December 2nd, 2014

Выбор руководителя страны



Източник: Моя борьба. Адольф Шикльгрубер

ГЛАВА IV
НАРОДНИЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТИ


       Итак, наше национал-социалистическое государство видит свою главную задачу в том, чтобы воспитать достойных носителей идеи государства. С этой целью оно делает все возможное, чтобы поддержать наиболее ценные в расовом отношении элементы, помочь их развитию и затем обеспечить им соответствующую роль в практической жизни. Но этого мало. Раз государство ставит себе такие цели, то оно должно и свою собственную организацию привести в соответствие с этими целями.
        Раз мы объявляем непримиримую войну марксистскому принципу «человек равен человеку», раз мы оцениваем человека прежде всего с точки зрения принадлежности его к определенной расе, — то мы должны уметь сделать из этого все необходимые логические выводы до самого конца. Раз мы исходим из того, что решающее значение имеет раса, т. е. степень чистоты крови, то мы должны суметь этот критерий приложить и к каждому отдельному человеку. Как мы подразделяем целые народы в зависимости от того, к какой расе они принадлежат, так приходится подразделять и отдельных людей внутри каждого народа. Раз мы говорим, что один народ вовсе не равен другому народу, то эту аксиому приходится применить и к отдельным людям внутри каждого народа. Другими словами это значит, что не каждый человек равен другому человеку, не каждая голова равна другой голове, ибо и тут ту же роль играет степень чистоты крови, хотя в отдельных случаях мы имеем перед собой тысячи тончайших вариаций.
        Первый вывод, который вытекает отсюда, это необходимость внутри каждого народа выделить наиболее ценные в расовом смысле элементы, обладающие наибольшим физическим здоровьем и, стало быть, более приспособленные к размножению. Эту первую дифференциацию можно назвать более грубой. Она более груба, потому что данная задача разрешается почти механически.
        Второй вид дифференциации будет трудней. Мы говорим о дифференциации интеллектуальных способностей. Из всей нации мы должны уметь выделить наиболее ценные головы духовно наиболее развитых людей. Им мы должны обеспечить наибольшее влияние в государстве не только потому, что этого требует справедливость, но потому, что этого прежде всего требует польза нации. Этот отбор нельзя произвести чисто механическим путем. Об этом должна позаботиться уже сама повседневная борьба.


       То миросозерцание, которое отвергает демократический принцип массы и ставит своей задачей отдать власть над всем миром в руки лучшей из наций, т. е. в руки самых лучших людей, логически должно применить тот же аристократический принцип внутри самого данного народа. Другими словами, оно должно обеспечить наибольшее влияние и подлинное руководство за самыми лучшими головами в данном народе. А это значит, что такое мировоззрение все строит не на принципе большинства, а на роли личности.
       Нужно не иметь ни малейшего представления о подлинной сущности национал-социалистического мировоззрения, чтобы думать, будто наше государство будет отличаться от всех других государств только чисто механически; скажем — лучшим устройством своей хозяйственной жизни, меньшим неравенством между богатством и нищетой, более правильной политикой зарплаты, устранением слишком большой разницы в оплате труда, предоставлением больших прав широким слоям населения в производственном процессе и т. п. Нет, всего этого было бы слишком мало. Все это ни капельки не обеспечивает еще ни прочности, ни подлинного величия национал-социалистического государства. Народ, который ограничился бы только этими внешними реформами, нисколько не был бы гарантирован, что именно ему обеспечена окончательная победа в общем соревновании народов. Все это вещи весьма справедливые, и стремление к равенству само по себе хорошее стремление. Но ограничиться только этим наше движение, если оно хочет быть действительно великим, не может, ибо это значило бы в конце концов ограничиться только внешностью. Нам же необходимо повести дело так, чтобы для народа создалась, можно сказать, повелительная необходимость во что бы то ни стало и раз навсегда действительно покончить со всеми теми слабостями, от которых мы страдаем сейчас.
        Чтобы это было более понятно, быть может небесполезно будет еще раз бросить взгляд на то, как в самом начале развивалась общечеловеческая культура.
       Первый шаг, который с полной наглядностью отличал человека от животного, был шаг к изобретательству. Изобретательство это вначале сводилось только к хитростям и уловкам, облегчавшим человеку его борьбу с животными. Без этих хитростей он зачастую просто не мог сохранить свою жизнь. Значение этого совершенно примитивного изобретательства нынешнему наблюдателю недостаточно ясно. Мы воспринимаем теперь эти приемы суммарно, как явление массовое, и не можем поэтому себе и представить, какая роль принадлежала тут отдельному человеку, отдельному лицу. Так и хитрости и уловки, применяемые животными, человеческий глаз тоже воспринимает только суммарно: никто не возьмется установить с точностью первое происхождение этих приемов и уловок. И мы ограничиваемся тем, что объявляем эти приемы «инстинктивными».
       Для нашего случая это слово ничего не говорит, ибо кто верит в то, что всякое человеческое существо постепенно развивается, тот неизбежно должен признать, что развитие это с чего-то должно было начаться. А раз это так, то приходится признать, что когда-либо должен был найтись один субъект, который первым начал развиваться, а затем этот процесс стал повторяться все чаше и чаще, пока перешел в подсознательную жизнь целого рода или вида, и все это затем стали называть «инстинктом».
       Легче всего это понять у самого человека. Если мы возьмем первые разумные мероприятия в борьбе с животными, то мы бесспорно должны будем признать, что по своему первоначальному происхождению эти действия являются действиями особенно одаренных субъектов. Здесь уже безусловно сказывалась роль личности. Постепенно эти умные мероприятия стали усваиваться всеми людьми, а затем стали считаться чем-то само собою разумеющимся. Разве не то же самое видим мы и в области военного дела. Есть ряд вещей, которые ныне стали чем-то само собою разумеющимся и легли в основу всякой стратегии. Но ведь ясно, что первоначально до этих мероприятий должен был додуматься кто-либо один. Мысль об этих мероприятиях сначала возникла в одной определенной голове. А затем прошли столетия или может быть тысячелетия, и эти мероприятия стали чем-то само собою разумеющимся для всех.
       За первыми шагами человека в области изобретательства идут и следующие шаги: он научается в своей борьбе за существование использовать ряд вещей и ряд живых существ. Отсюда и берет начало изобретательская деятельность человека, грандиозные плоды которой теперь у всех перед глазами. Таковы все материальные изобретения, начиная с употребления камня как оружия, продолжая укрощением животных, затем искусственным добыванием огня и т. д. и т. д., вплоть до многообразных и совершенно изумительных открытий наших дней. И что же? Во всех этих открытиях всюду сквозит роль личности. И чем величественнее эти открытия, чем ближе они к нашей нынешней современности, тем яснее устанавливается роль личности в них.
       Итак: мы знаем теперь, что всеми нашими материальными открытиями мы обязаны творческой силе и способности личности, и именно эти открытия в последнем счете и подымают человека над всем животным миром, окончательно ставят его на более высокий уровень. Именно открытия больше всего и служат всему делу развития культуры. Сначала это была самая обыкновенная уловка первобытного человека, гонявшегося в первобытном лесу за животным. Теперь это изумительнейшие научные изобретения, в высочайшей степени облегчающие человеку борьбу за жизнь и дающие ему в руки изумительные средства борьбы за лучшее будущее. Все человеческое мышление, все изобретения человеческого мозга в последнем счете служат человеку в борьбе за жизнь на этой планете, хотя бы вначале мы и не понимали так называемой реальной пользы, проистекающей от данного открытия или изобретения. Все это вместе взятое постепенно подымает человека все выше и выше над всей средой окружающих его других живых существ, все это укрепляет его позиции во всех отношениях, и человек становится господином над всей землей.
       Все изобретения таким образом являются только продуктом творчества отдельного лица. Независимо от своих желаний изобретатели являются таким образом в большей или меньшей степени благодетелями. Деятельность этих лиц дает в руки миллионов, а затем и миллиардов людей необходимые орудия, при помощи которых люди потом облегчают себе всю дальнейшую борьбу за жизнь.
       Мы видим таким образом, что у колыбели всей современной материальной культуры стоит изобретательская деятельность отдельных лиц. Отдельные изобретатели взаимно дополняют друг друга, и каждый стоит на плечах другого. Это же относится и к самим процессам производства, к самим вещам, изобретенным отдельными людьми. Ибо все производственные процессы по происхождению своему суть тоже не что иное, как изобретения, постольку они зависят от мозга отдельных личностей. То же приходится сказать и о чисто творческой умственной работе. Она не поддается никаким измерениям, но в то же время является необходимой предпосылкой всех дальнейших материальных открытий, а стало быть в свою очередь является исключительно продуктом деятельности отдельной личности. Открытия делает не масса, организовывает и думает не большинство, а только и исключительно отдельный человек — личность.
       Правильно организованным мы должны признать то общество, которое больше всего идет навстречу этим творческим силам, облегчает им работу и дает им возможность с пользой трудиться для всех людей. В каждом открытии, будь то материальное или чисто творческое открытие, самым драгоценным фактором прежде всего является сам изобретатель как личность. Первейшей и самой высокой задачей организации общества является поэтому создание таких условий, которые дали бы возможность личности приносить наибольшую пользу обществу. Вся организация должна быть построена под углом зрения именно этой задачи. Только тогда организация перестает быть чисто механической и становится живым организмом. Вся организация общества должна представлять собою воплощенное стремление поставить личность над массой, т. е. подчинить массу личности.
       Итак организация не только не должна мешать тому, чтобы личность выделялась из массы, но напротив она должна сама этому содействовать и это облегчать. Организация должна при этом исходить из того принципа, что все благодеяния для человечества до сих пор проистекали не от массы, а от творческой силы отдельной личности. Действительными благодетелями рода человеческого до сих пор были только отдельные творческие головы. И об этом надо сказать открыто вслух. Обеспечить решающее влияние за этими головами, облегчить деятельность этих выдающихся личностей будет в интересах всего общества. Уже во всяком случае мы не послужим обществу и не пойдем навстречу его подлинным интересам, если предоставим власть слепой массе, неспособной думать и не озаренной искрой божией. Если мы хотим послужить обществу, мы должны отдать руководство в руки тех, кого природа действительно наделила особыми дарами.
       Отбор этих голов происходит, как мы уже сказали, в процессе тяжелой жизненной борьбы. Многие надламываются и погибают, доказывая тем самым, что они не были приспособлены к жизни, и лишь немногие в последнем счете удостаиваются жребия избранных. Этот процесс отбора и сейчас еще происходит во всех областях мышления, художественного творчества и даже хозяйства, хотя в этой последней области он очень осложняется привходящими обстоятельствами. Эта идея господствует также и над армией и над всем государством. Во всех этих областях все еще доминирует идея личности, идея власти, идущей сверху вниз, а ответственности, идущей снизу вверх. Одна только область чистой политики в наш век уже почти на все 100 % отвернулась от этого естественного принципа. Вся человеческая культура, как мы видели, есть результат творческой деятельности личности. И вот наперекор этому как раз в руководящих органах государства хотят провести не принцип личности, а «большинства». Яд этот неизбежно начинает проникать во все поры нашей жизни и естественно, что это не может привести ни к чему другому кроме полного разрушения общества. Если вы присмотритесь к разрушительной деятельности евреев в чужих государствах, то вы должны будете убедиться в том, что вся их «работа» как раз и сводится к попыткам уничтожить роль личности в этих государствах и на место ее поставить роль массы. Но это и значит, что организационные принципы арийского человечества вытесняются разрушительными принципами евреев. Благодаря этому евреи и превращаются в «фермент разложения» целых народов и рас и постепенно разрушают всю человеческую культуру.
       Марксизм есть не что иное как политика евреев, заключающаяся в том, чтобы добиться систематического уничтожения роли личности во всех областях человеческой жизни и заменить ее ролью «большинства». Этому соответствует в политической области парламентарная форма правления, несчастные последствия которой мы видим повсюду, начиная с крошечного муниципалитета и кончая руководящими органами государства; а в экономической области этому соответствует профсоюзное движение, которое ныне совершенно не заботится об интересах рабочего, а служит только разрушительным планам интернационального еврейства. По мере того как в экономике перестает существовать роль личности, по мере того как вся она начинает все больше и больше зависеть от воздействия и влияния массы и лишается ценного сотрудничества творческих умов, хозяйство неизбежно должно идти назад. Все современные фабрично-заводские комитеты думают теперь не об интересах занятых в этих предприятиях рабочих и служащих, а также не о самом производстве, на которое они не пытаются влиять, а служат только разрушительным целям. Они вредят не только всему производству в целом, но и каждому участнику его в отдельности. Пустые теоретические фразы не могут принести удовлетворения участникам хозяйственного процесса. Удовлетворение получилось бы лишь тогда, когда на каждого участника хозяйственного процесса стало бы приходиться все большее количество повседневных материальных благ. Только тогда каждый труженик пришел бы к убеждению, что хозяйство работает в интересах целого и в интересах каждого отдельного его участника.
       Может ли марксизм, опираясь на свою теорию массы, взять в свои руки существующее хозяйство и способен ли он был бы повести дело дальше — это не играет никакой роли. Вопрос заключается не в том, может ли он сейчас или сможет ли он в будущем управлять уже существующим хозяйством, а в том, смог ли бы он при его в корне неправильной установке сам создать подобную культуру. Пусть даже будет доказано, что марксизм смог бы взять в свои руки нынешнее хозяйство и повести его дальше не без некоторых успехов, все равно этим абсолютно не доказано, что он сам своими силами мог бы создать при сохранении своих принципов подобное хозяйство, достающееся ему сейчас уже в готовом виде.
       И марксизм на практике дал уже не одно доказательство правильности этого нашего утверждения. Ему не только нигде ни разу не удалось своими силами создать какую-либо действительно творческую культуру; он не только ни разу не был в состоянии существующую культуру направить так, как этого требуют его принципы; напротив, на практике он вынужден был неизменно делать уступки ходу идей своих противников, вынужден был признавать принцип личности даже в построении своей собственной организации.
       Наше мировоззрение принципиально отличается от марксистского мировоззрения тем, что оно признает не только великое значение расы, но и великое значение личности, а поэтому на них именно и строит все свое здание. Раса и личность — вот главные факторы нашего миросозерцания.
       Если бы национал-социалистическое движение не придавало основного значения именно этим двум факторам, если бы оно ограничилось только внешними реформами или даже пошло на уступки теории массы, тогда мы представляли бы собою только заурядную партию, ведущую только самую обыкновенную конкуренцию с марксистской партией. Тогда мы не имели бы права говорить о том, что наше движение представляет собою новое миросозерцание. Если бы вся социальная программа нашего движения заключалась в том, чтобы вытеснить роль личности и на ее место поставить роль массы, тогда это значило бы, что яд марксизма стал разъедать уже и самую национал-социалистическую партию, как он уже давно разъедает буржуазные партии современности.
       Нет, наше государство в интересах всех своих граждан позаботится прежде всего о том, чтобы роль личности была признана во всех без исключения областях. Только так дадим мы возможность каждому сделать как можно больше для общества и получить как можно больше для самого себя.
       И наоборот: наше государство сделает все возможное, чтобы изгнать принцип большинства, принцип решения через массу из всех областей нашей жизни, а стало быть и из области политики. Вместо всего этого мы воздвигнем во всех областях право личности.
Отсюда вытекает следующий вывод:
       Лучшей формой государства, лучшим государственным устройством будет то, которое естественно и неизбежно будет выдвигать на самые высокие места самых выдающихся сынов народа и будет обеспечивать им бесспорное руководящее влияние.
       Мы уже сказали, что в области хозяйственной жизни наиболее способные люди не назначаются сверху, а сами должны пробить себе дорогу снизу. Соревнование более способных с менее способными происходит повсюду, начиная с маленького предприятия и кончая самым грандиозным из них. Но это относится также и к области политики. Наиболее выдающиеся люди и здесь не могут быть внезапно «открыты». Только совершенно выдающиеся гении расчищают себе дорогу одним ударом.
       Задача государства заключается в том, чтобы, начиная с крохотного муниципалитета и кончая высшими органами страны, создать такую организацию, которая полностью обеспечивает торжество принципа личности.
       У нас не будет никаких решений по большинству голосов, а будут только ответственные личности. Слову «совет» мы опять вернем его старое значение. Конечно у каждого деятеля должны быть свои советчики, но решать он должен сам один.
       Мы должны перенести в сферу государственной жизни тот основной принцип, на котором в свое время была построена вся прусская армия и благодаря которому эта армия сумела стать изумительным инструментом всего немецкого народа: власть каждого вождя сверху вниз и ответственность перед вождем снизу вверх.
       Это не значит, что тогда мы сможем совершенно обойтись без тех корпораций, которые ныне называются парламентами. Но члены этих корпораций станут действительно советчиками. Пусть они дают советы, ответственность же будет нести только одно определенное лицо и вместе с тем только оно будет иметь власть и право приказывать.
       Сами по себе парламенты необходимы, ибо прежде всего здесь люди будут постепенно расти и таким образом будет создаваться круг деятелей, на которых впоследствии можно будет возлагать особенно ответственные задачи.
       Таким образом наше государство будет выглядеть так. Начиная с общины и кончая главными руководящими органами государства, нигде не будет представительных органов, которые что бы то ни было решали бы по принципу большинства. Будут только совещательные органы, имеющие задачей помогать данному избранному вождю, который и ставит людей на соответствующие посты. В соответствующей области каждый данный деятель несет определенную ответственность совершенно так же, как за свои действия отвечает вождь более крупного масштаба или председатель соответствующей корпорации. Наше государство принципиально не будет допускать того, чтобы по специальным вопросам, скажем по вопросам хозяйственным, испрашивалось мнение людей, которые по роду своей деятельности и образования ничего в этом деле не могут понимать. Вот почему мы свои представительные органы с самого начала разделим на 1) политические палаты и 2) профессиональные сословные палаты.
       Чтобы сделать возможным плодотворное сотрудничество обоих учреждений, над нами будет поставлен специальный сенат людей избранных.
       Ни в палатах, ни в сенате никогда не будет никаких голосований. У нас будут только работающие учреждения, но не голосующие машины. Каждый член учреждения имеет только совещательный голос, но не решающий. Решает только соответствующий председатель, несущий и ответственность.
       Только при неуклонном применении в жизнь этого сочетания абсолютной ответственности с абсолютной властью мы постепенно создадим такую отборную корпорацию вождей, о которой сейчас в эпоху безответственного парламентаризма не приходится и мечтать.
       Тогда и государственное устройство нации придет в соответствие с тем законом, которому человечество обязано всеми своими успехами в области культурной и хозяйственной жизни.

* * *

       Что касается осуществимости этих мероприятий, то я прошу прежде всего не упускать из виду тот факт, что современный парламентарный принцип решения по большинству голосов в истории человечества существовал далеко не всегда. Напротив, демократический принцип существовал только в течение очень небольших периодов истории, и всегда эти периоды бывали эпохой нисхождения народов и государств.
       Конечно не приходится думать, что такой глубокий переворот можно провести простым приказом сверху вниз или при помощи только теоретических рассуждений. Нет. Ведь мероприятия, которые мы предлагаем, не ограничатся только государственным устройством, а должны будут проникнуть и во все остальное законодательство да и во все области общественной жизни. Осуществить такой великий переворот будет по силам такому движению, которое само уже будет построено в духе этих идей и тем самым само явится прообразом грядущего государства.
       Вот почему необходимо, чтобы наше национал-социалистическое движение уже сейчас как можно глубже усваивало эти идеи и сживалось с ними. Мы сумеем применить эти идеи во всем практическом построении нашей собственной организации; тогда нам легче будет не только проложить дорогу для будущих новых государственных форм, но в свое время мы сможем отдать в распоряжение всего народа и нашу собственную организацию, которая в своей законченности сама будет уже представлять собою некое государство.

Место человека в экологической системе Мидгард-Земли



Източник: Н.В. Левашов. "Россия в кривых зеркалах"

      Глава 1. Появление человека на Земле
      1.1. Место человека в экологической системе Мидгард-Земли

      Человек, как вид живых организмов, занимает экологическую нишу в экологической системе Земли. Причём, не произвольную нишу, а нишу, соответствующую возможностям и свойствам организма человека и его образа жизни, как стадного живого существа. Поэтому, появление человека, как вида, становится возможным только тогда, когда экологическая система Земли, при своём эволюционном развитии, ДОСТИГНЕТ такой сложности и многоуровневости, при которой появляются свободные экологические ниши, которые накладывают на виды, пытающиеся их освоить, определённые требования, адаптация к которым и приводит к появлению у этих видов НЕОБХОДИМЫХ СВОЙСТВ И КАЧЕСТВ для появление и развития РАЗУМА.
        Другими словами, эволюционное развитие растительного мира, как фундамента пирамиды живой материи, на любой планете приводит к появлению РАЗУМА на определённом этапе своего развития. Каждая экологическая ниша предъявляет к виду, её занимающему, определённые требования, такие, как: размеры и формы живых организмов, качественный и количественный состав пищи, определённую периодичность жизненных процессов. Только ОРГАНИЗМЫ, КОТОРЫЕ СУМЕЛИ ПРИСПОСОБИТЬСЯ К ЭТИМ ТРЕБОВАНИЯМ И УСЛОВИЯМ, СМОГЛИ ВЫЖИТЬ В ХОДЕ ЭВОЛЮЦИИ.
        Конечно, и после завершения формирования экологической системы продолжают возникать новые виды в результате мутаций. И эти вновь возникшие виды могут даже ВЫТЕСНИТЬ из ЭКОЛОГИЧЕСКИХ КВАРТИР их СТАРЫХ ОБИТАТЕЛЕЙ, если они (эти новые виды) в состоянии в значительно большей степени приспособиться к экологической нише, чем вид, её занимающий. И тогда прежние «владельцы» ВЫМИРАЮТ, а освободившееся место занимает более прогрессивный вид. Но НИКТО И НИКОГДА, будь это БУКАШКА или НЕАНДАРТАЛЕЦ, НЕ ОСВОБОЖДАЛИ свои ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ «КВАРТИРЫ» и НЕ ВЫМИРАЛИ ДОБРОВОЛЬНО. Каждый «старый владелец» не «съезжал» со своей экологической «квартиры» без жестокой войны за неё. И это понятно: ДРУГОЙ «КВАРТИРЫ» уже не будет, и сражение идёт за выживание, в котором побеждает тот, кто значительно лучше приспособился к условиям существования в этой экологической нише и кто имеет явные эволюционные преимущества перед соперником.
        «Выселенный» вид просто вымирает, навсегда исчезая с лица Земли, сохраняясь только в виде Сущностей, которые без физически плотных тел способны только на то, чтобы питаться остатками с барского стола: эмоциями — первичными материями, выбрасываемыми продолжающими жить на физическом плане при стрессовых и других ситуациях. Да ещё, пугая детей, чей незамусоренный мозг ещё порой в состоянии видеть Сущности этих вымерших существ. Так или иначе, каждая экологическая ниша оказывается занята видом, который смог лучшим образом приспособиться к её условиям. Все остальные претенденты сходят с эволюционной арены. Давайте посмотрим, что происходило с «экологической квартирой», занимаемой современным человеком, до его появления на Мидгард-Земле и кто обитал в «нашей» экологической квартире?!
        До появления на эволюционной арене Homo Sapiens — современного человека — его экологическую квартиру занимал гуманоидный вид, называемый антропологами Neanderthal Man (неандерталец), который основательно освоил эту «экологическую квартиру» за несколько сотен тысяч лет её освоения. Причём, неандертальцы вытеснили из этой экологической ниши все другие гуманоидные виды и единственные царствовали на Земле, и при этом, они заселили ВСЮ ЗЕМЛЮ, все её климатические пояса, но, тем не менее, за все эти тысячелетия, так и не появились разные расы неандертальцев. На всей земле царствовала только ОДНА РАСА НЕАНДЕРТАЛЬЦЕВ, каждый из которых физически значительно превосходил КРОМАНЬОНЦА, был покрыт густой шерстью, от которой они так и не избавились, а скорей всего, даже и не пытались. Саблезубый тигр был единственным серьёзным врагом, который создавал им некоторые хлопоты. Неандертальцы пожирали и себе подобных.
        Причём, для них добычей, пищей были все, кто не был членом их клана, стада или племени. Конечно, трудно судить об интеллекте неандертальцев, но нет также и никаких доказательств того, что они были глупее кроманьонца. И вот, царствовали они себе спокойно сотни тысяч лет, до тех пор, пока, порядка сорока тысяч лет назад (по данным антропологии), неизвестно откуда, вдруг возьми и появись современный человек собственной персоной (это время относится к появлению на Мидгард-Земле трёх рас — ЧЁРНОЙ, КРАСНОЙ И ЖЁЛТОЙ, в то время, как белая раса появилась порядка шестисот-восьмисот тысяч лет назад). Именно таков возраст ископаемых останков современного человека, которые были обнаружены на разных континентах Мидгард-Земли.
        По субъективным и объективным причинам нет данных об ископаемых останках современного человека на территории Сибири и затонувшего северного континента (о чём будет сказано позже). А пока вернёмся к «научным» представлениям о появлении Homo Sapiens — современного человека, на Матушке-Земле. И в «научных» представлениях столько противоречий и необъяснённого, что просто диву даёшься, почему никто не обращает на всё это внимание. Ничего другого не остаётся, как выяснить это самим. Попробуем обратить внимание на некоторые «странности» современного человека, как чисто биологические, так и психологические…
        Homo Sapiens — современный человек — появился сразу и везде. Причём, появился голый, без шерсти, слабый (по сравнению с неандертальцем) и одновременно на всех континентах. Появились по щучьему велению, по чьему-то хотению сразу НЕСКОЛЬКО РАС, которые довольно сильно отличались друг от друга, как по цвету кожи, так и по строению черепа, скелета, типу обменных процессов, но при всём этом, все эти расы имели одно общее свойство — они были совместимы между собой и давали жизнеспособное потомство. Новый вид по определению НЕ МОЖЕТ ПОЯВИТЬСЯ В ОДНОЧАСЬЕ, без переходных форм и длительного по времени процесса накопления и усиления положительных мутаций. Ничего подобного у современного человека ПРОСТО НЕ НАБЛЮДАЕТСЯ. Человек Разумный взял и «материализовался» ИЗ НИОТКУДА. Не найдено ни одного скелета старше сорока тысяч лет, хотя, с этого момента и до современности, скелеты человека находят повсеместно*.
        Но по найденным скелетам чётко определяют РАСЫ — БЕЛУЮ, ЖЁЛТУЮ, КРАСНУЮ И ЧЁРНУЮ. И, при этом, чем «старее» скелеты, тем чётче у них выражены расовые признаки, что говорит об изначальной «чистоте» этих рас, которая (чистота) сохранялась до тех пор, пока эти расы не стали между собой активно смешиваться. Таким образом, не могло быть какой-либо одной расы (по мнению ортодоксальной науки — ЧЁРНОЙ), которая, расселяясь из Центра своего появления — Африки, видоизменилась, и в результате на её основе возникли новые расы — БЕЛАЯ, ЖЁЛТАЯ и КРАСНАЯ. Факты говорят обратное.
        Происходило и происходит не появление новых рас, а наоборот — смешение этих рас, возникновение подрас и постепенное их сближение. Практически уже очень сложно найти представителей абсолютно чистой национальности или народности, в силу того, что происходил и происходит процесс смешения людей, как разных национальностей внутри одной расы, так и смешения разных рас. К чему это привело и приводит, рассмотрим далее, а сейчас вернёмся к вопросу появления современного человека и разных рас на планете…
        Значит, в силу этих данных, должно быть, КАК МИНИМУМ, ЧЕТЫРЕ ПЕРЕХОДНЫХ ГУМАНОИДНЫХ ВИДА и, соответственно, четыре вида, у которых возникли необходимые положительные мутации. И самое интересное то, что эти положительные мутации, причём одинаковые, должны были бы возникнуть у этих предков современного человека ОДНОВРЕМЕННО, пройти СИНХРОННО у ЧЕТЫРЁХ РАЗНЫХ ГУМАНОИДНЫХ ВИДОВ и ОДНОВРЕМЕННО ЗАВЕРШИТЬСЯ НА РАЗНЫХ КОНТИНЕНТАХ И ДАТЬ ТОЖДЕСТВЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ…
        Такое И ПРАКТИЧЕСКИ, И ТЕОРЕТИЧЕСКИ ПРОСТО НЕВОЗМОЖНО, но этот вопрос деликатно замалчивается «учёными» и даже никоим образом их НЕ СМУЩАЕТ. Не смущает и тот факт, что до сих пор не найдено ни одного скелета переходных форм. А предполагаемые предки — неандертальцы, к тому же, единственный гуманоидный вид, предшествующий современному человеку, НЕ БЫЛ И НЕ МОГ БЫТЬ ПРЕДКОМ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА. И это не предположение, а «голый» факт — ИССЛЕДОВАНИЯ ДНК НАЙДЕННОГО НЕАНДЕРТАЛЬЦА, вмёрзшего в альпийский ледник, дало сенсационный результат — СОВРЕМЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК И НЕАНДЕРТАЛЕЦ — ГЕНЕТИЧЕСКИ НЕСОВМЕСТИМЫ, как несовместимы генетически лошадь и зебра, хотя оба вида и принадлежат к одному отряду непарнокопытных, класса млекопитающих. Эти гуманоидные виды не просто не совместимы, они даже не смогли дать стерильных гибридов, как это возникает, например, при скрещивании лошади и осла. Единственный скелет, соединяющий в себе признаки обоих видов — кроманьонца и неандертальца — был найден в горах Южной Америки и то, что его «владелец» «не дотянул» до половой зрелости, т.е. умер ребёнком, говорит о полной несовместимости этих видов и делает фактом это положение.
        Кроме этого, неандертальцы жили-не-тужили сотни тысяч лет и только с появлением современного человека взяли и «дружно», ВСЕГО ЗА ТЫСЯЧУ ЛЕТ СОВМЕСТНОГО ПРОЖИВАНИЯ с ним, «организованно» вымерли, чтобы освободить место более прогрессивному кроманьонцу. Причём, численно неандертальцы значительно превосходили кроманьонца, были значительно сильнее его физически. С какой бы точки не подходить к этой проблеме, невозможно найти ни одной причины, почему неандертальцы вымерли, а кроманьонцы не только сохранились, но и стали царями природы. За весьма короткий исторический срок они не только освободились от полной зависимости от природы, но, к сожалению, современный человек стал весьма неразумно вмешивается в природу, нарушая баланс и гармонию.
        Обычно, причинами вымирания видов является резкое изменение природных условий среды обитания, к которым эти виды не смогли или не успели приспособиться. За последние сорок тысяч лет был один ледниковый период, который в значительной степени изменил условия обитания многих видов, но, на момент вымирания неандертальцев, его не было. И, тем не менее, они вымерли, а выжили физически более слабые, малочисленные, не покрытые тёплой шерстью кроманьонцы, что само по себе НЕЛЕПО. И, что любопытно, «голые» кроманьонцы весьма легко смогли пережить ледниковый период, который закончился одиннадцать тысяч лет назад.
        Интересно и то, что все гуманоидные виды из отряда приматов имеют мощный волосяной покров, покрывающий практически всё тело. И, что самое интересное, такие виды, как горилла, орангутанг и шимпанзе, которые считаются наиболее близкими к современному человеку, имеют сплошной волосяной покров, хотя эти виды и обитали в условиях тропического и экваториального климата миллионы лет, так и не расстались со своим волосяным покрытием и не стали разумными видами. В то время, как современный человек, появился сразу голым, но с рудиментарными остатками волосяного покрова на своём теле. Именно это рудиментарное волосяное покрытие говорит о том, что когда-то это покрытие было отнюдь не рудиментарным, но, за ненадобностью, по тем или иным причинам, со временем практически сошло на нет. Возникает вопрос — А ГДЕ ЖЕ ЭТО ПРОИСХОДИЛО?! Явно не на Земле.
        Можно конечно предположить, что Родина зарождения Разумной жизни на Земле, волей случая, оказалась на дне морском или океанском. Почему бы и нет, но есть маленькое НО, которое делает это, казалось бы, прекрасное объяснение, просто бессмысленным. Ко времени появления современного человека, на Мидгард-Земле не наблюдалось никакой геологической активности земной коры, при которой значительные части суши стали морским дном. Кроме того, расы современного человека, как уже говорилось, появились одновременно на разных континентах, и ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ, КАК МИНИМУМ, ЧЕТЫРЕ ПРАВИДА И ЧЕТЫРЕ ПЕРЕХОДНЫЕ ФОРМЫ. Предположение о том, что все ископаемые кости четырёх правидов и четырёх переходных форм, одновременно оказались на морском дне, практически и теоретически НЕВЕРОЯТНО.
        Но, почему же тогда палеонтологи и антропологи до сих пор не смогли найти ни одного скелета предков современного человека, хотя находят ископаемые останки других гуманоидных видов, которые вымерли миллионы лет назад? Скелеты австралопитека, синантропа и др., сохранились во многих местах, хотя за эти миллионы лет были и землетрясения, наводнения, опускание одних участков суши и «всплытие» других, несколько ледниковых периодов — но, тем не менее, их останки сохранились, а только останки предков современного человека «почему-то» исчезли бесследно, хотя они и «вымерли» порядка сорока тысяч лет назад. Несуразица просто получается, но, тем не менее, её и все остальные факты стараются просто не заметить — стоит ли обращать внимание на такие мелочи, когда уже есть УДОБНАЯ ВСЕМ ТЕОРИЯ, по которой всё просто и ясно. Вопрос только в том, кому эта теория удобна и почему?
        Современный человек, по мнению этих «учёных», появился на Земле в результате эволюционного развития жизни из гуманоидных форм. И перечисляются все гуманоидные формы — АВСТРАЛОПИТЕК, СИНАНТРОП, НЕАНДЕРТАЛЕЦ и т.д., показываются их скелеты и всё выглядит просто замечательно. У всех, кто изучает в школах и университетах эволюционную биологию, должен бы возникнуть закономерный вопрос — почему современный человек так резко ОТЛИЧАЕТСЯ от всех «своих» предполагаемых предков? Почему, все они и вообще все человекообразные обезьяны были покрыты густой шерстью, с которой они не расстались и за миллионы лет, в то время как современный человек появился сразу без неё!? Если это такой быстрый процесс, то почему шерсть не отросла вновь, во время последнего ледникового периода, который завершился десять-одиннадцать тысяч лет назад и продолжался две-три тысячи лет, в то время, как современный человек — Homo Sapiens — появился и вытеснил неандертальцев в течение первого тысячелетия после своего появления? Именно в течение этого времени находят скелеты и неандертальцев и современного человека в одних и тех же временных слоях, после чего скелеты неандертальцев исчезают без всякого следа. Тысячу лет эти два гуманоидных вида, генетически несовместимые между собой и столь сильно внешне отличные друг от друга, сосуществовали вместе в одной и той же экологической нише, после чего, неандертальцы были вытеснены из экологической коммуналки и просто «вымерли».
        Иногда в наиболее глухих и труднодоступных районах Мидгард-Земли люди всё реже и реже сталкиваются с бывшими «царями природы», которых они называют по-разному — снежным человеком, йети, big foot (большая нога) и т.д. Но и до сих пор сохранившиеся в труднодоступных местах неандертальцы не расстались со своим шерстяным покровом, как и высшие приматы, которые продолжают жить, как и жили раньше, в экваториальном и субэкваториальных климатических поясах. Логично предположить, что если, процесс видоизменения такой лёгкий и быстрый, то у современного человека просто должна была отрасти шерсть и присоединился бы он ко всей остальной человекоподобной «компании», покрытой густой шерстью. Но, как ни «странно», этого не произошло, несмотря на наличие у современного человека рудиментарного волосяного покрова.
        Хотя, изредка ещё рождаются дети с генетическими аномалиями, покрытые густым волосяным покровом, что только подтверждает, что оным (волосяным покровом) предки современного человека всё-таки обладали в далёком прошлом, только вот не ясно, где же это далёкое прошлое проходило, если современный человек появился на Мидгард-Земле около сорока тысяч лет назад?!. Возникает только один вопрос, вернее два — КОГДА И ГДЕ это происходило!?
        Из всего того, что известно на данный момент — ЭТО ПРОИСХОДИЛО НЕ НА ПОВЕРХНОСТИ СОВРЕМЕННЫХ КОНТИНЕНТОВ ИЛИ ВООБЩЕ НЕ НА МИДГАРД-ЗЕМЛЕ...
* «Феномен человека», Пьер де Шарден, раздел «Комплекс Homo Sapiens».

Читать книгу полностью.