийские мужчины и юноши будут всячески стараться коснуться как бы невзначай любой части тела белой женщины, вплоть до откровенных хватаний за попку и прочие части тела. Увернуться практически невозможно — толпа очень плотная, и индусов слишком много — ото всех не увернёшься.
       Если попробовать догнать такого индуса и дать ему по шее, что я и сделал в одной из таких ситуаций, то столкнёшься с яркой и неприкрытой ненавистью, причём реакция окружающего тебя общества непредсказуема — одни начнут неожиданно горячо и многословно извиняться за такое поведение их соплеменника, предлагать помощь, защиту, просить забыть об этом позорном факте и не обижаться на Индию и индусов, а другие могут накинуться на тебя как дикие животные. Поскольку вторые всегда активнее первых, то в целом можно признать опасной попытку защитить белую женщину от домогательств.
       В описываемой мною ситуации, компаньоны того индуса оскалили зубы, как это делают обезьяны, стали на меня орать и размахивать руками, и хоть так и не предприняли попытки физически дать мне сдачи, но думаю, что только потому, что почувствовали мою решимость и способность взгреть всех троих, и потому, что я не был слишком жесток в своих реакциях.
       Когда белая женщина идёт по улице, практически все мужчины ТАК пялятся на неё, причём в упор, неприкрыто, с каким-то звериным вожделением, что для обычной женщины ходить по улицам — это просто непрерывная пытка.
       Мало того, целые стаи рикш, продавцов чего угодно и просто зевак будут непрерывно осаждать белую женщину криками самого разного свойства, в том числе и такими, кои даже у самих индусов могут вызвать возмущение — бывало и такое.
       Да, обращаю ваше внимание, что речь идёт не об одинокой белой женщине, а о белой женщине, плотно сопровождаемой белым мужчиной. Положение белой женщины, одиноко идущей по улице в толпе, совсем незавидное.
       Настоятельно рекомендую по улицам больших городов и в тёмное время передвигаться группами не менее, чем по 4 человека — так намного надёжнее, чем вдвоём.

(Окончание следует)


***

       Настоящее лицо Индии

ДОК: Настоящее лицо Индии
Balamut-Chuma
balamutchumag001@mail.ru
СОВЕТНИК: Настоящее лицо Индии
СОВЕТНИК: Духовный рост и развитие
[Spoiler (click to open)]
Советник,Индия,путешествие,турист,баламутчума
Tags: #баламутчума, #баламутчумаcоветник, #баламутчумаиндия, #баламутчумапутешествие, #баламутчуматуристСоветник, #индия, #путешествие, #турист, Индия, Советник, путешествие, турист
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments