Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Сербия. Задруга



Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:143

Задруга
Какъ нынче живутъ сербскіе поселяне. — Жилище серба. — Его наружный видь и внутреннее убранство — Нища.— Задруга: ея характеръ и значеніе — Женщина и ея положеніе въ семейной общинѣ.— Старьйшина: его обязанности и отношеніе къ остальнымъ членамъ — Задругари.— Глубокая привязанность сербскихъ женщинъ къ своимъ братьямъ— Моба — Хорошія и дурныя стороны семейно-общинныхъ отношеній.— Раздѣлъ задруги и его послъдствія.

      Сербскіе поселяне въ большинствѣ случаевъ живутъ задружно, т. е. нѣсколько родныхъ и двоюродныхъ братьевъ, дядьевъ и племянниковъ живутъ вмѣстѣ, даже тогда, когда они женаты и имѣютъ своихъ взрослыхъ дѣтей. Всѣ члены такой задруги, или семейной общины, пользуются одинаковыми правами: всѣ сообща работаютъ на однихъ пашняхъ, сѣнокосахъ, въ однихъ виноградникахъ, поровну расходуютъ общій приходъ и притомъ непремѣнно все дѣлаютъ по взаимному соглашенію. Все, что есть въ домѣ задруги,— все это общее: земля, луга, виноградникъ, садъ, полевыя орудія, хлѣва, конюшни, все это принадлежитъ всѣмъ вмѣстѣ и никому въ частности, и въ то же время, каждый членъ имѣетъ во всемъ свою непремѣнную часть. Только одежда, женскіе наряды и приданое остаются навсегда самостоятельною собственностію. Впрочемъ нѣкоторые иногда пріобрѣтаютъ нѣсколько деньжонокъ со стороны, работая къ часъ, назначенный для отдыха. Когда начинаютъ сильно ссориться, а чаще всего это бываетъ, когда задруга сильно размножилась и въ ней много женщинъ, тогда происходитъ раздѣлъ. По крайней мѣрѣ сами сербы убѣждены въ томъ, что причиною раздѣла — женщины. Если это и справедливо, тѣмъ не менѣе, прежде чѣмъ обвинять женщину и видѣть въ этомъ ея неуживчивый, вздорный характеръ, нужно имѣть хоть нѣкоторое понятіе о ея положеніи вообще и въ задругѣ въ особенности.
      Женщина въ Сербіи полнѣйшая раба своего мужа, а тутъ еще къ стѣсненію отъ мужа прибавляются различныя стѣсненія отъ многочисленныхъ членовъ задруги. Кто своими глазами не видалъ быта сербскихъ поселянъ, тому и представить трудно, какая масса разнообразныхъ, тяжелыхъ обязанностей лежитъ здѣсь на женщинѣ. Она нянчитъ ребятъ , съ ногъ до головы сама одѣваетъ себя, мужа, всѣхъ дѣтей, а часто и другихъ сожителей- задруги. Мы говоримъ — она одѣваетъ семью: это не значитъ, что она должна только сшить одежду и каждый разъ ее вымыть. Нѣтъ, все, что одѣто на ней и на ея семьѣ, — все это буквально приготовлено ея руками. Лёнъ, изъ котораго она выпряла нитки для холста, она сама сѣяла, трепала, чесала, пряла, ткала, бѣлила. Тоже дѣлала она и съ шерстяною одеждою, только мужчины при этомъ стригутъ съ овецъ волну и раздѣляютъ ее между женщинами, а все остальное дѣлаютъ онѣ сами. Женщины готовятъ кушанья и на своихъ плечахъ каждый разъ разносятъ его работающимъ въ поляхъ, хотя тѣ иногда находятся и на часъ разстоянія отъ дома. При этомъ идти имъ приходится по горамъ, въ самый жаръ и послѣ тяжелой работы. Затѣмъ онѣ возвращаются домой и начинаютъ таскать воду для той скотины и птицы, которая лѣтомъ пасется у нихъ въ безводныхъ мѣстахъ. Не въ счетъ дѣла и между дѣломъ, онѣ должны приготовлять сыры, доить коровъ, кормить своихъ многочисленныхъ свиней. Кромѣ того женщина обыкновенно служитъ свекру, старшему деверю, ухаживаетъ за ними и помогаетъ имъ почти во всякой полевой работѣ. Мало полевыхъ работъ, въ которыхъ женщины не помогали бы мужчинамъ, между тѣмъ рѣдкій мужчина рѣшится помочь женщинѣ и большую часть ея работъ считаетъ для себя унизительными.
      Право, трудно сказать, когда здѣсь женщины спятъ: днемъ онѣ заняты задружными работами, ночью каждая изъ нихъ старается подѣлать что нибудь себѣ. Вотъ онѣ и ссорятся, лишь только одна замѣтитъ, что у другой болѣе времени чѣмъ у нея, завидуютъ другъ другу и затѣмъ начинаютъ мутить своихъ мужей... Происходитъ раздѣлъ и задруга распадается. Нужно замѣтйть, что прежде, даже лѣтъ 40 тому назадъ, задруги были гораздо многочисленнее, теперь онѣ обыкновенно состоятъ изъ 14, 15 членовъ; чуть увеличилось ихъ число и сейчасъ - раздѣлились. И это понятно: во время тяжелаго турецкаго гнета сербамъ по необходимости приходилось дружно держаться семейныхъ узъ. Семья, состоящая изъ многихъ членовъ, общими силами могла надежнѣе охранять свое общее достояніе, чѣмъ небольшая семья, гдѣ защитникомъ иногда является одинъ человѣкъ. Къ тому же доли имущества каждаго отдѣльнаго лица, соединенныя въ одно цѣлое, представляли болѣе силы и гарантіи для бѣдняка въ случаѣ голода и турецкаго грабежа.
      Рабство сербовъ укрѣпляло ихъ семейныя узы еще и во многихъ другихъ отношеніяхъ. Впродолженіе всѣхъ четырехсотъ лѣтъ турецкаго ига сербы нисколько не развивались умственно и стояли все на той же ступени первобытныхъ, патріархальныхъ отношеній, какъ это было, до ихъ порабощенія. Поэтому, почти до нашихъ дней, жило въ народѣ глубочайшее уважение къ задругѣ и къ семейнымъ патріархальнымъ отпошеніямъ. Теперь же, когда сербъ получилъ возможность жить свободною жизнію, родовыя за дружныя узы стали разрываться, раздѣлы происходить чаще, задруга дѣлается все малочисленнѣе. По офиціальнымъ отчетамъ, иной годъ до 1.700 семействъ, а то и болѣе, уничтожаютъ этотъ семейно-общинный союзъ.
      Однако и теперь еще задруга самое характерное явленіе семейной жизни серба. Посмотримъ же поближе, какъ при этомъ живется сербскому народу.
      Обыкновенно при небольшомъ фруктовомъ садѣ стоитъ грубо сколоченный домъ, покрытый черепицею. Прежде всего въ этомъ зданіи бросается въ глаза очень крутая и высокая крыша. Крыши сербскихъ домовъ иногда до того высоки, что почти вдвое выше всей избы. Внутри домъ раздѣленъ на двѣ, на три комнаты. Главная дверь ведеть въ среднюю и самую большую комнату, которая служитъ кухнею. Изъ нея съ двухъ противуположныхъ сторонъ идутъ двери въ остальныя двѣ комнаты. Трубъ въ домахъ не бываетъ и вмѣсто ихъ въ крышѣ продѣлано отверстіе. Во время сырой погоды дымъ сразу не можетъ выйти черезъ это отверстіе и тогда онъ наполняетъ весь домъ; чтобы не задыхаясь оставаться въ немъ въ это время, нужно привыкнуть къ этому съ ранняго дѣтства. Комнаты подлѣ кухни въ богатыхъ мѣстностяхъ и въ большой задругѣ очень чисты и уютны. Въ нихъ помѣщаются домохозяинъ съ хозяйкою и сюда же собираются всѣ члены задруги для обѣда, общаго совѣта и дневныхъ занятій. Младшіе члены съ своими семьями имѣютъ свои особыя помѣщенія, большей частью даже въ особыхъ строеніяхъ, которыя группируются вокругъ главнаго дома. Но эти помѣщенія очень малы, обыкновенно съ одною только спальнею, такъ какъ для обѣда и работъ всѣ члены задруги собираются въ домѣ старейшины. Дворъ окруженъ частоколомъ и посреди стоитъ нѣсколько деревянныхъ построекъ на невысокихъ столбикахъ, или подпоркахъ. Это кладовыя, гдѣ хранятся запасы и полевыя орудія; такъ какъ онѣ на подпоркахъ, то домашнія животныя прячутся подъ ними въ дурную погоду. Эти постройки въ свою очередь тоже окружены ивовыми вѣтвями.
      Нужно замѣтить, что обычай все огораживать необыкновенно распространенъ въ сербскихъ селахъ. Сербы отгораживаютъ поземельную собственность одной общины отъ другой, одного землевладѣльца отъ другаго, даже и отдѣльныя части. Участокъ, на которомъ земледѣлецъ сѣетъ кукурузу, отдѣленъ отъ того участка, гдѣ онъ сѣетъ пшеницу, рожь и т. под. Эти границы часто устраиваютъ даже и въ такомъ случаѣ, если вся земля поселянина неразрывна и неразбросана между участками другихъ собственниковъ. Садъ и домъ со всѣми пристройками тоже по большей части огорожены. Слѣдствіемъ этого средневѣковаго обычая — все огораживать, укрывать отъ чужихъ глазъ — было сильнѣйшее истребленіе лѣсовъ. Лѣтъ 40 тому назадъ это обстоятельство обратило на себя серьезное вниманіе правительства, такъ что теперь одинъ поземельный участокъ отъ другаго стали огораживать уже рвомъ.
      Сербъ всячески старается украсить свой домъ. Земляной полъ онъ устилаетъ цыновками, а богатые самотканными коврами. Эти цыновки съ нѣсколькими подушками служатъ также и для сна. Кровати и шкапы здѣсь большая рѣдкость. Лучшія платья хранятся въ пестро -раскрашенныхъ сундукахъ. Стулья почти неизвѣстны, ихъ замѣняютъ здѣсь скамейки на трехъ ножкахъ. Чѣмъ богаче сербъ, тѣмъ болѣе въ его домѣ раскрашеныхъ образовъ. Передъ ними виситъ оловянная лампада, а около — гусли, музыкальный инструмент славянъ. Съ другой стороны образовъ виситъ оружіе хозяина. Иногда по стѣнамъ развѣшаны литографіи сербскихъ героевъ и портретъ князя. Въ кухнѣ же вмѣсто картинокъ прибиты къ стѣнамъ полки и на нихъ расставлены оловянныя тарелки, стеклянные сосуды, глиняные подсвѣчники, деревянныя ложки икружки для воды, точь въ точь такія, какія употребляютъ еще иногда и теперь въ Римѣ. Ясно, что эта античная форма кружекъ наслѣдована сербами отъ римлянъ. Стеклянной посуды вообще мало, такъ какъ всѣ стеклянныя издѣлія въ Сербіи — привозныя; поэтому въ крестьянскихъ домахъ рѣдко бываютъ даже стекла въ окнахъ. Обыкновенно на деревянный рамки наклеена толстая бумага, но и эти рамки навѣшиваютъ только зимою и на ночь, а въ остальное время вѣтеръ свободно разгуливаетъ по хатѣ.
      Лучшимъ украшеніемъ сербскихъ домовъ служатъ садики, которые бываютъ и при жилищѣ весьма небогатаго человѣка. Въ саду много прекрасныхъ яблонь, грушевыхъ и черешневыхъ деревьевъ, но больше всего сливъ. Вотъ почему здѣсь водка, которая исключительно добывается изъ сливъ, такъ дешева. На сливахъ, виноградѣ, да на свиньяхъ, прокармливающихся желудями многочисленныхъ дубовыхъ лѣсовъ, главнымъ образомъ и держится все сельское хозяйство. Нужно однако замѣтить, что такихъ округовъ, въ которыхъ бы виноградъ родился въ изобиліи, вообще немного, сливы же напротивъ здѣсь вездѣ родятся.
      Пища серба очень проста и питательна. Рыбный супъ съ кислымъ молокомъ, да кислая капуста съ саломъ — любимыя кушанья народа. Хлѣбъ пекутъ, какъ въ большей части странъ на Балканскомъ полуостровѣ, изъ маисовой муки. Сербы строго держатся постовъ и ѣдятъ въ это время сушеную рыбу, бобы, огурцы, молодой чеснокъ и много другихъ овощей. При этомъ нужно замѣтить, что чуть, не во всѣ кушанья они кладутъ мѣстный перецъ — паприка. Зелени и овощей въ Сербіи очень много, на бѣлградскомъ рынкѣ привозятъ ихъ цѣлыя горы. Картофель однако распространенъ здѣсь очень мало и воздѣлывается почти исключительно болгарами, поселенными близь Бѣлграда.
      Главное лицо задруги — старѣйшина. Старѣишиною бываетъ обыкновенно тотъ, кто старше годами; но часто случается, что онъ самъ уступаетъ это достоинство младшему, если задруга его считаетъ самымъ способнымъ и радивымъ изъ всѣхъ членовъ. Старѣйшинство не всегда переходитъ по уговору и общему желанію: иной задругарь самъ присвоиваетъ себѣ эту должность, остальные члены сначала смотрятъ на это съ неудовольствіемъ, а потомъ привыкаютъ и со всѣмъ подчиняются его власти. Однако въ большинствѣ случаевъ, когда старѣйшина совсѣмъ одряхлѣетъ и начинаетъ тяготиться своею обязанностію, онъ передаетъ ее старшему сыну, но если онъ дурно заявилъ себя, то старѣйшинство переходитъ къ младшему сыну. Старѣйшина управляетъ всѣмъ домомъ и имѣніемъ, но не самовластно, а соображаясь съ обычаемъ, писанымъ закономъ и всегда съ общаго согласія и уговора со всѣми взрослыми членами задруги. Сербскій народъ во всемъ любитъ держать совѣтъ и уговоръ и охотно все исполняетъ, если только ему при этомъ указываютъ разумныя причины. Это до такой степени отличительная черта серба, что даже въ болѣе зажиточныхъ и образованпыхъ семействахъ, гдѣ есть слуги, господинъ никогда ничего не предпримете въ хозяйстве, не посовѣтовавшись съ своимъ слугою. Вотъ почему задружное правило — во всемъ совѣтоваться и совѣщаться другъ съ другомъ— такъ пришлосъ по нраву сербскому народу. Старѣйшинѣ прежде всего принадлежишь -власть распорядительная. Онъ назначаешь каждому, что и когда дѣлать: одного отряжаетъ на одну, другаго на другую работу; при этомъ онъ самъ всегда помогаетъ въ домашней работѣ, если только у него остается время и хватаетъ на это силъ. Онъ даетъ совѣты, бранитъ нерадивыхъ, судитъ и миритъ побранившихся. Младшаго онъ нерѣдко и ударитъ, но для взрослыхъ у него только совѣтъ да увѣщаніе, а чтобы слова его лучше подѣйствовали, онъ нерѣдко созываешь и наиболѣе уважаемыхъ членовъ. Тѣ съ своей стороны стараются отклонить молодаго человѣка отъ дурнаго поступка, общими силами уговариваютъ его, усовѣщиваютъ.
      Старѣйшина держитъ у себя деньги, и остальные члены семейной общины должны ихъ спрашивать у него на свои нужды и затѣмъ давать ему отчета, сколько и на что было потрачено. Онъ же, т. е, старѣйшина, нанимаетъ работниковъ, если не хватаетъ домашнихъ силъ, чтобы справиться съ той или другой работою, продаетъ излишекъ домашнихъ сбереженій и покупаеть все, что нужно для дома. Въ день, посвященный празднеству крстт-име (*), старѣйшина носитъ калачъ въ церковь и тамъ преломляетъ его со священникомъ.
      Въ задушницы (тоже, что у насъ родительская суббота, когда поминаютъ усопшихъ) старѣйшина приноситъ въ церковь за упокой мертвыхъ свѣчи и просвиры. Эти просвиры и свѣчи обыкновенно дѣлаютъ дома сами поселяне. Утромъ въ субботу, наканунѣ заговѣнья передъ масляницей, также на заговенье передъ петровками, когда въ домѣ всѣ помолятся Богу, старѣйшина складываетъ каждую просвиру со свѣчей и при этомъ каждый разъ цѣлуетъ то и другое, приговаривая «за упокой души отцу моему», дѣлаетъ тоже самое съ другой «за упокой дяди» и такъ пока не помянетъ всѣхъ своихъ сродственниковъ. Затѣмъ все это относятъ въ церковь: свѣчи сожгутъ, а просвиры раздадутъ нищимъ.
(Продолжение следует)
Tags: народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments