Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Румыния. Прошлое народа.




Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:177

РУМЫНІЯ
Прошлая судьба этого народа — Значеніе боярства — Признаніе покровительства Оттоманской имперіи обѣими княжествами — Грабежи пашей. — Назначеніе Портою господарей изъ туземныхъ бояръ— Замена ихъ Фанаріотами. — Послъдствія ихъ господства въ странъ. — Освобождение.

       На пространствѣ между теченіемъ Тиссы и Днѣстра, до Карпатскихъ горъ на сѣверѣ и Дуная на югѣ, живетъ совершенно особый народъ, который называютъ румынами, — но собственно Цара-Румынеска, т. е. землею румыновъ, можно считать только соединенныя княжества Молдавіи и Валахіи. Все пространство земли отъ Тиссы до Днѣстра, въ давно прошедшія времена, носило названіе Дакіи. Въ завоевательный римскій періодъ эта Дакія была одной изъ провинцій римской имперіи.
       Впродолженіи нѣсколькихъ вѣковь римская Дакія не знала покоя и постоянно подвергалась наплыву то азіатскихъ полчищъ, то различныхъ славянскихъ племень. Эти народы поперемѣнно изгоняли другъ друга, господствовали въ странѣ, страшно опустошали ее и послѣ себя оставляли слѣды не только въ языкѣ, но въ нравахъ, обычаяхъ, даже въ самомъ типѣ лица этого романизированнаго дакскаго населенія. Отъ постоянныхъ набѣговъ и жестокихъ преслѣдованій румыны бѣжали въ горы и оттуда сами въ свою очередь дѣлали набѣги на варваровъ. Все населеніе не могло однако удалиться въ горы и оставшіеся были покорены сначала готами, потомъ гуннами, затѣмъ славянами. Много нападали на страну также и венгры. Наконецъ въ XIII вѣкѣ румыны, отчасти перемѣшанные со славянами, своими братьями по религіи, бросили колоніи, основанныя ими въ горахъ, и подъ предводительствомъ двухъ своихъ военачальниковъ, возвратились въ страну. Одинъ изъ нихъ занялъ Валахію, другой — Молдавію. Съ этихъ поръ и начинается исторія этихъ княжествъ, родныхъ по языку, богослуженію и учрежденіямъ, и весьма сходныхъ между собою своею историческою судьбою.
       Обѣ страны, вслѣдствіе постоянныхъ опустошеній, представляли громадный пустыри и безплодныя равнины. Жители вели первобытную жизнь. При первой вѣсти о появленіи непріятеля, весь народъ стекался со всѣхъ сторонъ; посовѣтовавшись между собой, они выбирали изъ своей среды самаго храбраго и шли грудью отстаивать свою независимость. Всѣ были равны между собою; высшихъ начальниковъ надъ страною выбирали безразлично изъ людей всѣхъ классовъ: изъ бояръ, духовенства и крестьянъ. Бояриномъ назывался у нихъ тогда каждый ведущій войну, военный; позже титулъ этотъ означалъ чинъ, пріобрѣтенный на службѣ, и исключительно принадлежалъ военному, удостоевшемуся повышенія; сынъ же боярина, не выслуживши награды на войнѣ, не былъ бояриномъ. Отличіе было доступно всѣмъ, и каждый могъ донего дослужиться. Мужикъ доходилъ иногда до высшихъ степеней, а сыновья знаменитыхъ бояръ становились въ ряды простыхъ воиновъ — земледѣльцевъ. Вся занятая земля, общая всѣмъ, раздѣлена была между селеніями и каждый деревенскій житель получалъ свою часть общинной земли. Владѣніе сообща землею, равенство всѣхъ безъ исключенія членовъ общины, братскій раздѣлъ полей по числу работниковъ — вотъ какое было положеніе только-что начавшей жить Румыніи. Только уже позже стали раздавать нѣкоторымъ лицамъ, въ видѣ награды за услуги, оказанныя отечеству, неболыпія участки земли въ частную, неотъемлемую собственность.
       Съ 17 вѣка начинается вторженіе турокъ; румыны не выдержали напора сильнаго врага и сначала Валахія въ 1392 году признала ихъ покровительство, a затѣмъ, нѣсколько позже, за нею послѣдовала и Молдавія. Но эти княжества, можетъ быть вслѣдствіе того, что онѣ сами признали покровительство турокъ, сохранили многія льготы. Султанъ обязался за себя и за своихъ преемниковъ, защищать ихъ противъ враговъ, но зато удерживалъ за собою верховное право надъ страною, воеводы которой обязались платить Портѣ ежегодную подать. Турки обѣщали не вмѣшиваться во внутреннее управленіе княжествъ, и ни одинъ турокъ не долженъ былъ безъ важныхъ причинъ проживать въ странѣ. Но это сносное положеніе и мирное отношеніе къ Турціи длились не долго. Постоянныя войны сосѣдей нарушали спокойствіе румынъ, и непріятельскія войска, передвигаясь чрезъ обширныя равнины ихъ страны, жестоко ее грабили. Турція получая аккуратно дань изъ княжествъ, совсѣмъ забыла о нихъ. Турецкіе паши, увѣренные въ безнаказанности, нападали на села, уводили скотъ и жителей и обращали ихъ въ рабство. Тяжкая година настала для бѣдныхъ жителей Молдавіи и Валахіи: большая часть населенія разорена и дошла до нищеты. Наконецъ сама Порта открыто нарушила свои условія. Вопреки статьѣ, запрещающей магометанину постоянное пребывание въ княжествахъ, въ нихъ стали возводить турецкія крѣпости, что сильно облегчило войскамъ султана постоянно нападать на народъ и еще болѣе разорять страну. Къ довершенію этихъ несчастій въ ней разгорается и раздоръ религіозный: князья и бояре подвергаются вліянію іезуитовъ, народъ отстаиваетъ свое первоначальное богослуженіе и противится признать надъ греческою церковью власть папскую.
       Сверхъ того Молдавія и Валахія становятся врагами между собою и обезсиливаютъ другъ друга въ междоусобной войнѣ. Порта пользуется этой неурядицей, увеличиваетъ платимую ей княжествами дань и по своему распоряжается ихъ судьбою. Ея самоуправство доходитъ до того, что она открыто уничтожаетъ право народа, обезпеченное договорами, на самостоятельное избраніе господарей, и назначаетъ ихъ сама, по своему произволу. Тогда въ странѣ появляется масса честолюбцевъ, которые, не разбирая средствъ, другъ передъ другомъ стараются сдѣлаться господарями. Самыми безчестными средствами они наживаютъ капиталъ, безпрестанно отсылаютъ цѣнные дары въ Константинополь, другъ передъ другомъ задариваютъ султанскихъ чиновниковъ и всѣхъ, кто можетъ имѣть вліяніе на выборъ господаря. Ясно, что, достигнувъ желаемаго, такой господарь старался не только вернуть все, что онъ истратилъ на подарки, но обогатиться какъ можно скорѣе, тѣмъ болѣе, что тысячу глазъ уже смотрятъ на него съ завистью, мѣтятъ на его мѣсто, и въ свою очередь подарками, прислуживаньемъ и лестью могли несегодня завтра смѣнить его. Бѣдность народа въ это время возросла до ужасающихъ размѣровъ: крестьяне превратились въ совершенныхъ нищихъ; земли были окончательно разграблены и истощены. Между боярами является страшная деморализація, и въ народѣ уныніе скоро смѣняется полнѣйшимъ равнодушіемъ къ своей несчастной судьбѣ. Въ 1594 году былъ обнародованъ законъ, который закрѣпощалъ за боярами всѣхъ земледѣльцевъ, находящихся на ихъ земляхъ, и съ этихъ поръ имъ запрещено было переходить съ одной земли на другую. По этому закону утверждены были за боярами и тѣ земледѣльцы, которые въ тяжкую годину испытаний жили для своей безопасности на земляхъ, прилегающихъ къ владѣніямъ сильныхъ бояръ и отъ времени до времени прибѣгали къ ихъ покровительству, но отнюдь никогда не отдавали себя въ ихъ полную зависимость. За боярами закрѣпощены были и тѣ несчастные, которые ничего не могли добыть со своихъ опустошенныхъ полей, между тѣмъ должны были прокармливать свои семьи и уплачивать громадные налоги; поэтому они обработывали по найму земли бояръ, но все надѣялись когда нибудь возвратиться и къ своему заброшенному полю. Теперь и они были прикрѣплены къ тѣмъ землямъ, гдѣ застало ихъ законоположеніе. Такимъ образомъ у румынъ создается крѣпостное состояніе.
       Возстанія, смуты, междуусобная война со всѣми ея ужасами наполняютъ 17 столѣтіе, а Порта все болѣе пользуется внутренними раздорами, все болѣе увеличиваетъ свои притязанія. Господари, недовольные непрочностью своего положенія, такъ сказать шаткостію своего величія, покупаемаго низкопоклонствомъ и дорогою цѣною въ Константинополѣ, рѣшились искать защиты у русскаго царя Петра Великаго, обѣщавшаго имъ признать независимость княжествъ, если они помогутъ ему въ войнѣ съ Турціею. Хотя Порта до сихъ поръ постоянно нарушала свои договоры съ княжествами, и уничтожила право избранія народомъ своихъ господарей, но, назначая господарей изъ туземныхъ бояръ, она все же хотя нѣсколько уважала древніе обычаи страны. Измѣна же послѣднихъ господарей и сношенія ихъ съ русскимъ царемъ возбудили въ Портѣ страшное негодованіе противъ княжествъ и въ отмщеніе за это она поразила несчастную, совсѣмъ истерзанную страну еще новымъ бѣдствіемъ: она стала назначать въ княжество господарей уже не изъ туземныхъ бояръ, а изъ грековъ-фанаріотовъ.
       О фанаріотахъ, ихъ характера, объ ихъ значеніи въ различныхъ земляхъ балканскаго полуострова, объ ихъ хитрости и корыстолюбіи мы достаточно сообщили нашимъ читателямъ въ статьѣ о болгарахъ. Какъ въ Болгарии, такъ и здѣсь фанаріоты грабили послѣднее достояніе народа и развращали его. Въ княжествахъ имъ особенно легко было безчинствовать и дозволять себѣ всякое самоуправство, такъ какъ они стояли во главѣ правленія. Лишь только дѣлались они господарями, какъ тотчасъ окружали себя свитою изъ всякаго сброда, раздавали ей высшія придворныя мѣста и правительственныя должности и начинали жестоко преслѣдовать туземныхъ бояръ, обирать народъ. Тогда въ княжествахъ начинаютъ рѣдѣть ряды древнихъ потомственныхъ родовъ: одни бѣгутъ отъ угнетенія за границу, другіе уѣзжаютъ въ отдаленныя свои помѣстья; остаются только тѣ, которые легко могли превратиться въ льстецовъ новыхъ временщиковъ. Наступило время повсемѣстныхъ страшныхъ гоненій: съ цѣлью уничтожить всякіе проблески народной самобытности и развитія, при которомъ еще возможны возмущенія народа противъ своихъ притѣснителей, всюду закрываюсь школы, распускаютъ народныя ополченія и замѣняютъ ихъ наемниками изъ албанцевъ и турокъ. Румынскій языкъ выводятъ насильно изъ употребленія и скоро даже названіе румына становится презрительнымъ словомъ.
       Отъ времени до времени, когда фанаріоты сами чувствуютъ, что ихъ беззаконія выходятъ изъ предѣловъ и могутъ угрожать имъ внезапнымъ взрывомъ народной мести, они принимаютъ па себя личину преобразователей и защитниковъ народныхъ правъ. Такъ одинъ изъ господарей-фанаріотовъ вдругъ объявляетъ крестьянамъ, что онъ освобождаетъ ихъ изъ подъ власти бояръ. Такое внинаніе заставило народъ нѣсколько примириться съ своимъ властителемъ, но это освобожденіе было чисто внѣшнее. За небольшой безплодный участокъ земли, который имъ оставляло теперь правительство, крестьяне должны были работать на помѣщичьемъ участкѣ нѣсколько дней въ году, отдавать помѣщику десятую часть посѣва, сѣна, плодовъ и меда, собираемыхъ на своихъ участкахъ. Къ тому же какъ ни была безплодна земля, крестьяне не смѣли покинуть ее безъ разрѣшенія правительства. Слѣдовательно, при изданіи этого новаго закона фанаріоты немного думали о крестьянинѣ, но за то они пріобрѣли право вмѣшиваться въ дѣла между помѣщиками и крестьянами, и такимъ образомъ создали для себя новый источникъ дохода. Чиновники фанаріоты сдѣлались судьями въ спорахъ, возникавшихъ теперь между земледельцами и землевладельцами, и одинаково усердно обирали тѣхъ и другихъ. Новыхъ мнимо-освобожденныхъ крестьянъ дѣлали также крестьянами государственными и называли ихъ скутельниками; земли же ихъ обращали въ государственное имущество, иначе сказать въ собственность господаря; потомъ начали раздавать этихъ свободныхъ крестьянъ новосозданнымъ фанаріотами боярамъ; каждый изъ нихъ получалъ извѣстное количество душъ, обязанныхъ служить ему и состоять при немъ въ видѣ лакеевъ, или вмѣсто этого платить оброкъ.
       Каждый бояринъ, смотря по классу и чину, сверхъ жалованья получалъ въ свое полное владѣніе извѣстное число душъ: простой бояринъ получалъ ихъ до 10 человѣкъ, а знатный множество. Всякая общественная должность давала право на полученіе скутельниковъ: при умноженіи приверженцевъ фанаріотовъ, возрасло и число должностей, соразмѣрно съ этимъ должно было увеличиваться и число человѣческихъ рентъ. Всѣхъ должностей въ одной Валахіи было насчитано до 1.160. Полагая круглымъ числомъ по 60 скутельниковъ на должность, — это составить 58 тысячъ.
       Такъ какъ трудъ скутельниковъ всецѣло принадлежалъ чиновникамъ, владѣвшимъ ими, то они и были изъяты отъ государственныхъ податей и налоговъ. Всѣ повинности обрушились на немногихъ уцѣлевшихъ мелкихъ собственниковъ, на жителей городовъ и крестьянъ — фермеровъ. Налоги же до того были увеличены, что большая часть жителей, не будучи въ состояніи ихъ уплачивать, бѣжала или предавалась разбою. Довольно сказать, что число людей, способныхъ къ платежу податей, за нѣсколько лѣтъ уменьшилось болѣе чѣмъ на половину. Вотъ какая свобода была дарована народу фанаріотами. Не одни господари съ приверженцами своими грабили несчастный княжества. Порта помогала имъ и наносила странѣ ударъ за ударомъ.
       Она заставила жителей продавать всѣ свои сельскія произведенія назначенному отъ турецкаго правительства обществу греческихъ купцовъ. Эти купцы скупали у жителей и у владѣльцевъ сельскія произведенія по таксѣ, присылаемой изъ Константинополя, и эти же самыя произведенія продавали румынамъ въ городахъ въ три дорога; надували на вѣсахъ, мѣрахъ, словомъ вездѣ царствовало самоуправство и полный произволъ.
       Скоро однако нѣсколько улучшилась судьба несчастныхъ княжествъ. Императрица Екатерина объявляетъ войну Турціи. Румыны возстаютъ и ниспровергаютъ ненавистное иго фанаріотовъ и наконецъ трактатомъ въ Кайнарджи въ 1774 году возстановлены были нѣкоторыя, давно забытыя права несчастныхъ княжествъ. Однако порядокъ въ странѣ не могъ быть возстановленъ почти вплоть до 60-хъ годовъ нынѣшняго столѣтія, когда Молдавія и Валахія окончательно соединились въ одно государство подъ властью одного князя и стали называться Молдовлахіей, или Румыніей.
       До этого же времени княжества то оживали, то опять подпадали подъ иго турокъ и фанаріотовъ, то были раздираемы внутренними раздорами и неурядицами. Даже послѣ 61-го года, т. е. послѣ соединенія Молдовлахіи подъ управленіемъ князя Кузы, и послѣ 66-го года, т. е. послѣ избранія нынѣшняго князя Карла 1-го (изъ дома Гогенцолернъ, изъ Пруссіи) открыто въ странѣ во всѣхъ отрасляхъ правленія множество злоупотребленій. Но при новыхъ порядкахъ (*) въ самый короткій промежутокъ времени народнымъ собраніемъ сдѣлано много важныхъ перемѣнъ; напомнимъ хотя наиболѣе важныя изъ нихъ: освободили крѣпостныхъ цыганъ, надѣлили крестьянъ землею, уничтожили смертную казнь, отобрали земли у монастырей, учредили множество народныхъ школъ, объявили значительную свободу печати и дозволили частнымъ лицамъ безпрепятственно распространять просвѣщеніе. Теперь каждое лицо можетъ по своему усмотрѣнію заводить пансіоны и школы на какихъ угодно началахъ. Правительство вовсе не вмѣшивается въ школьное дело, ничего не запрещаешь, ничѣмъ не руководить, ничто не поощряетъ. Школы теперь размножаются съ необыкновенною быстротою, учителя пользуются такими руководствами, какія считаютъ наиболѣе пригодными для этого дѣла, — да иначе и быть не можетъ, такъ какъ въ Румыніи не существуете ни запрещенныхъ ни привилегированныхъ учебниковъ.
       Разумѣется, въ странѣ, которая такъ недавно только успѣла избавиться отъ ненавистнаго ига и чужаго вмѣшательства, въ которой не болѣе какъ 10, 11 лѣтъ тому назадъ совершены благодѣтельныя преобразованія, еще не могутъ процвѣтать разныя отрасли промышленности и знанія. Прошло не болѣе 7-ми, 8-ми лѣтъ, какъ устранены вліятельныя лица, подвизавшіеся въ разныхъ отрасляхъ управленія при князѣ Кузѣ, a устраненіе ихъ само по себѣ заслуга не маловажная: эти правители при князѣ Кузѣ, предшественникѣ нынѣшняго князя Карла 1-го, самовластно попирали всѣ конституціонныя вольности страны. Судьи рѣшали процессы въ пользу того, отъ кого получали взятки, начальникъ полиціи продавалъ безопасность жителей разбойникамъ и мошенникамъ, начальникъ арміи и военный министръ пріобрѣли славу громадными кражами государственной казны; деньги, ввѣренныя разнымъ чиновникамъ и назначенныя для нуждъ населенія, были растрачены на ихъ личныя прихоти. Когда послѣ отреченія князя Кузы открыли Бухарестскую тюрьму, тамъ нашли болѣе сотни лицъ, которыхъ никто никогда не судилъ, которыя произвольно были заключены властями и томились годы безъ всякой вины, часто по одному подозрѣнію, еще чаще потому, что они не нравились властямъ; между тѣмъ, какъ въ той же самой тюрьмѣ не было на лицо злѣйшихъ мошенниковъ и разбойниковъ, которые въ ней числились. Начальникъ полиціи часто выпускалъ изъ тюрьмы и самыхъ тяжкихъ преступниковъ, если получалъ за это хороши выкупъ.
       Но если въ этомъ новомъ, только начинающемъ слагаться государствѣ, еще такъ свѣжо его недавнее печальное прошлое, вслѣдствіе чего въ немъ еще не могли достаточно развиться ни науки, ни промышленность, то во всякомъ случаѣ можно смѣло сказать, что богатство природы этой страны и ея новыя учрежденія обѣщаютъ ей блестящую будущность на ряду съ другими цивилизованными странами Европы.

       (*) По конституціи 1866 года главное управленіе страною сосредоточено въ рукахъ сената и палаты депутатовъ. Члены въ палату депутатовь выбираются всѣмъ народомъ, или лучше сказать всѣми грамотными изъ среды его. Румынія до сихъ поръ находится въ нѣсколько васальномъ отношеніи къ Турціи: она платитъ ей дань, хотя и весьма незначительную.
Tags: книга, народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments