Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Опиум



Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.: 18
Кладбище в Константинополе


       Однако возвратимся къ общественнымъ удовольствіямъ турокъ. Кромѣ бань и кофеенъ, которымъ они отдаютъ большую часть своего времени, турки также очень любятъ гулять по кладбищамъ, и это понятно. Сами по себѣ турецкія кладбища представляютъ прохладный, тѣнистыя мѣста для прогулки во время жаровъ, которыя любитъ, разумѣется, каждый житель юга, но для магометанина онѣ имѣютъ еще большее значеніе. Роскошные сады, тѣнистыя рощи — блаженства, обѣщанныя пророкомъ въ будущемъ, — если же ихъ можно предъвкусить раньше, въ настоящей жизни, то турокъ цѣнитъ это больше всего на свѣтѣ. Въ любви турка къ кладбищу лежите и другая причина: грязная, нечистоплотная столица, въ которой часто несколько улицъ сряду представляютъ одну сплошную зловонную яму, порождаетъ всякія язвы и заразы, наковецъ вѣчные пожары и кровопролитія, все это невольно заставляетъ турка каждую минуту ожидать смерти, спокойно разсуждать о ней и съ любовью чтить память умершихъ.
       Самое большое и любимое кладбище турокъ въ Скутари, которая лежитъ на Азіатскомъ берегу. И потому каждый день подъ вечеръ множество турокъ и турчанокъ отправляются въ каикахъ на Азіатскую сторону.
       Довольно опрятная и широкая улица Скутари, подымаясь отъ набережной въ гору, ведете къ большому кладбищу. Это кладбище прежде всего представляете огромный, прекрасный, разчищенный лѣсъ изъ платановъ и кипарисовъ. Платанъ и кипарисъ — вотъ два дерева, которыя еще съ древнѣйшихъ временъ служили южнымъ народамъ для изображенія жизни и смерти. Платанъ садили древніе при рожденіи ребенка, а кипарисъ надъ гробомъ.
       Турки переняли этотъ обычай у византійцевъ, украшаютъ свои, кладбища кипарисами и съ почтеніемъ смотрятъ па это дерево. Сломать надгробный кипарисъ, даже оторвать отъ него вѣтку считается оскорбленіемъ могильной святыни.
       При входѣ на кладбище находится фонтапъ, a подлѣ него кофейня. На площади передъ кладбищемъ навалены груды арбузовъ и расхаживаютъ продавцы фруктовъ и прохладительнаго питья. Тамъ и сямъ въ темномъ лѣсу, сильно папоепномъ запахомъ кипариса, стоятъ тюрбе (могильные склепы) сановитнхъ турецкихъ особъ, мраморные саркофаги (гробницы) съ высѣченною звѣздою и полумѣсяцемъ, обнесенныя золотою рѣшеткою, но чаще всего мелькаютъ столбики съ изваянною чалмою и золотыми надписями.
       Надгробный мраморъ турчанки не украшенъ чалмою: это двѣ скромныя плиты одинаковой формы, вверху остроконечныя, очень часто съ надписью, въ которой прославляются добродѣтели усопшей: «Душа покойницы», читаете вы, «бѣлая голубица, поспѣшно улетѣла отъ этого міра, гнѣзда всѣхъ скорбей, чтобы получить свое мѣсто въ сонмѣ прелестныхъ гурій» (*). Или: «На скрижаляхъ судебъ было написано, что Айеше, красивѣйшій изъ цвѣтовъ въ цвѣтникѣ жизни, будетъ сорванъ съ своего стебля на семнадцатой своей веснѣ».
       Каждый классъ Константинопольскихъ жителей имѣетъ особыя эпитафіи, свойственныя его сану и занятіямъ при жизни. На гробѣ одного адмирала написано: «Покойникъ поставилъ руль на румбъ вѣчности, вѣтръ кончины сломалъ мачту его корабля, и погрузить его въ море благости Господней». На гробѣ поэта: «Свѣтило сокрылось въ землѣ, но будетъ сіять между свѣтилами неба; соловей пролетѣлъ на одно мгновеніе по землѣ и поспѣшилъ въ кусты эдема. > Но любопытнѣе всего напыщенный эпитафіи нагробахъ улемовъ (**).
       Всякій изъ нихъ названъ ученѣйшимъ изъ учепыхъ, мудрѣйшимъ изъ мудрецовъ, славнѣйшимъ изъ законоучителей, убѣжищемъ ума, сокровищницею науки, источникомъ просвѣщенія, полюсомъ всѣхъ познаній.
       Низшіе классы населенія хотя не имѣютъ надписей, но у нихъ часто бываютъ особыя надгробія, которыя наглядно указываютъ проходящему, чѣмъ занимался покойникъ при жизни. Если усопшій портной, на его мраморѣ изучены ножницы; топоръ — если онъ былъ плотникомъ; пара бритвъ— если онъ былъ брадобрѣй и пара веселъ — если покойникъ всю свою жизнь былъ гребцомъ на Босфорѣ и наконецъ доплылъ до вѣчной пристани.
       Нѣкоторыя изъ могилокъ обсажены кустами розъ, другія обнесены рѣшеткой, искусно сплетенной изъ блестящей проволоки. Подъ тѣнію деревъ всюду разостланы ковры и на нихъ группами безмолвно сидятъ женщины въ своихъ бѣлыхъ покрывалахъ. Не только тутъ, но и на другихъ общественныхъ собраніяхъ женщины держатся, хоть и кучками между собою, но всегда отдельно отъ мужчинъ. Мужчины же на кладбищѣ сидятъ въ одиночку. Выбравъ себѣ самое уединенное мѣстечко, турокъ усаживается здѣсь какъ можно удобнѣе и вынимаетъ изъ-за пояса складную трубку; когда онъ ее разложитъ во всю величину, чтобы начать курить и тѣмъ удобнѣе предаться уединенному кейфу и мысли о смерти, эта трубка своею огромною величиною прежде всего обращаете на себя вниманіе гяура.

(*) Гуріи — черноокія дѣвы, которыхъ Магометъназначаетъна томъ свѣтѣ въ подруги
истиннымъправовѣрнымъ.
(**) Удемы, т. е. юристы и богословы. Улемамивъ Турцім называюсь, какъ они самиобъясняютъ, всѣхъ ученыхъ служителейБога и закона. Это довольно обширны! классъ, такъ какъ къ нему принадлежать:всѣ судіи, монахи, дервиши, священнослужителии т. п.
Tags: книга
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments