Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Categories:

ТАЙНА ДЕНЕГ, ЦЕН, ЗАРПЛАТ И ПЕНСИЙ

Оглавление блога.
Полезные книги.

Вы здесь

ГлавнаяГлава 14. Тайны экономики

5. Тайна денег, цен, зарплат и пенсий



        5. ТАЙНА ДЕНЕГ, ЦЕН, ЗАРПЛАТ И ПЕНСИЙ

        «Ели бы богатые деньги, кабы их бедные хлебом не кормили»
(Русская пословица)


        Краткая история появления денег

        В первобытной общине существовало объединение труда для производства всего необходимого. Было и управление, как производ­ством продукции, так и её распределением. Такое управление было структурным и директивно адресным.
        «Законности» не было, но систему «табу» (запретов, «нельзя!») знали все. Это было уже бесструктурное управление.
        Существовали границы структурного управления. Они определялись:
        – Коммуникациями (грунтовыми и водными путями), их протя­жённостью, средствами передвижения.
        – Способностями руководителей общин (шаманов и старейшин) помнить и обрабатывать все необходимые сведения, то есть инфор­мацию. Ведь письменности тогда не было.
        Границы общины определяли рубежи, на которых утрачивалось структурное управление. По этой же причине осуществлять струк­турное управление в межобщинном объединении труда было невоз­можно. В этом месте читатели могут сопоставить производство в первобытной общине и сегодняшнюю стратегию руководства Рос­сии, опирающуюся на «самодостаточность регионов» в условиях гло­бализации и отказ от структурного управления процессами производ­ства и потребления, после чего читатели могут самостоятельно дать оценку умственным способностям руководителей нынешней России.
        Торговля в те древние времена уже существовала. Основанием для неё были:
        1. Невозможность создания необходимых вещей и продуктов про­изводства внутри своей общины и, как следствие, невозможность структурно управлять процессом их продуктообмена.
        2. Невозможность по различным причинам открытого военного грабежа.
        Поэтому баланс цен (стоимостей) при взаимном продуктообме­не в те древние времена представлял собой обыкновенный людской произвол, но не безмерный, а основанный на двух составляющих:
        1. Баланс взаимных притязаний сторон (у кого что есть и у кого чего нет).
        2. Возможности каждой стороны:
        – обобрать другую сторону (в т.ч. силой),
        – при этом не быть обобранной самой.
        Такой период торговли был очень длительным. Когда же этот период неограниченно свободной торговли в истории человечества завершился, то баланс взаимных притязаний торгующих сторон стал протекать в двух средах:
        1. В среде государственного налогообложения, кредитования, законодательства (писанного и неписанного).
        2. В среде мафиозного «налогообложения», «законодательства» и «кредитования».
        Здесь важно понять следующие два момента:
        а) В период свободной торговли в стародавние времена баланс цен устанавливался под давлением внесоциальных факторов, в основном географических, природных, погодных. В степях не было леса, а в дремучих лесах овец было мало. Засуха, дожди … всё это отражалось на ценах.
        б) Государственная и мафиозная среды торговли – это уже со­циальный фактор, а не природный. И этот «социальный фак­тор» зависит полностью от господствующей в обществе концепту­альной власти, концепции управления и её носителей. Государствен­ное и мафиозное давление стало «давить» на свободную торгов­лю. И постепенно это давление стало всё больше и больше дефор­мировать, искажать, извращать баланс свободных взаимных при­тязаний всех торгующих сторон. Началось как бесструктурное, так и откровенно структурное управление «стихией рынка». По мере же развития кредитно-финансовой системы такое управление становилось всё изощрённее. Ни о какой «свободной торговле» и «свободном предпринимательстве» в этих условиях говорить уже не приходится. Те экономисты и политики, которые говорят сейчас об этих «свободах» – это либо глупцы, либо негодяи-провокаторы, выполняющие заказ своих хозяев.

Средства платежа и «инвариант в прейскуранте»

        Продуктообмен первоначально, в древности, существовал в качестве меновой торговли: «Ты мне мешок зерна, я тебе oвцу». Но такой обмен был непредсказуем, необходимой устойчивости про­цесса не было (вспоминайте ДОТУ).
        Для повышения предсказуемости (т.е. устойчивости процесса торговли) сложилась система ярмарок. Приехав на ярмарку, куда стекалось множество людей для продажи произведённых ими вещей и продуктов, человек практически наверняка мог найти то, что ему нужно. Однако возникала проблема с обменом товарами. Найти то, что ему нужно, человек-то находил, но тот, у кого был нужный ему товар, не хотел меняться на то, что мог предложить этот человек. Возникали трудности. Надо было искать варианты «тройного», «чет­верного» и т.д. обмена. Это требовало усилий и времени. Быстро­действие продуктообмена было низким.
        Для повышения быстродействия процесса продуктообмена надо было разработать какие-то универсальные способы обмена про­дуктов. Таким самым универсальным способом обмена товара­ми стали металлические монеты, которые назвали деньгами. Пра­во на чеканку монет присвоило себе государство.
        И вот, уважаемые читатели, очень важный момент, который надо хорошо понять. В меновой торговле сделка одномоментна. Ты мне мешок зерна, я тебе поросёнка в мешке … и тут же разошлись. А деньги дают возможность сделку растянуть во времени. Если продавца в данный момент что-то не устраивает, то он свой товар может не продавать, а отложить продажу на какое-то время, когда ситуация изменится и можно тот же товар продать гораздо дороже. Например, летом овечий полушубок не очень востребован и соот­ветственно цену за него предлагают невысокую. Но в начале зимы тот, у кого полушубка нет, поскольку летом он не хотел его за высо­кую цену (как ему представлялось) покупать, сейчас, когда стало уже холодно, он вынужден будет его купить даже не по той цене, которую предлагали летом, а по гораздо большей цене, поскольку холодно, а надо жить, надо работать …
        Возможность растянуть сделку во времени дала толчок появле­нию гешефтмахерства, то есть паразитизма на операциях про­дуктообмена.
        «Гешефт» – от немецкого «дело», «торговля» – сделка мелкоспе­кулятивного характера, «выгодное дело». «Махинация» – мелкая ин­трига, жульничество; «махинатор» – жулик.
        Теперь «нехороший человек» («редиска») мог скупить летом все полушубки на ярмарке по одной цене, а в начале зимы на той же ярмарке продать их уже по гораздо большей цене. В наше время этим занимаются так называемые «посредники», которые сами ни­чего не производят, но называют себя «предпринимателями» или «биз­несменами» «малого и среднего бизнеса». Для дураков это звучит красиво, хотя на самом деле это обыкновенные спекулянты-жулики. Причём свою деятельность они привязывают не обязательно к пого­де, а ко множеству других современных факторов, иногда создавая такие выгодные им «факторы» преднамеренно. Что надо сделать, чтобы сбыть множество произведённых автоматов, пушек, вертолё­тов? Вот вам одна из причин «возникновения» войн и «возникновения напряжённостей» между странами … Но это уже «крупный бизнес».
        Таким образом, появление денег дало возможность безнравствен­ным людям извлекать прибыль ничего не производя, а просто из-за колебаний цен на товары, причём эти «колебания цен» стало возможным создавать искусственно.
        «Мировое закулисье» через подчинённый им раввинат и мировое еврейство придали гешефмахерству организационные формы биб­лейско-талмудической культуры, сделав всё это в конце-концов сред­ством управления человечеством.
        Самым главным, ведущим товаром денег стало золото как само по себе (в гр., кг., тоннах) в качестве взаиморасчётов, так и для изго­товления монет. Золото стало «инвариантом в прейскуранте».
        Надо знать всем, что обозначает «инвариант в прейскуранте».
        Прейскурант – это текущие цены на все товары.
        Инвариант – это:
        – и самоценность (товар, имеющий свою цену),
        – и средство измерения ценности других товаров и услуг.
        Постепенно золото становится просто «монетами».
        Монеты же постепенно становятся только «носителями инфор­мации» о стоимости любой продукции и самоценностью уже не об­ладают. То есть монеты становятся просто средствами платежа, просто носителем предельно обобщённой экономической информа­ции, просто цифрами, которые отпечатаны на монетах. Ведь моне­ты со временем стали делать из меди, бронзы, железа … Так «циф­ры» стали достаточны сами по себе для «купли-продажи».
        Для продуктообмена требуется определённое количество средств платежа. Это количество зависит от:
        – Прейскуранта цен на товары.
        – Объёма товарооборота в стоимостной форме.
        – Скорости обращения средств платежа.
        Если по отношению к эти трём параметрам появляются лишние (избыточные) средства платежа, то происходит вот что. Поскольку средств платежа много, они избыточны, то народ быстро раскупает то, что есть в товарообороте.
        Но производство товаров ограничено мощностями по их произ­водству, поэтому объём товарооборота уменьшается.
        Возникает нехватка товаров, возникает дефицит.
        Это приводит к повышению цен на товары.
        А это в свою очередь приводит к утрате людьми покупательной способности.
        Получается своеобразное «чёртово колесо»: то вверх, то вниз, то вверх, то … Тот, кто знает «скорость вращения колеса», может «де­лать с этого гешефт».
        Здесь опять уместно сказать, что денег в государстве должно быть ровно столько, сколько в этом государстве есть товаров и ус­луг. Не больше, но и не меньше. Сталинский нарком Косыгин, буду­чи при Хрущёве и Брежневе премьер-министром СССР, очень тща­тельно следил за соблюдением этого равновесия. Демократиза­торы же посчитали, что рынок сам всё образует.
        При меновой торговле такого рассогласования между товара­ми и средствами платежа быть не могло в принципе.
        При «инварианте в прейскуранте» в виде монет из драго­ценных металлов стали возникать колебания покупательной способ­ности. Но тогда они сглаживались за счёт того, что монеты были из драгоценных металлов (золото и серебро). Поэтому когда появлял­ся излишек монет по отношению к объёму товарооборота и другим параметрам, то эти монеты из драгметаллов «оседали» в сундуках у тогдашней «элиты» в виде сокровищ. Когда же возникала нехват­ка монет, то «разоряющаяся» «элита» была вынуждена доставать свои «сокровища» из сундуков, чтобы обеспечить себе «достойный уровень жизни».
        Но в ходе глобального исторического процесса объем товарообо­рота всё возрастал и возрастал. А драгоценных металлов для изго­товления монет было недостаточно. Так, например, экспедиция Ко­лумба была снаряжена именно для поиска золота – это было главной целью. Эта ситуация привела к появлению денег на бумажных но­сителях. В самом начале это были обыкновенные расписки людей по своим долговым и кредитным обязательствам. Но очень скоро эти расписки обрели форму кредитных денег в виде:
        – банкнот,
        – ассигнаций,
        – казначейских билетов,
        – банковских чеков,
        – кредитных карточек.
        Но бумажным деньгам веры у людей тогда, в начале их появле­ния, не было. Чтобы такая вера появилась, гешефтмахерами была создана система гарантированного обмена. Она заключалась в том, что цифрам на бумажных деньгах соответствовало определён­ное количество золота в монетах. И это вначале было даже удобно. Не надо было носить при себе тяжёлые мешки и мешочки с золотом, достаточно было иметь лёгкий бумажник. А если учесть, что не вся­кую денежную бумагу можно было использовать кому угодно напря­мую в торговле, то это была и определённая защита от воровства.
        Однако с созданием бумажных денег пошёл процесс нарастания их объёма в товарообороте, который должен был строго сопровождаться созданной системой гарантированного обмена, названной «золо­тым стандартом». Но те гешефтмахеры, в основном банкиры, кото­рые имели право «выписывать» бумажки вместо золота, знали, что их клиенты не придут все вместе в один день и не потребуют у банкира заменить бумажки на соответствующее количество золота. Поэтому они стали «выписывать бумажки», которые уже не были обеспечены соот­ветствующим количеством золота в подвалах этого конкретного банка. И если бы все клиенты пришли разом к такому банкиру-гешефтмахеру, то золота всем бы не хватило. Но когда всё же подобная ситуация воз­никала, то такого банкира– «бедолагу» выручал другой банкир-гешефт­махер. Так формировалась мировая финансовая мафия на основе иуда­изма: «И будешь господствовать над многими народами …»
        Итак, процесс накоплений всё идёт и идёт. Владельцы «бумаг» в худшем положении, чем владельцы монет. Поэтому все стремятся лишние бумаги обменять на золото «для надёжности». Но золота на всех не хватает …
        За всю историю своего существования деньги в системе миро­вых валют всегда имели эталонную единицу измерения. Желающие могут ознакомиться с этим самостоятельно. Нам же сейчас важно знать вот что. С 1944 года в качестве такого эталона стал высту­пать доллар, который на основании международного соглашения был приравнен к определённому количеству золота: 35 долларов равня­лось 31,1 граммам золота. Все остальные валюты были связаны с твёрдым золотым эквивалентом через связь с долларом.
        Однако в августе 1971 года президент США Никсон в односторон­нем порядке отказался от обмена доллара на золото, что означало фак­тически дефолт США. «Дефолт» (англ. default) – 1. Невыполнение бан­ками или правительством финансовых платежей. 2. Прекращение выпла­ты процентов по ценным бумагам в период ликвидации компании.
        А в 1976 году на Ямайской конференции МВФ (международного валютного фонда) «золотой стандарт» отменяется и вводят про­цедуру «фиксинга Ротшильда», о которой рассказано в начале этой главы. После этого золото и серебро перестают участвовать в де­нежном обращении.
        Отсюда следует важный вывод.
        Разделение между собой понятийной границей:
        – инварианта в прейскуранте – как одного из многих продук­тов в меновой торговле, и
        – средств платежа – как носителей предельно обобщённой ин­формации о народно-хозяйственном комплексе страны,
        такое разделение позволяет выделить гешефтмахеров и иерархическую структуру их корпораций.
        Политэкономия же марксизма-ленинизма рассматривает «инва­риант в прейскуранте» и «средства платежа» как две разные функ­ции денег, что является глупостью.
        Продолжение...



Tags: Петров, денег, тайна, цен
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments