December 24th, 2013

Славянские надписи на рунических камнях Скандинавии.

      Надписи на рунических камнях

      Самым известным руническим камнем в Северной Европе является камень из шведского города Рёка. Камень содержит самую длинную руническую надпись из числа известных. Она состоит из 762 рун и датируется IX н.э. веком. Текст написан на всех сторонах камня, включая торцы и верх.





Рунический камень из Рёка Рунический камень из Рёка Рунический камень из Рёка Рунический камень из Рёка Рунический камень из Рёка



      Шведы «расшифровали» надпись следующим образом:

      «О Вемуде говорят эти руны. Варин сложил их в честь павшего сына. Скажи, память, какой добычи было две, которую двенадцать раз на поле брани добывали, и обе брались вместе, от человека к человеку. Скажи еще, кто в девяти коленах лишился жизни у остготов и до сих пор все первый в битве. Тьодрик правил, смелый в бою, кормчий воинов в море готов. Ныне сидит он, держа свой щит, на готском коне, вождь мерингов».

      Однако, русский учёный Сокол-Кутыловский, используя славянские руны, приводит свою расшифровку каждой строки надписи, которая оказалась гораздо длиннее шведской, и доказывает, что «шведская руническая поэма» не имеет ничего общего с тем, что написано на камне в действительности. Ни о каком Вемуде в ней речь совсем не идёт, как и о Тьодрике, которого отождествляют с королём вестготов Теодорихом. Более того, своей расшифровкой он разбивает миф о древней поэтической рунической литературе шведов. Единственной правильной догадкой шведских рунологов является то, что камень является монументом павшим. Что же на нём написано, на самом деле? Приведём фрагмент расшифровки надписи, которая полностью приведена в статье учёного «Рунический камень из Рёка: мифы и реальность»:

      «Поставили своим званным. Они жизни решили отдать [за] рагов. Не равное сражение то не они начали, они вступили в их бой, так как к ним пришли… Войско они разбили то. Пусть земли к ним отойдут… Датчане напали на земли, на них слуг (работников) владельца тех их земель. Не иначе, как считали установить налог (на) землю их склоняли их ту землю отдать им… Если бы не были неры Ниваннед, Ваннед и Неванхнанне на службе у владельца земли… И не нападают на земли те. Нет датчан тех, так как неры … охраняют, так как дали (им) земли, их земли…»

      Речь идёт о конфликте между земледельческими общинами славянских народов рагов и неров с одной стороны, и датчанами с другой. Датчане попытались собирать с соседей дань, но получили отпор, причём решающую роль в этом сыграли неры, которым и был поставлен этот памятник. Они пришли на помощь рагам. Из расшифровки надписи можно понять, что неры работали в тех местах по найму. После конфликта они получили часть граничащих с датчанами пахотных земель в собственность и обязались их за это охранять от посягательств датчан.

      Как видим, у русского учёного получился довольно-таки внятный текст, который ничего общего со шведскими мутными выдумками о каких-то непонятных двух добычах, которые почему-то добывались двенадцать раз, не имеет. Посмотрим ещё на некоторые скандинавские рунические камни, которые совсем недавно «заговорили» на русском языке.





Рунический камень из Норвегии Рунический камень из Норвегии Рунический камень из Норвегии Рунический камень из Швеции Рунический камень из Швеции



        Камень, изображённый на первой фотографии, находится в Норвегии и датируется IV-VI вв. н.э. На нём выбит крупный знак, занимающий почти половину камня, и руническая надпись. Судя по надписи и знаку, этот камень тоже посвящён павшим воинам. Надпись гласит: «Мужи эти в России Божьей в ночи, иные живы», а знак, похожий на руну «Пе», может означать принадлежность павших в бою ратников к воинству Перуна, славянского бога. Интересная информация, не правда ли? Из неё следует, что, по крайней мере, с IV по VI века н.э. на территории современной Норвегии существовало государство Божья Русь, народ которого говорил на русском языке, писал славянскими рунами и поклонялся славянским богам.

      Ещё один рунический камень из Норвегии гласит: «Ра в ночи, то есть в норе. Говорит Бог в ночи: то радуется Боробог, он этой ночью Ра заморил. Боробог, он и есть. Поднимается Солнце молодое, Ра сесть собирается на Руси». Сокол-Кутыловский предполагает, что надпись можно понимать, как представление древних славян о причине наступления зимы или полярной ночи. Непривычно увидеть имя «египетского» бога Ра в славянских рунических надписях Северной Европы, но, как оказалось, оно встречается там очень часто и обозначает Солнце, а Боробог – бог ветра и холода.

      А вот ещё один камень из Норвегии. Его называют «The Eggja rune stone», по имени селения, около которого его обнаружили. Он содержит приблизительно 184 рунических знака, состоит из двух длиннющих строк, и предположительно повествует об изменении климата – наступлении необычайно раннего потепления, причиной чего могли быть вспышки на солнце-Ра, которое названо пегим (пятнистым). Учёному удалось уверенно прочитать две трети текста: «Те неры плачут. Солнце мало пегое спит. Зима даёт снег её. Его жар печёт воду ту, так как нет того холодного ветра своего в ночи снежные. Говорят, читая хотят то звать они Солнце на свое (место) с его … так как не пора, так как мало печет зимой оно … Не сильно Солнце вытесняет холодный ветер, но теперь сильно. На Солнце Мара то. Иной (раз) рано жара, иной (раз) нет … Печет…».

      На руническом камне из Швеции, который датируют первой половиной первого тысячелетия н.э. читаем: «Ты помни долго их время, так как время то (уходит) во тьму: течет река времени вечно. Рбонива эта роща и та тоже». Имя Рбон было достаточно распространённым в раннесредневековой Скандинавии, так как оно часто встречается на рунических камнях-памятниках. Это имя имело различные варианты произношения: Рабон, Рбони, Рбоннис.

      Ещё один шведский камень говорит по-русски, что: «Сие установили, и читайте. Если не хочете войны, знайте – урочище чужое это». Иными словами, камень этот – пограничный столб IV-VI веков н.э. с предупредительной надписью. Сторожевые псы, изображённые на нём, ей соответствуют в полной мере.

Ведические символы в средневековой Европе.

    Великая Венея – так давно тому назад называлась территория Западной Европы, куда племена славян и ариев переселялись из Семиречья в поисках новых земель для обитания, постепенно заселяя земли к западу от Уральских гор. Вот, что рассказывают нам Славяно-Арийские Веды об одном из таких переселений:

    «…Так как Один был провидцем и колдуном, он знал, что его потомство будет населять северную окраину мира. Он посадил своих братьев Be [Стара] и Вили [Винга] правителями в Асгарде, а сам отправился в путь и с ним все Дии и много другого народа. Он отправился сначала на запад в Гардарики, а затем на юг в Страну Саксов. У него было много сыновей. Он завладел землями по всей Стране Саксов и поставил там своих сыновей правителями. Затем он отправился на север, к морю, и поселился на одном острове. Это там, где теперь называется Остров Одина на Фьоне…»





Ведический символ. Остров Готланд, Швеция, Vaskinde 4-6 в. Ведический символ. Остров Готланд, Швеция, Havor 4-6 в. Ведический символ. Остров Готланд, Швеция, Vaskinde 4-6 в. Ведический символ. Остров Готланд, Швеция, Hellvi 4-6 в. Ведический символ. Остров Готланд, Швеция, Martebo 4-6 в.



    Рунические летописи Древнерусской церкви староверов инглингов содержат следующие сведения о миграции славяно-ариев: «…Позднее Роды Расы Великой, гонимые суровым даарийским ветром, стали уходить дальше на юг, расселяясь по разным материкам. Князь Сканд заселил северную часть Венеи. Позднее эта территория стала называться Скандо(и)навь(и)я, т.к. умирая князь сказал, что Дух его после смерти будет защищать эту Землю…»







Ведический символ. Остров Готланд, Швеция, Sanda 4-6 в. Свастика на золотом скандинавском брактеате (монете) 5 в. Фибула (застёжка для одежды) в виде свастики, Дания 5 в. Фибула (застёжка для одежды) в виде свастики, Дания 5 в. Свастика на руничном камне, Snoldelev, Дания 7 в. Свастика на топоре 8 в. Свастика на мече викинга 9 в. Свастика на королевском гобелене, Oseberg, Норвегия 8 в. Свастика на фрагменте бадьи, Норвегия 9 в. Свастика на мече викинга 9 в.





    Почти всю территорию Венеи в I тыс. до н.э.- I тыс. н.э. занимали Венеты или Венды. Византийский историк Иордан (VI век н.э.) в своём труде «О происхождении и деяниях гетов» пишет: «…Между реками Дунаем, Тисой и Олтом лежит Дакия... к северу... на необозримых пространствах расположился многолюдный народ венедов. Несмотря на то, что теперь их название меняется соответственно различиям родов, но всё же преимущественно они называются склавенами и антами». Также он пишет: «…После поражения герулов Германарих двинул войско против венетов… Эти венеты происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов и склавинов». Современная наука относит к Венетам племена северо-востока Италии (совр. область Венето), которые говорили на древнем венетском языке «близком к этрусскому», славянские племена Восточной Европы и некоторые кельтские племена. Поэтому неудивительно, что на территории современной Ирландии и Великобритании находят славяно-арийские символы.







Свастика на кельтском памятнике, the Kermaria Stone, 4 в. до н.э. Свастика в кельтском узоре. Свастика в Гальштатской культуре. Кельты против Иллирийцев 4 в. до н.э. Свастика в Ирландии, Ogham Stone, 5 в. Свастика в Ирландии, крест святой Бригитты.





    В 1857 году Великобритании при раскопках у моста Челси нашли бронзовый кельтский щит, украшенный спиралями, кругами и 27 свастиками. Современные учёные отнесли его к кельтской латенской культуре (первая половина I тыс. до н.э.), распространённой по всей центральной и западной Европе (Франция, Швейцария, Испания), на Балканах, в Малой Азии, Британии и Ирландии. Эта культура почему-то названа по имени селения Ла Тен (La Tene) в Швейцарии.







Свастика на кельтском щите, Англия, 1 в. до н.э – 1 в. н.э. Свастика на кельтском щите, Англия, 1 в. до н.э – 1 в. н.э. (деталь). Свастика в церкови Кэнфилд, Canfield church, Эссекс, Великобритания. Свастика на урне для праха, Великобритания 5 в. Свастика на броши, Норфолк, Великобритания, 6 в. Свастика на детали упряжи, Великобритания, 6 в. Свастика на урне для праха, Великобритания, 7 в. Свастика на броши, Великобритания, 8 в. Свастика на стеле, остров Мэн, Великобритания, 9 в. Свастика на копье, Германия, 1 в.





    На территории современной Германии тоже находят славяно-арийские ведические символы, что не удивительно. Ведь до 11-12 веков там жили славяне – племенные союзы лужичан, лютичей и бодричей, пока их полностью не уничтожили тевтонцы, до основания разрушив святые для них города-храмы Аркона (о. Рюген) и Рет-Ра и присвоив себе славянские города, слегка изменив их названия. Липск стал Ляйпцигом, Дроздяны – Дрезденом, Стрелец – Штрелицем, Зверин – Шверином, Микулин Бор – Мекленбургом. Об этом очень хорошо написали Г.В. Носовский, А.Т. Фоменко в замечательной книге «Библейская Русь». В Части 3 есть глава «Славянская археология», в которой можно прочесть следующее:

    «...В 1996 году была опубликована книга известного российского художника, академика И.С. Глазунова “Россия распятая”. В этой книге есть интересный раздел, посвящённый малоизвестным страницам славянской археологии. Основной вывод И.С. Глазунова можно вкратце сформулировать так: в славянской археологии очень многое и по-видимому намеренно скрывается от широкой и даже научной общественности. В свете наших собственных исследований понятно, почему это происходит. На самом деле археология очень часто вступает в противоречие со скалигеровской историей. Особенно ярко это проявляется в тех случаях, когда археологические находки – славянские. Поэтому именно славянская археология и неизбежно следующие из неё выводы являются в определенном смысле “запретной темой” в истории. И.С. Глазунов обращает внимание на почти забытые исследования известного русского учёного XIX века, основателя Томского университета – Василия Марковича Флоринского. И.С. Глазунов пишет:

    “Василий Флоринский (1834-1899) прожил 65 лет. Окончил Петербургскую медико-хирургическую академию. Блестящие способности выпускника были замечены, и уже через несколько лет ему присвоено звание профессора. Но не медицинскими своими познаниями и способностями проложил этот человек дорогу в бессмертие. Его судьбой и всепоглощающей страстью стала археология. Точнее, сравнительная археология. Выдающийся учёный искал – и нашёл – ответ на жгучий вопрос: каким народам и какой расе принадлежат тысячи древних курганов, разбросанных на просторах Сибири? Ответ Флоринского был чёток и однозначен: древнейшее население Сибири принадлежало к арийской расе, а точнее, племенам, ставшим позднее известными истории под именем славян. Василий Маркович провёл гигантскую работу, сравнивая археологические находки раскопанной Шлиманом Трои, Адриатических Венетов (общеизвестно, что венеты – это славяне, чего не могут отрицать как наши, так и западные историки), а также венетов прибалтийских с находками в северорусских и южнорусских курганах. Сходство найденных предметов быта, орнаментов, посуды из венетских – точнее, славянских, – земель с сибирскими курганными предметами было настолько поразительно, что не оставалось сомнений...”

    Итак, оказывается, что Малая Азия и значительная часть Западной Европы были населены в прошлом тем же славянским народом, что и Россия, и Сибирь. И понятно почему. Это – следы великого = “монгольского” завоевания Евразии, которое, как мы показали, произошло в XIV веке н.э. и было по преимуществу славянским. См. книгу “Империя”.

    По поводу Трои. Не следует думать, что Г. Шлиман действительно раскопал настоящую древнюю Трою. Как мы показали в [нх-1]-[нх-8], “античная” Троя – это всего лишь одно из названий Царь-Града = Константинополя. Но здесь это и неважно. А важно, что “Шлимановская Троя” – это некое старое городище в Малой Азии. Оказывается, и оно – славянское. И.С. Глазунов: “Флоринский пишет, что адриатические или италийские славяне – венеты, входившие в союз троянских племён, покинув Трою, основали... Венецию, а также Патаву (от славянского слова пта – птица, ныне Падую)”.

    Кстати, известно, что Венеция стоит на древних деревянных сваях. Причём город стоит на них уже несколько сотен лет. По крайней мере. Возникает интересный вопрос: из какого дерева эти сваи? По некоторым сведениям, они сделаны из сибирской лиственницы, которая не гниёт в воде. Но если это действительно сибирская лиственница, то возникает ещё более интересный вопрос: каким образом основатели Венеции были связаны с Сибирью? В скалигеровской хронологии это выглядит нелепостью. А в свете исследований Флоринского и нашей реконструкции, это абсолютно естественно. К сожалению, мы не нашли в литературе сведений о том, какое именно дерево использовалось для венецианских свай. Было бы любопытно до конца разобраться в этом.

    И.С. Глазунов пишет далее: “Помню, как в Германии, точнее в ГДР, где я работал над воплощением сценических образов ‘Князя Игоря’ и ‘Пиковой дамы’, меня неудержимо влекло на знаменитый остров Рюген, где находилась славная Аркона – древний религиозный центр, если хотите, Мекка наших предков – прибалтийских славян. Советские учебники по истории, равно как и сами наши ученые, очевидно, имея на то свои причины, словно забыли о тысячелетнем бытии наших предков на берегах Балтики”.

    От себя добавим следующее. В свете наших исследований становится понятно – почему историки и археологи действительно не любят говорить о былом присутствии славян в Западной Европе, Малой Азии и т.д. Хотя историки и убедили общественность, что это славянское присутствие было “очень-очень давно”, но как профессионалы должны понимать, что такое удревнение находок на самом деле искусственно. И что в действительности многие из этих славянских находок в Европе очевидно средневековые. Поэтому, вероятно, они и стараются как можно реже затрагивать это больное место скалигеровской истории.

    И.С. Глазунов: “Будучи на острове Рюген и узнав об археологических раскопках, я поспешил познакомиться с молодыми археологами, студентами Берлинского университета... Один из них... сокрушённо покачав головой, сказал:

    – Как жалко, что вы опоздали!..

    – Почему опоздал? – удивлённо спросил я.

    Молодой человек рассказал мне, что несколько дней назад они откопали славянскую деревянную ладью IX века (датировка эта, конечно, скалигеровская – Авт.). И за ненужностью, вчера снова засыпали её землёй.

    – Как?.. Зачем вы это сделали?

    Молодой археолог уклончиво ответил:

    – А кому она нужна?

    – Как кому? – я не мог прийти в себя от изумления, – ну, послали бы в Москву!

    Посмотрев на меня серыми глазами викинга, немецкий юноша отвёл взгляд:

    – Москва этим не интересуется.

    – Ну, как же, помилуйте, у нас есть знаменитый историк и археолог академик Рыбаков.

    Викинг нахмурил загорелый лоб: – Мы знаем имя геноссе Рыбакова от нашего руководителя, учёного с мировым именем геноссе Германа. Наше дело копать, а результаты находок докладывать профессору.

    Будучи в глубоком волнении, я спросил у моего нового знакомого, какие же самые интересные находки были обнаружены немецкой экспедицией. Потомок тевтонов пожал плечами и произнёс раздражённо фразу, которая врезалась в мою память на всю жизнь:

    – ЗДЕСЬ ВСЁ ДО МАГМЫ СЛАВЯНСКОЕ!

    Затем И.С. Глазунов рассказывает о своём разговоре в Берлине с заместителем профессора Германа. Он сообщил следующее:

    – Могу вам сказать одно, что у нас в ГДР существует огромный склад, набитый славянской археологией и древнейшими книгами, написанными по старославянски. После окончания войны мы многое свезли в это хранилище, и до сих пор никто в нём не копался.

    На вопрос И.С. Глазунова, если ли там славянские книги, написанные на деревянных дощечках, последовал ответ:

    – Может быть и есть... Но никто из ваших советских или наших учёных не проявлял пока к этому интереса...

    Ещё одно замечание. Даже те добросовестные учёные, которые пытаются осмыслить явные следы широкого распространения одних и тех же старых славянских предметов, закопанных по всей Евразии, пытаются найти в скалигеровской хронологии место, куда можно поместить весь этот огромный славянский материал. Но поскольку все средневековье “уже занято”, им приходится уходить далеко в прошлое и придумывать теории о неких “протославянах”. По нашему мнению все эти находки относятся не к далёким протославянам, а средневековым славянам “монголам”, то есть “великим”. Именно они в XIV веке завоевали Евразию и северную Африку…»

    (Г.В. Носовский, А.Т. Фоменко «Библейская Русь» (Русско-Ордынская Империя и Библия. Новая математическая хронология древности), Москва, 1996 г.).







Свастика на урне для праха, Германия, 1 в. Свастика на урне для праха, Германия, 1 в. Свастика на копье, Германия, 3 в. Свастика на фибуле, Германия, 5 в. Свастика на золотом брактеате (монета), 5 в.





    По свидетельству современной истории первой династией королей на территории Галлии (современная Франция) в 5-8 в. н.э. были Меровинги. Современные учёные затрудняются сказать, откуда они пришли и кем они были на самом деле, повторяя позже сочинённую легенду о том, что основатель династии – король Меровий, который правил с 448 по 457 гг., рождён от морского чудовища. На самом деле, король Меровий был уже 13-м из королей Меровингов, которые были северными Русами, пришедшими учить франков военному искусству, правлению страной, политике и науке. Они назывались Меравинглями (мы-Ра-в-Инглии; мы, дети Ра, несущие Свет в родной Первозданной Инглии. Подробнее о меравингах см. книгу Светланы Левашовой «Откровение», главу «Тьма»). С собой они принесли ведические знаки и символы, как, например, трилистник – боевой знак славяно-ариев (подробнее см. в главе «Катары» упомянутой книги Светланы Левашовой).







Один из последних Меравинглей – Чилдерик Второй (Childeric II), картина неизвестного автора, сделанная по старинному рисунку Трёхлистник – боевой знак Славяно-Ариев Славяно-арийский символ на мече Меровингов 5 в. Славяно-арийские символы на фибуле Меровингов 6 в. Славяно-арийские символы на подвеске Меровингов 6 в.





    В Европе (север Испании и юго-запад Франции) в настоящее время проживает ещё один народ, который до сих пор использует славяно-арийские символы. Это – баски. Современные учёные ничего определённого не могут сказать по поводу того, откуда этот народ появился, и откуда появился его язык. По одной из версий баскский язык происходит из аквитанского языка, распространённого в Аквитании (юго-запад Франции) до римского завоевания...







Могильный крест, Айнхоа (Ainhoa), баскская деревня Могильный памятник, Айнхоа (Ainhoa), баскская деревня Могильный крест, Briscous, (юго-запад Франции) Отметка на горе Чиндоки (Txindoki), Гипускуа (Guipuzcoa), Страна Басков Баскский лабуру





    Наряду с многочисленными памятниками со славяно-арийскими символами, разбросанными по всей Европе, существуют и памятники с руническими письменами, возрастом от двух до полутора тысяч лет. Особенно много таких памятников в Северной Европе, в Скандинавии. К ним относятся, прежде всего, рунические камни, которые современные учёные относят к периоду I-V веков н.э., хотя и предполагают, что их возраст значительно больше, и брактеаты – плоские тонкие монеты из золота или серебра с чеканкой на одной стороне (мы сегодня называем такие изделия медальонами).

    Всегда считалось, что рунические письмена эти написаны древне-германскими рунами или так называемым «старшим футарком». Однако, ни одна руническая надпись, относящаяся к этому периоду, этими рунами прочтена не была. В том смысле, что рунологи и историки как бы что-то читали при помощи футарка, но на выходе получали безсмысленный набор букв, который затем «приводили» к более-менее удобоваримому виду, используя всевозможные натяжки и допущения. За 90 лет своего существования западная рунология так и не прочитала нормально ни одну руническую надпись.

    Единственным подходящим инструментом для прочтения скандинавских ранних рун оказались славянские руны. С их помощью надписи читаются прекрасно, безо всяких подгонок, как это ни прискорбно для ортодоксальных учёных. Заставил скандинавские руны говорить по-русски Олег Леонидович Сокол-Кутыловский, член-корреспондент РАЕН, научный сотрудник Института геофизики Уральского отделения РАН (г. Екатеринбург).

    Он проанализировал рунические надписи на 35 брактеатах, около 30 надписей на застёжках и украшениях, кольцах, медальонах, монетах, оружии, на 30 рунических камнях и около десятка надписей на кости и дереве. География памятников рунической славяно-арийской письменности, которые он нашёл, впечатляет. Швеция, Норвегия, Дания, Великобритания, Германия, Польша, Литва, Украина, Франция, Болгария, Венгрия, Сербия и европейская части Турции. Он написал пару десятков статей, где подробно рассказал о своих исследованиях (см. http://www.trinitas.ru/rus/doc/avtr/ 01/0766-00.htm). Учёный пришёл к закономерному выводу: практически все древние рунические надписи северной и центральной Европы, считавшиеся ранее германскими, осмысленно читаются на славянском (русском) языке.

    Давайте и мы почитаем некоторые свидетельства, открытые русским учёным, которые оставили наши далёкие предки две тысячи лет назад, когда Скандинавская земля была их родиной.

Продолжение.

Ведические символы в средневековой Европе. 2.

Часть 2.
Ведические символы в средневековой Европе. Часть 1,

Надписи на брактеатах

      Скандинавских брактеатов существует превеликое множество. Об их обилии свидетельствует капитальный труд немецкого учёного С. Новака из 920 страниц, который полностью посвящён золотым брактеатам. Однако, в этом фолианте нет ни одного перевода, т.к. ни одна руническая надпись на них не была прочитана германскими рунами, что немудрено. Ведь надписи эти читаются только рунами славянскими! Тем не менее, весь «учёный» мир продолжает считать и брактеаты, и надписи на них – германскими.





Брактеат с острова Готланд Славянский брактеат-оберег из Скандинавии Брактеат со свастикой, солнечным богом Ра Брактеат со свастикой, солнечным богом Ра Рунический камень из Швеции



      Руническая надпись на первом брактеате с острова Готланд читается просто – «Боже», на втором «Боже, защити», то есть брактеат являлся оберегом. На третьем написано «Бог Ра, Бог Ка». Вот, как описывает этот брактеат Сокол-Кутыловский: «Так как на этом брактеате изображены только солярные символы, то центральная фигура представляет собой «солнечного» Бога, находящегося в движении. Руки этого Бога, согнутые под прямыми углами, образуют руну «Ра», а свастика (или коловрат), находящаяся сзади него, образована рунами «Ка». При этом Солнечный Бог, как и положено Солнцу, движется по часовой стрелке. Каждое появление (рождение) Бога Солнца, Ра, – рассвет, а каждое его исчезновение (смерть), Ка, – закат. Этимология слов рассвет и закат, возможно, как-то связана по смыслу с периодическим появлением и исчезновением Солнца. Собственно то, что свастика является изображением движущегося Солнца, – известно из многих источников, но только в славянской слоговой рунической письменности есть руна, которая одновременно содержит в себе и древнейшее звуковое значение, и древнейшее графическое изображение Солнца». Следующие два брактеата тоже упоминают бога Солнца. Надпись гласит: «Ра он вечен есть».

Шкатулка из Британского музея

      Сокол-Кутыловский раскрыл ещё одну многовековую тайну, прочитав славянские руны на небольшой шкатулке, известной в литературе как «Franks casket» (ларец Фрэнкса). Она была найдена в Аузоне (Франция) в XIX веке, а в 1867 году английский антиквар Фрэнкс подарил её Британскому музею, где она сейчас и находится. Отсутствующая правая панель была обнаружена в 1890 году в Италии и теперь хранится в Национальном музее во Флоренции. Размеры шкатулки 12,9x22,9x19,1 cм. Она сплошь покрыта вырезанными из кости рисунками и надписями, выполненными как руническими знаками, так и латинскими буквами. За 1300 лет никто так и не смог прочитать их. Пытались, конечно, но потом пришли к изумительному выводу, что на шкатулке из китового уса написана поэма о… китовом усе. И хорошо, что так произошло, иначе шкатулка наверняка не сохранилась бы. Если бы англичане узнали, что надписи на ней сделаны в Британии народами, говорившими на языке славян, а не на «древнеанглийском», и писавшими славянскими рунами, а не «англо-саксонскими» – вряд ли бы они так бережно её хранили и открыто выставляли в Британском музее.





Шкатулка из Британского музея со славянскими рунами, передняя панель Шкатулка из Британского музея со славянскими рунами, передняя панель Шкатулка из Британского музея со славянскими рунами, правая панель Шкатулка из Британского музея со славянскими рунами, левая панель Шкатулка из Британского музея со славянскими рунами, крышка



      На верхней панели шкатулки вырезана всего одна короткая руническая надпись «Чужие». Под чужими здесь обозначены находящиеся в правой части панели правитель, сидящий во дворце, и его охрана в виде воина-лучника. Эти самые «чужие» расположены в пределах крепости. Текст на передней панели шкатулки гласит: «Боже Волче, прячь ларец тайный не вечно. Возвратится волчье рычание. По-волчьи зарычит за тебя моя волчица-мать, дети ее волчьи залают как. Всегда ожидая вечное разорение в нем с Рима. Он, не волчий. Он Волка [культ, закон] установил навсегда».

      На задней панели написан следующий текст: «Устанавливай мир и понимай: за то навсегда дают тебе римляне жизнь и берут [в] вечные рабы. Руги. Руссы. Вечные они то вечные, то(го) вечного Рима силу Волче пожрёт».

      Левая панель шкатулки: «Волче, дай (сил) так как нельзя не зареветь. Начальник [новый] берет, прячет [утаивает] жалование, так как начальник бы(л) воинский заменён. Из-за него плачет дочь. Всегда он важно [богато] живёт и устанавливает работы [для нас] нисколько ни по-волчьи [не в соответствии с тем, что было положено при прежнем начальнике] лицам воинским».

      К сожалению, точно определить полтора десятка знаков на правой панели оказалось весьма затруднительным, поэтому связного текста не получилось. Учёный смог определить некоторые возможные слова: «устанавливать», «решать», «люди», «ларь», «полный», «золото», «захотеть», «богатство» и некоторые другие. Упоминание Бога Волка звучит непривычно. Оказывается, до середины VII века на территории Британии существовал культ Волка. А ещё непривычно звучит упоминание ругов и русов, как коренных жителей Британских островов. Мы-то всё больше о кельтах наслышаны, ну, самые продвинутые – о бриттах и пиктах...

Рутвильский крест

      Ещё один памятник с древними славянскими рунами находится в небольшой шотландской деревне Рутвил. Высота креста составляет 5,5 метров, он датируется, примерно, последней четвертью VII века н.э. Этот крест стоял около алтаря Рутвильской церкви до 1642 года, пока Ассамблея шотландской церкви не решила уничтожить этот пережиток римского язычества. А то, что крест – языческий, сомнений нет. В центральной верхней части креста изображено Солнце. Сверху изображён сокол, на перекладине – петух и какое-то крупное животное, то ли бык, то ли корова. Ниже изображён лучник. С обратной стороны перекладины изображена рыба с открытым ртом и, вероятно, лебедь. Решение выполнили наполовину: крест разобрали и одну часть фрагментов креста захоронили на кладбище, а другую часть свалили в траншею во дворе церкви и использовали для мощения. В начале XIX века крест восстановили из сохранившихся фрагментов.





Рутвильский крест со славянскими рунами, фото 1880 г. Рутвильский крест со славянскими рунами Рутвильский крест со славянскими рунами Рутвильский крест со славянскими рунами Рутвильский крест со славянскими рунами



      Во всех энциклопедиях, справочниках и учебниках утверждается, что Рутвельсктй крест – это памятник древнеанглийской литературы. На нём англо-саксонскими рунами записана поэма в стихах о распятии Христа. Видимо, следуя той же логике, по которой на шкатулке из китового уса написана руническая поэма об этом самом усе, на Рутвильском кресте должна быть обязательно поэма о кресте. Что интересно, текст поэмы приводится. Ещё более интересно, что сами англичане не могут прочесть ни одного рунического слова из этой поэмы. Говорят, что на современный английский язык её перевёл некий безымянный итальянский паломник, который по какой-то причине не перевёл на английский латинские надписи, которые тоже находятся на кресте и якобы являются то ли цитатами из Библии, то ли именами персонажей, изображённых на кресте.

      Сокол-Кутыловский прочёл рунические надписи на этом кресте, используя славянские руны. Естественно, ни о каком распятии Христа там речь не идёт, и цитат из Библии там нет. А что есть? Есть упоминание Ра, Яра, Мары и Волка – культ, существовавший на территории Британии, примерно, до середины VII века, и который, вероятно, пришёл на смену культу Яра. «Это Ра-Яра [почитатели] говорят [верующим в] Ра-Волка… Дар храма Господа Бога Яра, чтобы не жили [во] тьме, бо божий закон не установлен им, требует их к Яру звать. Закройте [веру в] Ра то Волчье, так как жизнь по иному устроена… Ра-Волка некогда установил Рим, даром дал Ра он, взяв Русь, он не вечен Ра-Волче. Русь побив, идут [римляне], да чтут их Мать небесную воспевают люди и верят в неё».

      Таким образом, учёный снова наглядно продемонстрировал, что, по крайней мере, до VII века н.э. на Британских островах говорили по-русски, писали славянскими рунами и поклонялись славянским богам.

      Подводя итоги вышесказанному, получаем интересную картину. В первом тысячелетии н.э. в Северной Европе жили племена, которые называли себя ругами, рагами, нерами и русами, говорили на славянских языках и поклонялись славянским богам, а землю свою называли Божьей Русью. Русская речь звучала в Скандинавии вплоть до IX века н.э.! Затем был первый крестовый поход против славян, после которого славянские земли перестали быть таковыми, а их жители были поголовно уничтожены.

      Так Русь превращалась в Европу…

      По свидетельству современной истории, примерно с конца VI до середины XIII века н.э. восток, север и северо-запад современной Германии населяла большая группа западно-славянских племён лужичан, лютичей, бодричей, поморян и руян, которых сейчас называют полабскими славянами. Эти племена, утверждают ортодоксальные историки, во второй половине VI века сменили «германские» племена лангобардов, ругов, лугиев, хизобрадов, варинов, велетов и прочих, обитавших здесь в античные времена. Однако многие исследователи утверждают, что существует «удивительное совпадение племенных названий полабских, поморских и других западных славян с древнейшими, известными на данной территории этническими наименованиями рубежа первых веков нашей эры», упомянутыми в римских источниках. Всего таких парных, совпадающих античных и средневековых славянских названий племён, живших в данной местности, известно около пятнадцати. А это означает, что славяне жили на территории Германии, как минимум, с этих самых первых веков.

      Занимали они обширную территории от устья р. Лаба (Эльба) и её притока р. Сала (Зале) на Западе, до р. Одра (Водра, Одер) на востоке, от Рудных гор (на границе с Чехией) на юге и до Балтийского моря на севере. Таким образом, земли полабских славян охватывали не менее трети современного немецкого государства. Объединялись полабские славяне в три племенных союза: лужичане, лютичи (велеты или вильцы) и бодричи (ободриты, рароги или ререки). Родственными им также являлись племена поморян, проживавших по южному побережью Балтийского моря, примерно от устья Одры до устья Вислы, а на юге по реке Нотечь, граничивших с польскими племенами.

      Карта расселения западных славян О том, что славянские народы давно тому назад проживали на территории Германии, свидетельствуют множественные топонимы (от topos – «место» и onoma – «имя, название» – имя собственное, обозначающее название географического объекта), которые они оставили после себя. Например,

      – Берлин, Шверин, Витцин, Девин, Альт-Тетерин, Карпин. Окончание «-ин» в славянских топонимах – ударное.

      – Лаузиц (Лужица), Кемниц, Добраниц (Добранецы), Доберюшц (Доброшицы), Добершау (Добруша).

      – Любов, Тетеров, Гюстров, Лютов, Гольцов, Миров, Буров.

      – Любенау, Шрандау, Торгау.

      Наиболее известными топонимами славянского происхождения являются:

      Город Хемниц – (нем. Chemnitz, в.-луж. Kamjenica) назван по наименованию небольшой речки Кемниц, притоку реки Цвиккауэр-Мульде. Само слово «chemnitz» происходит от «kamjenica» из языка лужицких сербов и означает «каменистый ручей или река».

      Город Лаузиц (нем. Lausitz, в.-луж. Лужица), первоначально – «болотистый край». Лужица – это историческая область Германии, в которой до сих пор проживает славянский народ лужичане.

      Город Любек (нем. Lubeck , в.-луж. Любиц). Основан недалеко от вагрской крепости Любице.

      Город Росток (нем. Rostock, в.-луж. Росток) означает место, где вода растекается в разные стороны.

      Город Ратцебург (славянское поселение Ратибор) впервые упоминается в документах германского короля Генриха IV в 1062 году как Racesburg. Название происходит от имени ободритского князя Ратибора (сокращ. нем. Ratse).

      Город Пренцлау (нем. Prenzlau, в.-луж. Пренцлавь).

      Город Цоссен (нем. Zossen, слав. Сосны).

      Город Бранденбург (нем. Brandenburg. слав. Бранибор).

      Город Мекленбург – ранее назывался Рарог (Рерик), позднее – Микулин Бор.

      Город Ольденбург – это славянский Староград (Старигард).

      Город Деммин – Дымин.

      Картра со славянскими топонимами в Германии

      Город Шверин – бодричский Зверин.

      Город Дрезден – Дроздяны.

      Город Лейпциг – Липск, Липецк.

      Город Бреслау – Бреславль.

      Город Рослау – Русислава.

      Город Прильвиц – Прилебица.

      Город Регенсбург – Резно.

      Город Мейссен – Мишно.

      Город Мерзебург – Межибор.

      А древние названия этих современных немецких городов не нуждаются в пояснениях: Любек, Бремен, Вейден, Люббен, Торгау, Клюц, Рибниц, Каров, Тетеров, Мальхин, Миров, Россов, Кириц, Бесков, Каменц, Лебау, Зебниц и т.д., и т.п.

      Славянские топонимы широко распространены в следующих современных землях Германии: Нижняя Саксония – территории восточнее Гамбурга, так называемый «Вендланд», восточная половина земли Шлезвиг-Гольштейн, по всей территории Мекленбурга – передней Померании, Бранденбурга, Саксонии и Саксонии Анхальт, Тюрингрии, Баварии и Берлина.

      В XIX века чешский учёный А.В. Шембер, нашёл 1000 славянских названий рек, гор, лесов, равнин и местечек на карте Австрии. Результаты своих исследований он опубликовал в книге «Zapadni Slovane v praveku» (1860). Сюда уместно добавить, что австрийская столица Вена – это славянский Виндебож, а г. Цветль – Светла. Сама же Австрия называлась до онемечивания княжеством Острия! К сожалению, в настоящее время письменная информация о той далёкой жизни западных славян пока доступна только в источниках, которые писались немецкими христианскими авторами.

      Например, хроники епископа Титмара Мерзебургского, которые датируются 1000 г, а также записки северогерманского хрониста, каноника и схоластика Адама Бременского о славянских племенах Рюгена и их религии 11 века. Через сто лет после них Гельмольд, священник из Южного Голштейна, написал свою «Хронику славян», в которой отразил процесс насильного обращения славян Вагрии в христианство и их сопротивление этому. Саксон Грамматик, датский священник подробно описал в своей хронике покорение Арконы и разрушение языческого храма бога Свантевита в 1168 г.

      Вот, что писал Адам Бременский в «Деяниях священников Гамбургской церкви» (ок. 1066 г).

      «…Славяния в десять раз больше нашей Саксонии, если причислять к ней чехов и живущих по ту сторону Одры поляков, которые не отличаются от жителей Славянии ни своей внешностью, ни языком… Славянских народов существует много. Среди них наиболее западные вагры, живущие на границе с трансальбингами. Их город, лежащий у моря Ольденбург (Старград). Затем следуют ободриты, которых теперь называют ререгами, а их город Магнополис (Велеград). К востоку от нас (от Гамбурга) живут полабинги (полабы), город которых называется Рацисбургом (Ратибор). За ними лингоны (глиняне) и варабы. Далее следуют хижане и черезпеняне, которые отделяются от долечан и ратарей рекой Пеной и городом Дымином. Там предел Гамбургской епархии. Хижане и черезпеняне живут к северу от реки Пены, доленчане и ратари – к югу. Эти четыре народа по причине храбрости называются вильцами, или лютичами. Есть ещё и другие славянские племена, которые живут между Лабой и Одрой (Эльба и Одер)»

      «…18. Недалеко от области склавов находятся, насколько нам известно, три примечательных острова. Первый из них называется Фембре. Он лежит против страны вагров, так что его, как и Лаланд, можно видеть из Альдинбурга. Другой остров расположен напротив страны вильцов. Его населяет могучее склавское племя ранов, [или рунов]. По закону без учёта их мнения не принимается ни одно решение по общественным делам. Их так боятся по той причине, что с этим племенем водят близкую дружбу боги, а вернее, бесы, поклонению которым они преданы более, чем прочие. Оба острова переполнены пиратами и безжалостными разбойниками, которые не щадят никого из проезжающих. Ибо всех, кого другие пираты обычно продают, эти убивают.

      Третий остров именуют Семландом, он соседствует с областями руссов и поланов, а населяют его сембы, или пруссы, люди весьма доброжелательные. Они, в отличие от предыдущих, протягивают руку помощи тем, кто подвергся опасности на море или испытал нападение пиратов. Тамошние жители очень низко ценят золото и серебро, а чужеземных шкурок, запах которых донес губительный яд гордыни в наши земли, у них в избытке. На Семланде это добро держат за навоз, полагаю, к осуждению нашему, ибо мы, задыхаясь, всеми правдами и неправдами рвёмся к одеждам из куньего меха, как будто к высшему благу. И вот: за шерстяные одеяния, которые мы называем фальдонами, здешние жители дают столь драгоценные [для нас] куницы.

      Можно было бы указать многое в нравах этих людей, что достойно хвалы, когда бы только они уверовали во Христа, проповедников которого ныне жестоко преследуют. В описываемых землях принял венец мученичества светлый епископ богемов Адальберт. Вплоть до сегодняшнего дня, притом, что все остальное у них так же, как и у нас, они запрещают подходить к священнным рощам и источникам, опасаясь, что эти места будут осквернены самим присутствием христиан. Тамошние жители употребляют в пищу мясо лошадей, используя в качестве питья их молоко и кровь, что, говорят, доводит этих людей до опьянения. Обитатели тех краёв голубоглазы, краснолицы и длинноволосы. Будучи затеряны в непроходимых топях они не желают терпеть над собой никакого господина…» .

      Гемольд фон Бозау, «Славянская хроника», середина 12 в.:

      «… Есть и другие славянские народы, которые живут между Одрой и Альбией, длинной полосой простираясь к югу,– а именно герулы, или гаволяне, обитающие по реке Гаволе, и дошане, любушане и вилины, стодоряне и многие другие. За медленно текущей Одрой и разными племенами поморян, на западе мы встречаем страну тех винулов, которые называются доленчанами и ратарями. Их город повсюду известен, Ретра, центр идолопоклонства. Здесь выстроен большой храм для богов. Главный из них – Редегаст. Идол его сделан из золота, ложе из пурпура. В этом городе девять ворот, и со всех сторон он окружен глубоким озером. Для перехода служит деревянный мост, но путь по нему открыт только для приносящих жертвы и испрашивающих ответы.

      Дальше мы попадаем к черезпенянам и хижанам, которых от доленчан и ратарей отделяют река Пена и город Димин. Хижане и черезпеняне живут по эту, доленчане и ратари по ту сторону Пены. Эти четыре племени за свою храбрость называются вильцами, или лютичами. Ниже них находятся глиняне и варны. За ними следуют бодричи, город их – Микилинбург. Оттуда по направлению к нам живут полабы, их город – Рацисбург. Оттуда, перейдя реку Травну, мы попадаем в нашу землю вагров. Городом этой земли был некогда приморский город Альденбург.

      Есть и острова в Балтийском море, населенные славянами. Один из них называется Вемере. Он расположен напротив Вагрии, так что с него можно видеть Альденбург. Второй остров, больший, лежит против земли вильцев, его населяют раны, называемые также руянами – самое сильное среди славян племя, единственное, которое имеет короля. Без их решения не может быть совершено ни одно общественное дело. Их боятся так по причине особого расположения к ним богов или, скорее, идолов, которых они окружают гораздо большим почётом, чем другие славяне…»

Продолжене.

Ведические символы в средневековой Европе. 3.

Часть 3.
Ведические символы в средневековой Европе. Часть 1, 2,

       Однако, благодаря Интернету, можно узнать, что, оказывается, в настоящее время на территории Германии существуют несколько архитектурных музеев под открытым небом, которые представляют собой реконструированные славянские крепости, крупные поселения и деревни VII-XII века. Например, славянская крепость-замок с прилегающей к ней деревней на месте ободритского поселения в Гросс-Раден (Slawenburg-Raddusch) в земле Мекленбург-Передняя Померания. Раскопки, в результате которых были обнаружены десятки крупных славянских поселений, в этой области начались ещё после Второй мировой войны, а в 70-х годах немцы восстановили славянский храм, жилые дома поселения




Славянское поселение в Гросс-Раден Славянское поселение в Гросс-Раден Славянское поселение в Гросс-Раден Славянское поселение в Гросс-Раден Славянское поселение в Гросс-Раден


       Археологические раскопки позволили установить, что славянские крепости-замки представляют из себя мощные кольцеобразные укрепления из деревянных срубов и земли с высотой валов более 10 метров. Поселения, располагавшиеся вокруг них, состояли из одно- двухэтажных рубленых домов. Основным занятием поселян было земледелие и животноводство, мелкие ремёсла, ткачество, изготовление керамических изделий, пивоварение, обработка железа и кости, а также рыболовство.




Славянское поселение в Гросс-Раден Славянское поселение в Гросс-Раден Славянское поселение в Гросс-Раден Славянское поселение в Гросс-Раден. Храм Славянское поселение в Гросс-Раден. Храм


       Замок, обычно, закладывался в стратегическом месте, на возвышенности, высоком берегу реки или пересечении рек. Например, замок славянского племени шпреян (Sprewanen) Kopenick (Копьеник) в месте слияния реки Шрее (Spree) и её притока Даме (Dahme). Главным замком славянского племени Гаволян (Heveller) был Бранибор в устье реки Хафель (Havel). Не стал исключением и бывший славянский город Торгелов, который тоже находится в федеральной земле Передняя Померания. Он стоит на реке Укер (Uecker). В этом городе находится этнографический музей на открытом воздухе под названием Украненланд (Ukranenland). Музей посвящён истории одного западно-славянского племени под названием Укры (Die Ukrer, Ukranen), которые, как говорят учёные, поселились здесь в VI веке.




Музей Украненланд (Ukranenland) в Германии Музей Украненланд (Ukranenland) в Германии Музей Украненланд (Ukranenland) в Германии Музей Украненланд (Ukranenland) в Германии Музей Украненланд (Ukranenland) в Германии


       Земли, некогда принадлежавшие украм-укранам, сегодня в Германии называются Уккермарк. В Ukranenland, после археологических раскопок, в натуральную величину реконструирована славянская деревня IX-X века. Посетив этот музей, можно воочию увидеть, как выглядели корабли славянских мореходов, господствовавших в это время на Балтийском море, ознакомиться с бытом славянских земледельцев и ремесленников того времени, посмотреть за работой бронзового литейщика, гончара, кузнеца и пивовара, послушать средневековую музыку и отведать блюда того времени. Посетители музея могут даже купить при них же изготовленные соленья и варенья, попить свежесваренного пива и научиться работать с глиной.




Музей Украненланд (Ukranenland) в Германии. Кузница Музей Украненланд (Ukranenland) в Германии. Кузнец Музей Украненланд (Ukranenland) в Германии. Гончар обучает ремеслу Музей Украненланд (Ukranenland) в Германии. Варят пиво Музей Украненланд (Ukranenland) в Германии. Ладья Сварог


       На музейной пристани они могут увидеть ладью «Сварог» (Svarog) – первую в Германии реконструкцию славянского корабля, сделанную по археологическим находкам на острове Рюген (Руян) в городе Ralswiek. Этот тип корабля датируется 900-ми годами. Реконструкция выполнена в 1997 году. А также ладью «Свентовит» (Svantevit) – реконструкцию польского корабля, обнаруженного в ходе раскопок в местечке Lebafelde, также известного под именем Charbrow (построен около 1100 года), реконструкция 1998 года.

       Крупнейшим славянским городом являлась столица Вагрии – Старград, позже перименованная немцами в Ольденбург, где находилась резиденция князя вагров и святилище. Вагры – западнославянское племя, жившее в Средние века на полуострове Вагрия. Они были наиболее северо-западным племенем союза бодричей-ободритов. Ареал их проживания, который они освоили в VII веке, охватывал восток нынешней немецкой федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн. Современная немецкая реконструкция Старграда представлена в архитектурном музее «Oldenburger Wallmuseum».




Славянский музей Oldenburger Wallmuseum в Германии Славянский музей Oldenburger Wallmuseum в Германии Славянский музей Oldenburger Wallmuseum в Германии Славянский музей Oldenburger Wallmuseum в Германии Славянский музей Oldenburger Wallmuseum в Германии


       Немцы составили своеобразный каталог славянских городов и крепостей на территории Германии и разместили его на сайте http://slawenburgen.npage.de, который доступен, к нашему сожалению, только на немецком языке. На нём с немецкой педантичностью и скрупулёзностью отмечены даже координаты мест, и показаны места расположения каждого города с помощью программы GoogleEarth.

       В частности они нашли и описали славянские города, расположенные в следующих землях ФРГ: Берлин – 8, Бранденбург – 166, Мекленбург – 285, Нижняя Саксония – 9, Саксония – 125, Саксония-Анхальт – 36, Шлезвиг-Голштейн – 38, Тюрингия – 9, описаны Росток, Шверин, Стральсунд, города на островах Рюген (23) и Узедом (4). Итого: 703 славянских города на территории Германии! Некоторые описания снабжены рисунками – реконструкциями того, что здесь было почти тысячу лет назад.




Славянские городища земли Мекленбург Славянский город Шпандау (Spandau) в Германии Славянский город Торнов (Tornow) в Германии Славянский город Штольпе (Stolpe) в Германии Славянский город Ратцебург (Ratzeburg) в Германии


       Так, город на Балтийском море Штральсунд (Стрелово), находящийся на берегу пролива Штрелазунд (Strelasund), отделяющем остров Рюген от материка, был основан славянами ещё в IV веке, а 31 октября 1234 князь с острова Рюген Вислав I (Wizlaw I) присвоил «рыбацкой деревне на реке Stralow» статус и права города.




Славянский город Штральсунд (Stralsund) в Германии Славянский город Бранденбург (Brandenburg) в Германии Славянский город Хитцакер (Hitzacker) в Германии Славянский город Эггезин (Eggesin) в Германии Славянский город Копеник (Koepenick) в Германии


       Как видно из материалов немецкого сайта, славяне выбирали стратегические места для своих поселений – на побережье, вблизи озёр, рек, которые позволяли не только контактировать с соседями, но и прокормиться в любое время года. На сайте есть и фотографии городов-крепостей, вернее того, что осталось от славянского наследия, а осталось, к сожалению, не очень много. На большинстве фотографий можно видеть всего лишь холмы и валы посреди поля, заросшие травой и деревьями, на других – остатки каменных крепостных стен.




Славянский город Гарц (Garz) в Германии Славянский город Белзиг (Belzig) в Германии Славянский город Бесков (Beeskow) в Германии Славянский город Шонефельд (Schoenefeld) в Германии Славянский город Ландсберг (Landsberg) в Германии


       К сожалению, в курсе современной истории, которой сегодня преподают русским детям, мы не найдём не только имён славянских князей, которые отстраивали эти города-крепости, но даже и упоминание о том, что славяне были теми, кто осваивал эти территории, что они жили, торговали, воевали там на протяжении, как минимум, тысячи лет. Однако, об этом, как ни странно, прекрасно знают и пишут немецкие учёные. Например, существует монументальный трактат 1741 года, который написан Эрнестом Хоакимом Встфаленом (Ernest Joachim Westphalen) и называется «Monumenta inedita rerum Germanorum», который в свою очередь содержит трактат И.Ф. Хемница: «Родословная герцогов Мекленбургских», написанный на меклебургском диалекте по утраченым средневековым источникам. В этом трактате названы князья венедов и ободритов, начиная с V века н.э., от которых ведут свои родословные многие германские дома.


Вышеслав (477-486),
Аларик (486-507);
Альберик (517-590);
Иоганнес (590-630);
Радегаст (630-664);
Вышеслав (664-700);
Оритберт I (700-724);
Оритберт II (724-747);
Владдух ум.772;
Вицеслав (747-798);
Драгомир (798-809);
Славомир (809-821);
Челодраг (821-830);
Годемысл (Гостомысл) (830-844);
Добемысл (Добромысл) (844-861);
Мстивой I (861-865?);

Оритберт III (869-888);
Вышеслав (888-934);
Биллунг (934-986);
Мечислав (983-1018);
Стоигнев 955;
Мстивой II (?960-1025);
Удо 1025;
Годослав (?-1067);
Будый (1066-1067);
Генрих (1096-1122);
Святополк (1122-1135);
Прибыслав I (1135-1146);
Николот (1140-1167);
Прибыслав II (1167-1171\1178?), который стал родоначальником герцогов Мекленбургских.

       Вендско-ободритские князья вступали в династические браки с европейской знатью. Так князь Аларик был женат на принцессе бургундов, Иоганн – на норвежской принцессе, Радагаст – на гранадской (то есть испанской), Альберик и Оритберт I – на сарматских, Оритберт II – на англосаксонской, Вицислав и Мечислав Ободритский – на русских и литовских.

       Жена Ярослава Мудрого – Ингегерда – была дочерью шведской королевы Астрид, которая до замужества была ободритской княжной. Мать Эрика Померанского (Богуслава) – короля Норвегии, Дании и Швеции – Мария Мекленбург-Шверинская – была представительницей Мекленбургского дома. Великий герцог Мекленбургский Карл Леопольд некоторое время был женат на племяннице императора Петра I, дочери Ивана V, Екатерине.

       Софья Шарлотта (1744-1818) принцесса Мекленбург-Стрелицкая, родившаяся в городке Миров, выйдя замуж за английского короля Георга III, и будучи сама коронована, родила 15 детей и стала бабушкой знаменитой английской королевы Виктории. А уже в XIX веке Георг, герцог Мекленбург-Стрелицкий был женат на русской великой княгине и состоял на военной службе в Российской империи в чине генерал-майора.

       Славянский след до сих пор сохранился в немецких народных преданиях. Так в книге Ю.В. Ивановой-Бучацкой «Plattes Land: Символы Северной Германии. Славяно-германский синтез в междуречье Эльбы и Одера» описывается следующая легенда.

       «Легенда о Девьем камне у Мальхина (Мекленбург), упомянутая нами, сходным образом демонстрирует сохранение знания о вендском прошлом мекленбургских земель в народной памяти. “Много веков назад в Мальхине стоял вендский замок, и им правила последняя вендская княжна, принцесса Вендогард. Ей принадлежали почти все леса и пахотные угодья вокруг Мальхина. И только лес в окрестностях озера Куммеровер Зее она оспаривала с рыцарем-разбойником Ландольфом, который жил в замке на острове и настаивал на своих правах на этот лес. Однажды княжна со свитой и рыцарь Ландольф сошлись в этом лесу, чтобы решить спор. Княжна торжественно поклялась Богом, что этот лес искони принадлежал её предкам, и если Бог призовёт её к себе, то лес должен отойти к жителям Мальхина. Ландольф же ответил непристойной бранью и добавил: ‘Клятву я не дам, потому как и Бога тоже нет!’”» [Neumann, 1998: SaM, № 9, 15].

       За вымышленными именами стоит противопоставление этнической принадлежности героев: имя Вендогард (Wendogard), судя по фонетическому облику, имеет славянское происхождение и содержит в основе этноним, в то время как Ландольф (Landolph) – имя германского происхождения. В споре героев легенды можно усмотреть мифическое переосмысление многовекового исторического «спора» немецких переселенцев-колонистов со славяно-полабским населением Мекленбурга за владение землями. Если проанализировать легенду – противопоставление кроткой и благочестивой принцессы разбойнику, о котором ходила дурная слава, то возникает впечатление, будто легенда, с одной стороны, подчёркивает мирный характер вендов, с другой – демонстрирует сочувственное отношение к ним, как и легенда о колоколах. Поразмыслим над дальнейшими событиями легенды: «Возмущённая дерзостью разбойника, княжна произнесла: “То, что Бог существует и этот лес принадлежит мне, так же истинно, как и то, что след моей ступни и скипетра останутся в этом камне навечно!”; и следы, действительно, остались в твёрдом камне по сей день, а проклявший Бога разбойник был наказан» [Neumann, 1998: SaM, № 9, 16]. Возможно, топонимическая легенда о Девьем камне – некое фольклорное утверждение «исконности прав» вендов на мекленбургские земли…»

       Заметим, что слова об исконности прав вендов на мекленбургскую землю мы бы не стали брать в кавычки по той простой причине, что сейчас уже стало известно достаточно не фольклорных, а документальных свидетельств об этом, как и о том, что эту землю у славян действительно отобрали германцы...

       В этой же книге интересно описаны и другие легенды, которые сохранились в фольклоре немецкого народа, свидетельствующие о том, что славяне были хозяевами этой земли до прихода туда захватчиков:

       «…Легенда о вендских колоколах в озере Вирховзее повествует: «В Померании в округе Нойштеттин известно одно озеро, на берегах которого есть две деревни – Вирхов и Зассенбург. В далёкие времена эту местность населяли венды, и жили они главным образом в Зассенбурге, который тогда назывался Вирхов. Они построили большую церковь со звонницей, в которой были самые красивые колокола во всей стране. А потом так случилось, что в страну вторглись саксонцы и покорили её себе и стали править. А бедных вендов стали презирать и угнетать. Саксонцам полюбилась и живописная деревня Вирхов, и они изгнали оттуда вендов и обосновались сами. С тех пор деревня стала называться Зассенбург. А вендам пришлось уйти на другой берег и основать там новую деревню, которую они назвали тем же именем в память о старом Вирхове…

       Колокола под водой …венды, уходя, ничего не забрали из своей деревни, кроме уникальных колоколов, но саксонцы лишили вендов и этой священной реликвии, сняв их с колокольни. Как только саксонцы отплыли на своих лодках, на озере поднялся сильнейший шторм, который уничтожил лодки саксонцев и потопил колокола. Рассказывают, будто это несчастье – от колоколов, оттого, что они не захотели расставаться с вендами и служить саксонцам, предпочли уйти на дно озера. Колокола по сей день покоятся там, и никому не удаётся их поднять. В определённые дни можно слышать, как они плачут человеческими голосами о своей несчастной доле и невозможности вернуться к вендам».

       Ещё одна разновидность памятников устной истории, сохранивших память о славянском прошлом земель Передней Померании и Мекленбурга, – это легенды и предания о кладах.

       На севере современной деревни Дорф Мекленбург в Мекленбурге находятся остатки славянского крепостного вала округлой формы. Именно здесь располагалось городище племенного короля ободритов Вилиград-Михеленбург-Магнополис-Рерик – крупный город, столица ободритского племенного союза, игравшая важную роль в экономическом и культурном развитии славянских земель на Эльбе во второй половине VIII начале IX в. Ныне в центре крепостного вала расположено кладбище.

       Деревня Дорф Мекленбург (Dorf Mecklenburg) О крепостном вале рассказывают следующее: «В недрах этого вала до сих пор хранится золотая колыбель, а в заболоченных лугах неподалёку лежит затонувший в стародавние времена медный мост. Там находят много древних черепков, а ещё до сих пор показывают, где раньше был колодец этой старой вендской крепости, обеспечивавший водой весь большой город. От него осталось нынче только одна небольшая ямка...

       Обратимся к другому преданию из Мекленбурга: «Среди вендов царил траур, когда умер последний король. Они собрали свои сокровища, чтобы изготовить богатые гробы своему любимому королю. Первый был из чистого золота, в него и положили покойного. Золотой гроб поставили в серебряный, серебряный в медный, а последний – в железный. Но никто так и не узнал, где венды похоронили своего последнего короля...».

       Как говорится, сказка ложь, да в ней намёк. Венды были очень богатым и искусным народом, уровень развития которых, в том числе и ремесленного производства, был достаточно высок.

       Познакомимся с ещё одной немецкой легендой из «вендского времени». В ней рассказывается о принцессе Сванвите (производное от Свантевит – так западные славяне называли бога Световида). Легенда связана с древним славянским крепостным валом близ города Гарц, островом Рюген и со славянским городом Берген, название которого является калькой со славянского и обозначает Гора.

       Карта Рюгена, Уседома и Юлина. Атлас Абрама Ортелиуса. Theatrum Orbis Terrarum, 1612 «Некогда в окрестностях Гарца – там, где ещё виден крепостной вал, – стоял замок с великолепными домами и храмами, где жили язычники и поклонялись своим богам. Много веков назад замок был захвачен христианами, храмы разрушены, а идолы сожжены… В подвалах разрушенного замка сидел древний седой старик – отец короля Рюгена.

       Хранитель сокровищ Он сидел и стерёг своё золото, драгоценные камни и алмазы, которые накопили его предки из королевского рода, горы драгоценностей лежали в просторном роскошном зале из мрамора и хрусталя. Старик не выходил больше из своего подвала, ибо даже самые смелые мужи потеряли отвагу после ужасного нашествия христиан. Он приказал замуровать все входы и выходы, а после разрушения замка камня на камне не осталось, и все двери были засыпаны землёй, и никто уже не знал, где спрятаны сокровища. Но в недрах замковой горы старик продолжал сидеть над своим богатством... Лишь иногда рассказывают, будто по ночам можно видеть призрак статного мужчины с золотой короной верхом на белом коне…

       Далее легенда рассказывает о дочери короля Рюгена, Сванвите, об обстоятельствах её сватовства, о расстройстве свадьбы, клевете завистливого принца, жестоком наказании принцессы отцом и возвращении Сванвите к нему после многих лет заточения в башне. Чтобы доказать свою невиновность, Сванвите предлагает отправить её к крепостному валу Гарца, чтобы добыть сокровища старого короля: «Тебе известно предание, – говорит она отцу, – будто под старым крепостным валом в Гарце, где жили наши языческие предки, зарыт богатый клад. И это предание, которое я часто слышала в детстве, говорит, будто эти сокровища может достать только принцесса, что ведёт своё происхождение от тех старых королей.

       Подземные сокровища …И она оглядела все сверкающие горы драгоценностей в этом просторном зале, которые долгими веками копили её предки, и тут она увидела в углу золотое кресло и сидящего на нём маленького серого человечка, который приветливо кивнул ей, словно хотел заговорить со своей правнучкой. Но ничего не ответила она ему, только тихо махнула рукой. И на это приветствие серый дух поднялся и исчез, и на его место пришли богато одетые слуги и встали в почтительном молчании за принцессой, готовые к любому приказанию своей госпожи».

       К несчастью принцесса нарушила запрет молчания, тотчас же захлопнулись двери, исчезли лестницы, и девушка не смогла выбраться наружу, так и оставшись навеки в подземелье вместе с сокровищами.

       «Повсюду говорят, что будто бы принцесса жива ещё и сидит под землёй в крепости Гарца, в той кладовой, и вынуждена вместе со своим древним седым прадедом сторожить драгоценности. И никто не может сказать, как это стало известно на земле. Может быть маленький, серый человечек, что бродит у крепостного вала по ночам, рассказал… И весть о таинственном исчезновении под землёй принцессы Сванвите облетела всех, будто сидит она в тёмном подземелье и жива, и однажды её кто-нибудь спасёт».

       Автор книги отмечает, что и эта легенда имеет характерный мотив, присущий большинству легенд о славянах: «принцесса Сванвите ушла под землю, как и легендарные богатые древние города и храмы на земле вендов, и в то же время продолжает жить где-то в недрах славянской крепости, изредка напоминая о себе, как и славянская культура Северной Германии».

       Так, например, германские легенды действительно сохранили память о славянском храмовом городе Ретре, который являлся религиозным и политическим центром племенного союза лютичей. Он был разрушен саксонцами примерно 1066 г. К сожалению, место его расположения неизвестно до сих пор: «Ретра была большим и красивым городом и была повсюду известна своими богатствами, и все, кто приезжал сюда из близких и далёких селений, восхищались великолепием и роскошью. Только всё это давно в прошлом. Ретра навлекла на себя гнев божий, а некоторые говорят, что это была кара могущественного колдуна. Когда было произнесено проклятье, земля разверзлась и поглотила всех жителей вместе с их добром. И не осталось следа от Ретры, ибо земля провалилась так глубоко в том месте, что вскоре возникло маленькое озеро Липе»…

       Город ушёл под озеро «Возвышенность Грапенвердер под Пенцлином известна своей старой крепостью. С ней связано многое из того, что рассказывали ещё наши отцы в стародавние времена, да и многое, что и в наши дни можно пережить. Рассказывают, что на Грапенвердере в те времена, когда Мекленбург населяли венды, стояла большая крепость, и в ней правил князь Вернике, и ему подчинялись все земли в округе. Сам же Вернике был подданным королей Ретры. Там, в Ретре, стоял верховный бог вендов Радегаст, и рассказывают, будто его изваяние было из чистого золота ростом с восемнадцатилетнего юношу, и помещено оно было на толстую колонну из цельного куска золота…

       Бог вендов Радегаст Когда пришли войска Генриха Льва, жители Ретры и с ними жрецы Радегаста попытались уйти из Ретры и взяли с собой золотое изваяние бога, чтобы спасти его от христиан. Но не успели венды уйти далеко с ним, и пришлось им захоронить его в болоте, называемом Треннелькоппель, до лучших времён. Но сами люди, дойдя только до Барина, не смогли избежать гибели, так идол и остался лежать в том болоте. Среди прочих сокровищ князя Вернике называют ещё колыбель из чистого золота, которую тоже хотели спасти, но повозка, на которой её везли, опрокинулась и утонула в большом пруду, прямо перед въездом в крепость. О спасении её не было и речи: пруд был слишком глубок, и многие говорили даже, что у него и вовсе нет дна».

       Генрих Лев венчается с дочерью английского короля Генриха II Эту легенду, вообще-то, трудно назвать легендой. Очень уж много содержит она в себе сведений о реальных событиях того времени, которые подтверждаются документально, – кровавой христианизации земли вендов и наступление армии герцога Саксонии, Генриха Льва (1129-1195), на земли славян.

       Легенды о сокровищах Ретры тоже возникли не на пустом месте и имеют под собой вполне материальное основание. Во-первых, в 19 веке на территории Нойбранденбурга и Нойштрелица (предположительно, именно здесь и находится легендарная Ретра) нашли несколько кладов. Во-вторых, в 17 веке в местечке Прильвиц нашли ещё один клад. Местный пастор откопал в своём саду два сосуда с фигурками божков, литых из серебра и других металлов с нанесёнными на них руническими надписями.




Славянский клад из Прильвица Славянский клад из Прильвица Славянский клад из Прильвица Славянский клад из Прильвица Славянский клад из Прильвица


       С самого начала своего появления фигурки вызвали в научных кругах неоднозначную реакцию. Большая часть учёных однозначно объявляла их подделками, но были и те немногие, которые отстаивали их подлинность. В 1771 году в Берлине была издана книга Андреаса Готлиба Маша «Сокровища Ретры», в 1825 году словацкий просветитель и видный славист Ян Коллар написал обширный труд «Боги Ретры». Подлинность фигурок защищали знаменитые братья Вильгельм и Якоб Гримм. Точно прочитать надписи на прильвицких идолах удалось русскому учёному В.А. Чудинову, о чём он рассказал в своей книге «Правда о сокровищах Ретры».

       О Ретре, как древнем славянском городе-крепости и религиозном центре лютичей, писали также и средневековые христианские хронисты. Они описывают город, как место нахождения языческого храма бога Радегаста, пребывания оракулов, проведения религиозных обрядов. Согласно вышеупомянутому нами Адаму Бременскому, Ретра стояла на острове посреди глубокого озера и была соединена с противоположным берегом бревенчатым мостом:

       «…Есть ещё и другие славянские племена, которые живут между Лабой и Одрой…. из всех них самыми могущественными являются ратари, живущие в центре… Их город – всемирно известная Ретра – седалище идолослужения, там построен огромный храм в честь демонов, главный из которых Радигост. Изображение его сделано из золота, ложе из пурпура. Самый город имеет девять ворот и окружён со всех сторон глубоким озером, через которое для перехода построен бревенчатый мост, но через него разрешается переходить только идущим ради жертвоприношения или вопрошения оракула…»

       Гельмольд дополняет его:

       «…ратари же и долечане желали господствовать вследствие того, что у них имеется древнейший город и знаменитейший храм, в котором выставлен идол Радегаста, и они только себе приписывают единственное право на первенство потому, что все славянские народы часто их посещают ради получения ответов и ежегодных жертвоприношений…».

       До нас дошли сведения ещё об одном крупном священном городе западных славян. Это город Аркона на острове Рюген. Но о ней мы расскажем в следующем разделе…

Храмы западных Славян

«Семейный Союз ваш, коий углублён Древней
Верой Первопредков ваших, да строится на ве-
ликом правиле, несущем Духовную Свастику...»

       Карта Рюгена Герхарда Меркатора (1512-1594)
        Датский летописец Саксон Грамматик (Saxo Grammaticus 1140-1208) написал 16-томную хронику «Деяния данов» (Gesta Danorum), в которой описывается история Дании с древнейших времён до XII века, а также история некоторых других северных стран, в том числе и западно-славянских. В частности, в этой книге описывается Аркона (или как теперь её называют немцы – Яромарсбург (Jaromarsburg)), столица славянского племени руян (ранов) на острове Руян (ныне Рюген), численность славянского населения которого к моменту его завоевания в XII веке, по западным источникам, составляла, как минимум, 70 000 человек

       Сундуки с сокровищами
        Аркона являлясь городом-храмом, сосредоточием веры западных славян. Да и не только их. Датский король Свейн (960-1014) жертвовал добычу в храм Арконы. Ещё в XI веке поклониться его главной святыне, четырёхглавому кумиру Святовита, шли паломники из уже два века как христианской Чехии. Храм Арконы стал главным религиозным центром славянского Поморья в IX-XII веках. Он располагал обширными земельными угодьями, дававшими ему доход, в пользу него собирались пошлины с купцов, торговавших в Арконе, с промышленников, ловивших сельдей у острова Руян. Ему приносилась третья часть военной добычи, все драгоценности, золото, серебро и жемчуг, добытые на войне. Поэтому в храме стояли сундуки, наполненные драгоценностями.

       Мыс, где находилась Аркона
        Вот, что пишет Сакон Грамматик: «Город Аркона лежит на вершине высокой скалы; с севера, востока и юга ограждён природной защитой… с западной стороны защищает его высокая насыпь в 50 локтей… Посреди города лежит открытая площадь, на которой возвышается деревянный храм, прекрасной работы, но почтённый не столько по великолепию зодчества, сколько по величию бога, которому здесь воздвигнут кумир. Вся внешняя сторона здания блистала искусно сделанными барельефами различных фигур, но безобразно и грубо раскрашенными.

       Храм Свентовита в Арконе. Всеволод Иванов
        Только один вход был во внутренность храма, окружённого двойной оградой… В самом храме стоял большой, превосходящий рост человеческий, кумир, (Свентовита) с четырьмя головами, на стольких же шеях, из которых две выходили из груди и две – к хребту, но так, что из обеих передних и обеих задних голов одна смотрела направо, а другая – налево. Волосы и борода были подстрижены коротко, и в этом, казалось, художник сообразовывался с обыкновением руян.

       Куммир Свентовита
        В правой руке кумир держал рог из различных металлов, который каждый год обыкновенно наполнялся вином из рук жреца для гадания о плодородии следующего года; левая рука уподоблялась луку. Верхняя одежда спускалась до берцов, которые составлены были из различных сортов деревьев и так искусно были соединены с коленами, что только при внимательном рассматривании можно было различить фуги. Ноги стояли наравне с землёй, их фундамент сделан был под полом.

       В небольшом отдалении видны были узда и седло кумира с другими принадлежностями. Рассматривающего более всего поражал меч огромной величины, ножны, чёрен которого, помимо красивых резных форм отличались серебряной отделкой… Кроме того этот бог имел также храмы в многих других местах, управляемые жрецами меньшей важности. Кроме того при нём был конь, совершенно белый, у которого выдернуть волос из гривы или хвоста почиталось нечестием…

       Рюген. Жрец. Илья Глазунов
        Один лишь жрец имел право кормить и седлать коня этого: божественное животное нельзя было оскорбить частым пользованием. Руяне верили, что Свантевит выезжает на коне этом на битву с врагами своего святилища и своей земли. И доказательством тому якобы служило обстоятельство, что нередко его находили наутро в стойле покрытым потом и грязью, словно бы он проделал дальний путь.

       Также от коня этого предсказания принимались. Когда собирался военный поход, служители храма Свантевита втыкали в землю перед святилищем крест-накрест шесть копий, после чего подводили к ним священного коня. Если ступал он через копья правым копытом, считалось это добрым предзнаменованием для исхода военных действий. Если же хоть раз поднимал он сперва левое копыто, тогда отменялся поход в чужие земли. Точно так же отменялся и морской поход, если белый конь Свантевита пойдёт не с правой ноги через копья, и даже решения о торговых сделках зависели от предсказаний оракула… Свентовита символизировали разные знаки, в частности, резные орлы и знамёна, главное из которых называлось Станица… Власть этого небольшого куска полотна была сильнее власти княжеской…»

       Каждый год в городе-святилище совершались жертвоприношения. Они происходили поздним летом, после уборки урожая. Чтобы узнать, как происходило это важное для западных славян празднество, снова обратимся к свидетельству Саксона Грамматика:

       «Ежегодно после сбора урожая смешанная толпа со всего острова перед храмом бога, принеся в жертву скот, справляла торжественный пир, именовавшийся священным. Его жрец, вопреки отеческому обычаю отличавшийся длинной бородой и волосами, накануне дня, когда надлежало священнодействовать, малое святилище – куда только ему можно было входить – обычно с помощью метлы тщательно убирал, следя, чтобы в помещении не было человеческого дыхания. Всякий раз, когда требовалось вдохнуть или выдохнуть, он отправлялся к выходу, дабы присутствие бога не осквернялось дыханием смертного.

       На следующий день, когда народ стоял у входа, он, взяв у изваяния сосуд, тщательно наблюдал, не понизился ли уровень налитой жидкости, и тогда ожидал в будущем году неурожая. Заметив это, велел присутствовавшим запасать плоды на будущее. Если же не предвидел никакого убывания обычного плодородия, предсказывал грядущее время изобилия полей. После такого прорицания приказывал урожай этого года или бережливее, или щедрее расходовать. Вылив старое вино к ногам идола, как возлияние, пустой сосуд снова наливал: как бы выпивая за здоровье, почитал статую, как себе, так и отечеству благ, горожанам удачи в умножении побед торжественными словами просил. Окончив это, подносил рог к устам, чрезвычайно быстро, одним глотком выпивал и, наполненный снова вином, вставлял его опять в правую руку изваяния.

       Изготовив пирог с медовым вином круглой формы, величины же такой, что почти равнялся человеческому росту, приступал к жертвоприношению. Поставив его между собой и народом, жрец по обычаю спрашивал, видят ли его руяне. Когда те отвечали, что видят, то желал, чтобы через год не смогли разглядеть. Такого рода мольбой он просил не о своей или народа судьбе, но о возрастании будущего урожая…

       Ежегодно причитается идолу с каждого мужа и каждой женщины по монете как сбор на почитание. Ему уделяют также третью часть от военной добычи, так как она была приобретена с его помощью. Этот бог имеет также на службе своей 300 отборных коней и столько же всадников, вся добыча которых, приобретённая войною или разбоем, состоит под надзором жреца, который на выручку за эти вещи повелевает отлить различные священные предметы и храмовые украшения, сохраняемые им в запертых помещениях, где, кроме множества денег, собрано также множество изветшавших от времени пурпурных одежд…»

       Аркону охраняли специально обученные храмовые воины, набиравшиеся из юношей знатных славянских родов, которые на всю жизнь оставались профессиональными воинами. Их было 300 человек на каждый город-храм, поэтому в битвах впереди полабских войск выступали по 300 витязей на конях, одноцветных с конём божества: например, на белых конях 300 воинов Святовита, на чёрных – 300 воинов Триглава. Кроме защиты священных городов, в их же обязанности входил и сбор дани с окрестных балтийских племён и народов.

       Кроме Арконы на Руяне существовал ещё один крупный город культового назначения. Он назывался Кореницей. В XII веке там находилась резиденция правителя Руяна. Это был огромный город-крепость, окружённый непроходимыми трясинами и болотами, застроенный деревянными трёхэтажными зданиями.

       Русь Ведическая. Всеволод Иванов
        Однако, достоверно известно, что за исключением резиденции правителя, Кореница не была жилым городом, как и Аркона. Люди приходили туда либо для поклонения богам, либо во время войны, пользуясь городом, как убежищем. Такая у руян была традиция. Сведения о городе мы также найдём у Саксона Грамматика, когда он описывает действия датских захватчиков, штурмом взявших Кореницу в 1168 году:

       «Отличием этого города были три здания выдающихся храмов, заметные блеском превосходного мастерства. Достоинство местных богов пользовалось почти таким же почитанием, как среди арконцев – авторитет общественного божества…

       Самый большой храм стоял внутри двора, но вместо стен ему служили пурпурные завесы, крыша же опиралась лишь на колонны. Служители [церкви], разломав ограду двора, взялись за внутренние завесы храма. Когда и их убрали, высеченное из дуба изваяние, именовавшееся Ругевитом, стало видно в своём уродстве со всех сторон. Ласточки, которые под его устами свили гнёзда, покрыли помётом его грудь. Достойный бог, изображение которого столь уродливо измарано птицами! Кроме того, у его головы было семь человекоподобных лиц, которые все были покрыты одним черепом.

       Руевит – бог войны западных славян
        Столько же мечей в ножнах, подвешенных к его боку, изобразил мастер. Восьмой, обнажённый [меч], [бог] держал в руке; вложенный в кулак, он был крепчайше прибит железным гвоздём, так что нельзя было извлечь, не разрубив, что показало его рассечение. Ширина его была больше человеческого роста, высота же такая, что [епископ] Абсалон, встав на цыпочки, едва достал до подбородка топориком...

       Этого бога почитали, совсем как Марса, возглавляющим силы войны. Ничего забавного не было в этом изваянии, вызывавшем отвращение грубыми чертами уродливой резьбы… Завершив его уничтожение, отряд спутников [епископа] рьяно двинулся к изваянию Поревита, которое почиталось в ближайшем храме. Он был изображён с пятью головами, но безоружным. Срубив его, вошли в храм Поренута. Эта статуя представляла четыре лица, а пятое имела на груди и касалась его лба левой, а подбородка правой рукой. Её с помощью служителей [епископ] поверг ударами секир…»

       Позволим себе заметить пару слов об «уродстве изваяния». Понятно, что Саксон Грамматик был христианином и поэтому всё, что не было христианским, было для него уродливым. Однако, были и другие христианские авторы, которые отзывались о вере славян с без высокомерного отвращения, которым больны большинство слуг «всеблагого» Иеговы. Епископ Отгон Бамбергский, дважды посещавший страну славянских поморян (в 1124 и 1127 гг.) с целью обращения их в христианство, был изумлён великолепием славянских храмов.

       Так, он описывает постройку в городе Щетине (Щецине), которая «… будучи главнейшей, выделялась украшениями и удивительной искусностью; она имела скульптурные украшения как снаружи, так и внутри. Изображения людей, птиц и животных были сделаны так естественно, что казалось, будто они живут и дышат. И что надо отметить как наиболее редкостное: краски этих изображений, находящихся снаружи здания, не темнели и не смывались ни дождём, ни снегом – такими их сделала искусность художников. Сюда они приносят, по давнему обычаю своих предков, определённую законом десятую часть награбленных богатств… Там же хранились золотые и серебряные сосуды и чаши… там же хранили они в честь богов и ради их украшения огромные рога диких быков, обрамлённые в золото и драгоценные камни и пригодные для питья, а также рога, в которые трубили, кинжалы, ножи, различную драгоценную утварь, редкую и прекрасную на вид…»

       Епископ Абесаллон повергает статую Свентовида в Арконе. Laurits Tuxen
        Как и храм в Коренице, храм Свентовида в Арконе был разрушен и ограблен. Это произошло 15 июня 1169 г. по христианскому летоисчислению, когда Вольдемар I, король датский, захватил Аркону. Изваяние самого Свентовида вместе с прочими святынями было ободрано, рассечено и сожжено при непосредственном участии епископа Абессалона, как об этом сообщил Саксон Граммматик.

       Кстати сказать, Саксон Грамматик состоял на службе у короля Дании Вальдемара II, отец которого, Вальдемар I, был правнуком Великого Князя Киевского Владимира Мономаха, в честь которого его и назвали. Матерью последнего была киевская княжна Ингеборга Мстиславна. К сожалению, славянская кровь, текущая в жилах обоих Вальдемаров, не помешала им, отравленным христианством, истреблять и покорять славян, разрушать их города и храмы. К сожалению, против Арконы, на стороне датчан, выступили также и славянские князья-христиане Казимир и Богуслав и ободритский князь Прибыслав.

       Город взять было нелегко: высота стен с валом достигала 27 метров, и камнемётные машины не могли их преодолеть. Оставалась надежда на длительную осаду и на то, что у защитников не хватит питьевой воды. Осаждённые, уверенные в своих силах, покрыли башню над воротами знаменами и орлами. Между ними была и «Станица» – военное знамя руян, которое последние чтили, как знамя всех богов. 12 июня 1168 года во время очередного приступа была подожжена башня и ворота, малое количество воды не позволило погасить пожар. Аркона была обречена... Некоторые жители, видя свою обречённость, бросались в пламя, не желая быть рабами. Король приказал вынести кресло и сел в него, чтобы наблюдать за происходящим. Священный город – последний оплот славянства на Балтике – пал.

       Теперь ничего не мешало вытеснению славян с их исконных земель и постепенному стиранию самой памяти о них. Последняя женщина на Руяне, которая говорила по-славянски, точнее по-вендски, умерла в 1402 году. Её фамилия была Гулицына.

       Как победитель и ниспровергатель языческих идолов, христианская церковь, использовала священные для славян культовые предметы, вмуровывая их в свои здания. Так в одну из стен церкви деревни Альтенкирхен на п-ве Виттов вмурован камень, который местные жители называют Камень Свантевита (Svantevitbild).

       Камень Свантевита (Svantevitbild) в церкви деревни Альтенкирхен
        На прямоугольном камне высотой 1,15 м выбито изображение бородатого мужчины, одетого в длиннополую одежду и держащего сосуд в виде рога. Это дало основание археологам видеть в изображении на камне идола Свантевита или его жреца, который был единственным, кто мог касаться рога Свантевита и предсказывать по его содержимому будущее.

       В деревне Альт Ябель в Ябельхайде также находится камень, известный местным жителям как «Славянская жертвенная чаша». Этот небольшой чашевидный камень вмурован в стену старой церкви Михаэлискирхе справа от входа. С ним связана древняя легенда, которую в Альт Ябеле рассказывают по сей день:

       «Однажды, когда христиане строили первые святыни в земле Ябельхайде, в монастырь Эльдены попала жертвенная чаша. В эту чашу собирали кровь принесённых в жертву людей и животных. Как раз в эти годы была построена первая церковь в сердце Ябельхайде, и по случаю её освящения в 1256 г. созвали всё славянское население округи. Для того чтобы доказать могущество христианской религии и низвергнуть старых богов, священник, брат Лиенхард, расколол чашу тяжёлым молотом прямо на алтаре, на глазах у присутствующих. В память о произошедшем событии половина жертвенной чаши тут же была вмурована в кольцевую стену церкви. Этим символическим действием брат Лиенхард надеялся сломить нежелание славян принять христианство. Другая половина была отправлена в монастырь Эльдены в память об этом дне и водружена на молитвенное кресло…

       В эту ночь священник долго не мог заснуть от какого-то шороха. На часах была полночь, когда он услышал чьи-то шаги и гневную речь. Освещённый луной, в покои его вошёл человек с бородой в старинном одеянии. Он поднял руку и спросил: «Зачем ты нарушил покой моей гробницы и потревожил мой вечный сон? Ты разграбил мою гробницу, забрал пожертвованное мне и велел перенести это в свой дом. Потому стал отныне твой дом моим домом. Ибо я старше тебя и раньше тебя владел этой землёй. Вы, саксы, пришли в землю моих отцов, как варвары и разбойники… Ты говоришь, что ты служитель? А я – свободный человек. Имя мое Болеслав. Мой герб – золотая корона славян на синем поле. Всю мою жизнь мы, славяне, были здесь хозяевами».

       Музей славянской Арконы на о. Рюген Польский Свентовид
        Так говорил дух славянина, а затем тихо исчез. Священник же уехал из прихода обратно в Саксонию и забрал с собой осколок жертвенной чаши. (Из книги Ю.В. Ивановой-Бучацкой «Символы Северной Германии. Славяно-германский синтез в междуречье Эльбы и Одера»).

       В настоящее время на острове Рюген находится Музей славянской Арконы, в котором, не осталось практически ничего от её былого великолепия и могущества – только четырёхликий деревянный Сентовид, который вырезали польские язычники в 90-х годах прошлого века и привезли на остров, печально взирает на пустые зелёные просторы...

Продолжение.

Вендский крестовый поход

      В начале X века начался немецкий Drang nach Osten (поход на Восток), в ходе которого западные славяне были частью вытеснены со своих земель, частью обращены в христианство и ассимилированы, а большая часть их была просто истреблена. В 1147 году христианская корпорация организовала Второй Крестовый поход, который ещё называют Вендским, и направила крестоносцев против полабских славян, несмотря на то, что многие из полабских и поморских славянских земель на тот момент и так уже, хотя бы формально, приняли крещение.

      Как видим, религиозные мотивы не были единственным мотивом для похода. Паразитические тёмные силы, которые стояли за процессом уничтожения славян, как духовного, так и физического, использовали все средства (О причинах уничтожения именно славян см. книгу Н. Левашова «Зеркало моей души». Том. 3. Глава 1)). Так, они воспользовались желанием полунищих германских, датских и польских герцогов, маркграфов и прочих представителей «европейской элиты», сравнительно недавно ставших таковой, после того, как западные европейские территории последовательно были оторваны от Славяно-Арийской Империи, наложить лапы на славянские богатства. Не давала им покоя славянская «земля обширная, богатая хлебом и тучными пастбищами, обильная рыбой, мясом и всякими благами…», как отмечал в своей «Славянской хронике» христианский миссионер 12 в. Гемольд.

      То, что славяне жили хорошо и богато, отмечают все христианские хронисты. И несмотря на то, что они относились к славянам-язычникам с высокомерием фанатиков, уверенных в исключительности и превосходстве своей веры, даже они отмечают прекрасные человеческие качества славян. То же Гемольд пишет:

      «…Прусы ещё не познали света веры; люди, обладающие многими естественными добрыми качествами, “весьма человеколюбивые” по отношению к терпящим нужду; “они спешат навстречу тем, кто подвергается опасности в море или преследованиям со стороны морских разбойников, и приходят им на помощь. Золото и серебро они почти ни во что не ставят. У них изобилие неизвестных мехов, из-за которых в нашей стране разлился смертельный яд гордости. А они почитают их вроде как за навоз в укор, думаю, нам, которые вздыхают по меховой одежде, как по величайшему счастью. Поэтому за льняные одежды, которые у нас называются faldones, они отдают нам столь драгоценные шкурки...».

      А вот слова христианского епископа Оттона Бамбергского, дважды посетившего земли Поморских славян с целью обращения их в христианство в 1124 и 1127 годах: «...Рыбы там невероятное изобилие, как в морях, так и в реках, озёрах и прудах. За денарий ты бы купил воз свежих сельдей, а если бы я стал рассказывать то, что знаю об их запахе и толщине, меня обвинили бы в чревоугодии. По всей стране множество оленей, ланей и диких жеребчиков, медведей, кабанов, свиней и всякой дичи; масло коровье, молоко овечье с туком, агнцев и овнов, с обилием мёда и пшеницы, с коноплёй и маком, и всякого рода овощами, и если бы там были виноградные лозы, оливы и смоковницы, ты подумал бы, что это земля обетованная, так много в ней плодовых деревьев...

      Честность же и товарищество среди них таковы, что, совершенно не зная ни краж, ни обмана, они держат сундуки и ящики незапертыми. В самом деле, ни замков, ни ключей мы там не видели, а сами они были весьма удивлены, увидев наши вьюки и ящики запертыми. Платье своё, деньги и все свои драгоценности они хранят в своих бочках и кадках, просто накрытых крышкой, и не боятся никакого обмана, ибо не испытывали его...»

      И вот, в 1147 году Крестовый поход против западных славян, который вынашивался ещё в 1107-1108 годах, сразу после Первого крестового похода на Константиноволь (см. Н. Левашов «Зеркало моей души». Том. 2. Глава 5), начался. Описание этого похода приведено в обширной статье профессора Н. Грацианского «Крестовый поход 1147 г. против славян и его результаты» (журнал «Вопросы истории» 1946 год № 2-3). Мы приводим её в сокращении. Полностью статью со сносками можно скачать на Советнике.

      «…Крестоносцы решили двинуться на полабских славян двумя армиями: одна должна была идти с Нижней Лабы против ободритов, другая – из Магдебурга против лютичей. Во главе первой армии стояли Генрих Лев, Конрад, герцог бургундский, архиепископ бременский Адальберт, епископ бременский Дитмар и др. С этой армией должны были соединиться датчане, предводимые обоими своими королями – Свеном и Канутом, которые решили прекратить внутренние усобицы для совместных действий против общих врагов – ободритов.

      Крестовый поход на Славян

      Во главе второй армии из светских князей стояли пфальцграфы Фридрих Саксонский, Герман Рейнский, маркграфы Альбрехт Медведь и Конрад Мейсенский, а из духовных князей, помимо папского легата, епископа гавельбергского, – архиепископ Фридрих магдебургский, епископы гальберштадтский, мерзебургский, бранденбургский и мюнстерский, а также Вибальд, аббат корвейский. Последний имел виды на о. Руяну, основывая свои притязания на старинной нелепой версии о том, что почитаемый на острове Святовид – это обожествлённый славянами св. Вит, покровитель Корвейского монастыря, которому когда-то немецкие короли будто бы пожаловали остров. Только непоколебимая уверенность немцев в успехе могла побудить аббата двинуться за Лабу для того, чтобы не допустить нарушения прав своего монастыря при предполагаемом дележе славянской территории.

      О численности двинувшихся против славян армий крестоносцев мы имеем такие данные: в северной армии насчитывалось будто бы 40 тыс. человек, в южной – 60 тыс., в датской – 100 тыс. Конечно, эти цифры очень преувеличены, но, во всяком случае, они показывают, что за Лабу двинулись огромные, невиданные до того времени немецко-датские полчища, которые должны были раз навсегда покончить с независимостью славян и их язычеством. Славяне, однако, не пали духом перед лицом такой страшной опасности и вовсе не собирались покоряться немцам. Главным героем обороны от врагов выступил отважный Никлот, князь ободритов. Гельмольд определённо не любит Никлота и не всегда справедлив в своих суждениях о нём, но всё же то, что он сообщает о действиях этого князя, ярко рисует его таланты как полководца. «Услышавши, что в скором времени должно собраться войско для разорения его, – читаем у Гельмольда, – Никлот созвал весь народ свой и начал строить укрепление Добин, дабы было убежищем народу в случае надобности…»

      Конная статуя князя Никлота в Шверинском замке герцегов Мекленбургов

      Вместе с тем Никлот искал союзников в предстоящей борьбе и обратился к графу голштинскому Адольфу с напоминанием о заключённом с ним соглашении. Хотя Адольф и не сочувствовал крестовому походу, но он, конечно, отказался помогать Никлоту против своего герцога, Генриха Льва, и единственными союзниками князя оказались руяне.

      Опираясь на союз с воинственными мореходами, Никлот выработал, как показывают дальнейшие события, замечательный план обороны. Целым рядом комбинированных мероприятий на суше и на море он задумал уморить крестоносцев голодом и тем сорвать все их захватнические планы. Первой целью Никлота был разгром предполагаемой ближайшей операционной базы крестоносцев в Вагрии. Внезапным налётом с моря Никлот захватил 29 июня Любек и уничтожил стоявшие в его гавани корабли, причём «народ, упившийся большим возлиянием, не смог двинуться со своих постелен и судов, пока враги не окружили их и, подложив огонь, не погубили суда, груженые товарами. И были убиты в этот день до 300 и более мужей».

      Уничтожив таким образом суда и любекские гавани и предавши пламени город, Никлот послал два отряда всадников, которые прошли всю землю вагров, истребивши и захвативши в плен осевших здесь немецких колонистов. Лишь колонистов из голштинцев, осевших к западу от верхнего течения Травны, славяне почему-то не тронули. Может быть, Никлот хотел посеять раздор между немцами, внушив подозрение к голштинцам в том, что они действовали заодно со славянами. Если это так, то Никлот блестяще достиг своей цели, так как на голштинцев действительно пало подозрение в измене…

      Итак, первым результатом объявленного на Франкфуртском сейме крестового похода против славян были разгром этими последними цветущего немецкого торгового города на Балтийском море и почти полное уничтожение колонистов, с большим трудом собранных для поселения в завоёванной Вагрии из разных областей Германии и Нидерландов. Славяне, по-видимому, не понесли потерь при своём смелом набеге и, вернувшись на суда, «отплыли, обременённые пленными людьми и разным имуществом, которые они захватили в земле вагров».

      Неожиданная диверсия Никлота, естественно, вызвала большой переполох среди немцев, и крестоносная армия поспешила вторгнуться в землю славян, «дабы обуздать их жестокость». Никлот очистил и разорил территорию своего княжества, по которой должны были проходить крестоносцы, и засел с большим запасом провианта и большими силами в Добине. Немецкие полчища, двинувшиеся против ободритов с Нижней Лабы, повидимому, уже в июле были под Добином. Сюда же поспешили и датчане, флотилия которых пристала к славянскому побережью, по-видимому, в Висмарском заливе, неподалёку от Зверинского озера, у которого был расположен Добин.

      Первыми приплыли готы с их королём Канутом и шлезвигцы с королём Свеном. Потом подошли подчинённые тому же Свену зеландцы и шоненцы. Большая часть датского войска, высадившись на берег, пошла на соединение с саксами под Добин, другая часть осталась на судах для их охраны. Никлоту, засевшему в Добине, оставалось выполнить вторую часть своего искусно задуманного, плана обороны, именно перерезать морские коммуникации крестоносцев и нанести удар по датскому флоту, который, по-видимому, доставлял продовольствие осаждающим, так как покинутая жителями область ободритов и опустошённая Вагрия не могли кормить крестоносную армию. К тому же сухими путями сообщения вообще трудно было пользоваться из-за болотистого характера местности.

      Никлот блестяще разрешил поставленную задачу при помощи руянских мореходов. У Гельмольда мы читаем: «Однажды осаждённые, видя что войско данов действует нерешительно, – ибо они лишь у себя дома вояки, на чужбине же не отличаются мужеством, – сделали неожиданно вылазку, многих из них перебили и положили удобрять землю. Помощь им подать было нельзя, так как между (войсками) лежало озеро»

      Действия Никлота с суши и руян с моря происходили одновременно и были согласованы: Нилот должен был отвлечь внимание датского войска от кораблей и тем помочь руянам одержать победу. Цель эта была достигнута, и руяне имели на море не меньший успех, чем ободриты на суше… Весь шоненский флот достался победителям, и руяне тем самым удвоили свои силы…

      Несмотря на то, что значительная часть датского флота уцелела, всё же на море господствовали руяне. Снабжение стоявшей под Добином армии вследствие этого должно было прекратиться, и ей грозил неминуемый голод. Это охладило воинственный пыл крестоносцев, и они стали подумывать об отступлении. Даны, горевшие желанием отомстить Никлоту за поражение, узнав о нападении руян, переменили своё намерение и поспешили к судам. По-видимому, они уже не вернулись под Добин и не замедлили отправиться восвояси; что же касается оставшихся под крепостью саксов, то они заговорили о нецелесообразности похода, о том, что бессмысленно опустошать землю, которая платила дань немцам. «Разве земля, которую мы опустошаем, – так будто бы говорили саксы, – не наши земля? И народ, с которым мы воюем, разве не наш народ? Зачем же нам быть врагами самим себе и расточителями следуемых нам даней? Не проистекают ли от этого убытки для государей наших…»

      Как видим, немцы поняли всю бессмысленность своего предприятия лишь после того, как славяне дали им жестокий урок, в результате которого оказалось, что вместо ожидаемой лёгкой добычи, крестоносным хищникам грозили в славянской земле одни только лишения…

      Главная (южная) армия крестоносцев собралась, как было условлено, в Магдебурге… Основное направление всему походу, очевидно, давал Альбрехт Медведь, который хотел расширить силами крестоносцев пределы своей северной марки за Пену и за Одру. Здесь было уже распространено Оттоном Бамбергским христианство, но, надо думать, что князья скрывали этот факт от массы крестоносцев, возбуждая их алчность перспективой богатой добычи у язычников, по отношению к которым всё считалось дозволенным. Духовные князья соревновались в своих воинственных планах со светскими, причём возглавлявший этих прелатов архиепископ магдебургский мечтал подчинить своей власти независимое поморское епископство и завладеть его обширными доходами в богатом Поморье…

      Армия пошла к Поморью той самой дорогой, какой, 20 лет назад ехал Оттон Бамбергский. Пройдя с большими трудностями дремучий лес, отделявший область гаволян от области морочен, крестоносцы вышли к озеру Морице и оказались на языческой территории, не признававшей ни власти немцев, ни христианства. Жители разбегались, спасая, что могли, а крестоносцы опустошали и жгли славянские селения. Был сожжён при этом славянский город Малхон вместе со стоявшим перед его воротами языческим святилищем. Обозначая свой путь грабежами, поджогами и убийствами, армия направилась к Дымину – городу лютичей на Пене, – но, не доходя до этого города, разделилась: часть армии направилась к Щетину.

      Под Дымином крестоносцы неожиданно встретили такое же сопротивление славян, как и под Добином. Мы в точности не знаем, что здесь произошло, но по некоторым намёкам можем судить, что на Пене крестоносцев постигла такая же неудача, что и у ободритов под Добином. Гельмольд недаром смешивает события под обеими славянскими твердынями в одно целое повествование о неудаче крестового похода. Есть и другие известия о несогласиях и неудаче крестоносцев под Дымином. Самым ярким показателем этой неудачи является поведение корвейского аббата, быстро распростившегося со своими мечтами о завое¬вании Руяны и уже 8 сентября вернувшегося из похода. Выражая свою радость по поводу избавления от опасностей в славянской земле, аббат говорит, что поход, хотя и оказался безрезультатным, но зато был выполнен «с послушанием»

      Полная неудача постигла и ту армию, которая направилась для действия против Щетина, главного города Поморья. Когда крестоносцы обложили этот город, осаждённые выставили на городских валах кресты, в знак того, что они христиане, и тогда среди армии произошло замешательство. Всем стало очевидно, что затеянное предприятие стояло в вопиющем противоречии с идеями, провозглашёнными Бернардом Клервосским и папой, и рядовые крестоносцы поняли, что они одурачены князьями, которые их руками не у язычников, а у христиан хотят захватить новые земли и новые доходы…

      Таким образом, широко задуманный крестовый поход против славян повсюду с позором провалился, и у современников на этот счёт не оставалось никаких сомнений: все они почти единодушно отмечают полный неуспех похода немцев за Лабу. При этом одни из них объясняют неудачу похода раздорами князей, другие – незнанием неприятельской местности, третьи – тем, что крестоносцы ратовали не за «божие дело», руководствуясь чисто хищническими побуждениями. В действительности поход сорвался, благодаря героическому сопротивлению славян, и самые раздоры князей и разложение и армии начались лишь после того, как немцы неожиданно натолкнулись на сильные славянские крепости, защитники которых дали решительный отпор немецким хищникам. Ведь даже и под Щетином дело решили не кресты, расставленные на городских валах, а грозный вид щетинских укреплений, защищаемых отважным славянским гарнизоном…»

      К сожалению, на этом немецкое продвижение на восток не прекратилось. В 1150 с помощью интриг и обмана было захвачено Браниборское княжество. Вагрия постепенно и неуклонно христианизировалась путём ползучего просачивания туда переселенцев из Германии и Нидерландов. Единственный, кто пока противостоял христианской агрессии, был ободритский князь Никлот. После крестового похода ему удалось восстановить старое государство ободритов в его прежних границах, за исключением Вагрии и Полабии, захваченных немцами, и подчинить себе соседние приморские племена лютичей – хижан и черезпенян. К сожалению, союз лютичей и ободритов оказался непрочным, и Никлот, не сумев договориться с родственными славянскими племенами, делает фатальную ошибку – чтобы подчинить лютичей, он обращается к немцам. Над землями лютичей прошёлся огонь и меч, что означало, что об объединении северных полабских племён в самостоятельное славянское государство речи быть не могло.

      Картина Теодора Шлёпке «Смерть Никлота»

      Ободритское же государство, восстановленное Никлотом, также не было устойчивым и держалось на внешнем принуждении. Оно погибло в 1160 году во время очередного нашествия. Тогда же погиб и сам Никлот, попав в ловушку. Вот, как описывается последнее сражение Никлота в «Истории Мекленбурга»: «Никлот с несколькими храбрейшими из своей дружины осуществлял вылазку из крепости. Они залегли в засаду недалеко от вражеского лагеря. Вскоре из лагеря саксонцев появился отряд «заготовителей» для добычи провианта – кормов. Среди «слуг» были подмешаны рыцари, у которых под верхней одеждой простолюдина скрывались латы... Стремительно врезался Никлот в гущу противника, ничего не подозревая о коварстве, и направил в одного из них своё копьё, но остриё копья отскочило от невидимого панциря. Тут Никлот понял, что был введён в заблуждение. Он попытался ускакать к своим, но было уже поздно. Неприятельские всадники догнали его, и ещё до того, как к нему на помощь смогла прибыть подмога, он был убит…»

      Так политическая раздробленность западных славян привела к их почти полному исчезновению…

Тёмные продолжают наступление

Ложью и лестью неправедной захватят
они многие края Мидгард-земли, как они
поступали на других землях, во многих Мирах
во времена прошлой Великой Ассы…

      После того, как обстановка на нашей планете нормализовалась в достаточной степени, Тёмные Силы приступили к продолжению реализации своего Большого Плана. Они начали готовить себе помощников среди Дравидов и Нагов – племён чёрной расы, проживавших на территории современной Индии. Начальный уровень их эволюционного развития как нельзя лучше подходил для планов космических паразитов…

      В четвёртом подразделе, который называется «Первая планетарная катастрофа», мы объясняли, что наши «заклятые друзья» – Тёмные Силы – стремились непременно захватить Мидгард-землю (нашу планету). Не уничтожить, что они могли тогда сделать очень легко, а именно захватить. Это связано со специальным проектом Светлых Сил по созданию на Земле человека-творца, о котором мы рассказываем в подразделе «Мы все – пришельцы». Паразиты решили, во что бы то ни стало, захватить нашу цивилизацию, поработить население, и использовать его в своих целях столько времени, на сколько хватит природных ресурсов на планете. Однако неоднократные прямые военные атаки Тёмных успешно отражались защитниками Мидгарда. Поэтому они и придумали свой хитрый «Большой план» (об этом читайте в подразделе «Новая спецоперация Тёмных»).

      После успешного уничтожения высокоразвитой цивилизации Мидгарда с помощью ядерной войны и планетарной катастрофы, выжившие земляне, стараниями Чёрных, были фактически опущены в своём развитии до уровня разумных животных (об этом читайте в подразделе «Вторая планетарная катастрофа»). Далее Паразиты приступили к несложному, как они считали, этапу – этапу порабощения обычных, слаборазвитых людей, в которых они уже превратили почти всех землян. Открыто оккупировать Землю они по-прежнему не решались в силу того, что большинство из них очень сильно отличались от нас по внешнему виду. Поэтому они приступили к формированию коллектива своих помощников на Мидгарде – «пятой колонны», которая должна была стать их глазами и руками на Земле, слепо выполняя волю хозяев.

      Почва для этого была подготовлена Тёмными заранее: на Мидгард с других планет были переправлены беженцы жёлтой, красной и чёрной рас (см. подраздел «Мы все – пришельцы»), уровень эволюционного развития которых были значительно ниже, чем у людей белой расы. Паразиты остановили свой выбор на племенах чёрной расы, которых мы сегодня называем Дравидами и Нагами. Их привезли на Землю из Мира Мрачной Пустоши, и разместили в южной Азии, на территории современной Индии. Эти племена как нельзя лучше подходили для роли земных помощников Паразитов, т.к. уровень их эволюционного развития позволял без труда ими управлять и внушать им всё, что угодно.

      Имея большой опыт и определённые знания в области зомбирования людей и манипуляции сознанием, Чёрные в первую очередь обратили своё внимание на женщин, выбранных ими племён. Для такого выбора были очень веские причины.

      У народов, находящихся на начальных уровнях эволюционного развития, некоторые женщины, в силу своих психофизиологических особенностей, часто играли ключевую роль в социуме (периоды матриархата). Объясняется это тем, что такие женщины умели делать некоторые фокусы (чудеса), непостижимые для остальных членов племени или народа, и, благодаря этому, какое-то время удерживать власть в своих руках.

      Впервые это очень чётко и понятно описал Николай Левашов в первом томе свой книги «Россия в кривых зеркалах» (см. раздел 1.5.):

      «…гормональные системы мужчины и женщины отличаются весьма значительно, что накладывает дополнительные отличия на их психические и поведенческие реакции на внешние и внутренние события. Женская психика более подвижна, чем мужская. Обменные процессы у женщин изменяются в гораздо более широких диапазонах, чем у мужчин. Размер гипофиза – органа, контролирующего гормональную систему человека, у женщины в два раза больше чем у мужчины. И это в первую очередь обусловлено тем, что предназначение женщины – вынашивание и выкармливание детей. Но столь важная для продления рода особенность женского организма очень часто оказывает “медвежью услугу” представительницам “слабого пола”. Подвижность имеет пределы, выход за границы которых вызывает порой необратимые изменения в организме женщины. Известен факт, что женщина в два-три раза быстрее мужчины привыкает к алкоголю, наркотикам, более подвижна психически, но вот “отвыкает” от всего этого женщина значительно дольше, чем мужчина и переносит этот процесс гораздо тяжелее. И в немалой степени этому способствует высокий уровень эмоциональности женщин, лёгкость, с какой некоторые из них входят в состояние транса. Именно эти качества физиологии и психики женщин, при наличии парапсихических возможностей в эпоху матриархата, создали условия для их доминирования в эпоху древних цивилизаций…»

      Физиологические и психические особенности женщин позволяли некоторым из них в состоянии транса проникать на другие уровни реальности – на другие материальные уровни нашей планеты – эфирный, астральный и ментальный, и благодаря этому, совершать то, чего не умел никто другой из соплеменников: делать небольшие чудеса (об уровнях реальности читайте в книгах Н. Левашова «Последнее обращение к Человечеству», «Сущность и Разум», «Неоднородная Вселенная» и других).

      Однако, когда человек делает что-то, не понимая, что и как он делает, и чем это может ему грозить, случаются всякие большие и маленькие неприятности, которые сразу можно и не распознать. Так и несчастные, одарённые женщины дравидов и нагов, попадая на другие уровни планеты, не могли даже предположить, куда они попали, кто там обитает, и чем это может для них обернуться. Они просто не знали, что существуют разные материальные уровни нашей планеты, нашей Вселенной, человека, нашей жизни. Они ни сном, ни духом не ведали, что это за уровни, откуда они взялись, для чего они нужны, кто там обитает и чем занимается. Поэтому они могли стать и становились лёгкой добычей различных паразитов, живших на других материальных уровнях нашей планеты, которых они безосновательно считали «высшими существами». И именно поэтому чёрные женщины дравидов и нагов привлекли такое внимание Тёмных Сил, отбиравших кандидатов себе в помощники.

      Приведём ещё одну небольшую цитату из упоминавшейся книги Николая Левашова, уж очень хорошо и логично он всё описывает:

      «…Способности вхождения в состояние транса позволили женщинам с такими возможностями в большей или меньшей степени овладеть механизмами управления пси-энергией, как своей, так и всех остальных, и в первую очередь – мужчин. Контроль женщинами своих пси-энергий сделал секс в их руках мощнейшим оружием для достижения выгодных для обладательниц этих парапсихических возможностей целей. “Двери” в другие слои реальности, с такой лёгкостью открываемые такими одарёнными природой женщинами, позволили им войти в непосредственное взаимодействие и с обитателями этих слоёв…»

      Именно этими причинами объясняется существование матриархата у племён, находившихся на начальных уровнях эволюционного развития, и ничего не понимавших из того, что происходило в реальности. Женщины, каким-то неведомым им образом проникавшие на другие уровни реальности, иногда могли делать различные чудеса, не понятные окружающим соплеменникам и им самим, и благодаря этому удерживать власть в племени.

      Именно на таких женщин обратили своё внимание Тёмные Силы, планируя формирование «пятой колонны» на Мидгард-земле. Именно такие люди и нужны были космическим бандитам – почти ничего не знающие, легко зомбируемые и имеющие природные данные для демонстрации фокусов своим соплеменникам и удержания их в подчинении…

      Матриархат в прошлом имел место у многих народов и племён. В те времена у них во всём доминировали женщины. Они были и правителями, и жрицами, и главами семей, дети определялись только по матери, и т.д.

      «Воспитание» дравидов и нагов в нужном для паразитов направлении длилось несколько тысяч лет. Жрицы, которые сами ничего не знали, не понимали и не умели, быстро попадали в зависимость от сущностей, с которыми они общались на «тонких» планах, и которые и являлись настоящими авторами «чудес», позволявших жрицам держать в повиновении племена и народы. Сущности, не имевшие возможности воплощаться в физические тела, либо потихоньку погибали, либо превращались в паразитов, стремившихся поживиться энергией, где только можно. Поэтому за свои услуги они требовали и получали от жрецов и жриц только их энергию (жизненную силу).

      Понемногу повышая свои требования по «оплате» за устраиваемые чудеса и услуги, паразиты принуждали жриц отнимать энергию и у соплеменников, обильно выплёскиваемую ими во время переживания эмоций. Таким образом, паразиты постепенно превращали жрецов и жриц в своих покорных слуг – проводников Тёмных Сил, не понимающих, что они делают, и чем это им грозит. Со временем жрицы, напрямую управляемые паразитами, называвшими себя богами, были вынуждены начать приносить человеческие жертвы, т.к. во время жертвоприношения отдавалось просто море энергии и жертвой, и зрителями, и участниками действа. Так «возник» жестокий и кровавый культ «богини» Чёрной Матери (Кали-Ма), которой поклонялись дравиды, наги и многие другие народы чёрной расы. Вот, как описывают богиню Кали-Ма различные источники:

      «…Кали (санскр. – «чёрная») – в индуизме Богиня-мать, символ разрушения. Яростная и тёмная аватара Парвати, тёмная Шакти и разрушительный аспект Шивы…» («Религия древней Индии Сикхим»).

      «…Индийская богиня смерти, разрушения, страха и ужаса, супруга разрушителя Шивы. Как Кали Ма («Чёрная Мать»), она является одним из десяти аспектов жены Шивы, кровожадного и могущественного воина. Внешний вид её почти всегда устрашающий: смуглая или чёрная, с длинными всклокоченными волосами; обычно изображается обнажённой или лишь в одном поясе, стоящей на теле Шивы и опирающейся одной ногой на его ногу, а другой – на его грудь. У Кали четыре руки, на руках – похожие на когти ногти. В двух руках она держит меч и отрубленную голову великана, а двумя другими соблазняет тех, кто ей поклоняется. На ней ожерелье из черепов и серьги из трупов. Язык её высунут, у неё длинные острые клыки. Она забрызгана кровью и напивается допьяна кровью своих жертв…» («ТМ-секта»)

      А вот так изображают Кали Ма («Чёрную Мать») в различных источниках:





Кали Ма («Чёрная Мать») – индийская богиня смерти, разрушения, страха и ужаса, супруга разрушителя Шивы Кали Ма («Чёрная Мать») – индийская богиня смерти, разрушения, страха и ужаса, супруга разрушителя Шивы Кали Ма («Чёрная Мать») – индийская богиня смерти, разрушения, страха и ужаса, супруга разрушителя Шивы Кали Ма («Чёрная Мать») – индийская богиня смерти, разрушения, страха и ужаса, супруга разрушителя Шивы Кали Ма («Чёрная Мать») – индийская богиня смерти, разрушения, страха и ужаса, супруга разрушителя Шивы

Кали Ма («Чёрная Мать») – индийская богиня смерти, разрушения, страха и ужаса, супруга разрушителя Шивы Кали Ма («Чёрная Мать») – индийская богиня смерти, разрушения, страха и ужаса, супруга разрушителя Шивы Кали Ма («Чёрная Мать») – индийская богиня смерти, разрушения, страха и ужаса, супруга разрушителя Шивы Кали Ма («Чёрная Мать») – индийская богиня смерти, разрушения, страха и ужаса, супруга разрушителя Шивы Кали Ма («Чёрная Мать») – индийская богиня смерти, разрушения, страха и ужаса, супруга разрушителя Шивы



      Для увеличения КПД работы своих «кормильцев», паразиты использовали дополнительные природные возможности, всегда существовавшие на Мидгарде. Они находили на местности определённые места входа и выхода потоков первоматерий, в которых паранормальные способности их жриц и жрецов становились сильнее (т.н. «места силы», в этих местах потенциальные барьеры между уровнями Земли чуть ниже), и им легче было общаться с «богами». Такие места объявлялись сакральными местами, там строили храмы, там приносили многочисленные жертвы, там у людей отбиралось море жизненной силы. Одним из таких мест был Рай, упоминаемый в Библии, и недавно найденный Александром Филипповым в Индии (см. статью Александра Богатырёва «В поисках утраченного Рая» от 23 октября 2003 г. на сайте – www.pereplet.ru).

      Реальный Рай расположен здесь. Иллюстрация из книги Н. Левашова «Россия в кривых зеркалах» «…Он увидел живописную долину с удивительными растениями, животными и птицами. Она действительно имела границу в виде подковообразной горной гряды (“парадиз” в переводе с персидского означает “каменный вал, окружающий сад”). Река Сон, вытекающая из долины, тоже имела явную границу, в виде ровной линии порогов. За порогами даже цвет воды был иным. Всё говорило о неотмирности этого пейзажа. У слияния рек находились каменные врата (восточная сторона долины), подле которых стояло изображение огромного существа с мечом (как тут не вспомнить о Херувиме с огненным мечом, поставленном охранять врата Рая). Неподалёку росло дерево с изваяниями трёх кобр. Оно было огорожено и украшено цветами и бусами. А в глубине долины находилось огромное рукотворное древо со змеем, обвивавшим его ствол. Оказалось, что для индусов (потомков дравидов и нагов) это место сакральное. Они считают, что в этой долине родился Шива…» (цитируется по 1-му тому книги Н. Левашова «Россия в кривых зеркалах»).

      По поводу Шивы и других индуистских богов, тоже можно найти много интересной информации, подтверждающей их «тёмное прошлое». Вот, как описывают Шиву разные источники:

      «…Шива не только добрый защитник, но и грозный бог, обитающий на полях сражений и у погребальных костров. Нередко его изображали с верёвкой, на которую нанизаны черепа… Иногда он даже выступал, как двуполое существо…» («Планета Gods Bay»)

      «…Третьим лицом Тримурти является Шива – Разрушитель Мира, прототипом которого можно считать Рудру, а ещё более древним – изображение его, как владыки зверей Пашупати на печатке из Мохеджо-Даро (III тыс. до н.э.)…» (Экзотерический словарь «Октагон»).

      «…Шива считается богом-разрушителем. Обычно его изображают с ваханой («средством передвижения» – быком Нанди) у ног, коброй (Змеём Васуки) вокруг шеи и трезубцем в руке. Но главный символ Шивы, конечно, лингам. Лингам, или иными словами – фаллос, мужской орган…» («Адамант»)

      «…Одно из трёх главных индуистских божеств (Брахма, Вишну, Шива). Олицетворение разрушительной силы. Изображается пятиликим, трёхглазым и многоруким…» («Словари и энциклопедии на Академике»)

      «…Шива в индуизме и брахманизме – один из трёх Верховных Богов, наряду с Брахмой и Вишну. Брахма – Бог Творец, Вишну – Бог Хранитель, а Шива – Бог разрушитель. Шива в индуизме – Великий Бог, Махадева, равны ему только Брахма и Вишну. Шива вечен, глава злых духов, Бог бешеного безумия и диких оргий и, вместе с тем, Бог аскезы и глава йогинов. Шива – убийца Камы, любви, которая осмелилась взволновать его душу. Его символами являются бык, фаллос и луна.

      Изображается он обычно с трезубцем и с ожерельем из человеческих черепов. Культ Шивы включал в себя человеческие жертвоприношения. Супруга Шивы, Кали Ужасающая (Кали-Ма) – точное подобие своего мужа. Следует отметить, что культ Шивы возник в эпоху патриархата, который вытеснил Богинь, в частности Богиню Кали-Ма (Кали Ужасающая) на второй план, заполнив собой «нишу» этой Богини, сохранив её специфику – человеческие жертвоприношения.

      Человеческие жертвоприношения богу Шива никогда не прекращались и продолжаются и в наше время, чему имеются реальные подтверждения: “Священник храма Шивы в индийском штате Бийнор был арестован полицией за совершение обрядов человеческих жертвоприношений. Последней его жертвой стал восьмилетний мальчик из города Калагар. Он был объявлен в розыск после того, как, отправившись играть со своими друзьями, он пропал на развалинах древнего храма Шивы. Его обезглавленное тело вскоре было обнаружено в соседнем лесу. По утверждению арестованного полицией служителя храма, он принёс мальчика в жертву, чтобы умилостивить Бога, совершив ритуальный обряд” (“The Time of India” от 04.01.2002).

      Конечно, человеческие жертвоприношения происходят подпольно, и не в таких масштабах, как это было в древности, но это не меняет сути этого культа. Так что, бог Шива «просто» принял историческую эстафету из рук богини Кали-Ма (Кали Ужасающая). Статус мужа богини Кали Ужасающая только подтверждает эту преемственность. Всё это даёт возможность предположить, что в эпоху до бога Шивы, Райская Долина-Едем была сакральным местом у дравидов и нагов, почитающих Чёрную Мать – богиню Кали-Ма…» (Николай Левашов «Россия в кривых зеркалах», том 1).

      А вот, какие изображения бога Шивы удалось найти в Интернете:





Шива – бог-разрушитель, глава злых духов, Бог бешеного безумия и диких оргий Шива – бог-разрушитель, глава злых духов, Бог бешеного безумия и диких оргий Шива – бог-разрушитель, глава злых духов, Бог бешеного безумия и диких оргий Шива – бог-разрушитель, глава злых духов, Бог бешеного безумия и диких оргий Шива – бог-разрушитель, глава злых духов, Бог бешеного безумия и диких оргий

Продолжение.

Тёмные продолжают наступление. 2.

Ложью и лестью неправедной захватят
они многие края Мидгард-земли, как они
поступали на других землях, во многих Мирах
во времена прошлой Великой Ассы…
Часть 1.
Часть 2
     Конечно, люди белой расы (наши предки), никогда не прекращавшие своей борьбы с Тёмными Силами на Мидгард-земле, не могли оставить всё это на самотёк. Слишком быстро и успешно шло распространение чёрной, кровавой религии по планете. Около пяти тысяч лет назад они были вынуждены организовать военный поход в Дравидию, с целью изгнания чёрных жриц и жрецов, прекращения человеческих жертвоприношений, и возвращения людей чёрной расы на нормальный путь эволюционного развития…

     Первый Арийский поход в Дравидию был организован в 2692 году до н.э. Славяно-Арии, пришедшие в древнюю Индию, были носителями ведической цивилизации, несравнимо более высокой, чем была у племён дравидов и нагов. Аборигенов, несомненно, удивили знания и умения белых людей, пришедших с севера. Особенно их удивили непостижимые возможности УРов – учителей и защитников людей белой расы, пришедших на Мидгард с другой планеты. УРы были очень высокого роста (3-х и более метров – настоящие великаны), и аборигены наверняка принимали их за богов. Точно так же относились к УРам и люди красной расы на территории обеих Америк, и люди жёлтой расы в древнем Китае.

     Славяно-Арии, пришедшие в Индию спасать племена чёрной расы от гибели, имели совсем другой менталитет, не такой, какой был у индусов, и далеко не такой, какой у нас сейчас. Они не уничтожили чёрных колдунов, магов и жриц, поклонявшихся чёрной «богине» Кали-Ма, не вырезали под корень всё это змеиное гнездо и не сровняли с землёй их сакральное место. К большому сожалению, это было не в их правилах. Высокий уровень развития Славяно-Ариев обусловил применение совсем других методов воздействия на врага и не предполагал массового уничтожения заражённых вирусом паразитизма. Они, всего лишь, изгнали главных виновников – чёрных колдунов, магов, жриц и жрецов! Перед этим, видимо, получили от них «твёрдое» обещание, что «больше ни-ни…». А оставшимся племенам чёрной расы были переданы начальные сведения из Славяно-Арийских Вед, чтобы они следовали правильному направлению развития. После этого наши далёкие предки вернулись домой. Это произошло в 2616 году до н.э., т.е. весь поход занял у них 76 лет. Славяно-Арийские Веды говорят об этом так:




8.(72). Другие же Роды Расы Великой


расселятся по всему лику Мидгард-Земли…


и перейдут за Химават-горы…


и научат людей с кожей цвета


мрака, мудрости мира сияний…


Дабы прекратили они приносить


Жертвы страшные, кровавые,


Своей богине — Чёрной Матери


и змеям-драконам из Мира Нави,


А обрели новую Божественную Мудрость и Веру…


    («Славяно-Арийские Веды», Саньтии Веды Перуна, Круг Первый, Саньтия 5).

     Вы наверняка поняли, что слово «поход», применённое нами, отражает только суть произошедшего, а не метод перемещения Славяно-Ариев в нужную географическую точку на планете. Наверняка в те времена на Земле ещё вовсю использовались вайтманы, вайтмары и другие высокотехнологичные устройства перемещения в пространстве, и не было никакой необходимости добираться в Индию пешком через горы или в обход них. Косвенным доказательством этому может служить анализ «Сказа о Ясном Соколе», сделанный Н. Левашовым в книге «Сказ о Ясном Соколе. Прошлое и настоящее», в котором он доказал, что всего полторы тысячи лет назад, на нашей планете ещё были привычными полёты на вайтманах и вайтмарах. В это время большинство людей уже не знали принципов, на которых работали эти машины, но они и не шарахались от них, как гораздо позже от первых автомобилей. Всё это мы говорим к тому, что 76 лет, ушедшие на первый арийский поход в Дравидию, скорее всего, были потрачены не на походные марши, а на наведение порядка и приучение населения к нормальной жизни в соответствии с Ведическими правилами.

     После ухода Славяно-Ариев древние индусы некоторое время жили по ведическим принципам, привитым им «белыми богами», но потом, после смены нескольких поколений, Тёмные Силы вернули всё назад. Тысячелетняя муштра не прошла даром для дравидов и нагов. Они резонировали не с Ведами, а с культом Кали-Ма. Славяно-Арии наивно думали, что если они передадут аборигенам часть своих знаний, то те сами сразу увидят некорректность своих прошлых «увлечений» и станут жить по-человечески. Но не тут-то было! Чёрные знали эту науку гораздо лучше Белых и смогли довольно быстро повернуть всё в нужное им русло. Зомбирование людей чёрной расы продолжилось. Вирус паразитизма опять начал расползаться по Мидгард-земле.

     В 2006 году до н.э. Славяно-Арии были вынуждены организовать второй Арийский поход в Дравидию. Он состоялся через 610 лет после первого. Чёрные маги, колдуны и жрецы опять были изгнаны, иерархия Тёмных Сил на Мидгарде была разрушена. И часть Славяно-Ариев вынуждена была остаться в Дравидии навсегда. Наши предки не были дураками. Они тоже быстро учились и быстро поняли, что «сколько волка не корми…», а за всем нужен контроль и учёт! Для того чтобы не повторилась ситуация, которая сложилась после первого похода, Славяно-Арии начали обучать древних индусов начальным сведениям из Вед, начали строить города и создавать цивилизацию, которую сейчас называют индийской. Верховный жрец светлого культа богини Тары – Хан Уман, – возглавлявший этот поход, стал духовным советником царя дравидов и нагов, и направлял его действия в нужную для них же сторону. Вот, откуда взялись в Индии т.н. «индийские веды», представляющие собой сильно искажённые, начальные сведения из Славяно-Арийских Вед.

     Кстати сказать, грамотные в этой области индусы знают о том, что Веды принесли им Белые Риши (мудрецы), пришедшие с севера. Но во всём мире неустанно распространяется сказка о жутко умных и духовных индийцах, которые сочинили Веды ещё в незапамятные времена, чуть ли не целых 8 тысяч лет назад, и что они уже давно самые умные, самые праведные, самые просветлённые и т.д. и т.п. И эти «просветлённые» индусы не только не опровергают эту дешёвую ложь, они её всячески поддерживают, обманывая миллионы людей, и «зарабатывая» на этом весьма приличные и весьма неправедные деньги. Документальные свидетельства этому утверждению можно найти в главе «Медитация, ах медитация…» 2-го тома книги Н. Левашова «Зеркало моей души», а также на страничках «Аюрведа», «Махариши Махеш Йоги», «Учителя», в статье «Индия убивает девочек» и в других разделах ещё одного нашего сайта – «Советник».

     О втором походе Славяно-Ариев сохранилось много следов и сведений. Паразиты и многие наши «учёные-историки», давно и рьяно им служащие, не смогли или не успели уничтожить всё подчистую. Правда, они довольно успешно используют другое оружие – наше незнание. Это позволяет им пока безнаказанно перевирать всё, что они не смогли уничтожить, менять названия стран, городов и войн, имена правителей, мудрецов и целых народов, переводя их с одного языка на другой или просто банально искажая оригинал. Однако, несмотря на все старания наших врагов, правда находит к нам дорогу, пусть не так быстро, как хотелось бы, но зато, неумолимо! В статье Г. Шарова «Цивилизация, утонувшая во времени» рассказано как раз об одном из ярких примеров появления кусочка такой правды:

     Иллюстрация из статьи Г. Шарова «Цивилизация, утонувшая во времени» «В Индии ведутся археологические раскопки удивительной культуры, уходящей в глубь времён на четыре-пять тысяч лет. Занимая площадь в 1,3 миллиона квадратных километров, эта древняя цивилизация размерами превосходила своих великих современников – Египет и Месопотамию, вместе взятых. Её города были строго спланированы, подобно новостройкам нашего времени… Когда индийские археологи Д.Р. Сахин и Р.Д. Банерджи смогли, наконец, посмотреть на результаты своих раскопок, они увидели красно-кирпичные развалины древнейшего в Индии города, принадлежащего протоиндийской цивилизации, города довольно необычного для времени его постройки – 4,5 тысячи лет тому назад. Он был спланирован с величайшей педантичностью: улицы, протянутые, словно по линейке, дома в основном одинаковые, пропорциями напоминающие коробки для тортов…

     Иллюстрация из статьи Г. Шарова «Цивилизация, утонувшая во времени» Главные улицы были десятиметровой ширины, сеть проездов подчинялась единому правилу: одни шли строго с севера на юг, а поперечные – с запада на восток. Но этот монотонный, как шахматная доска, город предоставлял жителям неслыханные по тем временам удобства. По всем улицам протекали арыки, и из них в дома (хотя около многих обнаружены колодцы) подавалась вода. Но что ещё важнее – каждый дом был связан с системой канализации, проложенной под землёй в трубах из обожжённого кирпича и выводящей все нечистоты за городскую черту. Это было гениальным инженерным решением, позволившим на довольно ограниченном пространстве собираться большим людским массам: в городе Хараппа, например, временами проживало до 80 000 человек…»

     В этой статье рассказано ещё много удивительного, и это всего лишь одно из свидетельств того, что цивилизация в древней Индии не возникла вдруг из ничего (так в жизни не бывает), а была принесена извне. А вне Индии была всего одна цивилизация такого уровня – ведическая цивилизация Славяно-Ариев! Таким образом, открытие Хараппской цивилизации в бассейне реки Инд прямо подтверждает сказанное Н. Левашовым о втором Арийском походе, и о том, что люди белой расы были вынуждены расселиться среди дравидов и нагов и начать создавать там новую цивилизацию, которую мы сегодня знаем, как индийскую. Да Вы и сами можете легко сравнить то, что было в Индии 4,5 тысячи лет назад, с тем, что там есть сегодня, посмотрев оскароносный художественный фильм «Миллионер из трущоб». Лучше всего самому воочию во всём убедиться, а не верить бездумно многочисленным болтунам, зарабатывающим деньги на «высокодуховной индийской цивилизации»!

* * *
     Недавно на глаза попалась ещё одна информация о Хараппской цивилизации, опубликованная в одном из Дневников. В этом материале оказалось намешано довольно много всего, в том числе и статья Г. Шарова, фрагменты из которой приведены нами чуть выше по тексту, а полностью эта интереснейшая статья опубликована на «Советнике» в материале «Упрятанная цивилизация». В представленном ниже материале, понятное дело, приводятся выдержки из разных статей ортодоксальных учёных-историков, поэтому без противоречий не обошлось. Тем не менее, пока за неимением другой информации, можно анализировать и эту. И в ней есть зёрна истины, а зная правильную историческую канву, можно достаточно уверенно отделять «зёрна» от «плевел»…

     Находки археологов в Индии и на территории современного Пакистана, позволяют говорить о существовании древней цивилизации, простирающейся от Балочистана в Пакистане до Гуджрата в Индии. Эта цивилизация получила названия «Цивилизация долины Инда» или «Хараппская цивилизация», поскольку первые находки были сделаны в местечке Хараппа и Мохенджо-Даро в британской Индии (в начале 20 в.), в долине реки Инд. Позднее следы Хараппской цивилизации были найдены и в Гуджарате (Лотхал около Ахмедабада и др. места).

     Первыми жителями долины реки Инд были кочевые племена, которые постепенно осели и занялись земледелием и скотоводством. Постепенно создавались условия для урбанизации и возникновения городской культуры. Начиная с 3500 г. до н.э. на территории долины реки Инд возникают крупные города с населением до 50 000 человек. Города Хараппской цивилизации имели строгую планировку улиц и домов, систему канализации и были прекрасно приспособлены для жизни. Их устройство было настолько совершенным, что не менялось на протяжении тысячелетия! По своему развитию Цивилизация долины Инда не уступала великим цивилизациям того времени. Из городов велась оживлённая торговля с Месопотамией, Шумерским царством и Центральной Азией, причём использовалась уникальная система мер и весов.

     Археологические находки свидетельствуют и о довольно высокой культуре «хараппцев». Были найдены терракотовые и бронзовые статуэтки, модели повозок, печати, ювелирные украшения. Эти находки являются древнейшими артефактами индийской культуры. К началу второго тысячелетия до нашей эры Цивилизация долины Инда пришла в упадок и исчезла с лица земли по неизвестным причинам.

     В начале двадцатых годов теперь уже прошлого столетия индийский учёный Р. Сахни возглавил первую экспедицию в дельту реки Инд, чтобы разыскать руины храма, принадлежавшего древнейшему божеству – «старому Шиве». Храм упоминался во многих легендах народа Хо, чьи владения в древности граничили с территорией, принадлежавшей северным магараджам. Мифы рассказывали «о горах небесного золота, хранящегося в подземельях храма»... Так что стимул рыться в болотистой земле всё-таки был немалый.

     Каково же было удивление Сахни, когда его люди начали выкапывать из-под земли целые городские кварталы многоэтажных домов, императорские дворцы, огромные статуи из бронзы и чистого железа. Из-под лопат показывались мостовые, снабжённые глубокими желобами для колёс экипажей, сады, парки, дворы и колодцы. Ближе к окраине роскошь убывала: здесь одно- и двухэтажные здания из четырёх-шести помещений с туалетом группировались вокруг центральных двориков с колодцами. Город окружала стена из грубых, необтёсанных, но очень плотно прилегающих друг к другу камней, чередующихся с кладкой сырцового кирпича. Цитадель была ещё более высокой и прочной твердыней, снабжённой несколькими башнями. В императорских покоях был оборудован самый настоящий и весьма хитроумно сконструированный водопровод – и это за три с половиной тысячи лет до открытия законов гидравлики Паскалем!

     Немалое удивление вызвали раскопки огромных библиотек, представленных хранилищами стеариновых табличек с так до сих пор и не расшифрованными пиктограммами. Там же хранились изображения и фигурки животных, на которых также имелись загадочные письмена. Эксперты, установившие некоторую периодичность знаков, пришли к выводу, что здесь был записан зарифмованный эпос или же религиозные молитвы в стихах. Среди найденных металлических изделий были медные и бронзовые ножи, серпы, долота, пилы, мечи, щиты, наконечники стрел и копий. Железных вещей обнаружить не удалось. Очевидно, люди к тому времени его ещё не научились добывать (А в предыдущем абзаце сказано о том, что были найдены статуи из железа! Значит, умели добывать! И плавить! И делать статуи!!! – Д.Б.). Оно попадало на Землю только с метеоритами и считалось священным металлом, наравне с золотом. Золото служило оправой для ритуальных предметов и женских украшений.





Место раскопок в Мохенджо-Даро Водосток в Мохенджо-Даро Статуэтка богини. Хараппская цивилизация Компьютерная реконструкция Мохенджо-Даро Карта Хараппской цивилизации




     Экспедиция Сахни случайно попала в центр крупного древнего города Хараппы. Археологи откопали более тысячи памятников на протяжении сотен километров вокруг. Здесь были крупные купеческие города, небольшие селения, морские порты и приграничные крепости. Медные гири с древнекитайскими иероглифами наводили на мысль о внешних торговых отношениях (Это были славянские РУНЫ. Иероглифы в Китае появились значительно позднее. – Д.Б.).

     К середине XX столетия раскопки пошли на убыль. Однако любопытство исследователей не иссякало. Ведь оставалась неразрешённой главная загадка: в чём причина гибели великой и грозной цивилизации?

     Примерно тридцать лет назад исследователь из Нью-Йорка Уильям Фэйрсервис заявил, что смог распознать некоторые хараппские письмена, найденные в столичной библиотеке. А семь лет спустя индийские учёные попытались совместить «прочитанное» с древними легендами народов Индии и Пакистана, после чего пришли к интересным выводам.

     Оказывается, Хараппа возникла ещё задолго до третьего тысячелетия. На её территории находилось не менее трёх враждующих государств – носителей разных и культур. Сильные воевали со слабыми, так в конце остались лишь страны-соперницы с административными центрами в Мохенд-Даро, Хараппе. Длительная война была завершена неожиданным миром, цари делили власть. Затем самый могущественный из них убил остальных и тем самым предстал перед лицом богов. Вскоре злодей был найден убитым, а царская власть перешла в руки верховного жреца. Благодаря контактам с «всевышним разумом» жрецы передали людям полезные знания.

     Всего за пару лет (!) жители Хараппы уже вовсю использовали огромные мукомольни, снабжённые конвейерами зернохранилища, литейные мастерские, канализацию. По улицам городов двигались повозки, запряжённые слонами. В крупных городах существовали театры, музеи и даже цирки с дикими животными! В последний период существования Хараппы её жители научились добывать древесный уголь и строить примитивные котельные. Теперь почти каждый городской житель мог принимать горячую ванну! Горожане добывали природный фосфор и использовали некоторые растения для освещения жилищ. Им были известны виноделие и курение опиума, а также весь спектр удобств, предлагаемых цивилизацией. Которая их и погубила.

     До сих пор никто не знает, что послужило главной причиной гибели развитого централизованного государства. Объясняли это по-разному: наводнение, резкое ухудшение климата, эпидемии, нашествия врагов. Однако версию с наводнением вскоре исключили, ибо в руинах городов и слоях почвы не было видно следов разгула стихии. Не подтвердились версии и об эпидемиях. Исключалось и завоевание, так как на скелетах жителей Хараппы отсутствовали следы применения холодного оружия. Одно было очевидно: внезапность бедствия. И вот совсем недавно учёные Винченти и Давенпорт выдвинули новую гипотезу: цивилизация погибла от атомного взрыва, вызванного бомбардировкой с воздуха!

     Весь центр города Мохенджо-Даро оказался разрушен так, что камня на камне не осталось. Найденные там куски глины выглядели оплавленными, причём структурный анализ показал, что оплавление произошло при температуре около 1600 градусов! Скелеты людей находили на улицах, в домах, в подвалах и даже в подземных тоннелях. Причём радиоактивность многих из них превышала норму более чем в 50 раз! В древнеиндийском эпосе немало преданий о страшном оружии, «сверкающем, как огонь, но не имеющем дыма». Взрыв, после которого небо покрывает тьма, сменяется ураганами, «несущими зло и смерть». Тучи и земля – всё это смешалось воедино, в хаосе и безумии, даже солнце стало быстро ходить по кругу! Слоны, обожжённые пламенем, метались в ужасе, вода кипела, рыбы обугливались, а воины бросались в воду, чтобы смыть «смертоносную пыль»… (Источник)



* * *

      Наверное, всем уже понятно, что к такой информации сегодняшней исторической науки, а особенно – к датировкам, нужно относиться очень осторожно. Тем не менее, даже такая информация может очень сильно помочь в поиске недостающих деталей, если хорошо представлять себе общую, реальную картину того, что творилось на планете в то время.
* * *
     О том, что было дальше, и чем это закончилось, мы напишем в следующем подразделе нашей Хронологии