Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Сербия. Праздники




Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:167

СЕРБСКІЕ ПРАЗДНИКИ
Свадьба. — Слава и здравицы.

       Самый веселый и самый важный изъ всѣхъ домашнихъ праздниковъ — свадьба. Бракъ здѣсь очень рѣдко заключается по взаимной склонности. Югославянская задруга не позволяете молодымъ людямъ смотрѣть на вступленіе въ бракъ, какъ на дѣло, только ихъ касающееся. Тутъ все зависите не отъ жениха и невѣсты, не отъ ихъ взаимнаго желанія и привязанности, а исключительно отъ старѣйшины задруги и отъ отца жениха. При этомъ тотъ и другой принимаютъ прежде всего во вниманіе состояніе дѣвушки, ея поведете, трудолюбіе и репутацію семьи, къ которой принадлежитъ невѣста. Впрочемъ, въ большинствѣ случаевъ, молодаго человѣка женятъ въ такіе лѣта, когда онъ совсѣмъ не думаете о бракѣ. Законъ дозволяетъ мужчинамъ вступать въ бракъ въ 18, а женщинамъ въ 15 лѣтъ.
       Случается обыкновенно вотъ какъ. Разговорился старѣйшина съ отцемъ какого-нибудь юноши, и вдругъ кому нибудь изъ нихъ приходите мысль, что пора женить такого-то молодца. «Пора», говоритъ одинъ.— «Да, время», отвѣчаетъ ему другой, и оба старца тутъ же рѣшаютъ наводить справки о такой-то и такой-то дѣвушкѣ, такъ какъ съ семьями этихъ невѣстъ ихъ задругѣ не дурно было бы породниться. Когда должные справки уже наведены, то начинаются переговоры между старѣйшинами и отцами двухъ задругъ или двухъ семействъ. Узнала сторона жениха, что семья невѣсты не прочь породниться съ нею, тогда старѣйшина или отецъ садится на верховую лошадь и отправляется въ домъ невѣсты. Пріѣхавшаго угощаютъ всѣмъ, что есть въ дому, и при этомъ прислуживаетъ непремѣнно дѣвушка, которую пріѣхали сватать. Между тѣмъ старѣйшина все исподоволь осматриваетъ: и хату, и родню дѣвушки, къ которой онъ забрелъ можетъ быть въ первый разъ, и красоту дѣвицы, и обстановку, среди которой она живетъ. Въ первое свое появленіе старѣйшина обыкновенно не говоритъ о цѣли своего посѣщенія, но, конечно, хозяева отлично знаютъ, зачѣмъ онъ пріѣхалъ. Послѣ этого посѣщенія и родственники невѣсты въ свою очередь начинаютъ наводить справки о женихѣ. Когда- по справкамъ дѣло можетъ устроиться, а это обыкновенно извѣстно обѣимъ сторонамъ отъ кумовьевъ, сватовъ и т. п., тогда старѣйшина или отецъ жениха беретъ съ собою двухъ, трехъ наиболѣе уважаемыхъ его родственниковъ, они садятся на лошадей, и отправляются въ домъ невѣсты.
       Тамъ имъ подаютъ хорошую закуску, во время которой происходить сватовство и затѣмъ торгъ. Хозяинъ требуете, чтобы гости внесли за дѣвицу, если они хотятъ ее взять къ себѣ, 20 червонныхъ, — гости упрямятся; сначала даютъ 4, потомъ 5 и такъ, торгуясь мало по малу, доходятъ до 10, много до 15 червонцевъ. Когда объ этомъ уговорились, хозяинъ требуетъ еще, чтобы гости купили одному родственнику невѣсты куртку, другому феску, иному сапоги и т. д. Тутъ опять начинается торгъ, но при взаимныхъ уступкахъ и это дѣло улаживается. Тогда старѣйшина или отецъ жениха вынимаете кошелекъ и раскладываете передъ хозяиномъ условленные червонцы. «А невѣстѣ на подарокъ?» спрашиваетъ хозяинъ. Старѣйшина вынимаете еще нѣсколько червонцевъ. Хозяинъ уложилъ въ свой кошелекъ плату за невѣсту, но червонцы, предназначенные ей самой, онъ не тронулъ и пошелъ объявить ей, чтобы она брала свое «обилежъе», т. е. червонный подарокъ, который посылаете ей женихъ. При появленіи отца съ словами «обилежье», дѣвушку окружаютъ всѣ ея родственницы. Она выходить на средину, потупилась, заплакала и показываетъ видъ, что не хочетъ выходить замужъ. Такъ принимаете эту вѣсть каждая невѣста, такъ что трудно различить, у кого изъ нихъ отказъ и слезы искренны, а кто изъ нихъ выполняетъ только обычай.
       Иногда невѣста говоритъ: «Не хочу, не пойду за него, у него носъ кривой!» — «Неправда», отвѣчаетъ ей на это очень ласково отецъ и при этомъ начинаетъ расписывать красоту жениха. Родственницы со своей стороны тоже не молчатъ: усовѣщиваютъ, уговариваютъ. Но если дѣвица по прежнему упорно повторяетъ свое, тогда хозяинъ строгимъ и твердымъ голосомъ говоритъ: «Сейчасъ придешь взять свое «обилежье» и уходить вонь. И дѣвица, дѣйствительно, скоро является къ гостямъ. «Бери деньги», говоритъ хозяинъ. Дѣвушка опять начинаетъ мяться, отворачиваться, краснѣть, но наконецъ беретъ таки блестящіе червонцы. Затѣмъ она цѣлуетъ руку у старѣйшины и у всѣхъ гостей и уходить вонь. Вслѣдъ за этимъ на дворѣ раздаются выстрѣлы изъ пистолета; это означаетъ, что совершилась помолвка. Гости уговариваются, когда невѣсту будутъ перстеновать (обручать) и уѣзжаютъ, выстрѣливъ передъ отъѣздомъ нѣсколько разъ.
       Въ день обрученія, отецъ жениха велитъ ему хорошенько принарядиться, обчистить сѣдло, получше перевязать хвостъ лошади, вычистить свои пистолеты, однимъ словомъ со всѣмъ приличіемъ и парадомъ ѣхать смотрѣть свою невѣсту. Всю дорогу жениху то одинъ, то другой даетъ совѣты, какъ ему держать себя въ домѣ невѣсты, какъ показать почтеніе ея матери и старѣйшинѣ, какъ быть съ невѣстой. Но вотъ и пріѣхали. Если хорошая погода, гостей усаживаютъ въ саду, подъ какимъ нибудь развѣсистымъ деревомъ и начинаютъ угощать. Между тѣмъ, изъ всѣхъ угловъ и скважинъ дома, женщины разсматриваютъ жениха, дѣлаютъ различныя замѣчанія о его физіономіи, хохочутъ, другъ друга толкаютъ, а то и подерутся, если одна, не спросясь у другой, заняла болѣе удобное мѣсто для наблюденія. Когда гостей вдоволь угостили, старѣйшина беретъ бисаги (кожанные мѣшки), вынимаетъ оттуда огромный хлѣбъ и кладетъ его на столъ; на хлѣбъ онъ кладетъ вѣнокъ, а посреди перстень. Тогда хозяинъ зоветъ невесту съ матерью. Невѣста входитъ, обыкновенно опустивъ взоры, цѣлуетъ руку своего отца, отца жениха, всѣхъ гостей и свою мать, кромѣ жениха, и направляется къ двери; мать беретъ хлѣбъ, цвѣты и перстень и выходить за дочерью. При этомъ во многихъ мѣстахъ опять стрѣляютъ изъ пистолета.
       Гости уговариваются о днѣ свадьбы, пьютъ вино и уѣзжаютъ. Настаетъ день свадьбы; если семья жениха богата, то къ этому дню они пригласятъ до 50 сватовъ. Главный между ними, — крестный отецъ. Когда пришелъ свадебный день, то изъ сватовъ выбираютъ самого красиваго и молодцоватого въ знаменоносцы и вручаютъ ему знамя. Затѣмъ всѣ эти 40, 50 человѣкъ сватовъ садятся на лошадей и ѣдутъ къ дому невѣсты; шаферъ, который выбирается женихомъ, ведете подъ уздцы лошадь для невѣсты. Эту дорогу сваты совершаютъ самымъ торжественнымъ образомъ: они все время стрѣляютъ и поютъ пѣсни. Множество женщинъ собралось у дома невѣсты, и онѣ также поютъ, танцуютъ, угощаются. Вдругъ раздается выстрѣлъ — это означаетъ, что пріѣхали за невѣстою. Ее усаживаютъ въ большпинствѣ случаевъ верхомъ на лошадь, на мужское сѣдло, иногда просто на телѣгу, въ которую впряжены волы. Но если невѣста ѣдетъ верхомъ на лошади, то шаферъ ведетъ эту лошадь подъ уздцы до самой церкви.
       При этомъ не можемъ пройти молчаніемъ необыкновенный головной уборъ невѣсты. Копытообразной вѣнецъ изъ папки отвѣсно укрѣпленъ на головѣ и придерживается подвязками на подбородкѣ. Этотъ бумажный вѣнецъ сплошь убранъ искуственными или натуральными цвѣтами, навлиновыми перьями и множествомъ серебряныхъ монетъ. Это украшеніе, которое вѣситъ иногда нѣсколько фунтовъ, невѣста носить не только въ первый день своего замужества, но во всѣ праздничные и воскресные дни въ продолженіе цѣлаго года. При такомъ уборѣ женщинѣ приходится кланяться очень оригинально: когда она опускаетъ внизъ голову, ей непремѣнно нужно ухватиться рукою за платокъ, ниспадающій на спину съ головнаго убора, — иначе онъ полетите съ головы.
       Когда кончено вѣнчаніе, изъ церкви выходить одинъ изъ сватовъ и чуть не съ самого порога начинаетъ стрѣлять изъ пистолета. Затѣмъ, всѣ снова садятся на лошадей и ѣдутъ въ прежнемъ порядки къ дому жениха. Тамъ ихъ ждетъ множество свадебныхъ гостей, поющихъ, играющихъ, танцующихъ. Пріѣхавши, сваты слѣзаютъ съ лошадей и отдаютъ ихъ прислужникамъ; только одна невѣста сидитъ еще на конѣ или въ телегѣ. Къ ней подносятъ самаго маленькаго ребенка въ семействѣ, она его цѣлуетъ и даритъ плоды или сласти. Затѣмъ ей подаютъ рѣшето съ пшеницею, которую она бросаетъ горстью на крышу дома и наконецъ туда же закидываете самое рѣшето.

крстно-имя

       У сербовъ есть въ высшей степени любопытный праздникъ, который ихъ отличаетъ отъ другихъ славянъ, — это крстно-имя (крестное имя), или слава.


       У сербовъ нѣтъ фамильныхъ именъ. Къ имени данному при крещеніи, Никола, Іованъ, Вукъ, присоединяют имя отца, съ окончаніемъ ичъ, овичз и евичз: Вукъ Стефановичъ и т. п. Нѣкоторые однако имѣютъ особенный имена отъ названія мѣстностей, гдѣ родились, напр. Рѣсавацъ, отъ рѣчки Рѣсава, другіе получили прозвища отъ какого нибудь событія, въ которомъ они принимали участіе, или отъ занятія, иногда даже отъ тѣлесныхъ свойствъ, напр. Ковачевичъ (кузнецъ); Шлепшевичъ (отъ слова слѣпецъ).
       Каждый сербъ состоитъ подъ покровительствомъ особаго патрона своего имени, однако онъ празднуетъ не день своего рожденія, не день своихъ имянинъ, а крстно-имя патрона своего рода: свой праздникъ тутъ ставится ни во что передъ праздникомъ покровителя семейной общины. Понятно, что такой обычай поддерживаете и укрѣпляетъ въ сербахъ ихъ семейныя чувства въ ущербъ чувствамъ индивидуальнымъ такъ сильно развитымъ у германскихъ и романскихъ народовъ.
       Патронъ дома у сербовъ соотвѣтствуетъ римскимъ пенатамъ (домашніе боги римлянъ); какъ тѣ, такъ и патронъ сербовъ имѣетъ свое мѣстопребываніе въ домѣ и они вѣрятъ, что онъ приносить имъ всякое благополучіе. У него просятъ благословенія на всякую работу, на стада и поля. Для серба патронъ — главный защитникъ и послѣ Бога первѣйшій источникъ всѣхъ милостей и домашняго счастія. Никто не сомнѣвается въ его вліяніи у всемогущаго Бога; его посредничество можетъ быть благопріятно для исполненія всевозможныхъ желаній. При всѣхъ случаяхъ жизни, въ радости и горѣ, каждый отдѣльный членъ семьи, просить у него милости и заступничества передъ Богомъ для себя и для всего семейнаго очага, такъ какъ съ благополучіемъ этого очага тѣсно связано и благополучіе каждаго отдѣльнаго лица. Какъ римляне въ честь своихъ пенатовъ зажигали жертвенный огонь, такъ и сербъ передъ изображеніемъ своего патрона (это обыкновенно, ярко раскрашенная русская или вѣнская литографія) зажигаетъ лампадку по воскресеньямъ и праздничнымъ днямъ. Это дѣлаетъ каждый изъ нихъ, даже самый бѣдный человѣкъ.
       Крстно имя называется также славою, потому что вся задруга въ этотъ день чевствуетъ, славить имя своего патрона. Къ этому празднику зовутъ всѣхъ свойственниковъ, кумовьевъ, родственниковъ, друзей и пріятелей. Это приглашеніе всегда дѣлается въ такой формѣ: когда сербъ входите въ домъ къ людямъ, которыхъ онъ хочетъ пригласить къ себѣ на праздникъ, онъ говоритъ: «И вагаъ домъ — домъ господень, мы просимъ васъ завтра осчастливить нашъ домъ своимъ посѣщеніемъ, мы не скроемъ того, чѣмъ надѣлилъ насъ Господь!..» И дѣйствительно въ день славы, все подается гостямъ, что только есть въ домѣ. Мало того, тотъ родъ, который будете праздновать свою «славу», за долго до этого начинаетъ приберегать и отказывать себѣ во всемъ, что есть у него лучшаго, чѣмъ только можно угостить. Этотъ день чрезвычайно важенъ, какъ для каждаго серба отдѣльно, такъ и для всѣхъ ихъ вмѣстѣ. Тутъ задруга лучше, чѣмъ когда нибудь, можетъ показать себя передъ другими, какой у ней порядокъ, довольство. И ни одинъ изъ ея членовъ не захочетъ отстать отъ другаго: каждый старается перещеголять другъ друга своею любезностію въ пріемѣ гостей, гостепріимствомъ, радушіемъ. Поэтому еще задолго до праздника, семейная община начинаешь во всемъ сокращать себя. Если у нея остается немного вина, и она видитъ, что продолжая расходовать такимъ образомъ, его не хватить для «славы», всѣ члены общины перестаютъ пить вино. Тоже самое они дѣлаютъ съ кофе, съ сахаромъ, который вообще употребляютъ очень мало, но въ день «славы» всего должно быть въ изобиліи. И это дѣйствительно необходимо, такъ какъ на «славу» можетъ придти всякій, даже безъ приглашенія. Свойственники, знакомые, пріятели и т. д. часто пріѣзжаютъ къ славящимъ еще наканунѣ. Передъ этимъ праздникомъ долъ вычищается, украшается зеленью и цвѣтами. Но вотъ наступилъ самый день «славы». Посрединѣ большой комнаты старѣйшины, ставятъ большой длинный столъ изъ свѣженаколотыхъ досокъ на низенькихъ ножкахъ. Приборы на этомъ столѣ состоять изъ множества пестро -окрашенныхъ, глиняныхъ и деревянныхъ тарелокъ, деревянныхъ ложекъ, перечницы, солонки и нѣсколькихъ вилокъ. Ножика здѣсь не полагается, такъ какъ каждый сербъ носитъ его при себѣ. Средину стола занимаетъ большой хлібъ—крстни— калач, который играетъ главную роль въ религіозной части праздника и долженъ быть непремѣнно испеченъ изъ пшеничной муки. На верхней части этого хлѣба особую просфорную печатью оттиснутъ выдающійся крестъ и начальныя буквы словъ: Іисусъ Христосъ Ника, т. е. Іисусъ Христосъ побѣдитель.
       Когда въ эту комнату входитъ священникъ, то собраніе бываетъ уже весьма многочисленно: всякаго вошедшаго громко привѣтствуютъ и онъ по сербскому обычаю со всѣми цѣлуется въ обѣ щеки. — Наконецъ всѣ собрались, тогда въ большой хлѣбъ, который лежитъ посреди стола, втыкаютъ тонкую, высокую, восковую свѣчку, а къ ней, на половинѣ высоты, приклеиваютъ съ каждой стороны по одной свѣчкѣ по меньше, такъ что когда эти свѣчи зажгутъ, они представляютъ трикирій — символъ Святой Троицы. Подлѣ хлѣба стоить полная чаша съ виномъ, которая, также какъ и хлѣбъ необходима для религіозной церемоніи. Надѣвъ эпитрахиль, священникъ становится по одну сторону стола: около него слѣва старѣйшина, за нимъ старшій его сынъ и мужскіе члены семьи. Справа отъ попа стоять кумовья, близкіе родственники и приглашенные гости. Женщины наполняюсь заднюю часть комнаты.
       Священникъ монотоннымъ, но торжественнымъ голосомъ, начинаетъ богослуженіе чтеніемъ длинныхъ молитвъ. Потомъ онъ освящаетъ хлѣбъ, продолжая молитвы съ кадильницею въ рукѣ. При этомъ онъ призиваетъ благословеніе Бога и домашняго патрона на этотъ домъ. Облака благоухающаго дыма, блескъ горящихъ свѣчей, торжественный голосъ священника, горячія молитвы, которыми оживлены лица этихъ простыхъ людей, — все это настраиваетъ какъ-то торжественно даже посторонняго зрителя.
       Наконецъ старѣйшина беретъ освященный хлѣбъ, снимаетъ съ него свѣчи и вмѣстѣ съ попом ъ начинаетъ его вертѣть какъ бы около своей оси и послѣ троекратнаго кругообращенія, онъ съ тѣмъ же священникомъ ломаетъ этотъ хлѣбъ пополамъ. Затѣмъ во внутрь этого хлѣба льютъ вино и всѣ члены по старшенству начинаютъ подходить къ нему и высасывать это вино своими губами. Потомъ обѣ половины разламываютъ еще разъ на куски, отдаютъ ихъ главнымъ членамъ семьи, которые въ свою очередь дѣлятъ ихъ между всѣми членами общины.
       Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ Сербіи, въ одну часть хлѣба запекаютъ рыбу; хозяйка дома всячески старается, чтобъ нельзя было угадать снаружи въ какой части хлѣба находится рыба. Когда попу приходится выбирать изъ четырехъ кусковъ, ему стараются подсунуть тотъ, который съ рыбою,— это вызываетъ общее удовольствіе.
       Когда служба окончена, священникъ снимаетъ эпитрахиль и занимаетъ почетное мѣсто за столомъ. Пиръ начинается ѣдою; прежде всего подаютъ теплый, кислый супъ, за нимъ слѣдуетъ рыба, жареный ягненокъ, или поросенокъ, бобы, сыръ, плоды и т. д. Пьютъ ракію и вино. Между тѣмъ попъ встаетъ и произносить нѣсколько словъ во славу Бога; послѣ этого начинаются тосты — сербскіе здравицы. Прежде всего хозяинъ обыкновенно провозглашаетъ тостъ въ честь гостей, которые осчастливили его своимъ посѣщеніемъ въ этотъ торжественный и дорогой для каждаго серба день. Раздается «многія лѣта,» опять тосты, опять «многія лѣта» и такъ до самого конца. Всякій такой тостъ непремѣнно начинается пожеланіемъ: «Дай Богъ, чтобъ у тебя было то-то и то-то... »; очень часто эти пожеланія высказываются въ пышныхъ и длинныхъ рѣчахъ. «Три птички», говорить одинъ ораторъ, «перелетаютъ черезъ горы и каждая въ своемъ клювикѣ несетъ какую нибудь благодать: одна несетъ пшеничный колосъ, другая — виноградную лозу, третья — веселость и здоровье. Та, что несетъ полный пшеничный колосъ опускается на Бачскую равнину и Бачка приносить богатую пшеничную жатву; та, что несетъ тяжелую, виноградную лозу, опускается на Фрушка-гору и Фрушка даетъ богатый, виноградный сборъ; пусть та, что несетъ веселость и здоровье опустится на нашу трапезу, чтобы мы всѣ были веселы и здоровы....»
       — «За твое здоровье брать — хозяинъ!» говорить другой.
       — «Съ помощью Божіею и во имя Божье собрались мы къ тебѣ, чтобы увеличить твою славу и уменьшить твое вино. Пусть за это Богъ дастъ тебѣ пшеницу на пшеницу, зерно на зерно... пусть ты мало сѣешь, а много пожинаешь и дай Богъ, чтобъ мы собрались также здѣсь и на будущій годъ отвѣдать плодовъ земныхъ съ твоихъ полей и садовъ.... Пошли тебѣ Богъ, никогда не забывать во славу Божію приглашать твоихъ друзей, чтобы они всегда украшали твой домъ....»
       — «Да благословить Богъ твою землю», говорить другой, «и да умножить твои стада: пусть они даютъ тебѣ столько сыровъ, сколько мельница намелетъ муки. А ты хвали Бога и всегда угощай своихъ гостей: пусть тебя любятъ твои братья и пусть друзья приходятъ къ тебѣ изо всѣхъ концевъ земли и приносятъ тебѣ любовь, хвалу и жизнь. Да будутъ всегда открыты двери, черезъ который приходятъ къ тебѣ друзья, и заростетъ репейникомъ ходъ для врага. Выходя изъ дому, да возвратишься ты въ него всегда съ честью, со счастьемъ и благополучіемъ.... Пусть Богъ держитъ подальше отъ тебя раскаленную золу, невѣрнаго друга, турецкаго судью и всякое несчастье, а теперь этотъ кубокъ мнѣ, а этотъ тебѣ».
       Эти «здравицы» составляютъ главную приправу при застольныхъ разговорахъ во время всѣхъ сербскихъ торжествъ. Во время свадьбы, эти тосты произносятся сватами. Сербъ, какъ и всякій славянинъ, во время пира всегда веселъ, добродушенъ и остеръ, поэтому и большая часть его тостовъ отличаются необыкновенною игривостію и остроуміемъ. Тосты эти обыкновенно говорятся въ честь хозяина дома, кумовей, сватовъ, друзей, только никогда не произносятся они въ честь женщинъ. Видно женщины здѣсь всегда и во всемъ играютъ весьма незавидную роль.
Tags: Водовозов, книга
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments