Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Греция. Пирей






Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:208

Въ Архипелагѣ— Пирей.— Солнечный закатъ.— Одежда грсковъ и гречаиокъ— Дорога изъ Пирея въ Афины

       Въ Архипелагѣ море и небо блещутъ синевой, а вода такъ прозрачна, какъ будто она освѣщена снизу искуственнымъ свѣтомъ. Окружающая природа становится еще увлекательнѣе, когда вспоминаешь поэтическіе мифы, которыми такъ щедро надѣленъ здѣсь не только каждый островъ, но и каждая скала. Изъ воды встаютъ скалы Эгины и Саламина, между ними надъ синей чертой горизонта свѣтлой полоской виднѣются домики Пирея, выше выступаетъ холмъ Акрополя съ чудными колоннами Парфенона, а вдали почти ускользаетъ изъ глазъ лазурная линія Гиметскихъ горъ.
       Прежде чѣмъ вступить въ Афины, приходится высадиться въ морской гавани — Пиреѣ. Путешественники обыкновенно стараются пріѣхать сюда въ тотъ промежутокъ времени, когда солнце еще не опустилось за холмы Морей. И дѣйствительно, здѣшній солнечный закатъ чрезвычайно оригинальное явленіе. Онъ чаще походитъ на пожаръ, чѣмъ на естественный свѣтъ, и его пылающее зарево, обволакивающее обширный рядъ холмовъ Аттики, представляетъ ихъ сплошною, огненною стѣною. Въ другой разъ при солнечномъ закатѣ можно отлично наблюдать чудные переходы отъ золотаго къ шафранному и отъ шафраннаго къ красному, а также и нѣжные оттѣнки отъ пріятнаго фіолетоваго до самаго густаго пурпурнаго.
       Прежде всего вамъ попадаются въ Пиреѣ носильщики — сильно сложенные люди съ длинными веревками на плечахъ. Они очень внимательно слѣдятъ за пріѣзжими и ловко подхватываютъ ихъ тюки и чемоданы.- Пока эти атлеты заняты переноскою вашихъ вещей, вы невольно залюбуетесь греками и гречанками, которые, живописно расположившись группами, сидятъ на небольшихъ лужайкахъ или расхаживаютъ по улицамъ. Удивительно, какъ красивы здѣсь мужчины. Черные локоны волосъ покрыты краснымъ фесомъ. Beселые, чернокаріе глаза, носъ длинный, по слегка согнутый, подбородокъ острый, сильно выдающейся впередъ, шея открытая. Только узенькій, бѣлый воротничекъ ложится на красный или голубой, красиво расшитый камзолъ съ висячими разрѣзными рукавами. Изъ подъ наряднаго камзола видна бѣлая рубаха, стянутая у таліи цвѣтнымъ кушакомъ; отъ него до колѣнъ спускается бѣлая, широкая фустанелла (юбка). Ниже колѣнъ ноги затянуты въ узкія камаши (нѣчто въ родѣ штиблетъ), пурпурно красныя или голубыя, съ синими кистями и шитьемъ, а ноги обуты въ красные башмаки съ узкими концами или въ сандаліи. Плащъ изъ лохматой козлиной кожи съ висячими рукавами, а у богатыхъ голубое пальто съ краснымъ воротникомъ , служатъ имъ верхнимъ платьемъ въ суровое время года.
       Хотя въ жилахъ нынѣшнихъ грековъ течетъ много славянской и албанской крови, тѣмъ не менѣе и до сихъ поръ они держатъ себя съ необыкновеннымъ благородствомъ и развязностью. Врожденное чувство изящнаго замѣчаешь рѣшительно во всемъ — въ манерахъ, въ походкѣ, въ костюмѣ. «Я часто встрѣчалъ на улицѣ», говоритъ одинъ путешественникъ, «одного греческаго атамана и одного богатаго человѣка изъ Спарты; рука объ руку гуляли они взадъ и впередъ по улицѣ, съ такимъ гордымъ сознаніемъ своей красоты, что я никакъ не могъ вдоволь насмотрѣться на нихъ; они напоминали мнѣ исчезнувшихъ потомковъ царскаго рода, которые даже и подъ плащемъ нищаго умѣли сохранять свое древнее достоинство». Иностранца болѣе всего поражаетъ обычай многихъ грековъ носить въ рукѣ снурокъ съ деревянными или стеклянными четками, которые онъ перебираетъ, ходя по улицамъ, или во время разговора. Этотъ обычай не имѣетъ никакого религіознаго значенія, это просто привычка къ извѣстному движенію, точно также какъ у насъ многія женщины не могутъ не вязать чулокъ, какъ испанки не могутъ не играть вѣеромъ, многіе мужчины ходить безъ палки.
       При встрѣчѣ молодые греки, какъ и вездѣ въ Европѣ, приподнимаютъ шляпы, но хорошіе знакомые при встрѣчѣ обнимаются и цѣлуются. Поцѣлуи замѣняютъ у нихъ поклоны и пожиманія руки. Можно видѣть иногда даже, какъ часовой на гауптвахтѣ цѣяуется съ солдатомъ, который приходитъ къ нему на смѣну.
       Женщины и дѣвицы высшаго сословія одѣваются по европейски, только небольшая красная феска, вокругъ которой съ такою роскошью обвиваются толстыя косы, считается здѣсь признакомъ национальности, и это головное убранство удержали даже и теперь многія здѣшнія свѣтскія женщины: простой же народъ и бѣдныя гречанки какъ здѣсь, такъ и во всей остальной Греціи, носятъ костюмъ албанскій, лишь съ незначительными измѣненіями. Длинное шерстяное платье, или балахонъ, свѣшивается отъ шеи до ногъ и туго стягивается въ таліи краснымъ кушакомъ; сверхъ этого балохона надѣваютъ раскрытую на груди шерстяную кофточку на бѣлой или цвѣтной подкладкѣ. Въ праздникъ гречанки одѣваютъ вышитое платье, дѣвушки съ краснымъ шитьемъ, женщины съ чернымъ. На головѣ обыкновенно одѣтъ бѣлый платокъ, но ими гречанки драпируются чрезвычайно эффектно.
       Лица жеящинъ весьма смуглы, иногда даже темно-бронзовыя; волосы у всѣхъ черные, роскошные; но собственно красивыхъ гречанокъ очень мало. Всѣ онѣ отцвѣтаютъ чрезвычайно скоро, и это происходите, вѣроятно, отъ того, что онѣ большею частью, точно также какъ и сициліанки, кормятъ дѣтей своихъ грудью до 3-го, а иногда даже и до 4-го года. Не мало портитъ также ихъ кожу и измѣняетъ ихъ цвѣтъ лица — необыкновенно обильное употребленіе порошка, которымъ онѣ, съ очень раннихъ лѣтъ, пудрятъ себѣ лице.
       Небольшой городокъ Пирей, гдѣ считается немного болѣе 7 тысячъ жителей, главную часть которыхъ составляютъ торговцы и моряки, — кажется необыкновенно миловиднымъ и привѣтливымъ. Каменные дома и магазины, окаймляющіе синій заливъ, плотно тѣснятся другъ къ другу. Улицы вездѣ довольно чистыя, правильныя и широкія. Трактиры и кофейни съ греческими и французскими вывѣсками, ослы и мулы, навьюченные кипами товаровъ, ряды кораблей въ гавани и снующія между ними взадъ и впередъ лодки—сообщаютъ городу видъ европейской дѣятельности; a высокіе пирамидальные кипарисы между строеніями и толпы народа въ живописномъ костюмѣ на набережной — придаютъ ландшафту оригинальную прелесть. Трудно повѣрить, что этотъ городокъ началъ отстраиваться всего лѣтъ 27 тому назадъ, и что за 30 съ неболыпимъ лѣтъ, т. е. въ то время, когда высадился здѣсь, пріѣхавшій по случаю перенесенія столицы изъ Навпліи въ Афины, король Оттонъ — предшественникъ нынѣшняго короля Георга I, — тутъ было всего на всего двѣ, три самыхъ жалкихъ хижины. Отъ Пирея до Афинъ не болѣе 5-ти англійскихъ миль. По дорогѣ безпрестанно встрѣчаемъ или развалины, или остатки стѣны, которая въ древности была одною сплошною стѣною отъ Пирея до Афинъ. Дорога проложена такъ, что, подвигаясь впередъ, всегда видишь Акрополь. По дороге, за исключеніемъ немногихъ тополей, образующихъ мѣстами небольшія группы, здѣсь весьма мало зелени. Поля не привлекаютъ роскошною растительностью; большая часть земли безплодна, и нельзя не удивляться, какъ тутъ находятъ себѣ пищу тысячи овецъ и козъ, пасущихся на печальныхъ равнинахъ и каменистыхъ холмахъ вокругъ Афинъ. Лишь нѣсколько виноградниковъ привлекаютъ вниманіе путешественника, но, изсушенные палящимъ греческимъ солнцемъ, они вызываютъ сожалѣніе, также какъ и бѣдные люди, въ нихъ работающіе. Густое, темное облако пыли является необходимымъ снутникомъ тѣхъ, кто путешествуетъ по этой странѣ въ теченіи времени отъ мая до октября, такъ какъ за это время не выпадаетъ ни одной капли дождя на изсушенную долину Аттики: бѣлая пыль густымъ слоемъ покрываетъ виноградники, деревья и зелень. Пыль эта нигдѣ не смывается искуственно и не сносится вѣяньемъ освѣжительнаго вѣтерка ѣзда обыкновенно продолжается меньше часа. Наконецъ вы близко отъ города. Тутъ дорога дѣлается несравненно живописнѣе. Вы въѣзжаете въ оливковую рощу, которая называется священною: преданіе гласитъ, что она насажена самою Минервою. Огромныя деревья, съ узловатыми стволами и блѣдной зеленью, пощажены не только временемъ, но и варварствомъ различныхъ народовъ, которымъ пришлось здѣсь проходить. Остатки стѣнъ, построенныхъ предъ Пелопонесскою войною, мелькаютъ кой-гдѣ между священными оливами, а густыя фиговыя деревья и множество виноградниковъ оживляютъ пейзажъ. Съ лѣвой стороны показались загородные дома въ зелени фруктовыхъ садовъ, а прямо противъ васъ поднимаются холмы Музея и Акрополя съ сверкающимъ Парфенономъ. Но вотъ дорога повернула немного въ сторону и поднялась ослѣпительно бѣлая колоннада Тезеева храма, отражая солнечные лучи отъ своихъ многочисленныхъ колоннъ и стѣнъ. Оставивъ пазади храмъ Тезея, въѣзжаешь въ улицу Гермеса. Новый городъ не имѣетъ ни обводныхъ стѣнъ, ни воротъ и въѣздъ въ Афины по дорогѣ изъ Пирея не производитъ хорошаго впечатлѣнія: эта часть города грязна и неопрятна. Дома чрезвычайно узки и низки; почти всегда одноэтажные и по большой части безъ оконъ; на ночь и въ дурную погоду отверстія, служащія вмѣсто оконъ, закрываютъ деревянными ставнями. Во время сухаго вѣтра здѣсь бываетъ страшная пыль, такъ что трудно даже дышать, въ дождливое время — слякоть.
       Если въ фантазіи юнаго туриста разыгрывалась картина блестящаго и быстраго процвѣтанія новой Греціи, то при первомъ вступленіи въ Афины эта иллюзія совершенно исчезнетъ. Да и не только здѣсь, а и въ очень многихъ мѣстностяхъ и городахъ Греціи — видны грязь, запустѣніе и вообще какое-то неустройство. Греція высоко поднялась во мнѣніи всѣхъ образованныхъ людей во время своей славной войны за свободу; но это была только одна вспышка. Вся страна слишкомъ бѣдна для того, чтобы процвѣтать. Грекъ трудолюбивъ, даже такъ трудолюбивъ, что подобнаго прилежанія рѣшительно нигдѣ не встрѣтишь на югѣ. Но всѣ его усилія будутъ напрасны до тѣхъ поръ, пока страна его не будетъ богаче населена и съ увеличившимся народонаселеніемъ не съумѣетъ лучше воспользоваться обильными сокровищами земли и прекрасными гаванями морскаго берега.
Tags: НЭДБ, книга
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments