Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Гражданское устройство мусульман




       Мусульманамъ запрещены игры, но такъ какъ каждый человѣкъ чувствуете иногда какое-то влеченіе къ забавѣ, то они отъ времени до времени (оеобенно же, какъ мы это видѣли, во время Рамазана) смотрятъ па самыя постыдный зрѣлища.
       Магометъ такъ ненавидѣлъ идолопоклонииковъ и такъ опасался, чтобы его последователи когда нибудь не сдѣлались ими, что запретилъ живопись и скульптуру. Мусульмане допускаютъ поэтому только изображеніе цвѣтовъ и рѣзьбу, которые получили названіе арабесковъ. Вотъ почему въ исторіи Турціи ни въ прошедшемъ, ни въ на.стоящемъ вы не встрѣтите ни одного имени великаго мастера, и живопись и скульптура въ совершенномъ упадкѣ; также неодобрительно отнесся Магометъ и къ музывѣ. Поэтому у турокъ не было ни одного великаго музыканта, и вы никогда не услышите не тольво хорошей музыки, но даже и пѣсни, которая бы пѣлась общимъ хоромъ рабочихъ. Тутъ до васъ не донесется ни единаго звука ни изъ мастерской, ни съ Босфора, но которому разъѣзжаетъ всегда стольво лодочниковъ. Изрѣдка пѣспю вы можете услышать только въ кофейняхъ, но и тутъ поется она не иначе, какъ однимъ и тѣмъ же напѣвомъ, употребляемымъ при мусульмапскомъ богослуженіи. Содержаніе пѣсни до крайности бѣдно и однообразно.         И это понятно: всѣхъ-то пѣвцовъ здѣсь какой нибудь десятокъ — другой, поютъ все старыя пѣсни, или присочиняютъ къ нимъ нѣсколько словъ, или на тотъ же сюжетъ выдумываютъ новую, братья по ремеслу подхватываютъ ее и такъ одна и та же пѣсня будетъ ходить по кофейнямъ мпого десятвовъ лѣтъ....
       Хотя магометанская религія и не одобряетъ музыку, но турки очень любятъ громкіе, раздирательные звуки и предаются отъ времени до времени этимъ удовольствіямъ.... Но не только въ этомъ, но и во многомъ другомъ турки теперь отступаютъ отъ правилъ, предписанныхъ Магометомъ. Иначе и не возможно. Магометъ до мелочей предписываете своимъ послѣдователямъ, чѣмъ заниматься, что пить, что ѣсть, какую носить одежду, обувь, не забылъ даже и бороды, которую приказываетъ отпускать, а усы брить. Но частое столкновеніе съ европейцами заставляетъ турокъ мало-помалу кой-что у нихъ перенимать. Къ сожалѣнію до сихъ поръ всѣ эти отступленія и перемѣны ограничиваются лишь пустою внѣшностыо. Вмѣсто туфлей, указанныхъ Магометомъ, нѣкоторые одѣваютъ теперь сапоги, вмѣсто чалмы многіе начали носить фесъ, изатѣмъ все больше и больше потягиваютъ шампанское.
       Кромѣ безразсуднаго гоненія на искуства, Магометъ въ своей проповѣди коснулся и нѣкоторыхъ полезныхъ знаній. Такъ напримѣръ, анатомія совершенно исключена изъ списка мусульманскихъ наукъ, ради того, что умершій, по ихъ мнѣнію, долженъ немедленно представиться ангелу смерти. По ихъ понятіямъ лучше рѣзать и разсѣкать живыхъ людей, чѣмъ тревожить этими операціями мертвыхъ. Были примѣры, что султаны разсѣкали пажей своихъ, чтобы узнать, кто изъ нихъ съѣлъ апельсинъ, или выпилъ шербете, — на это нѣтъ закона, но законъ строго запрещаетъ вскрыть человѣческій трупъ. Поэтому медицина въ мусульманскихъ земляхъ въ самомъ жалкомъ состояніи. Она ограничивается только изученіемъ пѣкоторыхъ лѣкарствъ, но такъ какъ докторъ не знаетъ устройства и отправленій человѣческаго тѣла, то его лѣкарства не могутъ быть удачны, а главное — безъ знанія анатоміи невозможно распознать и самыхъ болѣзней.
       Пагубное вліяніе мусульманской религіи на образованіе и нравственность и безъ того должно было породить въ туркахъ множество суевѣрій, но кромѣ этого еще сама религія распространяете ихъ. По извѣстію мусульманскихъ писателей, Магометъ самъ выдумывалъ разныя заклинанія, и поэтому носить на шеѣ амулета, въ которомъ вложеиа хорошо переписанная та или другая глава корана, считается самою лучшею охраною противъ дурнаго глаза и т. п.
       Турки самый невѣжественный, самый суевѣрный народъ. Всѣ они вѣрятъ снамъ, заговариваютъ болѣзни, почти всѣмъ камнямъ приписываютъ какую-то таинственную силу. У нихъ даже для талисмановъ есть особенная наука.
       Такъ же безнравственны и такое же дурное вліяніе на общество имѣютъ и гражданскіе законы алкорана. Весь государственный строй Турецкой имперіи основанъ на магометанской религіи, совершенно неподвижной и глухой къ современнымъ требованіямъ. Вотъ почему самыя блестящія реформы въ Турціи не имѣютъ никакого практическая примѣненія, такъ какъ на всякое новое учрежденіе, какъ бы оно ни было хорошо и гуманно, народъ прежде всего смотритъ съ предубѣжденіемъ, какъ на отступничество отъ корана. Это предубѣжденіе переходитъ мало по' малу во всеобщую вражду, и султапъ, не смотря на свою неограниченную власть, не вольно долженъ глядѣть сквозь пальцы на дурное выполненіе его новаго декрета, а погодя немного и все обыкновенно идетъ по старому. По этому-то всѣ турецкія государственныя учреждения остались далеко позади учрежденій всѣхъ другихъ европейскихъ странъ.
       Теперь скажемъ нѣсколько словъ о государственномъ строѣ. Турецкая Имперія представляетъ собою деспотическую, неограниченную монархію. Султанъ, или Падишахъ, т. е. повелитель пользуется высшею духовною властію, такъ какъ онъ царствуетъ, какъ преемникъ пророка и свѣтскою, какъ представитель и охранитель закона. Это соединеніе духовной и свѣтской власти въ лицѣ султана наводить страхъ и трепетъ на всѣхъ его подданныхъ. Они не только боятся не исполнить какой нибудь пустой его прихоти, приносящей иногда страшное горе и несчастіе сотнямъ людей, но считаютъ преступленіемъ даже и подумать о томъ, что онъ могъ бы, для блага столькихъ подданныхъ и безъ всякаго ущерба для себя, отказаться отъ своей прихоти. Противиться султану они считаютъ для себя одинаково преступнымъ, какъ противиться и самому Богу, и по этому всякое помышленіе о несовершенствѣ султана такъ же для нихъ предосудительно, какъ если бы дѣло шло о самомъ Богѣ.
       Первое лицо по свѣтскимъ дѣламъ послѣ султана великій визирь и шейхъ-аль-ислама — по духовнымъ. Во главѣ отдѣльныхъ отраслей управленія находятся государственные министры: министръ полиціи, генералъ-инспекторъ вакуфовъ, т. е. духовныхъ имѣній, министръ торговли, земледѣлія и публичныхъ работъ, народнаго образованія, финансовъ, морской и т. д. Всѣ эти министры иодъ редсѣдательствомъ великаго визиря образуютъ диванъ, или тайный совѣтъ, который собирается два раза въ недѣлю, преимущественно для обсужденія иностранной политики. Но что бы ни рѣшилъ диванъ — все разлетится въ прахъ, если того не захочетъ султанъ, и министръ, бывшій сегодня на верху своего могущества, силы и богатства, завтра не только можетъ сдѣлаться нищимъ, но и висѣть на первомъ балконѣ. Интриги султанскихъ женъ и его матери (которая называется Валиде- Султанша и послѣ султана занимаетъ высшее почетное мѣсто въ государств'!)), множество любимцевъ султанскихъ, наконецъ его неограниченная, деспотическая власть — все это даетъ особый характеръ исторіи Турціи: она наполнена такими фактами, что падишахъ безъ всякаго суда вдругъ приказываетъ повѣснть или низводить на самую низкую ступень самаго умнаго, заслуженнаго министра и возводитъ въ высшее достоинство самаго мелкаго торговца, ни чѣмъ себя не заявившаго. Такъ же деспотично и плохо устроено и управленіе но областямъ.
       Паша, т. е. губернаторъ въ области тоже самое, что султанъ въ Константипополѣ; это полновластный властелинъ падъ жизнію и имуществомъ ввѣреппыхъ ему согражданъ.
       Дворянство въ Турціи не существуетъ и всѣ почетный мѣста пріобрѣтаются не зпатностію происхожденія, не достоинствами и заслугами отечеству, а просто за депьги, или личнымъ благоволеніемъ султана, великаго визиря, Валиде-Султанши, много численныхъ женъ султана, или благосклонностію другихъ пашей.
       Вотъ какъ въ большинствѣ случаевъ возводятъ въ Турціи молодыхъ людей въ высшія государствентшя должности. Понравится какому нибудь министру, или даже самому султану мальчикъ красивой наружности, его и берутъ въ услуженіе. Это счастіе болѣе всего выпадаетъ на долю армянъ, которые, кстати сказать, дошли теперь до крайняго отупѣнія, и копстантинопольскихъ грековъ, самыхъ безнравственныхъ, какъ мы увидимъ ниже, изъ всѣхъ подданныхъ турецкаго падишаха. Больше всего падаетъ такой выборъ па грековъ и армянъ, такъ какъ тѣхъ и другихъ природа одарила стройнымъ стапомъ и необыкновенно красивыми, типичными чертами лица. Этихъ юношей обращаютъ въ магометанство и знатные люди держатъ ихъ при себѣ для мелкихъ услугъ. Красивые мальчуганы подаютъ своимъ патронамъ трубку, кисетъ съ та-акомъ, подстилаютъ коврики подъ ноги, поддерживаютъ подъ руки, когда патронъ взлѣзаетъ на сѣдло, вообще исполняютъ службу, которую у пасъ во время помѣщичьяго быта несли на себѣ казачки, съ тою только разпицею, что наши казачки вѣкъ свой такъ и оставались казачками, или дѣлались со временемъ лакеями, буфетчиками и никогда не выше. Въ Турцін же эти красивые мальчики, заслуживъ благосклонность патрона, дѣлаются губернаторами (пашами), городничими, получаютъ и другія высшія должности. Понятно, какъ можетъ управлять цѣлой областью человѣкъ, неполучившій никакого образованія, который всю молодость провелъ въ праздной и пустой жизни у богатаго турецкаго вельможи, въ лакейскихъ занятіяхъ, человѣкъ который былъ всегда на готовѣ получить затрещину за плохо набитую трубку и съ раннихъ лѣтъ ожидалъ за свои услуги хорошая мѣста. Разумѣется, сдѣлавншсь пашею, такой человѣкъ не только не заботится о благосостояніи ввѣреннаго ему края , но и не имѣетъ о своихъ обязанностяхъ ни малѣйшаго понятія. Его первая забота устроить огромный гаремъ для своихъ ягенъ, имѣть массу прислуги, держать около себя, какъ и его патронъ^ толпу красивыхъ мальчиковъ, эвнуховъ, пятьсотъ лошадей и т. п. Чтобы поддерживать такой штатъ и удовлетворять своимъ прихотямъ, приходится, что называется, драть и съ живаго, и съ мертвая.
       Итакъ въ Турціи отъ писца до губернатора всѣ живутъ доходами отъ запимаемыхъ мѣстъ, тѣмъ болѣе, что жалованья чиповники или вовсе не получаютъ, или получаютъ самое ничтожное. Еромѣ того, получивъ мѣсто, каждый чиповникъ торопится выручить ту сумму, которую онъ затратилъ для его пріобрѣтенія. Такимъ образоыъ все управленіе есть ни что иное, какъ грабежъ возведенный въ систему, — грабежъ поселянъ, грабежъ купцовъ и сарафовъ (банкировъ); у послѣднихъ знатные часто берутъ взаймы безъ отдачи. Не смотря на то, что паши смѣняются почти ежегодно, — новый паша дѣйствуетъ обыкновенно такъ же, какъ и всѣ его предшественники.
       Послѣ губернатора первое мѣсто занимаетъ кади. Занявъ мѣсто, кади первымъ долгомъ считаете смѣпить всѣхъ своихъ подчипеппыхъ. За кади слѣдуютъ тюфекчи-баши (оберъ-нолиціймейстеръ), потомъ члены совѣта, городской чербадоюій (голова изъ христіанъ) и т. д. Эти и многія другія должности продаются нашею или дарятся его поварамв, каведжіямй, конюхамъ и проч.
       Вслѣдствіе такого правленія страной и финансы въ самомъ плачевномъ состояніи. Не смотря на то что сборы за послѣдніе годы дѣлаются все обременителыіѣе для народонаселепія, въ особенности для земледѣльцевъ, не смотря на то, что взысканія этихъ сборовъ стали очень жестоки, доходы государства все уменьшаются и уменьшаются, и Турція прибѣгаетъкъ ежегоднымъ громаднымъ займамъ. Такъ какъ страна эта не пользуется болыпимъ довѣріемъ, то, дѣлая заемъ, ей всегда приходится давать огромные проценты, такъ что уже одна уплата по этимъ процентамъ заставляете прибегать все къ новымъ и новымъ займамъ. Расходъ въ государствѣ теперь превышаете болѣе чѣмъ на половину самый приходъ. При такомъ бозотрадпомъ поюжепіи дѣлъ Турція не сегодня завтра должна ждать, что она отовсюду лишится всякой довѣренности и всякаго кредита. Чтобы поправить свои денежныя дѣла Турціи необходимо или поднять свои доходы, или уменьшить расходы.
       Большую часть государственныхъ расходовъ составляетъ, какъ мы уже говорили, уплата процентовъ по займамъ, но проценты эти, какъ мы видѣли, съ каждымъ годомъ выростаютъ въ огромную сумму, а не уменьшаются. Слѣдовательно, нельзя разсчитывать на уменыпеніе государственныхъ расходовъ.
       Но можетъ быть можно увеличить доходъ страны? Для разрѣшенія этого вопроса прежде всего слѣдуетъ обратить вниманіе на состояніе промышленности въ государствѣ и на его производительныя силы. Но и въ этомъ отношеніи Турція представляетъ самое плачевное зрѣлище. Торговыя обороты Турціи за послѣдніе десять лѣтъ дѣлаются все менѣе значительными, вывозъ уменьшается; земледѣліе находится въ совершенномъ упадкѣ. Причина такого упадка промышленности заключается въ крайне плохомъ управленіи страною и въ отсутствіи безопасности и обезпеченія. Вся тягость государственныхъ налоявъ лежитъ на земледѣльцѣ, а незаконный способъ собиранія этихъ налоявъ еще болѣе увеличиваетъ его нищету. Когда нѣсколько лѣтъ тому назадъ нѣкоторыя части Турціи испытывали жестокій неурожай, а холера и лихорадки косили людей, земледѣльцы, имѣвшіе полное право разсчитывать на помощь правительственныхъ властей, не видѣли отъ нихъ ничего, кромѣ самыхъ жестокихъ притѣсненій. У народа, совершенно раззореннаго эпидеміями и неурожаемъ, безъ жалости захватывали скоте, орудія и домашнюю утварь, и продавали все это для пополненія недоимокъ. Налоги же такъ велики, что составляютъ болѣе чѣмъ половину дохода земледѣльца, такъ что изъ той части, которая ему остается отъ уплаты податей, онъ и въ самый урожайный годъ едва можетъ кормиться въ проголодь. Отдавая государству болѣе половины своего дохода
земледѣлецъ въ замѣнъ этого не имѣетъ ни хорошихъ дорогъ, ни справедливая суда. Мы знаемъ, что въ спорахъ, тяжбахъ и даже преступленіяхъ христіанинъ всегда не правъ, а мусульманинъ всегда выходите чистъ изъ самой мутной воды. При этомъ неудивительно, что сельскіе жители часто бываютъ вынуждены въ бѣгствѣ искать спасенія отъ сборщика податей, или, бросая совсѣмъ свою землю, переселяются въ городъ для какого нибудь промысла или для нищенства. Вотъ почему ныньче обезлюдѣли многіе земледѣльческія провинціи, множество плодороднѣйшихъ и обработанныхъ прежде полей теперь остаются въ запустѣніи, тогда какъ города переполняются здоровыми, крѣпкими, способными къ труду и ничего не дѣлающими людьми.
       Изъ всего сказаннаго нами ясно видно, въ какомъ страшномъ упадкѣ находится Турція и изъ этого положенія она можетъ выйти только тогда, когда совершится въ ней переворота, который дастъ странѣ и новое правительство, и построите общество на совершенно новыхъ началахъ.
Tags: ислам
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments