Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Categories:

Словарь. Мавро Орбини. (Продолжение. 150-179)


[Spoiler (click to open)]






























       Словарь. Мавро Орбини. (Продолжение. 150-179)

      (Продолжение)
      Сражавшиеся под его началом иллирийцы отличались такой свирепостью, что (будучи врагами всем) внушали всеобщий ужас. Как рассказывает Полибий (2), куда бы ни направлялся Деметрий, он подобно урагану все сметал на своем пути. И прежде Деметрий проявлял смелость и доблесть, чем заслужил большое уважение. А именно, когда македонский царь Антигон с большим риском вел ту памятную войну, во время которой между Эвой и Олимпом состоялось его сражение с лакедемонским царем Клеоменом (это была Союзническая война, однако Плутарх называет ее Клеоменовой), Деметрий, находясь со своими иллирийцами на самом опасном участке, с невероятной смелостью ринулся в атаку на высоты, занятые неприятелем, и принес Антигону победу.
      И позднее, когда Деметрий стал царем Иллирика, выйдя в море со своим [будущим] преемником Скердилаидом, как пишет в конце 2 книги Полибий — пока Скердилаид по его приказу с пятьюдесятью кораблями разорял Навпакт и Ахайю, сам [Деметрий] с таким же количеством кораблей опустошал Кикладские острова. В то время, когда Деметрий (как мы сказали) подобно урагану предавал все опустошению, римляне послали против него с большим войском консулов Павла Эмилия и Марка Лелия (как можно прочесть у Тита Ливия во 2–й книге 3 декады).
      Полибий, однако, в 3 книге нигде о Марке не упоминает, говоря только то, что против Деметрия был отправлен Павел Эмилий. Тот, после семидневной осады взяв приступом Дималу, называемую Страбоном (7) Далмием (Dalmio) (от которого пошло название «далматы»), напал после этого на остров Фар. Деметрий, находившийся там с отборным войском из иллирийцев, потерпев поражение в битве, выигранной неприятелем благодаря скорее военной хитрости, чем отваге, бежал в Македонию.
      Там он оказал такую большую помощь советами и участием в походах македонскому царю Филиппу, когда тот неоднократно предпринимал военные действия, главным образом против этолийцев, что, как пишет Полибий (5), завоевал себе большую часть славы в этих походах наряду с ахейским стратегом Аратом (Strato).
      Позже, при приступе по приказу Филиппа города мессенян, Деметрий был убит. Хотя Аппиан и пишет, что его убили римляне на острове Хвар (Lesina), однако, согласно Полибию (3), Титу Ливию (3 декада, 2–я книга) и Сабеллико (5 эннеада, 1–я книга), Деметрию после поражение от римлян на острове Хвар все же удалось спастись на лодках, которые были заранее приготовлены в трех местах острова, и бежать к македонскому царю Филиппу.
      Последний, как пишет Юстин в 29 книге [своего труда] о знаменитых людях, позднее был побужден Деметрием начать войну с римлянами, которые под предводительством претора Л. Аниция Галла по случаю упомянутой войны напали также на Гентия, царя другой части Иллирика, двор которого находился в Скодре. Тот, присоединившись к македонцам, послал, как пишет Тит Ливий в 4–й книге 5 декады, восемьдесят легких судов (Lembi armati) для разорения полей Диррахия и Аполлонии.
      После нескольких стычек римляне одержали победу. Гентий со своими детьми и братом Каравантием был увезен в Рим и затем по распоряжению сената сослан в Сполето. Павел Эмилий почти сразу же после этого в течение одного дня ограбил семьдесят иллирийских городов, применив не силу, а хитрость и обман. Вот как это произошло.
      Как рассказывает Аппиан в «Событиях в Иллирии», он тайно отбыл в Рим и, поспешно возвратившись, от имени сената обещал населению этих городов прощение за все совершенные ими проступки при условии, что они выдадут все имеющееся у них золото и серебро. Когда они согласились на это, он отрядил в каждый из городов часть своего войска и приказал начальникам отрядов в заранее условленный день на рассвете разослать по всем улицам глашатаев с приказом для жителей в течение трех часов сдать все имеющееся у них золото и серебро.
      Что и было исполнено, после чего солдаты разграбили все оставшееся. Так в один день он ограбил семьдесят городов. Иллирийцы, однако, вскоре отомстили за эту обиду — поднявшиеся против римлян (в числе прочих) ардиеи (Ardei) и пиларии (Pilarij) напали на ту часть Иллирика, которая была в союзе с римлянами.
      Римляне отправили к ним послов с требованием прекратить нападения, но, когда те не подчинились, отправили против них войско, состоявшее из десяти тысяч пехоты и шестисот конницы. Когда и это не заставило ардиеев и пилариев подчиниться, против них с большим войском выступил Фульвий Флакк. Однако, как пишет Аппиан в «Событиях в Иллирике», эта война так и свелась к нескольким мелким стычкам, так как римляне не смогли довести ее до конца.
      Автариаты (Autoriati), самый большой и самый храбрый народ в Иллирике, как сообщает Страбон (7), непрерывно воевали с упомянутыми ардиеями из-за соли, которая в пограничной с ними области образуется по весне из воды, падающей из некоего желоба. Если воду вычерпывать и отстаивать в течение пяти дней, то образуются кристаллы соли. [Автариаты] договорились [с ардиеями] пользоваться упомянутой солеварней по очереди, когда же те нарушали договор, [авториаты] начинали войну с ардиеями.
      Последних Плиний (3, 21) и Страбон (7) называют вардеями, Дион Византийский — артеями, или аритеями. Некоторые (среди них Плиний) называют их разорителями Италии, поскольку они жили на побережье Далмации. Об этом упоминает Страбон, который в 7 книге пишет: «Затем — река Нарон и живущие на ней даоризы, ардиеи и плереи (Plerei). Поблизости от последних лежит остров, называемый Черная Коркира, и город, основанный книдянами (Gnidij), а поблизости от ардиеев — Фар. Римляне оттеснили ардиеев в глубь материка подальше от побережья, так как они занимались морским разбоем.
      Страна эта, суровая и бесплодная, непригодна для сельского хозяйства, поэтому находится в запустении и почти не заселена». Так пишет Страбон. Я полагаю, что упомянутые плеарии (Pleari), или, как их называет Аппиан Александрийский, пиларии, суть не кто иные, как те, кого рагузинцы называют теперь «пелешанами» (Pilisciani) и которые живут на их земле, поскольку никто, кроме них, не живет так близко к Черной Коркире, называемой ныне Корчулой.
      Земля их крайне неплодородна, хотя, судя по развалинам, некогда и там были хорошие земли. Вардеи, или артеи, жили на побережье моря, которое рагузинцы называют Малым. Вдоль всего упомянутого побережья еще видны развалины нескольких городов, а напротив них совсем близко лежит остров Фар. Теперь на этих землях живут артаны, или аркианы (Archiani), а за ними — древние пиларии, в союзе с которыми, как мы уже сказали, они ходили по морю и разоряли побережье Италии.
      Как пишет Аппиан в «Событиях в Иллирии», они совершали набеги на автариатов по всему побережью и согнали их с этих земель. Римляне, не в силах выносить их наглость, неоднократно посылали против них большие войска и под конец одержали над ними верх, вынудив уйти жить в глубь материка. Как видно из карт Птолемея, они жили на реке Дрин. В первый раз римляне под началом претора Марка Коскония сразились с ними в 618 году от основания Рима.
      Через двадцать девят лет после этого консул Г. Порций Катон, согласно Евтропию (4), потерпел от них постыдное поражение. И позднее римляне часто выступали против них под началом Л. Дидия (Didione), Лентула, Пизона, Корнелия, проконсула М. Минуция Руфа, Мессалы, Луция Сципиона и консула М. Ливия Друза. Все упомянутые полководцы вели войны с неукротимым племенем скор дисков.
      Скордиски, хотя долгое время и были весьма могущественны, как пишет Страбон (7), после частых и продолжительных войн с римлянами и своими соседями почти утратили свою силу. Они отличались крайней свирепостью. Как пишет Павел Орозий (5, 23), среди прочих внушающих содрогание примеров их жестокости, был такой: если у них не оказывалось под рукой чаши для питья, то они хватали раба, отрубали ему голову и, вынув из нее мозг, пили из окровавленного и покрытого волосами черепа.
      Как пишет Марцеллин (27), Римская республика часто терпела ущерб от их необузданности, вступала с ними во многие жестокие битвы и под конец потеряла в войне с ними целую армию вместе с военачальником. Как пишет Страбон (7), существовало два рода скор дисков — великие и малые. Великие скордиски жили между двумя реками, впадающими в Дунай, — Ноаром, или Савой, и Баргом (Bergo), называемым ныне Дравой. Малые скордиски жили за Дунаем. Джакомо Гастальди считает, что скордиски жили в стране, называемой ныне Рашка, а [Доменико] Марна Негри — что в тех землях, которыми теперь владеют боснийцы.
      Иллирийские сегестаны воевали с Луцием Коттой, Метеллом, а также с Цезарем Августом, который во время атаки на их город Сетовию был ранен ударом камня в колено и много дней после этого лечился. То же самое произошло с ним и во время приступа яподского города Метула. Как пишет Дион (XLIX), когда римляне напали на упомянутый город Метул, яподы отбили много атак римлян, сожгли множество осадных машин и тяжело ранили самого Цезаря, когда он пытался ступить на [городскую] стену с деревянной башни.
      Как пишет Страбон (7), яподы жили на Альбийской горе, последнем и очень высоком отроге Альп; с одной стороны они граничили с паннонцами и с Дунаем, с другой — с Адриатикой. Хотя они и отличались воинственным пылом, но в результате частых войн с римскими полководцами, в частности, с Семпронием Тудитаном, Тиберием Пандусой (Spandusio) и Цезарем Августом, их силы почти иссякли. Городами яподов были Метул, Арупины (Arupeno), Монеций и Вендон (5endo).
      Земли, на которых они жили, были неплодородны, поэтому в основном они питались полбой (segala) и просом. Вооружение их было подобно кельтскому (Francese), облачением же походили на остальных иллирийцев и фракийцев. Плиний (2, 31) пишет, что за правосудием они обращались в Скардону. Как полагают Вольфганг Лациус и Ортелий, ныне они называются каринтийцами (Crantij) и являются подданными австрийских государей. Однако Иоганн Стадий в комментариях к Луцию Флору говорит, что яподы жили в тех землях, которыми теперь владеют штирийцы.
      Пеоны, или паннонцы, также были заклятыми врагами римлян. Жили они на Дунае, согласно Диону (XLIX), который пишет о них следующее: «Паннонцы живут на Истре от Норика до Европейской Мезии по соседству с народами Далмации и влачат самое жалкое существование среди всех людей, поскольку и земля и климат у них оставляют желать лучшего. Они не производят ни масла, ни вина, разве что в ничтожных количествах, и не возделывают соответствующие культуры по причине суровейшей зимы, которая длится у них большую часть года. Питаются же они овсом и просом, и приготавливают из них напитки.
      Сказать по правде, этот народ по силе и телесной крепости превосходит все известные народы. Поскольку жизнь их лишена всего, что заслуживает названия достойного или благородного, по природе своей они склонны к буйству и кровожадны. То, что я пишу об этом народе, я знаю не понаслышке и не из книг — я убедился в этом лично, когда был наместником у упомянутых народов». Так пишет о пеонах Дион.
      Аппиан Александрийский в «Событиях в Иллирии» пишет о них так: «Пеоны знамениты из-за македонских агрианов, которые во многих войнах оказали большую помощь Филиппу и Александру, поскольку агрианы также принадлежали к пеонами, а именно к тем из них, которые живут ниже и в древние времена пришли от иллирийцев. Когда на упомянутых пеонов пошел войной Корнелий и был с позором отброшен и разбит, их успех вселил страх в сердца жителей всей Италии, и в течение длительного времени после этого ни один римский консул не решался начать с ними войну». Так пишет о пеонах Аппиан.
      Позднее при Цезаре Августе пеоны вместе с далматами начали войну с Римской империей, о чем пойдет речь позже.
      Иллирийские либурны, не один раз с доблестью отражали нападения римских военачальников Лентула и Габиния, и в нескольких сражениях нанесли им ощутимый урон. В прошлые века имя их пользовалось гораздо большей славой, особенно в морских войнах. О них сказал Лукан: «[С греческим флотом большим] либурнов воинственных — в море». Они постоянно держали наготове большой флот — нападая с ним на острова Архипелага, они овладели некоторыми из них.
      Об этом упоминает Страбон (6), говоря, что коринфянин Архий, основатель Сиракуз в Сицилии, проходя с флотом, оставил Херсикрата из рода Гераклидов с частью войска для заселения острова, который теперь называется Керкира, а в древности назывался Схерия. Херсикрат, изгнав с острова владевших им либурнов, сам заселил его. Область Либурния, по мнению Страбона, получила свое название по имени города Либурния.
      Пинеда говорит, что ныне Либурния называется Задарским комитатом (contado di Zara). Похоже, то же самое хотел сказать и Вегеций, который пишет, что Либурния была частью Далмации и находилась в подчинении у города Задар. Плиний (3, 11) рассказывает, что переселившиеся в Апулию в область педикулов девять юношей и столько же девушек из Иллирика стали родоначальниками тринадцати народов.
      Городами упомянутых педикулов были: Рудия, Эгнация, Барион, называвшийся прежде Япигия (Iapedi), а ныне Бари. Эта область в дальнейшем получила название Певкетия (Peucetij), или, согласно Дионисию Пуническому, Певкентиния (Peucentini), позаимствовав это имя у упомянутых юношей, по происхождению либурнов, часть которых, по словам Каллимаха, цитируемого Плинием, звалась певкетами.
      Перейдем теперь к рассказу о далматах, доблесть и воинское искусство которых всегда были выше всяких похвал — греческие и латинские историки считали их самым доблестным среди всех народов Иллирика. Они регулярно били римлян, в связи с чем величайший уроженец Арпинума Марк Цицерон, немало раздосадованный этим обстоятельством, писал римскому полководцу Ватинию, который сражался с упомянутыми племенами в Далмации («Письма к близким», 5): «Да покарают боги далматов, которые причиняют тебе неприятности… ведь они всегда считались воинственными». Как было сказано ранее, первое их столкновение с римлянами произошло, когда царицей Далмации была Тевка.
      После этого — с Гайем Марием (Gaio Macrio), который в первой стычке, как пишет Сабеллико, потерпел от них поражение. Позднее они непрестанно воевали с римлянами и с их иллирийскими союзниками. Аппиан Александрийский в своем трактате об Иллирии пишет об этом следующее: «Далматы напали на других иллирийцев, которые подчинялись римлянам. Когда римляне отправили к ним послов, те не пожелали их ни принять, ни выслушать. Тогда против них был послан консул Маркий Фигл (Marco Figolo).
      Далматы, внезапно напав на сторожевые отряды Фигла, разбили их и отбросили до реки Нароны. Позднее Цецилий Метелл, став консулом, решил начать войну с далматами, хотя они не совершили ничего предосудительного. Когда он прибыл в Далмацию, то был принят далматами как друг и провел зиму в их столице Салоне. Вернувшись в Рим, он без всякой причины и заслуги со своей стороны отпраздновал триумф. К этому эпизоду относится известная древняя надпись, гласящая:
      CN. FULUIUS CN. F. CN. N. CENTIMALUS A. D. XX5. PROCOS. EX ILLYR2S NATAL. EGIT K. Q6NTIL.
      (Гней Фульвий, сын Гнея, внук Гнея, Центумал, в 525 году [от основания города], проконсул, справил морской [триумф] над иллирийцами в квинтильские календы.)
      Когда Цезарь вел войну с кельтами, далматы отняли у либурнов город Промону. Либурны обратились к Цезарю, который находился неподалеку, и он отправил послов к далматам с требованием вернуть либурнам упомянутый город. Когда же они не вняли ни словам, ни требованиям Цезаря, он послал против них большое войско, которое было разбито и уничтожено.
      Позднее, когда Цезарь начал войну с Помпеем, Габиний вел [ему на помощь через Иллирию] пятнадцать римских когорт пехоты и три тысячи всадников. Далматы, опасаясь, что в случае победы Цезаря над Помпеем он в отместку за нанесенные ими обиды нападет и на них, атаковали упомянутое войско и полностью его уничтожили, и лишь немногим, в том числе самому Габинию, удалось спастись бегством. Эта победа принесла им великое множество денег и других трофеев.
      Цезарь, одержав победу над Помпеем и устроив все по своему усмотрению, вернулся в Рим и стал готовиться к войне с гетами и парфянами. Далматы, опасаясь, что Цезарь по пути нападет и на них, отправили к нему послов с просьбой о прощении и предложением дружбы и союза, восхваляя свою воинскую доблесть. Цезарь, который к тому времени уже выступил против парфян, дал послам резкий ответ, что не желает иметь ни в качестве друзей, ни в качестве союзников тех, кто столь дурно с ним обошелся, однако согласился бы их простить, если они будут платить дань и пришлют заложников.
      Когда послы приняли условия, Цезарь послал к ним Ватиния (Atinio) с тремя отрядами (legioni) и многочисленной конницей с приказом наложить небольшую дань и взять от них заложников. Однако позднее далматы перестали выполнять то, что обещали. Когда Ватиний стал опустошать их земли с помощью трех отрядов, бывших в его распоряжении, далматы напали на него и разбили, убив консуляpa Бебия, командовавшего этим сражением. Ватиний с оставшимся войском удалился в старую Рагузу».
      Самой же жестокой была война, которую далматы в союзе со своими соседями пеонами вели против императора Октавиана и его полководцев Германика и Тиберия, ставшего впоследствии императором. Как пишет Веллей Патеркул (2), «окрепшие далматы, взяв в союзники своих соседей пеонов, подняли оружие против Римской империи. Число восставших превышало восемьсот тысяч.
      Они выставили двести тысяч пехотинцев и девять тысяч всадников. Всеми ими командовали Батон (Battone) и Пиней (Pineo), смелые и закаленные в битвах мужи, которые разделили свое войско на три: первое должно было напасть на Италию, второе — вторгнуться в Македонию, а третье оставалось для охраны их родных рубежей.
      Были убиты все римские граждане, перебиты купцы, в наиболее удаленных от императора провинциях истреблено большое число знаменосцев, была захвачена Македония, и все вокруг предано огню и мечу. Эта война породила такой страх, что даже дух Цезаря Августа, закаленный в стольких войнах, был поколеблен и унижен. Ввиду этого был произведен набор войска, повсюду призваны ветераны. Мужчины и женщины согласно цензу должны были выставить по солдату–вольноотпущеннику.
      В сенате прозвучали слова Цезаря: «Если не поторопиться, то через десять дней враг будет в пределах видимости от Рима». Поэтому римские сенаторы и всадники обещали оказывать всяческое содействие». И Цезарем был послан Тиберий с тридцатью легионами, как сообщают Светоний в жизнеописании Тиберия и Сабеллико в 9–й книге 6 эннеады. Веллей (И) пишет, что в этой войне с далматами у Тиберия было самое большое войско, какое собиралось где- либо после гражданских войн — помимо семнадцати легионов и десяти тысяч ветеранов, сопровождаемых многочисленными конными отрядами фракийского царя Металка, там было еще большое число добровольцев.
      Далматы, атаковав войско, приведенное консулярами А. Цециной и Сильва- ном Плавцием (Plantio) из заморских провинций, [окружили] пять римских легионов вместе со вспомогательными отрядами и конницей царя Металка, который с большим отрядом своих подданных присоединился к римским военачальникам, и почти полностью всех их уничтожили.
      Тиберий был крайне удручен этим событием. Как пишет Сабеллико (9–я книга 6 энне- ады), эта война была сопряжена для него с величайшими трудностями всякого рода, и, как отмечает Светоний в жизнеописании Тиберия, была самой тяжелой из всех войн с внешними врагами после Пунических (Cartaginese). По этой причине Реммий Фанний (Rhennio Fannio) снабдил комментарием то место у Дионисия Пунического, где тот говорит:
      С правой руки протянулась Иллирия, полная благ,
      Дружное с Марсом там племя далматов живет.
      Аппиан Александрийский пишет в «Событиях в Иллирии», что Цезарь Август, покоряя Далмацию, с большим трудом победил жителей островов Млет и Корчула, которые занимались морским разбоем. Цезарь повелел предать смерти всю безбородую молодежь, а остальных — продать с торгов.
      Дион Никейский подробнее других описал события этой войны Тиберия с далматами, среди которых перусты (Daorsi) и десидиаты (Desitiati), как пишет Веллей, были почти неодолимы по причине труднодоступности своего местожительства, а также неукротимости своего нрава и изумительного владения искусством боя. По этой причине римляне не могли подчинить их вплоть до времени императора Октавиана, которому пришлось немало потрудиться, чтобы победить их.
      Позднее, когда у римлян угасло единовластие, далматы вели войны и с другими империями и властителями, давая решительный отпор всякому, кто хотел нанести им урон или лишить их прирожденной свободы. По этой причине они в течение длительного времени вели войну, как сообщает Аббат Урсбергский в «Происхождении саксов», с Генрихом, сыном Оттона Саксонского, который с мощным войском нападал на них и разорял далматские земли.
      Поднявшиеся для отпора далматы в союзе с частью чехов (Boemi) и сербов (Sorabi) совершили вторжение и, опустошив Тюрингию, дошли до Саксонии. Во время своего пребывания в Тюрингии, где они, утратив всякий порядок, предавали все вокруг огню и мечу, на них напал граф (Conte) Поппон, находившийся с войском в тех пределах. В произошедшей битве граф одержал победу, перебив великое множество врагов, особенно сербов.
      Франкский король Карл Великий был весьма огорчен упомянутым восстанием сербов и попытался снова примириться с ними — ведь в прошлом они оказали ему немалую помощь, особенно в его войнах со славянами вильца- ми, которые, как было сказано, были заклятыми врагами франков. Собираясь в 789 году на войну с последними, Карл Великий, как пишет [Карл] Вагрийский, положился не столько на храбрость своих франков, саксов и фризов, сколько на доблесть упомянутых славян сербов и бодричей.
      По этой причине он взял тогда в союзники их государя Витиса (6tiza) и, выступив против вильцев, после множества сражений с великим трудом одержал над ними победу, как сообщает Пьер Питу (P. Piteo) в «Анналах франков». Чтобы укрепить дружбу с упомянутыми славянскими союзниками, он даровал им, как пишут Питу и Конрад из Брюгге (Corrado Brugense) в «Анналах франков», земли за Эльбой, принадлежавшие прежде саксам, которых он в наказание за восстание переселил оттуда во Франкию, и настоятельно увещевал бодрицкого государя Тамбавиза (Tambauiz), или (как его называют другие) Тароваза, впредь не забывать о дружбе и пожалованиях от франкской короны.
      Позднее, когда императорами у франков были Генрих I и Оттон 3, их попытки покорить Далмацию принесли ей немало страданий, однако сломить непобедимый дух далматов им все же не удалось. Далматы, с большой поспешностью вооружившись, дали им достойный отпор, о чем можно прочесть во 2–й части у Джироламо Барди, где он вкратце упоминает о войнах, которые вели упомянутые императоры с далматами.
      До своего поражения от венецианцев далматы доставили им немало хлопот, о чем среди прочих свидетельствует венецианский дворянин Паоло Парута. Во 2–й книге своих «Рассуждений», повествуя о трудностях, с которыми пришлось столкнуться Венецианской республике при покорении далматов, он пишет: «Зная качества тех соседних народов, за счет которых надлежало в первую очередь расширить ее пределы, можно понять беды, постигшие республику.
      С самого начала она должна была победить далматов — народ, который отличался не только военной доблестью, но и диким нравом. Трудности, с которыми пришлось столкнуться, чтобы покорить их, дают убедительное объяснение тому, что Римская республика, одержав победу над многими далекими и неукротимыми народами, никак не могла набросить ярмо на Далмацию и сделать ее частью Римской империи, пока император Октавиан Август ценой немалых воинских потерь не сумел подчинить ее римскому господству». Так пишет о далматах Парута.
      Как повествует Мартин Вагнет (Martino 5uagneto) в 3–й книге «Космографии», еще в доримские времена далматы, отправившись вместе с Давном — весьма знаменитым у них мужем, вынужденным по причине домашних войн покинуть свою родину — завоевали Япигию, называемую ныне Калабрией; и, как пишут Исаак, комментатор Ликофрона, и Абрахам Ортелий в своем «Тезаурусе по географии», назвали ее по имени своего вождя Давнией.
      Не следует удивляться тому, что мы ведем разговор об упомянутых триумфах и победах далматов: по сравнению с величием и могуществом, которыми они обладали в те времена, все рассказанное нами выглядит лишь бледной тенью. В те времена народ этот имел обширные владения и гораздо больше городов, чем теперь. Об этом можно прочесть у Страбона (7), который рассказывает о далматах следующее: «Там — побережье далматов и Салон (Salone), стоянка их кораблей.
      Этот народ — один из тех, кто в течение длительного времени воевал с римлянами, и имел до пятидесяти значительных поселений, среди которых несколько городов, таких как Салон, Приамон, Ниния и Синотий, как новый, так и старый. Города эти были преданы огню Цезарем Августом. Есть там еще крепость Андетрий (Andretrio) и большой город Далмий (Dalminio), от которого этот народ и получил свое имя.
      Однако из-за скупости его жителей Назика уменьшил его, а территорию обратил в пастбище для овец. У далматов есть обычай каждый восьмой год совершать передел земли, а также не пользоваться там деньгами [что является их особенностью по сравнению] с жителями Италии».
      Плиний (3, 21) пишет, что в город Скардону обращались за правосудием япиды и четырнадцать городов либурнов. В 22–й главе он говорит, что в Салону за правосудием обращались поделенные на триста семьдесят две декурии далматы, на двадцать две — декуны, на двести тридцать девять — дитионы, на семьдесят девять — мезы и на пятьдесят две — сардиаты. В город Нарон, как мы говорили со ссылкой на Марка Варрона, обращались за правосудием еще 89 городов. Владели они и многими островами, которых, как пишет Плиний (3, 26), в Адриатическом море более тысячи.
      Приняв во внимание все вышесказанное, а также многое другое, что писали о далматах древние, нельзя не согласиться с тем, что все написанное нами о славном далматском народе — почти ничто по сравнению с той силой, которой он некогда обладал.
      Дарданы, еще один народ Иллирика, слыли у древних писателей искусными воинами. Не раз они давали отпор римским войскам, которые под знаменами проконсула Г. Скрибония Куриона, как пишет П. Орозий (5), в течение трех лет сряду вели войну с упомянутыми дарданами. Огромный ущерб нанесли они и македонским царям, так как не раз вступали в жестокую схватку с Филиппом, его сыном Александром Великим, с Александром, сыном Пирра, и македонским царем Деметрием, которого в конце концов изгнали из его царства. Об этом сообщает Юстин в 7, (25, 28) и в 29 книгах.
      Вторгшись в Македонию при царе Антигоне, они предали ее разграблению и сражались с упомянутым Антигоном. Местожительство их находилось, согласно Лациусу, в области, называемой ныне Босния. Согласно Рафаэлю из Вольтерры и Куспиниану, они жили в тех землях, которыми теперь владеют сербы и рашане. Как пишет Никола Стобей, у них было в обычае мыться не более трех раз в жизни: когда рождались, женились и умирали. Как пишет Страбон (7), они очень любили музыку и играли на духовых и струнных инструментах. По соседству с ними жили мезийцы (Mesij), или (как их называют другие) мизийцы (Misij).          (Продолжение следует)

***


      Словарь. Мавро Орбини. (Продолжение. 150-179)
      Славянское Царство.
      Книга католического священника Мавро Орбини "Славянское царство", являющаяся по сути первой историей всех славянских народов, может вполне претендовать на звание самой сенсационной книги века.
Впервые она была издана в 1601 году в Италии, и сразу же последовала череда скандалов, связанных с ней. Против книги ополчилась традиционная история, а следом за нею - католическая церковь. Издание немедленно было занесено в Индекс запрещенных книг и чудом избежало уничтожения.
      В 1722 году по личному указанию Петра I часть этой книги была переведена на русский язык, а сейчас мы представляем полную версию, переведенную с итальянского языка.
      Громкие заявления Мавро Орбини, разнесшие в пух и прах традиционную историю средних веков, и сегодня продолжают шокировать видавших виды историков.
      Вот небольшой отрывок из неё: «Русский народ является самым древним на земле народом, от которого произошли все остальные народы. Империя мужеством своих воинов и лучшим в мире оружием тысячелетиями держала всю вселенную в повиновении и покорности. Русские всегда владели всей Азией, Африкой, Персией, Египтом, Грецией, Македонией, Иллирией, Моравией, Шлёнской землёй, Чехией, Польшей, всеми берегами Балтийского моря, Италией и многими другими странами и землями...».
      В Москве в Исторической библиотеке в отделе редких книг хранятся шесть экземпляров книги, изданной в С.-Петербурге в 1722 г. Орбини Мавро (Мауро) «Книга историография початия имени, славы и разширения народа славянского. Собрана из многих книг исторических, через господина Мароурбина Архимандрита Рагужского. Переведена с итальянского на российский язык и напечатана ..... в Санкт-Петербургской Типографии, 1722, августа в 20 день».
      Мавро Орбини, итальянца, да к тому же говорящего о русских ровно 400 лет тому назад в предвзятости не обвинишь и потому его слова, особенно что «Русский народ является самым древним на Земле народом, от которого произошли все остальные народы», мы должны выбить золотом на самом видном месте.
      Европейцы, как люди «особо культурные», наверняка об этом знают или, по крайней мере, наслышаны. Сознание того, что они вторичны по отношению к русским, не дает им покоя, мучаясь в комплексах неполноценности, они не только уничтожают информацию, но ещё и поучают.
      На сегодня чудо уже в том, что книгу выставили на сайте Российской Государственной Библиотеки.
ДОК: Мавро Орбини, Словарь. Часть 02
Balamut-Chuma
bchumagugl@mail.ru
https://cloud.mail.ru/publi... Царство, Мавро Орбини. 2010г.
PDF: Славянское Царство, Мавро Орбини. 2010 г.
Balamut-Chuma
bchumagugl@mail.ru
PDF: Mavro_Orbini_Slavyanskoe_tsarstvo__1601g_original
Balamut-Chuma
bchumagugl@mail.ru
[Spoiler (click to open)]
Мавро,Орбини,Славянское,царство,словарь,баламутчума
Tags: #баламутчума, #баламутчумамавро, #баламутчумаорбини, #баламутчумаславянское, #баламутчумасловарьМавро, #баламутчумацарство, #орбини, #славянское, #словарь, #царство, Мавро, Орбини, Славянское, словарь, царство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments