December 30th, 2015

Мороз-Студенец


Collapse )

      Мороз-студенец

      Любая сказка это образное описание прошлого.
      Образ мужика это образ белых народов РАСА (RUSA) или РУСОВ. Его жена, это еврейка-диверсантка, у которой задача контролировать мужика - народ и уничтожить его. Этих евреек изпользуют когда силой не удаётся уничтожить какой либо народ. Мороз-Студенец это тот, кто истребляет, уничтожает, грабит. А кто этим занимается? Открываем Библию:
      ………………………………………
      11. О том, что царь позволяет Иудеям, находящимся во всяком городе, собраться и стать на защиту жизни своей, ИСТРЕБИТЬ, УБИТЬ и ПОГУБИТЬ ВСЕХ СИЛЬНЫХ в народе и в области, которые во вражде с ними, ДЕТЕЙ и ЖЁН, и ИМЕНИЕ ИХ РАЗГРАБИТЬ.
        12. В один день по всем областям царя Артаксеркса, в тринадцатый день, день двенадцатого месяца, то есть Адара.

      ………………………………………
      «Ветхий Завет». Книга Есфирь. Глава 8. Царь разрешает мстить врагам Иудеев.

      Т.е. с помощью еврейки-диверсантки они заставили мужика отдать свой будущий урожай морозу-Студенцу, чёрные глаза говорят о том, что это еврей.
      Ну и образ девушки что может означать?
      Чтобы понять, что произходит на Земле, нужно знать, в Космосе существуют различные области пространства, где материи имеют те или иные качества. Так вот, что наша Галактика своим вращением, один из своих хвостов попало в такую область, где преобладают материи, которые максимально совместимы с самым низким уровнем развития. И люди, имеющие высокий уровень развития в этой области пространства развиваются с задержкой, с отсутствием возможности сопротивляться агрессии от людей с низким уровнем развития, например, евреев.
      В 768 лето наша Земля как раз вошла в эту область. Это называется ночь Сварога. В 2012 лето оно вышло из этой области пространства. Сейчас, получается, "разсвет". Вот этот образ "разсвета", видимо, и имеется в виду молодая девушка.
      Скатерть-самобранка это реальный объект.
      »И всякий из вас волхвом великим сделаться сможет, если только таковым сделаться захочет. И сможет воинам ПРОПИТАНИЕ ДОСТАВЛЯТЬ при помощи ТОЛЬКО СЛОВ заклинательных. Однако слов тех много быть не должно, ибо можно стать рабами слова, а это русскому человеку негоже. Тогда многие от тех слов лишаться храбрости и подчинятся власти золота, денег, дани. И те захотят за монеты врагам продать себя».
      Велесова книга. Прозоров Т.Н. Русичи в Сирии и Египте.

      До глобальной катастроф 13 тыс. лет назад не пахали и не сеяли. Вы посмотрите на постройки в Древней Греции, там нет ни складов, ни полей. Как же они питались?
      Только после катастрофы люди начали обрабатывать землю.
      А посох-самобойка это уже, возможно, новое качество пространства, которое максимально совместимо с людьми с высоким уровнем развития, и оно, это качество уже само будет убирать преимущество у людей с низким уровнем развития.

Светлячок_1911_№ 05. 1 марта. Год X
Издатель: Москва : А. А. Федоров-Давыдов, М. Ф. Лидерт
Дата: 1911
Редакторы и др.: Федоров-Давыдов Александр Александрович, Редактор ; Лидерт Мария Федоровна, Издатель
Описание: Оригинал хранится в РГБ
Объём: 28 с., С. 141-168
Тематика: Журналы детские
https://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/36225


[Spoiler (click to open)]#сказки #сказка #книга #мороз #студенец #нэдб #светлячок #баламутчума
#баламутчумасказки #баламутчумасказка #баламутчумакнига #баламутчумамороз #баламутчумастуденец #баламутчуманэдб
сказки, сказка, книга,мороз,студенец,НЭДБ,светлячок

Кофе




Светлячок_1911_№ 02. 15 января. Год X
Издатель: Москва : А. А. Федоров-Давыдов, М. Ф. Лидерт
Дата: 1911
Редакторы и др.: Федоров-Давыдов Александр Александрович, Редактор ; Лидерт Мария Федоровна, Издатель
Описание: Оригинал хранится в РГБ
Объём: 28 с., С. 57-84
Тематика: Журналы детские
Код записи: RU/RGDB/BIBL/0000378162
false

Снежное чучело - снеговик




Светлячок_1911_№ 01. 1 января. Год X
Издатель: Москва : А. А. Федоров-Давыдов, М. Ф. Лидерт
Дата: 1911
Редакторы и др.: Федоров-Давыдов Александр Александрович, Редактор ; Лидерт Мария Федоровна, Издатель
Описание: Оригинал хранится в РГБ
Объём: 56, 17 с.
Тематика: Журналы детские
Код записи: RU/RGDB/BIBL/0000378160

Сербия. Задруга. Часть 2



Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:143

Задруга. Часть 2
(Продолжение)

   Но старѣйшина не только выполняетъ важнѣйшіе обряды своей общины, на немъ лежатъ и болѣе важныя обязанности и тяжелая отвѣтственность. Какъ глава и представитель своего рода онъ ходитъ на сельскую сходку, принимаешь здѣсь приказы отъ власти и передаетъ ихъ своимъ домашнимъ. Его зовутъ каждый разъ къ отвѣту, если кто изъ членовъ его общины причинилъ ущербъ чужому надѣлу или имѣнію. Однимъ словомъ онъ не только глава и полный хозяинъ въ задругѣ, но и посредникъ между ею и сельскою властью. Каждый задругарь имѣетъ свое опредѣленное занятіе: взрослые работаютъ въ поле, подростки, если не ходятъ въ училище, пасутъ скотъ. Домохозяйка съ малыми ребятами остается дома и стряпаетъ на всѣхъ, и когда скотъ приходитъ въ полдень, пастухи не ложатся отдыхать, а берутъ готовый завтракъ и разносятъ его въ поле работающимъ; если пастухъ занятъ въ это время другимъ какимъ дѣломъ, то хозяйки дѣлаютъ это сами. Задружныя обязанности точно распредѣлены между женщинами, иначе задруга распадется, или, какъ говорятъ они, тамъ уже «два дома». Поэтому каждая изъ женщинъ по очереди варитъ сыръ, ходитъ за скотиной, собираетъ масло и сливки, мѣситъ хлѣбъ, варитъ кушанье и т. п. Если задруга велика, то иногда женщинамъ приходится работать черезъ недѣлю, т. е, одну недѣлю она работаетъ исключительно на себя и свою семью, въ другую занята полевыми работами и другими занятіями для общины. Отъ очереди здѣсь освобождаются только свекровь и молодица, т. е. женщина только что успѣвшая вступить въ новую для нея семью, въ новую семейную общину. Свекровь освобождается отъ работы на задругу обыкновенно на всю свою жизнь, молодица на годъ со дня вступленія въ новую для нея семью. Впрочемъ такъ бываетъ только въ задругахъ, гдѣ между членами живетъ миръ и согласіе. Иначе и свекровь работаете на задругу, да и у молодицы, какъ онѣ сами выражаются «третій день руки въ тѣсто» (т. е. только что вышла за мужъ, а ступай уже и тѣсто мѣсить и работать), но на такія задруги указываютъ пальцами, осуждаютъ.
     Всякій задругарь, работая въ то время, когда его задруга праздничаете, во время отдыха остальныхъ членовъ можетъ добыть себѣ лишнюю пару (мелкая монета); починитъ въ гулевой день кому нибудь телѣгу, наобручитъ бочку и то, что онъ добудете за свою работу, уже будетъ его собственностью, въ которой онъ можетъ не отдавать никакого отчета старѣйшинѣ. Когда задругарь отправляется куда нибудь въ кумовья, на соборь церковный (**), старѣйшина всегда дастъ ему немного деньжонокъ, чтобы онъ на всякомъ праздникѣ могъ вести себя прилично, чтобы онъ передъ другими не ударилъ въ грязь лицомъ. Другіе тамъ будутъ обновы покупать, а онъ на людей только глазами хлопать.... Еще, пожалуй, подумаютъ, что ихъ задруга не въ ладу живетъ, бѣдна.... Вотъ старѣйшияа и даетъ на праздникъ каждому хоть нѣсколько мелкихъ монетъ. Но этого все-таки мало, у серба широкая славянская натура. Ужъ если на праздникъ идти, такъ ему нужно и себя показать ; для этого онъ и ляжетъ попозже, и встанетъ пораньше, смотришь и къ празднику припасете, и ужъ тутъ-то знай нашихъ, онъ поставитъ ребромъ послѣднюю копѣйку.
     Такъ живетъ задруга, рѣдко когда нуждаясь въ чужой помощи. Мужчины сами строятъ себѣ дворы, сколачиваютъ по заведенному изстари образцу плугъ и телѣгу, приготовляютъ упряжь для вьючнаго скота, набиваютъ обручи на кадки, шьютъ башмаки изъ сырой кожи. Вся остальная одежда на попеченіи женщинъ. Онѣ прядутъ волну и ленъ, ткутъ сукна и полотна и приготовляютъ крашенину.
     Почва даетъ все нужное для пропитанія, такъ что покупать приходится развѣ только одну соль. Свои незатѣйливыя сельскія орудія, точь въ точь, какія они употребляли и въ старину, они приготовляютъ въ своихъ собственныхъ кузницахъ. Мельницы у нѣсколькихъ задругъ общія, и каждая изъ нихъ имѣетъ свой особый день для помола.
     Чтобы составить себѣ полную картину патріархальнаго задружнаго житья, войдемъ въ какой нибудь домъ, въ то время, когда всѣ члены задруги въ полномъ сборѣ. Самая удобная для этого минута — время послѣ солнечнаго заката, когда, въ особенности зимой, всѣ родичи сидятъ дома и грѣются у ярко пылающаго очага. По всей комнатѣ идете пріятный для серба запахъ кислой капусты съ мясомъ и саломъ, которая тутъ же варится въ горшкахъ. Въ каждой хатѣ надъ огнемъ виситъ котелъ коровьяго молока, смѣшаннаго съ овечьимъ, а то и съ козьимъ. Немного поотогрѣвшись и поболтавъ между собою, вдругъ всѣ смолкаютъ на минуту. Тогда съ своего мѣста встаеть старѣйшина, и этимъ даетъ знать, что пора молиться Богу. Ему тотчасъ подаютъ кадильницу съ огнемъ, въ которой горитъ ладанъ; старѣйшина окуриваете восточный уголъ дома, затѣмъ оборачивается къ задругарямъ и начинаете ихъ окуривать. Къ кому въ эту минуту приближается старѣйшина съ кадильницей, тотъ крестится и наклоняетъ голову; когда онъ всѣмъ такъ покадите, то опять обращается въ восточной уголъ, опять кадитъ, затѣмъ отдаетъ кадильницу назадъ и обращаясь въ уголъ, въ которомъ горитъ восковая свѣча, начинаетъ вмѣстѣ съ другими молиться и усердно креститься. «Господи помилуй», раздается въ эту минуту со всѣхъ концовъ. «Дайте, жено, вечеру»! (т. е. женщины, подайте ужинъ), говоритъ старѣйшина, окончивъ молитву. И молодыя женщины вносятъ два низенькихъ стола: одинъ для взрослыхъ, другой для ребятъ обоего пола. Женщины, что прислуживаютъ, ужинаютъ потомъ. «Обувь снимай», слышится послѣ ужина приказъ мужей женамъ, когда всѣ уже разошлись по своимъ комнатамъ. Также сурово и грубо отдаютъ мужья и другія приказанія своимъ женамъ, a тѣ безропотно, безпрекословно стараются выполнить данное имъ приказаніе.
     Мы уже говорили, какъ тяжела жизнь женщины въ задругѣ, какъ завалена она работой съ ранняго утра до поздней ночи, какъ мало знаетъ она отдыхъ, — съ нравственной стороны ея жизнь еще, пожалуй, тяжелѣй. Отъ мужа она никогда не услышите ласковаго слова, онъ не называетъ ее даже по имени, а употребляетъ вмѣсто имени «она»; когда сербъ при другихъ произносить это слово, каждый знаетъ, что онъ подразумѣваетъ подъ этимъ свою жену. Впрочемъ говорить друтимъ о своей женѣ, даже въ третьемъ лицѣ, сербъ старается какъ можно рѣже, иначе кто нибудь еще заподозритъ его въ нѣжности... А это невыразимый стыдъ для серба! Да не только говорить съ кѣмъ-нибудь о своей женѣ, но съ ней самой разговаривать при комъ-нибудь, поспорить, пошутить спросить совѣта, затянуть вмѣстѣ пѣсню, однимъ словомъ всякое человѣческое проявленіе чувствъ къ женѣ, — все это считается здѣсь позоромъ .. Можно смѣло сказать, что у сербовъ отношеніе мужа къ женѣ и положеніе женщины вообще, — болѣе унизительное, чѣмъ у всѣхъ другихъ европейскихъ народовъ.
     Даже турокъ, религія котораго не признаете женщину за человѣка, обходится съ своею женою гораздо мягче. Всегда грубо, отрывочно, какъ послѣдней рабѣ отдаетъ сербъ своей женѣ разныя приказанія. По отношенію къ ней, у него никогда не бываютъ просьбы, а только приказанія. Но этого мало: мужья безпрестанно бьютъ своихъ женъ. Невкусное кушанье приготовила, неловко горшокъ пододвинула, однимъ словомъ изъ-за-всякихъ пустяковъ, въ нее летитъ табуретка, обрубокъ, — все что нопало подъ руку... Въ лицѣ мужа, большею частію, вы видите обыкновенно свирѣпаго, какъ звѣрь, варвара, въ лицѣ жены — несчастное, подавленное человѣческое существо, безправное, незащищенное ни закономъ, ни обычаемъ, какъ вьючное животное, вѣчно гнущее свою спину надъ тяжелой работой.
     Главная причина такого унизительнаго положенія женщины въ сербскихъ селахъ, разумѣется, кроется прелсде всего въ невѣжествѣ сербскаго селянина, но много этому также способствуете, какъ мы увидимъ ниже, вступленіе въ бракъ между собою лицъ безъ всякой взаимной склонности, даже безъ всякаго предварительная знакомства. Поэтому во всемъ сербскомъ племени гораздо болѣе развилось чувство любви и привязанности между братомъ и сестрой, чѣмъ между мужемъ и жевой; очень часто даже существуете болѣе прочная привязанность сестры къ брату и брата къ сестрѣ, чѣмъ къ родному отцу и къ матери. По крайней мѣрѣ отношенія между братомъ и сестрой всегда бываютъ болѣе искренны и задушевны, чѣмъ отношенія дѣтей къ ихъ родителямъ. Братъ гордится тѣмъ, что у него есть сестра: только для нея у серба горячее слово, ласка, привѣтъ; изъ всѣхъ женщинъ, только ея совѣта онъ иногда послушается, только ей не стыдится иногда говорить о своемъ горѣ, подѣлиться съ ней своимъ счастьемъ. Сестру сербъ защищаетъ съ болынимъ жаромъ, отвагой и опасностью для себя, за то и сестра отвѣчаетъ ему еще болѣе глубокою привязанностью и такимъ горячимъ чувствомъ, выше, дороже котораго у нея нѣтъ ничего на свѣтѣ. Такая обоюдная привязанность между братомъ и сестрой здѣсь встрѣчается повсемѣстно и женщинѣ стоитъ только поклясться именемъ брата, ей всякій повѣритъ, такъ какъ всякій знаетъ, что такая клятва для нея священна.
     Мы уже говорили, что въ задругѣ всякая работа дѣлается сообща, такъ что все идете скорѣе, а для полевой работы это просто благодать. Если три селянина работаютъ каждый порознь, они сработаютъ навѣрно гораздо меньше не только трехъ работающихъ вмѣстѣ, но даже и двухъ. Несмотря однако на то, что въ задругѣ всѣ работы справляются сообща, община не поспѣваетъ иногда съ полевыми работами. Тогда нѣсколько домовъ условливаются помогать другъ другу. Есть церковные праздники, въ которые запрещается работать на себя или за плату, но дозволяется работать даромъ на другого, «идти къ сосѣду на помочи». Такой способъ уборки хлѣба, называемый «моба», чрезвычайно любимъ поселянами. Моба устраивается такимъ образомъ: какой нибудь задругарь нѣсколько дней передъ іюньскими, іюльскими и августовскими праздниками, если только они не считаются особенно важными, ходитъ по селамъ и объявляетъ, что въ такой-то праздникъ у него моба и потому онъ усердно проситъ пожаловать всѣхъ, кто не прочь въ этотъ день пожать, добрымъ людямъ помочь и вечеромъ попировать. Отъ этого приглашенія никто не отказывается и въ назначенный праздникъ всѣ старые и молодые наряжаются въ лучшее праздничное платье и съ серпами, зацѣпленными за плечо, отправляются къ назначенному мѣсту. Дома остаются только совсѣмъ дряхлыя старухи, которыя уже едва могутъ ходить. Такимъ образомъ соберется въ полѣ до ста, а иногда и болѣе человѣкъ, и начинается веселая, разудалая работа. Это-то и есть «моба», Вотъ какъ описываютъ работы и веселье этого праздника: «Одни жнутъ и кладу тъ пучки позади, другіе подбираютъ эти пучки, третьи вяжутъ снопы, четвертые наконецъ плетутъ для сноповъ веревки. И всякій тутъ работаете, что ему подъ силу. Веревки плетутъ люди пожилые; снопы вяжутъ, у которыхъ мышцы поздоровѣе; подбираютъ пучки ребятишки, а жнетъ народъ сильный: мужчины и женщины. Вотъ гдѣ трудъ облекается въ чудную, поэтическую форму! Позади жнецовъ шагаетъ важнымъ шагомъ всевеселящій свирѣльщикъ съ далеко-слышною національною свирѣлью. Пѣсня слѣдуетъ за пѣсней, восклицанія за восклицаніями, остроты за остротами, пока, наконецъ, всеобщій хохотъ не поглотитъ разомъ и звука пѣсней, и звука свирѣли! Часовъ около двухъ свирѣль замолкаете, согнувшійся народъ выпрямляется, пѣсни усиливаются; теперь онѣ слышнѣе и отчетливѣе; весь народъ идетъ по одному направленію, къ одному пункту, къ широкому и къ густому дереву, это зпачитъ пора обѣдать. Такіе поздніе обѣды бываютъ въ селахъ сербскихъ только на мобахъ, во всѣхъ же другихъ случаяхъ обѣдъ бываетъ приблизительно около 10 или половины 10-го часа утра. Это потому, что мобная работа начинается никакъ не раньше 10 часовъ утра. Обѣдъ бываетъ весьма сытный и стоитъ часто не дешево. Вѣдь весь этотъ народъ нужно накормить хорошею, свѣжею пищею, въ которой самую главную роль играетъ вареное и выпечеяое на рожнѣ мясо. Сыръ сербскій тоже играетъ въ зтихъ случаяхъ немаловажную роль. А вино, а водка? Хотя и то и другое въ Сербіи очень дешево, но все же онѣ чего нибудь да стоятъ. Хорошо еще, что дѣвицамъ и парнямъ обычай не дозволяетъ пить водку, вина же хотя и позволяется пить, но очень немного... Отобѣдавъ и отдохнувъ немного, работники встаютъ и снова начинаются работы, хохотъ, пѣсни, игры и такъ вплоть до ужина, послѣ котораго опять танцы и пѣсни до полуночи, тутъ и конецъ мобы.»
     Такое общинное устройство семейнаго быта существуетъ въ сельскомъ населеніи всѣхъ южныхъ славянъ: въ Кроаціи, Славоніи, въ княжествѣ Сербскомъ, въ Далмаціи, въ Босніи, Герцоговинѣ, на Червой Горѣ и въ Болгаріи, за исключеніемъ городовъ и узкой береговой полосы Далмаціи. Эти семейныя общины въ одной странѣ бываютъ больше, въ другой меньше, у нѣкоторыхъ славянъ эти семейныя отношенія поддерживаются правительством въ другихъ мѣстахъ онѣ предоставлены сами себѣ. Въ отношеніяхъ между членами семьи, разумѣется, много мѣстныхъ особенностей, но разница тутъ въ мелочахъ и во внѣшней формѣ, основаніе же вездѣ одно. Это устройство семейно-общиннаго быта — коренное славянское и существовало у южныхъ славянъ уже изстари, впродолженіе 1000 лѣтъ. Нужно удивляться, какъ вкоренился этотъ обычай въ нравахъ южныхъ славянскихъ племенъ; не смотря на всѣ политическія перемѣны, не смотря на вѣковыя невзгоды, которыя вездѣ и всюду такъ безпощадно ихъ преслѣдовали, семейно-общинный бытъ всегда являлся главною основою этой народности.
     При этомъ вотъ что особенно замѣчательно у сербовъ: при всемъ преобладали чувствъ кровнаго родства, слѣдовательно при патріархальныхъ младенческихъ формахъ общежитія, они не знаютъ кровавой мести, которая обыкновенно существуете у народовъ, живущихъ въ подобномъ состояніи и которая еще недавно играла такую важную роль у ихъ соплеменниковъ — черногорцевъ. Турецкое иго, распространившее въ земляхъ ему подпавшихъ, нищету, невѣжество и притупленіе всѣхъ народныхъ способностей, въ одномъ этомъ отношеніи принесло нѣкоторую пользу сербамъ; конечно, турки содействовали этому, сами того не подозрѣвая и заботясь исключительно о своихъ выгодахъ. Намъ кажется, что сербамъ посчастливилось избѣгнуть обычая кровавой мести, больше всего по слѣдующей причинѣ: турки, считавшіе смертоубійство не столько важнымъ преступленіемъ, сколько убыткомъ для себя, брали съ села, въ которомъ оно совершалось, плату за кровь, такъ называемую крвнину, въ 1000 піастровъ. Когда плата внесена, убійца могъ спокойно возвратится домой, и семейство какъ убитаго, такъ и убійцы старались какъ можно скорѣе съ нимъ примириться, чтобы изъ за какой-нибудь ссоры вторично не было совершено убійства. Естественно, что при этомъ и у народа сложился такой взглядъ на убійство, что это самое величайшее преступленіе, что человѣкъ не имѣетъ никакого права изъ за личной ссоры отнимать у другаго жизнь и новымъ поборомъ подвергать еще большей нищетѣ и безъ того обѣднѣвшій народъ.
     Во время турецкаго ига, задруга, какъ мы видѣли, была единственнымъ спасеніемъ для сербовъ; теперь же, когда имъ живется несравненно лучше, когда стало появляться и некоторое благосостояніе между поселянами, дурныя и хорошія стороны задруги стали гораздо очевиднѣе, Мужчинамъ вообще задруга представляетъ болѣе льготъ, такъ какъ они здѣсь скорѣе исполняютъ всякое домашнее дѣло; обязанности же женщинъ въ задругѣ большей частью удвоиваются.
     Задружный быть имѣетъ много хорошихъ сторонъ: онъ содѣйствуетъ развитію дѣльнаго и работящаго молодаго поколѣнія, такъ какъ дѣти съ первыхъ лѣтъ видятъ, какъ старѣйшина слѣдитъ за радивостью и усидчивостью каждаго, какъ строго взыскиваете за лѣнь и неисправность; онъ постоянно окруженъ занятыми людьми; полонъ кипучей дѣятельности, заботится о порядкѣ, о чистой. Между тѣмъ, какъ въ отдѣльныхъ семействахъ у простолюдина не можетъ быть большаго присмотра за дѣтьми, такъ какъ родители цѣлый день на работѣ,— въ задругѣ за дѣтьми всегда присмотриваетъ бабка, или нарочно для этого назначаютъ ту или другую не молодую женщину. Но самая важная заслуга задруги въ томъ, что она спасаетъ своихъ членовъ отъ крайней бѣдности. Это ярче всего выступаете при раздѣлѣ. Вмѣсто прежнихъ зажиточныхъ семейныхъ общинъ, имѣвшихъ во владѣніи огромный участокъ земли, отъ 4 до 8 штукъ рабочаго скота, столько же коровъ, послѣ раздѣла являются маленькія отдѣльныя семьи, которыя въ слѣдъ за этимъ обыкновенно начинаютъ сильно бѣдствовать на своихъ мелкихъ участкахъ, съ одною лошадью, очень часто безъ упряжи и плуга, часто даже безъ коровы.
     Дробленіе семьи ведетъ и къ сокращенно рабочихъ силъ. Тамъ, гдѣ прежде, общее управленіе домомъ лежало на одномъ лицѣ, a другіе члены общины работали въ полѣ, — теперь, если община, положимъ, раздѣлилась на три семьи, эта обязанность лежитъ на трехъ домохозяевахъ, и въ случаѣ какого нибудь правительственнаго требовавія, уплаты податей, или чего другаго, всѣ трое должны являться въ назначенное мѣсто и такимъ образомъ прогуливать рабочіе дни; три хозяйки должны оставаться, чтобы стряпать для своего семейства; три пастуха пасти скотъ. Между тѣмъ въ задругѣ, каждую изъ этихъ обязанностей несъ на себѣ только одинъ человѣкъ, а остальные всѣ работали.
     Но если эти семейно-общинныя отношенія приносятъ большую выгоду для матеріалыіаго быта народа, то гораздо больше вреда, чѣмъ пользы, причиняютъ они, по нашему мнѣнію, для его нравственнаго развитія. Безпрекословио подчиняясь иногда грубому старѣйшинѣ, члены семьи унижаютъ свое человѣческое достоинство и постепенно привыкаютъ сами поступать грубо съ подчиненными. Кромѣ того каждымъ членомъ задруги, всѣми его поступками, отъ ранней юности до самой его смерти, всегда руководите старѣйшина. Естественно, что человѣкъ, который вѣчно ходите на помочахъ, подъ конецъ вовсе утрачиваете всякую самостоятельность въ характерѣ, а это служитъ для него впослѣдствіи источникомъ величайшихъ несчастій. Представьте себѣ, что человѣкъ, которымъ вѣчно руководили, который никогда не зналъ, что онъ будетъ дѣлать черезъ два, три часа, такъ какъ старѣйшина могъ послать его то на одну, то на другую работу, — вдругъ сразу дѣлается хозяиномъ и руководителемъ. Такой человѣкъ не умѣетъ ни семью вести, ни рабочее время распределить, нѣтъ у него въ хозяйствѣ никакой предприимчивости, никакой сноровки, какъ, что, когда и сколько чего заготовить для семьи.
     Къ тому же руководящимъ лицомъ въ задругѣ, т. е. старѣйшиною, обыкновенно бываютъ люди весьма пожилые, которые поддерживаютъ старыя традиции, старые порядки, языческіе обряды, обычаи и суевѣрія, всегда приносящіе болѣе вреда, чѣмъ пользы. Между тѣмъ съ ранняго дѣтства каждый привыкаетъ уважать старѣйшицу, a слѣдовательно и усвоиваетъ его взгляды на вещи. Къ тому же ссоры, дрязги, и зависть, которыя бываютъ тѣмъ чаще, чѣмъ больше семья, тоже мало могутъ содѣйствовать нравственному развитію народа.

     (*) Крстио-име(крестноеимя) или слава; но это однако со всѣмъ не то, что у насъ русскихъ имянины. Каждая задруга имѣеть своего патрона, святаго, напр. Саву, Николу и одінъ разъ въ году, въ день этихъ святыхъ, она чествуетъ Саву-крсио-іме. Ниже намъ придется еще разъ вернуться къ этому празднику, такъ какъ онъ имѣетъ важное значеніе въ сербской жизни.
     (**) Соборъ церковный— сборъ народа въ храмовой праздникъ, гдѣ нибудь при монастырѣ: въ такіе дни бываетъ иногда ярмарка.

Сербия. Задруга



Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:143

Задруга
Какъ нынче живутъ сербскіе поселяне. — Жилище серба. — Его наружный видь и внутреннее убранство — Нища.— Задруга: ея характеръ и значеніе — Женщина и ея положеніе въ семейной общинѣ.— Старьйшина: его обязанности и отношеніе къ остальнымъ членамъ — Задругари.— Глубокая привязанность сербскихъ женщинъ къ своимъ братьямъ— Моба — Хорошія и дурныя стороны семейно-общинныхъ отношеній.— Раздѣлъ задруги и его послъдствія.

      Сербскіе поселяне въ большинствѣ случаевъ живутъ задружно, т. е. нѣсколько родныхъ и двоюродныхъ братьевъ, дядьевъ и племянниковъ живутъ вмѣстѣ, даже тогда, когда они женаты и имѣютъ своихъ взрослыхъ дѣтей. Всѣ члены такой задруги, или семейной общины, пользуются одинаковыми правами: всѣ сообща работаютъ на однихъ пашняхъ, сѣнокосахъ, въ однихъ виноградникахъ, поровну расходуютъ общій приходъ и притомъ непремѣнно все дѣлаютъ по взаимному соглашенію. Все, что есть въ домѣ задруги,— все это общее: земля, луга, виноградникъ, садъ, полевыя орудія, хлѣва, конюшни, все это принадлежитъ всѣмъ вмѣстѣ и никому въ частности, и въ то же время, каждый членъ имѣетъ во всемъ свою непремѣнную часть. Только одежда, женскіе наряды и приданое остаются навсегда самостоятельною собственностію. Впрочемъ нѣкоторые иногда пріобрѣтаютъ нѣсколько деньжонокъ со стороны, работая къ часъ, назначенный для отдыха. Когда начинаютъ сильно ссориться, а чаще всего это бываетъ, когда задруга сильно размножилась и въ ней много женщинъ, тогда происходитъ раздѣлъ. По крайней мѣрѣ сами сербы убѣждены въ томъ, что причиною раздѣла — женщины. Если это и справедливо, тѣмъ не менѣе, прежде чѣмъ обвинять женщину и видѣть въ этомъ ея неуживчивый, вздорный характеръ, нужно имѣть хоть нѣкоторое понятіе о ея положеніи вообще и въ задругѣ въ особенности.
      Женщина въ Сербіи полнѣйшая раба своего мужа, а тутъ еще къ стѣсненію отъ мужа прибавляются различныя стѣсненія отъ многочисленныхъ членовъ задруги. Кто своими глазами не видалъ быта сербскихъ поселянъ, тому и представить трудно, какая масса разнообразныхъ, тяжелыхъ обязанностей лежитъ здѣсь на женщинѣ. Она нянчитъ ребятъ , съ ногъ до головы сама одѣваетъ себя, мужа, всѣхъ дѣтей, а часто и другихъ сожителей- задруги. Мы говоримъ — она одѣваетъ семью: это не значитъ, что она должна только сшить одежду и каждый разъ ее вымыть. Нѣтъ, все, что одѣто на ней и на ея семьѣ, — все это буквально приготовлено ея руками. Лёнъ, изъ котораго она выпряла нитки для холста, она сама сѣяла, трепала, чесала, пряла, ткала, бѣлила. Тоже дѣлала она и съ шерстяною одеждою, только мужчины при этомъ стригутъ съ овецъ волну и раздѣляютъ ее между женщинами, а все остальное дѣлаютъ онѣ сами. Женщины готовятъ кушанья и на своихъ плечахъ каждый разъ разносятъ его работающимъ въ поляхъ, хотя тѣ иногда находятся и на часъ разстоянія отъ дома. При этомъ идти имъ приходится по горамъ, въ самый жаръ и послѣ тяжелой работы. Затѣмъ онѣ возвращаются домой и начинаютъ таскать воду для той скотины и птицы, которая лѣтомъ пасется у нихъ въ безводныхъ мѣстахъ. Не въ счетъ дѣла и между дѣломъ, онѣ должны приготовлять сыры, доить коровъ, кормить своихъ многочисленныхъ свиней. Кромѣ того женщина обыкновенно служитъ свекру, старшему деверю, ухаживаетъ за ними и помогаетъ имъ почти во всякой полевой работѣ. Мало полевыхъ работъ, въ которыхъ женщины не помогали бы мужчинамъ, между тѣмъ рѣдкій мужчина рѣшится помочь женщинѣ и большую часть ея работъ считаетъ для себя унизительными.
      Право, трудно сказать, когда здѣсь женщины спятъ: днемъ онѣ заняты задружными работами, ночью каждая изъ нихъ старается подѣлать что нибудь себѣ. Вотъ онѣ и ссорятся, лишь только одна замѣтитъ, что у другой болѣе времени чѣмъ у нея, завидуютъ другъ другу и затѣмъ начинаютъ мутить своихъ мужей... Происходитъ раздѣлъ и задруга распадается. Нужно замѣтйть, что прежде, даже лѣтъ 40 тому назадъ, задруги были гораздо многочисленнее, теперь онѣ обыкновенно состоятъ изъ 14, 15 членовъ; чуть увеличилось ихъ число и сейчасъ - раздѣлились. И это понятно: во время тяжелаго турецкаго гнета сербамъ по необходимости приходилось дружно держаться семейныхъ узъ. Семья, состоящая изъ многихъ членовъ, общими силами могла надежнѣе охранять свое общее достояніе, чѣмъ небольшая семья, гдѣ защитникомъ иногда является одинъ человѣкъ. Къ тому же доли имущества каждаго отдѣльнаго лица, соединенныя въ одно цѣлое, представляли болѣе силы и гарантіи для бѣдняка въ случаѣ голода и турецкаго грабежа.
      Рабство сербовъ укрѣпляло ихъ семейныя узы еще и во многихъ другихъ отношеніяхъ. Впродолженіе всѣхъ четырехсотъ лѣтъ турецкаго ига сербы нисколько не развивались умственно и стояли все на той же ступени первобытныхъ, патріархальныхъ отношеній, какъ это было, до ихъ порабощенія. Поэтому, почти до нашихъ дней, жило въ народѣ глубочайшее уважение къ задругѣ и къ семейнымъ патріархальнымъ отпошеніямъ. Теперь же, когда сербъ получилъ возможность жить свободною жизнію, родовыя за дружныя узы стали разрываться, раздѣлы происходить чаще, задруга дѣлается все малочисленнѣе. По офиціальнымъ отчетамъ, иной годъ до 1.700 семействъ, а то и болѣе, уничтожаютъ этотъ семейно-общинный союзъ.
      Однако и теперь еще задруга самое характерное явленіе семейной жизни серба. Посмотримъ же поближе, какъ при этомъ живется сербскому народу.
      Обыкновенно при небольшомъ фруктовомъ садѣ стоитъ грубо сколоченный домъ, покрытый черепицею. Прежде всего въ этомъ зданіи бросается въ глаза очень крутая и высокая крыша. Крыши сербскихъ домовъ иногда до того высоки, что почти вдвое выше всей избы. Внутри домъ раздѣленъ на двѣ, на три комнаты. Главная дверь ведеть въ среднюю и самую большую комнату, которая служитъ кухнею. Изъ нея съ двухъ противуположныхъ сторонъ идутъ двери въ остальныя двѣ комнаты. Трубъ въ домахъ не бываетъ и вмѣсто ихъ въ крышѣ продѣлано отверстіе. Во время сырой погоды дымъ сразу не можетъ выйти черезъ это отверстіе и тогда онъ наполняетъ весь домъ; чтобы не задыхаясь оставаться въ немъ въ это время, нужно привыкнуть къ этому съ ранняго дѣтства. Комнаты подлѣ кухни въ богатыхъ мѣстностяхъ и въ большой задругѣ очень чисты и уютны. Въ нихъ помѣщаются домохозяинъ съ хозяйкою и сюда же собираются всѣ члены задруги для обѣда, общаго совѣта и дневныхъ занятій. Младшіе члены съ своими семьями имѣютъ свои особыя помѣщенія, большей частью даже въ особыхъ строеніяхъ, которыя группируются вокругъ главнаго дома. Но эти помѣщенія очень малы, обыкновенно съ одною только спальнею, такъ какъ для обѣда и работъ всѣ члены задруги собираются въ домѣ старейшины. Дворъ окруженъ частоколомъ и посреди стоитъ нѣсколько деревянныхъ построекъ на невысокихъ столбикахъ, или подпоркахъ. Это кладовыя, гдѣ хранятся запасы и полевыя орудія; такъ какъ онѣ на подпоркахъ, то домашнія животныя прячутся подъ ними въ дурную погоду. Эти постройки въ свою очередь тоже окружены ивовыми вѣтвями.
      Нужно замѣтить, что обычай все огораживать необыкновенно распространенъ въ сербскихъ селахъ. Сербы отгораживаютъ поземельную собственность одной общины отъ другой, одного землевладѣльца отъ другаго, даже и отдѣльныя части. Участокъ, на которомъ земледѣлецъ сѣетъ кукурузу, отдѣленъ отъ того участка, гдѣ онъ сѣетъ пшеницу, рожь и т. под. Эти границы часто устраиваютъ даже и въ такомъ случаѣ, если вся земля поселянина неразрывна и неразбросана между участками другихъ собственниковъ. Садъ и домъ со всѣми пристройками тоже по большей части огорожены. Слѣдствіемъ этого средневѣковаго обычая — все огораживать, укрывать отъ чужихъ глазъ — было сильнѣйшее истребленіе лѣсовъ. Лѣтъ 40 тому назадъ это обстоятельство обратило на себя серьезное вниманіе правительства, такъ что теперь одинъ поземельный участокъ отъ другаго стали огораживать уже рвомъ.
      Сербъ всячески старается украсить свой домъ. Земляной полъ онъ устилаетъ цыновками, а богатые самотканными коврами. Эти цыновки съ нѣсколькими подушками служатъ также и для сна. Кровати и шкапы здѣсь большая рѣдкость. Лучшія платья хранятся въ пестро -раскрашенныхъ сундукахъ. Стулья почти неизвѣстны, ихъ замѣняютъ здѣсь скамейки на трехъ ножкахъ. Чѣмъ богаче сербъ, тѣмъ болѣе въ его домѣ раскрашеныхъ образовъ. Передъ ними виситъ оловянная лампада, а около — гусли, музыкальный инструмент славянъ. Съ другой стороны образовъ виситъ оружіе хозяина. Иногда по стѣнамъ развѣшаны литографіи сербскихъ героевъ и портретъ князя. Въ кухнѣ же вмѣсто картинокъ прибиты къ стѣнамъ полки и на нихъ расставлены оловянныя тарелки, стеклянные сосуды, глиняные подсвѣчники, деревянныя ложки икружки для воды, точь въ точь такія, какія употребляютъ еще иногда и теперь въ Римѣ. Ясно, что эта античная форма кружекъ наслѣдована сербами отъ римлянъ. Стеклянной посуды вообще мало, такъ какъ всѣ стеклянныя издѣлія въ Сербіи — привозныя; поэтому въ крестьянскихъ домахъ рѣдко бываютъ даже стекла въ окнахъ. Обыкновенно на деревянный рамки наклеена толстая бумага, но и эти рамки навѣшиваютъ только зимою и на ночь, а въ остальное время вѣтеръ свободно разгуливаетъ по хатѣ.
      Лучшимъ украшеніемъ сербскихъ домовъ служатъ садики, которые бываютъ и при жилищѣ весьма небогатаго человѣка. Въ саду много прекрасныхъ яблонь, грушевыхъ и черешневыхъ деревьевъ, но больше всего сливъ. Вотъ почему здѣсь водка, которая исключительно добывается изъ сливъ, такъ дешева. На сливахъ, виноградѣ, да на свиньяхъ, прокармливающихся желудями многочисленныхъ дубовыхъ лѣсовъ, главнымъ образомъ и держится все сельское хозяйство. Нужно однако замѣтить, что такихъ округовъ, въ которыхъ бы виноградъ родился въ изобиліи, вообще немного, сливы же напротивъ здѣсь вездѣ родятся.
      Пища серба очень проста и питательна. Рыбный супъ съ кислымъ молокомъ, да кислая капуста съ саломъ — любимыя кушанья народа. Хлѣбъ пекутъ, какъ въ большей части странъ на Балканскомъ полуостровѣ, изъ маисовой муки. Сербы строго держатся постовъ и ѣдятъ въ это время сушеную рыбу, бобы, огурцы, молодой чеснокъ и много другихъ овощей. При этомъ нужно замѣтить, что чуть, не во всѣ кушанья они кладутъ мѣстный перецъ — паприка. Зелени и овощей въ Сербіи очень много, на бѣлградскомъ рынкѣ привозятъ ихъ цѣлыя горы. Картофель однако распространенъ здѣсь очень мало и воздѣлывается почти исключительно болгарами, поселенными близь Бѣлграда.
      Главное лицо задруги — старѣйшина. Старѣишиною бываетъ обыкновенно тотъ, кто старше годами; но часто случается, что онъ самъ уступаетъ это достоинство младшему, если задруга его считаетъ самымъ способнымъ и радивымъ изъ всѣхъ членовъ. Старѣйшинство не всегда переходитъ по уговору и общему желанію: иной задругарь самъ присвоиваетъ себѣ эту должность, остальные члены сначала смотрятъ на это съ неудовольствіемъ, а потомъ привыкаютъ и со всѣмъ подчиняются его власти. Однако въ большинствѣ случаевъ, когда старѣйшина совсѣмъ одряхлѣетъ и начинаетъ тяготиться своею обязанностію, онъ передаетъ ее старшему сыну, но если онъ дурно заявилъ себя, то старѣйшинство переходитъ къ младшему сыну. Старѣйшина управляетъ всѣмъ домомъ и имѣніемъ, но не самовластно, а соображаясь съ обычаемъ, писанымъ закономъ и всегда съ общаго согласія и уговора со всѣми взрослыми членами задруги. Сербскій народъ во всемъ любитъ держать совѣтъ и уговоръ и охотно все исполняетъ, если только ему при этомъ указываютъ разумныя причины. Это до такой степени отличительная черта серба, что даже въ болѣе зажиточныхъ и образованпыхъ семействахъ, гдѣ есть слуги, господинъ никогда ничего не предпримете въ хозяйстве, не посовѣтовавшись съ своимъ слугою. Вотъ почему задружное правило — во всемъ совѣтоваться и совѣщаться другъ съ другомъ— такъ пришлосъ по нраву сербскому народу. Старѣйшинѣ прежде всего принадлежишь -власть распорядительная. Онъ назначаешь каждому, что и когда дѣлать: одного отряжаетъ на одну, другаго на другую работу; при этомъ онъ самъ всегда помогаетъ въ домашней работѣ, если только у него остается время и хватаетъ на это силъ. Онъ даетъ совѣты, бранитъ нерадивыхъ, судитъ и миритъ побранившихся. Младшаго онъ нерѣдко и ударитъ, но для взрослыхъ у него только совѣтъ да увѣщаніе, а чтобы слова его лучше подѣйствовали, онъ нерѣдко созываешь и наиболѣе уважаемыхъ членовъ. Тѣ съ своей стороны стараются отклонить молодаго человѣка отъ дурнаго поступка, общими силами уговариваютъ его, усовѣщиваютъ.
      Старѣйшина держитъ у себя деньги, и остальные члены семейной общины должны ихъ спрашивать у него на свои нужды и затѣмъ давать ему отчета, сколько и на что было потрачено. Онъ же, т. е, старѣйшина, нанимаетъ работниковъ, если не хватаетъ домашнихъ силъ, чтобы справиться съ той или другой работою, продаетъ излишекъ домашнихъ сбереженій и покупаеть все, что нужно для дома. Въ день, посвященный празднеству крстт-име (*), старѣйшина носитъ калачъ въ церковь и тамъ преломляетъ его со священникомъ.
      Въ задушницы (тоже, что у насъ родительская суббота, когда поминаютъ усопшихъ) старѣйшина приноситъ въ церковь за упокой мертвыхъ свѣчи и просвиры. Эти просвиры и свѣчи обыкновенно дѣлаютъ дома сами поселяне. Утромъ въ субботу, наканунѣ заговѣнья передъ масляницей, также на заговенье передъ петровками, когда въ домѣ всѣ помолятся Богу, старѣйшина складываетъ каждую просвиру со свѣчей и при этомъ каждый разъ цѣлуетъ то и другое, приговаривая «за упокой души отцу моему», дѣлаетъ тоже самое съ другой «за упокой дяди» и такъ пока не помянетъ всѣхъ своихъ сродственниковъ. Затѣмъ все это относятъ въ церковь: свѣчи сожгутъ, а просвиры раздадутъ нищимъ.
(Продолжение следует)

Азбука




Светлячок_1911_№ 18. 15 сентября. Год X
Издатель: Москва : А. А. Федоров-Давыдов, М. Ф. Лидерт
Дата: 1911
Редакторы и др.: Федоров-Давыдов Александр Александрович, Редактор ; Лидерт Мария Федоровна, Издатель
Описание: Оригинал хранится в РГБ
Объём: 24 с., С. 489-512