Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Аз,буки,веди




Отрывок из статей Водовозов В. И. Избранные педагогические сочинения. 1860. — 1958 г. изд.:

       "Какие дети приходят в эти школы? Многие из них, отданные с малых лет на фабрики или в магазины, не знают ни места своего рождения, ни родных, ни даже отцовского имени: Петя, или, вернее, Петька, — и все гут. Они никогда не любопытствовали и знать об этом: так бессознательно, в машинальной работе, сложилась воя их жизнь. Следовательно, у большей части детей нечего спрашивать о каком-нибудь развитии. Однако некоторые, оставаясь в дому, посещали приюты или где-нибудь научились названиям букв: аз, буки веди. Есть дети, которые знают все буквы в порядке: а, б, в, г, — и проч., но не сумеют ни одной из них найти в азбуке. Другие скажут вам целый ряд слогов: бра, вра, гра, — бессмысленно заученных наизусть, и когда вы начнете с ними читать, то при каждом слове, ни к селу, ни к городу, приплетают эти бра, вра, гра. «Ну, вот вам слово: «тятя», — говорит учитель, — вот эти две первые буквы вместе будет гя, повторите: гя... что ж будет дальше?»
        Мальчик думает, думает и вдруг скажет: вздры! Таких детей всего труднее научить читать: все эти «вздры» не скоро выбьешь из головы. Есть такие, что отлично пишут все буквы на бумаге, даже легко списывают с книги слова, и при всем том не могут прочесть ни одной буквы. Другие свободно читают и совсем не умеют писать. Вот с какими разнообразными знаниями приходят в школу! Наиболее развитые дети и сочинят вам что-нибудь, например: «Мы были в саду, играли. Как там хорошо! В саду играли в кошки-мышки. Нам хорошо было, только на траву не позволяли садиться». Вот отрывок из сочинения грамотного крестьянина, прожившего уже два года в Петербурге: «Стал снаряжаться я домой, нет обувки никакой, и приехал я в деревню, просто, так сказать, ни с чем: только что один худой сюртучишка кой-какой. На беду же воскресенье; на гулянье я пошел; там раскинуты палатки, важно с пряником стоят; девки водят хороводы, смирно, прямо все стоят; парни ходят и гуляют и орехи покупают; товарищи мои уряжены стоят, все в сибирках и в шинели, и цепочки при часах: только я, бедняк несчастный, разгулялся без часов.
        Нет ни шляпы, ни шинели; только что один сюртук. Девки песенки запели, а сердечко тук-тук-тук». Мы, конечно,не выставляли грамматических ошибок, которых изрядное число в подобных сочинениях. Здесь любопытно стихотворное выражение грусти питерщика, приехавшего в деревню без денег. Наклонность народа выражаться красно здесь проявилась в складной речи, усвоенной из на родных песен и пословиц, а может, и через чтение стихов Кольцова и сказок Пушкина. Простой человек смотрит на заданное сочинение, как на затейливую выдумку: отсюда и разные прикрасы слога. Общим выводом всего сказанного будет то, что для самого успеха грамотности необходимо по возможности развивать учащихся, требуя от них сознательного чтения. Скажем кое-что об обучении грамоте и об этом развитии.
        Теперь уже принято всеми учить сначала гласным буквам, а потом, не заставляя отдельно заучивать согласных, прямо складывать их вместе с различными гласными и тотчас составлять слова. По методу Золотова заучиваются слоги прямые, обратные и прочие термины; в некоторых местах еще долбят все буквы с их подразделениями, учат даже целиком грамматику Греча. Никакого курса грамматики, никаких грамматических названий не нужно при практическом преподавании в воскресных школах. Азбука Лермонтова наиболее удовлетворяет цели. Кроме того, теперь печатается букварь, составленный советом воскресных школ. В нем очень дельно придумано начинать прямо с чтений статьи, приноровленной к изучению всех звуков. Сначала учащийся знакомится с гласными и их сочетаниями: ау, ой, ее и проч. Потом он разбирает статью, которой первая половина вся состоит из слов, имеющих слоги в одну согласную: «Жители села Фокина жили, и проч.» Кроме того, в этом связном рассказе слова подобраны так, что представляют все главнейшие сочетания гласных с согласными. Во второй половине рассказа учащийся постепенно переходит к словам с более трудными слогами, например, стряслась, вздрогнули и проч. Этим совершенно уничтожается прежнее долбление бессвязных слогов. Учатся писать наряду с чтением: письмо содействует запоминанию букв.
        Тут дело не в каллиграфии, не в бесконечном черчении палочек, а в том, чтобы поскорее научиться чертить сначала более легкие буквы: о, с, и..., а потом и более трудные: ю, жэ, ф и проч. Кому будет нужда и охота, того можно и после упражнять в чистописании, научив сперва грамоте. Когда грамотный уже способен писать по диктовке, то и тут, при исправлении ошибок, не нужно зазубривать каких-нибудь грамматических правил. Можно практически объяснить дело: «Вот, когда спросишь: где ты был? — в комнате, в воде, на дворе — так пиши на конце букву «ѣ». Чтоб учащийся не писал «прощацца» вместо «прощаться», можно продиктовать ему целый ряд подобных слов: встречаться, маяться и проч. и; чтобы был смысл, привести речения, где они употребляются, составить даже целую связную речь из подобных выражений: «Пришлось нам прощаться, в дорогу сбираться; может статься, уж нам не видаться и проч.».
        Коснемся теперь собственно развития. Здесь необходимо употребить все средства, чтоб пробудить самодеятельность мысли. При первоначальном чтении, складывая буквы, составляя слова, избегать всякого сухого механизма. Даже в отдельных звуках можно напоминать живые предметы: му, ну, куку и проч. Разобрав слово, заставлять иногда рассказывать что-нибудь о предмете, им означаемом, вносить свои небольшие рассказы, показывать картинки. Однако заметим о рассказах, что многие ими злоупотребляют. Воображая себя на профессорской кафедре, многие толкуют о разных вещах учащимся или читают им огромные статьи, мало осведомляясь о том, поняли они что-нибудь или нет. Это делается более для своего услаждения, чем для пользы слушателей. Вообще надо принять правилом, чтоб заставлять более говорить учащегося, чем толковать самому. Научив грамоте, необходимо научить и чтению, т. е. вникать в прочитанное, а это делается не так легко и скоро с малоразвитыми детьми. Пусть лучше ученик посидит целый час над одной страницей,- да поймет ее вполне. Грамотность в народе оттого и остается бесплодною, что его учили по образцу Петрушки, ради процесса чтения. Прекрасным средством к развитию служат картинки. Есть прекрасные немецкие издания для наглядного обучения: их можно найти в наших книжных лавках. Целый лист картинок стоит не более пяти копеек серебром. Тут с величайшим разнообразием и рукою отличного рисовальщика представлены всевозможные сцены из простого быта: вот дети выпустили из курятника кур и кормят их хлебом; девушка достает воду из колодца; жнецы отдыхают в поле; шалун мальчик перелезает через забор, а за ним гонится собака и сторож и проч. и проч. Картинки чрезвычайно грациозны и сделаны отчетливо, совсем непохожи на наши уродливые маранья, встречаемые в детских книжках. Иные довольно сложны по содержанию, как, например, комната, где собраны всякая мебель, посуда, все предметы, относящиеся к хозяйству. Как жаль, что ничего подобного нет у нас из русского быта! Что бы нашим лучшим художникам обратить внимание на этот недостаток и составить для детей и для народа рисунки, изображающие русский быт, разные виды России, местные обычаи и промыслы, сцены из русской истории, из сказок, из некоторых повестей, и проч.! Тут нужна только талантливая рука, а никак не роскошь издания: при современной потребности в наглядном обучении оно доставило бы выгоды, если бы пустить его по самой дешевой цене. Для народа художественно исполненные картинки с текстом были бы отличным воспитательным средством, а то теперь он довольствуется грязными лубочными изданиями, часто представляющими предметы, совершенно чуждые его жизни. Русская литература хоть чем-нибудь заявила себя в деле народного образования — русские художества ничего не сделали для народа. Картинки для наглядного обучения, о которых мы говорили, очень полезны, как легкое средство заставлять детей вдумываться в предметы и высказывать свои мысли. Преподаватель сначала заставит учащегося рассказать о том, что он видит, а потом и написать на бумаге. Вместо того чтоб диктовать что-нибудь из книги, он даст картинку и скажет: «Вот, напишите, что тут находится». Это послужит и для него самого облегчением и прекрасным упражнением в самодеятельности для учащихся. Такие упражнения составляют переход к сочинениям *.
        При чтении нужно особенно обратить внимание на знакомство с природой. Знакомясь с предметами естественными, с причинами и гармониею всех явлений в природе, необразованный человек нечувствительно избавляется от многих предрассудков, которых не сломишь



       * Собрав сколько возможно таких картин для школы, я всегда с успехом употреблял их. Любопытно, что во время одной прогулки по вербам, мне удалось собрать у букинистов виды чуть ли не со всей Европы: одного Берлина было, кажется, до двадцати видов: а из местностей России я нашел только один вид, изображающий Главный штаб и Александровскую колонну.


       никаким красноречием. Какие книги употребить для этого? Сколько мы ни думали, не могли найти ничего, кроме хрестоматии Ушинского и начальной географии Семенова, книг, одобренных и ученым комитетом для употребления в школах. Хотя эти книги вовсе не назначены для народного чтения, они написаны довольно легким языком и содержат много материалу для объяснений. Конечно, преподаватель может избирать из них только наиболее легкие отрывки; опуская всякие неясные толкования, достаточно сообщить одни главные факты: из фактов сама собой выскажется идея. Нет надобности излагать все системы естественных предметов; выбор ограничивается предметами, более близкими и понятными учащемуся: общее строение животных и особенно человека, обращение крови, образование цветка, перемены, происходящие в насекомых, и потом главные представители трех царств — все это по возможности в отношении к нашим промыслам и нашему быту. Рассказ постоянно сопровождается наглядным объяснением по картинам. У нас теперь есть недорогой атлас по естественной истории Д. Михайлова: он стоит два рубля (тем, кто выписывает не менее 50 экземпляров, делается уступка по 1 руб. 50 коп. за экз.). Рисунки исполнены здесь очень отчетливо, хотя и без красок. Кто желал бы иметь раскрашенный атлас, тому необходимо обратиться к заграничным изданиям. Особенно прекрасен в этом отношении атлас Бромме («Systematischer Atlas der Naturgeschichte fur Schule u. Haus» von Traugott Bromme, Stuttgart, 1861).
       Он может показаться необычайной роскошью для школы, а между тем стоит всего три рубля. Повторяем, разнообразные картины, изображающие всякие промыслы, производства (например, воздушные шары, водолазный колокол, работы в рудниках, ткацкий станок, приготовление стекла, бумаги и проч.) или просто виды и сцены, всегда полезны для школы: они оживляют воображение и завлекают любознательность; их всегда можно много набрать через частные пожертвования: у кого на дому не валяется без пользы каких-нибудь эстампов *. По земле* Такие пожертвования, хотя бы они состояли из одной картинки, равно как и разрозненные, остающиеся без употребления томы русских авторов (таких накопилось немало вследствие новых изданий), мы всегда примем с благодарностью и беремся при случае передавать их в другие школы или читальни. (Адресовать: швейцару 1-й гимназии на имя В. И. Водовозова.) описанию России недурны брошюры: «Рассказы странствователя по замечательным местам России». Но мы ждем и верно долго еще не дождемся живого рассказа о естественных предметах, приноровленного к народным потребностям, к верованиям, к промыслам и быту русского народа. В разных книгах, изданных для сел, есть порядочные наставления, как пахать землю; но можно ли этим ограничиться?
       Другим средством к развитию служит чтение хороших повестей и рассказов, относящихся до народной жизни; здесь, конечно, нельзя ограничиться одними сказками и песнями. Мы уже имели случай в статье «Русская народная педагогика» рассуждать о книгах, изданных у нас для народа. Прибавив к этому, что наши детские журналы (журнал Чистякова и «Подснежник» 1б, но никак не «Лучи» 16 и не «Звездочка» 17) могли бы доставить много хорошего материалу для объяснений учителя; но тут необходим искусный выбор. С нынешнего года выходит журнал для народного чтения Погосского («Народная беседа»18), обещающий много хорошего.
Но о журналах, издаваемых для народа, мы как-нибудь поговорим особенно. Заметим вообще, что при выборе статей надо избегать, как величайшего зла, сухой бесцветной морали, какою богаты дешевые книжки, назначенные для народа; и здесь необходимо искать чего-нибудь реального: лучшим чтением служили бы исторические рассказы и повести, только уж никак не рассказы по русской истории Кулжинского или г-жи Ишимовой".
Tags: Водовозов, азбука, дети
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments