Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Category:

ТАЙНЫ БАНКОВ, БАНКИРОВ И КРЕДИТОВАНИЯ

Оглавление блога.
Полезные книги.


Вы здесь


ГлавнаяГлава 14. Тайны экономики › 2. Тайны банков, банкиров и кредитования


2. ТАЙНЫ БАНКОВ, БАНКИРОВ И КРЕДИТОВАНИЯ

Кредитно-финансовая система – средство управления


        «Дайте мне управлять деньгами страны,
        и мне нет дела, кто создаёт её законы».
(Мейер Ротшильд)


        Что такое бесструктурный способ управления – в самом общем виде было рассказано в главе 11. А как реализуется на практике бесструктурный способ управления в сфере экономики?
        Вновь (как впрочем, и всегда) необходимо видеть схему управ­ления: объект управления, субъект управления, управляющее воз­действие, обратная связь… В нашем случае объект – народное хо­зяйство, субъект – государственные органы управления.
        А вот управляющее воздействие – оно многоуровневое и в самом обобщённом виде для всех случаев жизни представляет со­бой знакомые шесть приоритетов управления. Способы же этого уп­равляющего воздействия могут быть как структурными, так и бес­структурными, а в реальной жизни они применяются в сочетании друг с другом – т.е. комбинированным способом.
        Рынок, рыночный механизм управления (и в первую очередь самоуправления) – это преобладание во всей совокупности средств управления бесструктурного способа управления над структур­ным. Основой такого рыночного механизма, рынка, является кре­дитно-финансовая система.
        Все предприниматели вынуждены подчинять свою деятельность платёжеспособному спросу населения. Обратите внимание – не «спросу вообще», а именно платёжеспособному спросу. Представь­те, что в «Подтянутой губернии, уезда Терпигорева, Пустопо­рожней волости», в городишке «Заплатове» («Дырявине, Разу­тове, Знобишине, Горелове, Неелове») или в деревне «Неурожай­ке» коренной житель Демьян (Пахом, Тихон) решил открыть юве­лирную лавку и продавать золотые и алмазные украшения. «Глу­пость» – скажете вы. И это будет верно и очевидно для всех.
        А если Демьян откроет лавку по продаже шоколада и тортов? В этом случае тем, кто не знает жизнь людей в губернии, эта глупость будет уже не такой очевидной. В нищей «глубинке», которой стала почти вся Россия, особенно в деревнях, посёлках, районных центрах «специализированных лавок» по продаже дорогих товаров нет. И не потому, что деревенские детишки не любят шоколад и пирожное, а поселковые девчата не хотят купить золотые серёжки, а потому, что у них на всё это нет денег. То есть «спрос вообще» на всё это есть, но у простых людей на всё это нет платёжеспособности. Поэтому и торгуют в деревнях и райцентрах дешёвым китайским ширпотребом и ядовитыми китайскими игрушками, вредными для здоровья, а праздничные пироги с вареньем из ягод со своего сада-огорода и из соседнего леса (если его не вырубили и не продали ино­земцам) люди пекут себе сами.
        А кто же и как формирует такой «платёжеспособный спрос», когда в «схеме продуктообмена» «у одних густо, а у других пус­то»? Такое формирование достигается применением кредитно-финансовой системы – системы циркуляции денежных средств, которая сопровождает циркуляцию продуктов и услуг.
        КФС включает в себя:
        1. Кредитование. Это объёмы (размеры) кредитов, их распре­деление по отраслям и производствам.
        2. Дотации производителям. Дотация (фр.: dotation – пожерт­вование; лат.: dotatio – даяние) – денежные или материальные сред­ства, выдаваемые кому-то (физ.лицу, юр.лицу) безвозмездно госу­дарством или организацией.
        3. Субсидии потребителям. Субсидия (лат.: subsidiura – по­мощь, поддержка) – пособие тем же «кому-то» в денежной или нату­ральной форме, предоставляемое государством.
        4. Эмиссии средств платежа, их объём и способы реализации. Эмиссия (лат.: emission – выпуск, испускание) – выпуск в обращение бумажных денег, ценных бумаг.
        Очевидно, что любой предприниматель, кроме «платёжеспособного спроса», вынужден также подчинять свою деятельность и КФС.
        Отсюда следует, что КФС – одна из подсистем бесструктурного самоуправления общества. А кредиты, дотации, субсидии, эмиссии – это средства управления не только экономикой (народным хозяй­ством), но и средства управления обществом в целом. При их при­менении можно ввести экономику:
        – в режим устойчивого рыночного самоуправления,
        – в режим устойчивого «саморазвала»,
        – в режим устойчивого перехода (манёвра) от «одного типа эко­номики» к «другому» типу экономики и т.п. (Е. Гайдар возглавляет «Институт переходного периода» и получают за это немалые деньги. За что?! Вот ведь негодяи, что делают!)
        Всё зависит, как уже поняли уважаемые читатели, от того, в чьих руках находится КФС и какие цели преследуют эти «руки». «Руки» могут формировать вектор целей исходя из:
        – практической мудрости,
        – скрываемому ото всех «ноу-хау», («знаю как сделать, но ни­кому не скажу об этом»),
        – строгой научной теории,
        – сдуру.
        При этом «сдуру» тоже может быть «устойчивый режим», правда это обязательно будет режим саморазвала экономики. Ведь в совре­менных условиях за спинами дураков от экономики неизбежно найдут­ся умники, которые используют дурь дураков в своих интересах. Пос­ле всего только что изложенного задумайтесь о том, что происходило с началом перестройки и происходит до сих пор с нашей страной во всех сферах жизнедеятельности и в экономике в частности.
        Отсюда, кстати, приходит понимание того, почему существует край­нее неравенство уровней жизни в странах капитализма с «саморегуля­цией рынка». Задумайтесь, уважаемые читатели, ведь в Швейцарии действует капитализм и рынок, но и в Боливии тоже капитализм и ры­нок. Однако уровни жизни в этих странах значительно отличаются друг от друга, хотя природных богатств в Боливии несравненно больше, чем в Швейцарии, да и люди в Боливии не хуже, чем в Швейцарии. Подоб­ное сравнение можно провести между капиталистической Россией и капиталистическими США. Такое крайнее неравенство уровней жизни в странах капитализма свидетельствует о том, что глобальная мафия имеет в отношении каждой страны определённый вектор целей и свою определённую концепцию управления. Эти цели и свою несправедли­вую концепцию управления глобализаторы осуществляют через систе­му сионо-масонства и международные финансовые организации. Глобализаторам для управления странами нужны их ставленниками с «рылом в пуху». Поэтому глобализаторы поощряют и «продвигают» во всех странах на руководящие посты людей внешне приличных, но внутренне развращённых (это по-русски называется ханжество). И обязательно, чтобы на каждого такого «успешного» человека был ком­промат: от уголовно-преступного до безнравственно-аморального. Та­кой компромат позволяет держать таких «успешных» «на поводке». Сопоставьте это с тем, что произошло и происходит до сих пор после устранения Сталина. После этого интересного отступления вновь вер­нёмся к «платёжеспособному спросу».
        Впрочем, и сам «платёжеспособный спрос», как мы установили, формируется также под воздействием КФС. Простейший пример. Предпринимателю надо обновить оборудование своей хлебопекарни. Своих денег для этого у него не хватает. Он вынужден брать кредит. Причём кредит под проценты. Он идёт в банк за кредитом. А банк – частный. Банк может дать ему кредит, и тогда наш «собственник» пекарни останется «предпринимателем» и «бизнесменом». А если банк не даст кредит? Тогда «ку-ку, Гриня …», как глумился атаман Лютый над одним из «неуловимых мстителей». Ну, и где здесь «сво­бода рынка»? Бежать в другой банк? Но они все связаны друг с дру­гом информационно…
        Но даже если кредит получен, то условия его выплаты в наше время исключительно кабальные и при честном ведении бизнеса они практически невыполнимы.
        В предельно простой форме механизм ростовщичества изложен в народной присказке. «Зашёл как-то Иван к соседу-ростовщику одолжить 100 рублей на год. Тот отозвался на его просьбу с условием выплаты 100% ростовщического дохода и передачи в залог топора. Отдал Иван топор, получил деньги. А ростовщик ему говорит, что мол 200 рублей в конце года тебе Ивану будет сложно отдать, поэтому отдай половину этой суммы сейчас. Иван подумал, что действительно трудно будет сразу отдать и вернул первую половину сразу. Идёт домой и размышляет: «Как же так? Денег нет. Топора нет. И ещё 100 рублей должен!». Но самое интересное для нас заключается в том, что всё это сделано было строго «по закону».
        Именно по таким же «законам» за годы «реформ» был разорён производящий комплекс России. Неужели не понимало руководство страны и особенно руководство Центрального банка, что оно вгоняет каждого отечественного предпринимателя, любую промышленную структуру, собственный трудовой народ в дикое ростовщическое раб­ство, устанавливая учётную ставку в 210% годовых? Попытки эко­номических темнил объяснить устанавливаемый ими ссудный про­цент наличием инфляции – это прямая подмена причины и следствия, грубый обман, рассчитанный на непонимающую толпу. Такие толко­вания сродни попыткам объяснить причину появления ветра качаю­щимися ветвями деревьев. Инфляция потому и возникает, что в фи­нансовом блоке «самопроизвольно», без создания чего-либо обще­ственно полезного, а лишь на основе ростовщичества, возникает «до­ход» и вытекающая из него покупательская способность.
        Подобный вопрос касается и внешних заимствований под про­цент. При общественно-полезном управлении любые внешние заим­ствования должны производиться на беспроцентной инвестиционной основе. Инвестор должен претендовать не на проценты из воздуха, от бездарно растраченных или разворованных денег, а лишь на долю от реальной прибыли, которая будет получена в стране с участием средств инвестора. В противном случае происходит элементарное ограбление стран и народов: Бразилия должна мировой финансовой мафии $42 млрд., Мексика – $40 млрд., Венгрия – 20% от ВВП (валовой внутренний продукт), Индонезия – 18,6% от ВВП, Аргенти­на – 9% от ВВП. Для сравнения отметим, что во времена так назы­ваемого «монгольского ига» Русь была обложена данью в 10% от производимого продукта. Международным банкирам (т.е. мировой мафии) – хозяевам ТНБ – очень выгодно давать взаймы руководи­телям различных стран. Это выгодно не только с финансовой точки зрения. Понимая суть 4-го приоритета ОСУ, можно сделать вывод о том, что это выгодно хозяевам ТНБ и с точки зрения управления странами. Ведь руководители страны-должника вынуждены согла­шаться и на другие, не связанные с финансами, предложения хозяев ТНБ. Это касается и проводимой страной-должником политики, и ведением боевых действий, и многого другого. Почему после разва­ла соцлагеря был расстрелян вместе со своей семьёй ген.сек Румы­нии Чаушеску? Расстрелян без суда и следствия якобы возмущённой толпой («масло подорожало»). Других руководителей соц.стран никого не тронули, а Чаушеску расстреляли… Да, безусловно, он что-то себе приворовывал, слов нет … Но и все другие «ген.секи» были не безгрешны. Главное в том, что только одна Румыния не имела долгов у западных банков! А следовательно была независима от вли­яния «закулисья». Именно это и было причиной скорой расправы над Чаушеску, который стремился осуществлять в Румынии свою, неза­висимую ни от кого, внутреннюю политику. А как теперь понимают уважаемые читатели книги сделать это без своей глобальной поли­тики невозможно.
        Из вышеизложенного очевидно, что ростовщичество в любом виде является ни чем иным, как воровством. Специфика этого воров­ства лишь в том, что на основании умышленно сформированных «эко­номической наукой» ложных представлений правила этого воров­ства были когда-то узаконены законодателями по заказу миро­вой финансовой мафии. А вдобавок были «освящены» якобы Свыше «священным писанием» – Библией: «Не давай в рост брату свое­му (иудею) а иноземцу (не иудею) давай в рост …». Нынешние же наши законодатели по разным причинам боятся посягнуть на зап­рет этого узаконенного воровства. Кто-то из депутатов ничего не смыслит в «экономической науке», у кого-то «рыло в пуху» и он боит­ся, что его рыло обнажат перед людьми, кто-то сам кормится с про­центов от ростовщичества и т.п.. Если вытащить из кармана соседа 100 рублей, то это преступление. Если же отобрать их по законным правилам «культурного сотрудничества», то это – «предприниматель­ский доход». Разница между «чрезвычайно высокими» процентщи­ками и умеренными точно такая же, как между взломщиками сей­фов и ворами-карманниками. В терминологии же экономических тем­нил одни именуются ростовщиками, а вторые банкирами-предприни­мателями, хотя и те, и другие получают воровские доходы, не свя­занные с процессом труда, а только с размером ими же устанавли­ваемого ссудного процента. Ведь объём работы банковского учреж­дения не меняется от того, выдаётся ли кредит под 1% или он выдаёт­ся под 100% годовых, а вот доходы изменяются ровно в 100 раз.
        В общественно-полезной экономике ростовщичество должно быть запрещено законом, а ссудный процент должен быть строго равен нулю. Здесь некоторые задают недоуменные вопрос: На что же будет существовать банковская система?» Ответ таков. Банковская сис­тема, как сфера обслуживания, должна на договорных началах за кон­кретную работу получать часть от того дохода, который создаётся производственно-потребительской системой. Возможен и режим бюд­жетного финансирования банковской сферы. Так было при Сталине. Может она получать и предпринимательский доход, работая в режиме инвестиционных фондов и иметь свои доходы лишь как оговорённую часть дохода, совместно заработанного в секторе реального производ­ства в процессе создания общественно-полезного продукта. Кстати, именно так работают исламские банки и банки Японии.
        Сейчас банки в России с учётом своих банковских «накруток» дают кредиты фактически под 20% годовых! То есть если предпри­ниматель взял на создание или развитие своего дела 1 миллион, то через год он должен вернуть в банк уже 1млн.+200 тысяч. Но всему миру известно, что даже в благополучных странах рост производ­ства не превышает 3-5% в год. И определяется этот рост в первую очередь ростом мощности первичных электроустановок, поскольку сейчас все товары и услуги создаются в первую очередь с помощью «электрической тяги» (а не лошадиной и не мускульной силой чело­века). Таким образом, честным путём при 20% годовых работать невозможно никому. Но и это ещё не всё.
        Давайте представим себе такую картину. Собрался в огромном зале весь народ нашей страны: и «физические лица», и «юридические лица», и «частники», и корпорации, и … То есть все! У каждого «фи­зического» и «юридического» лица есть какая-то сумма денег. У кого 100 руб. в кармане (и всё!), а у кого – 1000 руб., а у кого 1 миллион (или даже миллиард).
        На сцене перед всеми ними лежит огромный-преогромный торт, как олицетворение всех материальный благ, которые есть сейчас в стране. И каждый из присутствующих, отдав все свои деньги, имеет полное право отрезать от торта кусок, соответствующий его сумме денег. У кого-то это будет совсем маленький кусочек, у кого-то это будет огромный кусок.
        А теперь представьте, что всего двое человек из огромного чис­ла людей в зале заключают между собой сделку кредитования. Один берёт у другого 1 миллион, обязуясь при этом вернуть 1 млн. 200 тыс. Всё это они делают в соответствии с законами и проводят свою сделку по соответствующим бумагам. В результате всех бумажных оформ­лений общая сумма денег в обществе (см. схему продуктообмена) возросла на 200 тысяч. А торт-то остался прежним в размерах! И в результате этого у каждого из присутствующих в зале на чуть-чуть обесценилась имевшаяся сумма денег (уменьшилась его «удельная платежеспособность»). Вследствие этого каждый человек в зале сможет теперь отрезать кусок торта, который будет уже чуть-чуть меньше того куска, который он смог отрезать до сделки двух людей, обратите внимание: сделку сделали всего двое, но в результате этой сделки все остальные стали чуть-чуть беднее, то есть фактически эти двое обобрали всех остальных!
        Получается, что если «одно лицо» дало «другому лицу» некую сумму денег под проценты на некоторый срок, то по истечении этого срока это «другое лицо» возвращает первому ту сумму денег, кото­рую он взял, плюс к ней сумму денег, соответствующую процен­там. Этот «плюс» взявший и отдавший кредит может «вернуть» себе:
        – или из своей платёжеспособности (из своих собственных дохо­дов, т.е. «оторвать от себя»),
        – или за счёт окружающих.
        Откуда большинство берущих кредит будут брать деньги для погашения кредита – пояснять не надо.
        Отсюда видно, что:
        – Кредитор – это «пахан».
        – Тот, кто взял кредит – «карманник», шастающий по карма­нам окружающих его людей.
        – Все остальные – «лохи» (толпа), по карманам которых шас­тают карманники.
        И всё это – в полном соответствии с марксистской «трудовой тео­рией стоимости», рыночными «экономическими теориями», мнениями «авторитетных титулованных учёных-экономистов», авторитетных и любимых народом руководителей России. Причём «карманник» жи­вёт тем лучше, чем чаще шастает по карманам. А вся «толпа» ло­хов – это стадо дойного скота, если люди не пытаются разобраться, как их грабят, смирились и терпят такой «институт кредита».
        А «банковский процент» по вкладам, выплачиваемым «вкладчикам»? В этом случае это выглядит как процесс пойла ча­сти дойного стада выдоенным из них же «молочком».
        Что касается денежных отношений между странами, то предос­тавление «развитыми» странами денег в долг под проценты «разви­вающимся» странам, ежедневно перечисляя 100 млн. долларов в сред­нем, позволяет получать с них в виде процентов и возвратов 200 млн, долларов (М. Кеннеди «Деньги без процентов и инфляции», Lilalex, Швеция, 1993 г.). Именно на таком паразитизме основаны «экономи­ческие успехи» «развитых» стран.
        И действительно. Если вы взяли в долг 100 тыс. рублей под 15% годовых, то через 7 лет вам предстоит вернуть уже 205 тыс. рублей. Если же основной долг не возвращается вообще, то вы и ваши внуки всю жизнь будете работать на предоставившего вам ссуду ростов­щика. Он вам дал 100 тыс. рублей один раз, ваш же род (страна) за 100 лет должен выплатить ему пятнадцатикратную сумму и по-пре­жнему остаться должником. Для того чтобы финансовое вымогатель­ство через предоставление внешнего займа было не так очевидно, не так заметно, заинтересованность в таком займе «научно» обосновы­вается и приписывается той стране, которую банкиры направляют в ростовщическую петлю. При этом финансовую «элиту» страны-за­ёмщика убеждают в недопустимости выпуска потребного количества своих собственных денег, используя для этого подходящие «на­учные теории», которые на самом деле являются ложными теория­ми. Однако элементарная экономическая азбука, сконцентрирован­ная А.С. Пушкиным в стихотворной форме:
«И был глубокий эконом,
То есть умел судить о том,
Как государство богатеет,
И чем живёт, и почему
Не нужно золота ему,
Когда простой продукт имеет»
А.С. Пушкин, «Евгений Онегин»


        указывает путь от разорения к достатку – деньги должны печа­таться под простой продукт (газ, лес, нефть, электроэнергия), которо­го в России (в отличие от Европы) на одного жителя приходится в 30 раз больше, чем на среднестатистического жителя нашей планеты.
        А юридическая сторона кредитования? Договор о кредите заключают всего два лица. Но расплачивается утратой своей плате­жеспособности все! При этом не выполняется библейская заповедь «не укради!» Между прочим, все религии мира выступают против воровства. И это обстоятельство является нравственным основани­ем для отказа от выплаты процентов по кредитам (в том числе и в масштабе расчётов между государствами)! Организация синхрон­ного одновременного отказа множества стран от выплаты по процен­тному кредитованию в международных масштабах неминуемо лик­видирует паразитизм транснациональных банков (ТНБ). Но это дол­жен кто-то организовать… Кто? Или «само получится», как ут­верждают некоторые? «Само» не получится! А организовать это могут только руководители той страны, которая является самодос­таточной по всем вопросам жизни и способна противостоять глоба­лизаторам. Такой страной в наше время на планете Земля является лишь одна Россия. Но её руководство не хочет предъявить всему миру свою глобальную политику.
        Банкиры в существующей ныне КФС – это клопы мироеды..
        Банкир «вплёвывает» в народное хозяйство кредит в размере «К», а «высасывает» из народного хозяйства уже сумму «К+%». Вот где наглядно видна причина инфляции! А теперь представьте, что народ­ное хозяйство облепило огромное множество «клопов». Что будет с такой страной? Ответ очевиден.
        Вывод: запущенный в глубокой древности и пропагандируемый Библией институт кредита со ссудным процентом (ростовщи­чество) – это своего рода «вечный двигатель» к которому не­видимыми цепями прикован «вечный жид».
        Для установления справедливости в обществе людей необходи­мо в законодательном порядке запретить кредитование под процен­ты, установив ставку кредитования равной нулю. Именно это требу­ет в своей программе КПЕ.
        И это не утопия. Истории человечества известны периоды, когда ростовщичество запрещалось и сурово каралось. Например, Англия лишь в 1854 году отказалась от законодательных запретов на рос­товщичество, действовавших с 15 века.
        Коран, в отличие от Библии, категорически запрещает ростовщи­чество. «Те, которые пожирают рост, (пользуются плодами рос­товщичества), восстанут только такими же, как восстанет тот, кого повергает сатана своим прикосновением (речь идёт о суд­ном дне). Это – за то, что они говорили: «Ведь торговля – то же, что рост». А Аллах разрешил торговлю и запретил рост (ростовщичество) …» (Сура 2. аят 276). Кроме этого аята в Коране ещё не раз напоминается о запрете ростовщичества и наказании за это. В наше время исламские банки осуществляют кредитование на беспроцентной основе. Аналогично работают банки и в Японии, где они входят в состав финансово-промышленных групп и получают оп­ределённую долю от доходов производства реальной продукции. По­добное делается и в Китае, где ставки кредитования при необходи­мости доходят даже до минусовых значений (минус 10% годовых).

КФС – кровеносная система

        Итак, изначальное общественно-полезное предназначение КФС сводится к согласованию:
        – объёмов потребления каждого из субъектов производствен­но-потребительский системы (ППС) с
        – размером его вклада в формирование необходимого всему обществу объёма товаров и услуг.
        При этом, манипулируя финансовыми потоками, рычагами нало­гов и дотаций, КФС должна обеспечивать «сборку» отдельных пред­приятий и отраслей в единую, увязанную по взаимным поставкам, бескризисно функционирующую производственно-потребительскую систему (ППС) страны.
        Любому перемещению продукта (сырья, полуфабрикатов, либо товаров или услуг в ППС должен сопутствовать встречный поток соответствующей ему (продукту) денежной массы. То есть мысленно представьте, что в одну сторону по кругу «крутятся» товары и услуги, а в противоположную сторону «крутятся» деньги. Поэтому должно быть соответствие «товарной массы» «денежной массе». Поэтому специалисты КФС должны научиться решать школьные за­дачки по перетоку воды из большого резервуара (КФС) и перерасп­ределению её между несколькими бассейнами-отраслями так, что­бы ни один из них не пересох, и чтобы вода не плескалась через край на счета западных банков). Нужно всего-то рассчитать диаметр каждой трубы, связав его с интенсивностью потока воды (денег) в конкретный бассейн. Аналогом такой системы является кровенос­ная система человека с сосудами соответствующих диаметров и регулируемыми пульсом и давлением в зависимости от нагрузки.
        Кровеносной системой народно-хозяйственного комплекса как раз и является КФС. И страна, также как и человеческий организм, с неизбежностью идёт к краху, если хотя бы в одном из звеньев прекра­щается кровообращение или резко изменяется кровяное давление (гипо­тония или гипертония). Деньги, при таком понимании их назначения, ока­зываются связаны с циклами ППС и являются, по сути, технологичес­кой средой, неспособной породить инфляцию. Из элементарного здраво­го смысла становится, очевидно, что количество эмитированных (вве­дённых дополнительно в уже имеющуюся денежную массу) денежных средств должно строго соответствовать технологическим потребнос­тям ПП. Отсюда следует простой вывод о том, что увязка денежной массы с золото-валютными резервами Центрального банка лишена эле­ментарного здравого смысла. Такая «увязка» применяется исключитель­но для искусственного создания дефицита собственных средств плате­жа и удовлетворения нужд ростовщиков.
        Сегодня в стране во многих технологических системах есть энер­горесурсы, сырьё, оборудование, персонал, рынок потребления, но нет оборотных средств – бумажных денег с нарисованными цифрами, которые бы обеспечивали производство будущих продуктов в ППС. Для их выпуска нужны лишь бумага, краска и немного государствен­ного ума. У нас в России всё есть, кроме последнего. На начальном этапе т.н. «реформ» денежная масса страны была сжата до такой сте­пени, что лишь 15-20% товарного перемещения сопровождалось де­нежными потоками, всё остальное – бартер, расписки, векселя, задол­женности – как в эпоху средневековья. Все несуразности соотно­шения денежной и товарной массы сохраняются и по сей день.
        При справедливом распределении доходов всего общества в де­нежной форме, любой денежный поток в ту или иную сферу (отрасль) должен, как уже было отмечено, соответствовать поступлению из этой сферы (отрасли) на потребительский рынок товаров либо услуг. Однако, руководствуясь принципом: «Сидеть у ручья и не напить­ся?», банкиры научились формировать внутри себя, как на «поле чу­дес», «самовозрастающую стоимость», соответствующую якобы «возросшей» «денежной массе», которой на самом деле нет. Один миллион в течение года «прокручиваемый» в банковских вкладах, в ГКО и прочих «финансовых инструментах», трансформируется в два миллиона. Полученная из воздуха баснословная прибыль выплески­вается на рынок, порождая инфляцию. При этом темпы самообога­щения, не связанного с созданием чего-либо общественно полезного, хозяева КФС устанавливают сами, по своему произволу, манипули­руя размером ссудного процента и получая собственные баснослов­ные процентные доходы от всех денег, которые такая КФС «созда­ёт». Источником, «задающим генератором» инфляции, выступает ссудный процент. Он обеспечивает доходность спекулянтам «финан­совых рынков». Но эта «доходность» через выдаваемый производи­телю кредит включается в себестоимость продукции, что резко уве­личивает его цену. Чем больше ссудный процент, тем богаче стано­вятся спекулянты– «финансисты» и беднее те, кто сеет хлеб, варит сталь, добывает уголь. Именно по этой причине в народе исстари известно: «Трудом праведным не наживёшь палат каменных». Настал момент положить этой поговорке конец.

продолжение...




</d/i
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments