Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Книга Кагала. Примечание 12



  • — Для того, чтобы побеждать врага, нужно знать его идеологию, не так ли? А учиться этому во время боя — обрекать себя на поражение. Штирлиц, Семнадцать мгновений весны



Яков Брафман
Книга Кагала
Материалы для изучения еврейского быта

Примечание 12.


    О морейне, т.е. о звании, с которым сопряжены служебные права; о степенях кагальной и бет-динской иерархии

    Для полного изучения кагало-бет-динской иерархии необходимо посвятить хоть самый краткий очерк историческому происхождению и развитию оной[101].

    Организация существующих еврейских обществ имеет свое начало в глубокой древности. Она родилась во время падения Иудейского царства. Главную цель этой организации составляло и составляет сохранение в целости и неприкосновенности оторванной от своей почвы еврейской нации до того неопределенного времени, когда Богу угодно будет возвратить Израилю потерянную землю, свободу и славу.

    Оставаясь всегда верной своей задаче, организация эта на пути 18-векового странствования евреев по миру чрезвычайно успешно развивала свою внутреннюю мощь и крепла под разными внешними видами, которые она по временам меняла из-за благоприятных и неблагоприятных обстоятельств. Мы не будем здесь вдаваться в подробное изложение всех форм этой организации, которые встречаем в разные эпохи и в различных странах.

    Для нашей главной цели вполне достаточно будет познакомить читателя в общих чертах только с некоторыми из ее существеннейших видоизменений. Зародыш этой организации лежит в той ученой школе, которая с разрешения Веспасиана была открыта равви Иохананом бен-Закай в городе Ямне[102].

    Но хотя в стенах этой школы через самое непродолжительное время при ее представителе равви Гамлииэле младшем уже созрело нечто вроде прежнего Синедриона, стремившегося управлять всеми проявлениями общественной и частной жизни евреев, и хотя в этой школе неоднократно созревали и революционные махинации, однако же, она долго сохраняла внешний вид ученого коллегиума и представители ее публично носили титулы, подобающие только ученым мужам: тана (studiosus), хахам (мудрец), софер (книжник), аморе (толкователь) и пр. Титулы эти всегда сопровождались громким именем равви.

    Этот вид организация сохранила до того времени, пока в главных центрах жизни евреев в изгнании — в вавилоно-персидских землях — не водворилось знамя нового победителя из Аравии, основателя магометанского царства. Очутившись под властью нового магометанского царства, евреи стали свободнее дышать. Первые магометане обращались с ними вообще как с равными.

    А когда Бастанай, потомок Давида, тогдашний представитель изгнанных, оказал магометанскому войску важные услуги в походах на Персию против Сасанидов, то даже фанатический Омар вместо грозных постановлений, задуманных им в известном своем «союзе Омара»[103] относительно евреев, стал покровительствовать своим еврейским подданным.

    В награду за услугу он признает Бастаная главой иудейского народа, дарит ему руку прекрасной пленницы Дары, дочери персидского царя Хорзру, предоставляя ему при этом те же самые права, которые за подобные услуги дарованы были патриарху или католикосу халдейской церкви Иезуябу. Этим счастливым событием действительно начинается новая эпоха для евреев. Бастанай является тогда впервые вассалом магометанского государства с королевской печатью, дворцом и с высшей политической и судебной властью над всеми евреями Вавилонских земель.

    Но еще свободнее развивается и яснее определяется строй еврейских общин с воцарением калифа Али. Евреи помогли ему в борьбе с его соперником Моавием за престол пророка и были вознаграждены за это широкими привилегиями. В это время организация еврейских общин представляется в следующей форме.

    Рош-голута, политический представитель народа, представляет все еврейское население Вавилонии перед калифом и его верховными сановниками, собирает с евреев всей страны подать и доставляет ее в государственную казну. Ученый коллегиум преобразовывается в правительствующий парламент, первое место в нем занимает гаон — первое лицо в народе после рош-голута. Ближайшее место возле гаона занимает старший судья (даион ди баба, или аб бет-дин), который есть и его преемник.

    Этим высшим сановникам подчинены семь представителей ученых собраний (роше-кала) и три лица со званием «члены ученого общества» (хабор). Кроме того, существует еще учреждение из 100 членов, разделенное на два неравных отдела. Один состоит из 70 членов и представляет собой нечто вроде бывшего великого Синедриона, а другой — из 30 членов и представляет малый.

    Члены первого возвышаются по иерархической лестнице и называются алуфим (представителями), тогда как 30 членов малого Синедриона, называющиеся бене-киоме (кандидатами), не пользуются этими правами. Особенно замечательно, что все эти должности преемственны по наследству от отца к сыну, за исключением места председателя.

    Познакомившись с организацией центральной еврейской власти, соединенной из трех главных пунктов — Суры, Пум-бадиты, как местонахождения гаонов, и Багдада, как местопребывания рош-голута, — перейдем к обзору провинциальной власти.

    Каждое общество в провинции получало от главного центра, к которому оно принадлежало, даиона — судью с дипломом. Даион сам назначал двух зекейним (старшин) и совместно с ними образовывал местное судилище (бет-дин), которое, кроме судебных дел, занималось еще и подтверждением брачных записей, разводных, векселей, купчих крепостей, дарственных актов и всех орудий, необходимых для совершения некоторых обрядов, как, например, халеф (нож для убоя скота), шофер (рожок для трубления в день Рош гашана) и пр. Таким образом, местный бет-дин исправлял, кроме судебной, еще религиозную и нотариальную службу.

    Кроме бет-дина, подведомственного высшему судебному учреждению гаона, во главе каждого общества находился еще комитет, который по своему устройству и занятиям есть первообраз нынешнего кагала и который по своему назначению, полагаем, примыкал прямо к ведению рош-голута. Он состоял из семи шпарнесов (попечителей), назначаемых посредством особого выбора, о котором будет речь ниже.

    Комитет этот заведовал всеми интересами общества — деятельность, которую он завещал своему потомку — кагалу. Здесь мы не будем распространяться о взаимных отношениях между всеми инстанциями, равно как и о доходах всего штата.

    Но не можем, однако, обойти молчанием тот замечательный факт, что взимание еврейскими представителями разных поборов с евреев в свою пользу и тогда находило сочувствие у местных чиновников — оно, видно, и тогда не было накладно для них: уже тогда одним из источников общественных доходов служил сбор с торговли мясом, которым ныне кагал столь дорожит по причинам, изложенным нами выше, во втором примечании.

    С Талмудом же вследствие такого переворота в политической жизни евреев произошла следующая метаморфоза. До вступления евреев под магометанское владычество их жизнь исподволь проникалась духом Талмуда, однако же он не мог считаться достоянием всего народа.

    Талмуд как устное предание до конца V века хранился в памяти ученых, служивших тогда живыми библиотеками для каждого желающего учиться. При этом положении Талмуду беспрестанно угрожала, так сказать, скоропостижная смерть. С прекращением скудного числа ученых, что весьма легко могло случиться с классом людей, стоящих во главе всех революционных движений, последний из них унес бы и Талмуд с собой в гроб.

    Но даже тогда, когда Талмуд уже перешел из памяти ученых в фолианты, положение его все-таки до конца не упрочилось. При тех стеснениях и преследованиях, которым подвергались евреи под властью последних Сасанидских князей, у Талмуда не было твердой практической почвы. Он большей частью оставался в области теории, и к нему заметно стала охладевать симпатия не только народа, но даже самих его представителей.

    Таким образом, до степени неотъемлемого народного достояния Талмуд возвышается лишь тогда, когда произошел благоприятный исторический переворот в политической жизни евреев, о котором мы сейчас говорили. Он дал официальным народным представителям возможность вывести Талмуд из области теории и положить в основание новообразовавшегося еврейского штата.

    Водворившись свободно на практической почве как народный духовно-гражданский статут, Талмуд быстро проник во все еврейские общины не только в Азии, но также в Африке и Европе, где евреи тогда уже разместились в странах бассейна Средиземного моря. А переход Талмуда в фолианты, совершившийся, быть может, без особенной преднамеренно важной цели, ныне стал приносить вожделенные плоды: без него возникшая потребность повсеместного изучения Талмуда была бы неосуществима.

    Но золотой век политической свободы евреев под сенью полумесяца скоро закончился. На трон Магомета скоро воссели властелины, которые в отношении к евреям не стали следовать примеру Омара. Они разорвали Омаров союз, который, как мы видели выше, им самим был оставлен без последствий.

    Под скипетром Альмутавакиля (849-856), третьего потомка Альмамунса, центральная власть описываемой нами еврейской организации потерпела крушение, рош-голута постепенно утратил свое значение, а к концу IX века гаоны и правительствующие парламенты Суры и Пум-бадиты тоже сходят со сцены.

    Но этот чувствительный удар не сокрушил еврейской организации; она от него не умерла, а только еще сильнее прежнего пробудилась к более обособленной, замкнутой национальной жизни. Рош-голута, гаоны падают; правительство не терпит высшего еврейского центра по политическим соображениям, но в то же время возвышаются местные комитеты и бет-дины.

    В них правительство видит учреждения для взимания с евреев податей и решения религиозных вопросов, а потому они были сохранены из видов экономических. Таким образом, с падением рош-голуты и гаонов их власть переходит к местным комиссиям и бет-динам, являющимся безапелляционной властью над евреями в управляемых ими Районах.

    Если же мы здесь прибавим, что ответы на вопросы, с которыми местные еврейские управления прежде обращались к центральной власти, ныне стали решаться непосредственно по народным законам, т.е. по Талмуду, то нетрудно заметить, что неблагоприятный переворот в судьбе евреев помог Талмуду глубже внедриться в иудейскую почву и быстрее распространиться между всеми евреями.

    Вот мы дошли до того исторического момента, когда отдельные еврейские общинные правления достигают своего высшего развития и, развернув над собой одно общее талмудическое знамя, совокупно представляют собой ту удивительную муниципальную талмудическую республику, которая невозмутимо выдержала 1000-летнюю борьбу с самыми сильными противниками и сохранилась до настоящего времени с незначительной только переменой в наружной форме.

    Для ознакомления читателя с формами описываемой нами организации позднейшего образования евреев, в которых они существует в кагальных и бет-динских избах, утвердившихся и доныне живущих во всем мире, а в особенности в большой стране посреди славянских племен, мы воспользуемся документом, приобретшим уже полное право на всеобщее доверие.

    Мы выведем на свет документ из кагальной книги города Вильно, который чудесным образом попал в «Кирия неемана»[104], в которой, однако же, он до сих пор спрятан за баррикадами еврейского алфавита.

    Вот этот документ об обязанностях раввина и (парнесов) представителей города:

    «Во главе города стояли: аб бет-дин — гаон (раввин), рош-бет-дин (председатель бет-дина), бет-дин из 12 членов и представители города. Раввин назначался на три года по согласию общего собрания. Обязанность раввина выражается в следующих пунктах:

    1. На приглашение представителей кагала в собрание кагала или общего собрания по какому бы то ни было случаю раввин обязан явиться немедленно, без малейшего отлагательства. Тем более раввин не имеет права отказываться от участия в судебных делах. Он должен наблюдать, чтобы в городе не было ропота со стороны частных лиц против кагала и даионов (членов бет-дина). Он должен вместе с кагалом мудро обсудить дело согласно Писанию, а в делах денежных — вместе с даионами. Он не должен обращать никакого внимания на препятствия, даже если бы они последовали со стороны общего собрания. Но это право может быть предоставлено ему лишь в случае, если таконот гакгила (городской устав) признает liberuin veto.

    2. В дела кагала, т.е. относительно кагальных сборов и откупов, раввин не имеет права вмешиваться. Только при окончании условия какого-либо откупа раввин присутствует для наблюдения, чтобы дело решилось по большинству голосов, и подписывает (документ об отдаче налога в откуп) вместе с кагалом.

    3. Если кагал желает учредить новый сбор, или налог, или что-нибудь, противоречащее правилам города и хоть один член собрания протестует против этого, то раввин обязан стать с протестующим заодно, уничтожить это дело и закончить дело мудро.

    4. В разбирательствах денежных дел, подлежащих суду бет-дина, раввин не обязан участвовать. Даионы сами имеют право решать подобные дела без раввина. Раввин не имеет права вмешиваться и опровергать решение даионов даже на йоту. Если же в начале суда одна из тяжущихся сторон пожелает участия раввина, в таком случае раввин не может отказываться, даже если это касается самого маловажного дела.

    5. Голос раввина во всех делах не имеет преимущества над другими, но при равном числе голосов он имеет преимущество. Для защиты частного лица (против кагала) дело решается согласно правилам, установленным для всего края. На приглашение баале-таконот (составителей правил) раввин должен присоединиться к ним. Отмена какого-либо правила совершается по большинству голосов. Раввин не может этому помешать если не затрагиваются правила, действующие на территории всего края. Утверждению нового правила может препятствовать раввин совокупно с двумя составителями правил.

    6. Решения или объяснения какого-либо вопроса раввин сам не делает; в подобных случаях он руководствуется правилами всего края. Если же данный вопрос не находит разъяснения в положениях и правилах всего края или города, тогда для решения оного к раввину присоединяются два составителя правил, два представителя общего собрания, два предводителя и два даиона, не связанные между собой родством.

    7. Раввин не имеет права вмешиваться в дело шамоим (назначающие избирателей) во время их заседания в выпускные дни Пасхи, или при выборах раввин не имеет права говорить что-нибудь об избирателях, худое или хорошее, ни домохозяевам и никому в мире.

    8. При собрании членов всего края раввин не имеет права подписывать какое-нибудь решение или документ против кагала, частных или многих лиц без ведома представителей общего собрания.

О званиях хабор и морейне

    9. «В звание хабора возводит раввин вместе с местным старшиной кагала и председателем бет-дина (по правилам, установленным для края).

    Для производства в звание морейне к раввину присоединяются четыре представителя города и те предводители, которые сами произведены в звание морейне на основании правил, установленных для края, и которые знают поским (своды талмудических законов), два председателя бет-дина, а если таковых нет, то двое старших судей.

    Все эти члены непременно должны собраться вместе в доме раввина или в кагальной избе и решить дело по большинству голосов. Во всяком случае нельзя иначе подтвердить кого-либо в звании морейне, как по правилам, установленным для края. Тем более нельзя возводить в это звание тех, которые не изучали Хошен га-Мишпат (полный свод талмудических законов), хотя бы они учились Талмуду и законам, составленным последними раввинами.

    10. В члены асифа (общего собрания) избираются лица, участвующие в расходах города.

    Из среды этих членов избираются представители, старшины и прочие члены в кагальное управление. Вообще в этом собрании участвуют только приобретшие морейне. Хаборы тоже могут быть допускаемы спустя известное число лет после их бракосочетания.

О степенях должностей кагала и бет-дина

    11. Степени общественных должностей существовали в следующем порядке: а) кандидат в предводители или представители города; б) даион — судья какого-либо братства или имеющий право участвовать в городском судилище — бет-дине; в) габай — старшина большого благотворительного сбора или судья бет-дина; г) икурим — коренные члены общества; д) туве кагал — лучшие члены общества и е) рош медина — представитель собрания всего края или кагального управления.

    По этим степеням возвышаются члены общественного собрания в кагальные должности, перешагивая их в исключительных только случаях. Кроме исчисленных должностей, бывает еще должность баалей-таконе, т.е. составителей новых правил, и шемре-таконе, т.е. блюстителей точного исполнения установленных правил.

О порядке при выборах

    12. Предводители кагала и судьи бет-дина избираются ежегодно по особенному порядку, который, изменяясь в частностях по требованиям времени, в общем виде всегда соответствует уставу о выборах от 1747 года. Вот этот порядок.

    До наступления месяца кислева (декабря) назначаются пять борерим (избирателей), которые, в свою очередь, назначают баале-таконе (членов — составителей новых правил) для предстоящих выборов. Баллотировка всегда происходит до пасхи, и в ее первый выпускной день после утренней молитвы при выходе из синагоги предводители, составители правил, председатели общих собраний, раввин и общественный софер (письмоводитель) обязаны собраться в кагальной избе. Тут пять поверенных или четыре шамошим (нотариусы, служители кагала) посредством баллотировки определяют пять борерим (избирателей) во все должности общественного управления.

    По окончании этой баллотировки два шамошим отправляются пригласить избирателей в кагальную избу. Под каноническим херемом запрещено шамошим говорить с кем-либо из избирателей насчет выборов.

    Избиратели должны назначать: 4 рошим (представителей кагала), 2 роше медина (представителей края), 4 тувим (выборных членов общества), 3 икурим (коренных членов), 4 роэ хешбонет (контролеров), 2 представителей общего собрания — всего 19 человек. Сверх того, они назначают 4 габоим (старшин благотворительного сбора) и 12 даионим (судей бет-динов).

Об обязанностях членов кагала и бет-дина

    13. Главное занятие представителей есть составление раскладок по налогам и взимание оных, наблюдение за чествованием каждого члена общества соответственно его званию и за порядком при заключении торговых сделок.

    Налогам облагаются все роды торговли, отдача денег в рост и всякое ремесло. Взимание налогов совершается посредством откупов[105]. Поверенные города назначают шамоим (составителей окладов) по закрытым голосам, которым запрещено богатому льстить, а бедного щадить. Сразу после баллотировки они обязаны собраться в особенной, назначенной для этой цели комнате и под каноническим херемом не оставляют оной, исключая субботние и праздничные дни. В будни же отлучаются только для откушания и сна.

    Шамоим имеют право под присягою допрашивать каждого о его состоянии и доходах от торговли. Во время составления раскладки по налогам, взимаемым с торгового барыша и ремесла, каждый должен заявить откупщикам или назначенным ими поверенным свои барыши; ремесленники должны были являться для такого объявления раз в продолжение двух суток.

    Все занятия вообще зивисели от власти кагала. Он имеет право разрешать кому-либо заниматься каким-нибудь делом при условии, что приобретающий это право не вредит хазакам и меропиям других. Ремесленнику запрещено заниматься какимлибо посторонним делом у тех лиц, которым принадлежала его меропия.

    14. В каждую четверть года члены общего собрания обязаны собраться в кагальной избе для обсуждения вопросов, касающихся общества. Это собрание должно состояться, даже если все представители не явились, и 20 наличных членов считаются полным собранием для обсуждения вопросов.

    15. Каждые три года происходит собрание всего края в избранном пункте. В собраниях всего края участвовали пять главных городов с городами, в их районе находящимися, каковы были: Брест Литовский, Гродно, Вильно, Пинск и Слуцк.

    Но в уставе (г. Вильно), составленном в 1747 г., сказано о том, что, так как нынешнее время не дозволяет созывать общее собрание всего края каждое трехлетие для подтверждения тикуным (правил, мер), как это водилось издревле, поэтому общим собранием в кагальной избе постановлено баллотировать членов из общего собрания, которым поручено будет составлять правила для нашего города, чтобы не пало их значение и положение.

    16. Даионам (членам бет-динского суда) совокупно с председателем оного принадлежит право оценки мест синагоги и раздачи права меропие (т.е. продажи частному еврею права эксплуатировать кого-нибудь из христиан)[106]. Они, т.е. судьи бет-дина, с его председателем подтверждают купчие крепости по продаже недвижимого имущества, которые совершаются в присутствии бет-дина софера (делопроизводителя) и шамошим (кагальных нотариусов). Кроме того, на даионов и председателя бет-дина возложена обязанность вместе с кагалом наблюдать, чтобы у евреев были верные весы и меры, и не допускать возвышения цен (на продукты)»[107].

Продолжение

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments