Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Греция. Афины






Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:208
АФИНЫ.
Бедствія и превратности судьбы этого города. — Храмъ Тезея. — Холмъ Пииксъ. — Ареопагъ.—Акрополь. — Пропилеи. — Пинакотека— Храмъ Безкрылой побѣды. — Парфенонъ — Видъ этихъ памятпиковъ въ настоящее время и ихъ значеніе въ прошлом.

      Афины — отечество искуства и краснорѣчія, пріютъ знаменитѣйшихъ философовъ, ораторовъ, поэтовъ, скульпторовъ, которымъ удивляются и подражаютъ еще и теперь. Планъ Афинъ очень простъ. Двѣ главныя улицы прорѣзываютъ весь городъ вдоль и поперегъ и подъ прямымъ угломъ пересѣкаютъ одна другую по серединѣ; одна улица, какъ мы уже упомянули выше — улица Гермеса, продоженіе дороги, ведущей изъ Пирея; она идетъ отъ востока къ западу и теряется въ прекрасныхъ садахъ, окружающихъ королевскую резиденцію. Эта улица была бы совершенно прямая, еслибы на одномъ мѣстѣ маленькая, живописная, древняя византійская церковь не выступала впередъ и такимъ образомъ не дѣлала бы легкаго выгиба. Другая улица — Эола, идетъ отъ юга къ сѣверу и начинается около Акрополя, у башни Вѣтровъ. Улица Гермеса раздѣляетъ городъ на двѣ половины, можно сказать на двѣ отдѣльныя эпохи. Направо лежитъ старый городъ. Тутъ вы видите Акрополь и храмъ Тезея, Пниксъ и Ареопагъ, древности и развалины, тѣсныя улицы на обломкахъ старины, гдѣ и самая почва поднялась такъ, что основанія нынѣшнихъ домовъ лежатъ выше кровель старинныхъ построекъ. Налѣво раскидывается новый городъ: тамъ университетъ, новый соборъ, дома французскаго и англійскаго посольствъ, прямыя улицы, европейскія зданія и магазины.
      Великіе памятники старины здѣсь привлекаютъ путешественника гораздо болѣе, чѣмъ новый городъ и самая жизнь нынѣшнихъ афинянъ. Это происходитъ можетъ быть потому, что жизнь нынешнихъ грековъ мало успѣла развиться, такъ какъ они еще недавно освободились изъ подъ тяжкаго чужеземнаго гнета, и въ 1871 году справляли только первый пятидесятилѣтній юбилей своей независимости. Нынѣшнее поколѣніе грековъ еще ничего не успѣло создать новаго и достойнаго удивленія, чтобы уподобиться своимъ предкамъ, которыхъ славное прошедшее своимъ блескомъ заслоняетъ настоящее.
      Поэтому и мы, по примѣру другихъ, обратимся сначала къ древностямъ; но чтобы лучше ихъ себѣ уяснить, вспомнимъ прошлое этого города... не то прошлое временъ Перикла, когда съ такимъ блескомъ процвѣтали — греческое образованіе, поэзія, живопись, скульптура, даже не время ихъ упадка... Все это, разумѣется, слишкомъ хорошо извѣстно нашимъ читателямъ и къ тому же мы кое-что припомнимъ изъ этого при обзорѣ памятниковъ. Теперь мы дадимъ бѣглый очеркъ тѣхъ перемѣнъ, которыя претерпѣли Афины въ болѣе близкое и вмѣстѣ съ тѣмъ наименѣе извѣстное намъ время.
      Афины въ древнее время не отличались роскошными домами, но на всѣхъ улицахъ и площадяхъ стояли большіе храмы, портики, статуи и жертвенники. Вблизи города были тѣнистыя рощи и аллеи; но частныя жилища не славились особеннымъ богатствомъ. Гражданинъ принадлежалъ только государству и его частная жизнь совершенно исчезала въ государственной, поэтому древній обычай не допускалъ блеска и роскоши частныхъ жилищъ. Все великолѣпіе должно было сосредоточиться на общественныхъ зданіяхъ. Вотъ почему дома частныхъ лицъ были очень невелики и строились изъ кирпичей, высушенныхъ на воздухѣ, какъ дома въ Номпеѣ и Геркуланумѣ. Балконы верхняго этажа часто свѣшивались на улицу. Дома Фемистокла, Аристида, Мильтіада и др. были не лучше домовъ простыхъ людей; но государственныя постройки были такъ велики въ древней Греціи, что ихъ еще не превзошли въ этой странѣ современныя зданія. Однако, во времена Перикла уже начинаютъ строить болѣе роскошные частные дома и затѣмъ роскошь, комфортъ и блескъ все болѣе входятъ въ частную жизнь. Но, повторяемъ, это было уже въ болѣе поздній періодъ; прежде же улицы были такъ кривы и тѣсны, а дома такъ малы и неудобны, что чужестранецъ, попавшій въ этотъ городъ, могъ справедливо усомниться, это ли знаменитые Афины; но такое сомнѣніе исчезало, когда глазамъ его представлялся Одеонъ — великолѣпный, большой театръ и высоко подымающійся, достойный удивленія Парфенонъ, который возвышался прямо надъ театромъ и приводилъ каждаго зрителя въ неописанный восторгъ.
      За 150 лѣтъ до Р. X. Греція подпала подъ римское владычество, но и послѣ этого она еще долго пользовалась совершеннымъ покоемъ, такъ что еще во 2-мъ вѣкѣ по Р. X. въ ней процвѣтало искуство. Римскіе императоры относились съ болыпимъ вниманіемъ къ Афинамъ изъ уваженія къ ихъ великому прошлому. Афины пали, когда варвары, жертвою которыхъ сделалось римское государство, неудержимо стали стремиться въ Грецію. Прежде всего пришли скифы въ половинѣ III- го столѣтія по Р. X. Хотя они и были отражены, но деревья въ Аттикѣ были сожжены, храмы боговъ разрушены.
      Въ концѣ ІѴ-го столѣтія по Р. X. явился король Готовъ Аларикъ — велнкій разрушитель греческихъ древностей. Онъ опустошилъ страну до самой южной оконечности Пелопонеса. Однако и послѣ этого, въ 5-мъ вѣкѣ, Афины опять поднялись и были еще въ это время центромъ тогдашней науки и образованности. Послѣдній часъ Афинъ пробилъ въ половинѣ 6-го столѣтія, въ царствованіе Юстиніана 1-го. Это было время неудержимаго движенія славянскихъ народовъ на Византійскую имперію. Они подходили не только къ Константинополю, но проникали гораздо южнѣе: въ Фессалію, Ливадію и даже въ Пелопонесъ. Тогда ни одинъ клочекъ земли, ни одна гора не остались въ Аттикѣ не опустошенными. Афины были покинуты жителями и Аттика почти 4 столѣтія затѣмъ оставалась незаселенною пустынею. Афиняне бѣжали, какъ ихъ великіе предки во время персидской войны, на островъ Саламинъ, гдѣ они построили дома и церкви. Лишь немногіе остались въ Акрополѣ и городскихъ башняхъ. Вскорѣ однако на этихъ оставшихся напали разбойники изъ Пелопонеса, расхитили все, что они нашли, и удалились въ горы. На опустѣвшихъ улицахъ выросли деревья, а черезъ нѣсколько десятковъ лѣтъ и весь знаменитый городъ былъ покрытъ густымъ оливковымъ лѣсомъ.
      Около 746 года въ городѣ случился страшный пожаръ: онъ истребилъ деревья, дома и древности. Огонь уничтожилъ и виноградники Пирея, обработываемые афинянами изъ Саламина; къ этому бѣдствію присоединилось еще и землетрясеніе, которое помогло уничтожить послѣдніе остатки. Послѣ этого несчастія Афины представляли совершенно заброшенную пустыню и скоро сделались византійскою Сибирью. Того, кто впадалъ въ немилость при константинопольскомъ дворѣ, отправляли въ изгнаніе на афинскій Акрополь. Только въ началѣ Х-го столѣтія встрѣчаются опять извѣстія объ Афинахъ. Въ это время жители всей Аттики собрались сюда, но тѣмъ не менѣе населеніе города было совершенно незначительно. Таково было положеніе Афинъ, когда при раздроблены византійскаго государстза въ 1204 году Аттика и Беотія достались барону Бургундскому Отто-фонъ-Ларошу. Два съ половиною столѣтія оставались эти области подъ властію афинскихъ герцоговъ, которые происходили то изъ бургундскаго, то изъ испанскаго, то изъ флорентинскаго рода. При нихъ Афины быстро стали разцвѣтать. Какъ резиденція, они были украшены прекрасными зданіями и населились множествомъ знатныхъ французскихъ фамилій изъ Бургундіи, Шампани и Прованса, испанскими фамиліями изъ Каталоніи и Болеарскихъ острововъ и итальянскими изъ Генуи, Неаполя, Флоренции и Сициліи. Вездѣ появились рыцарскіе замки и феодализмъ водворился въ Аттикѣ. Въ 1456 году Афинами овладѣли турки. Нѣсколько разъ венеціанцы тщетно пытались отнять этотъ городъ у турокъ. Во время одной осады венеціанская бомба разрушила Парфенонъ, и Афины снова были совершенно разорены. Три года они оставались пустыми; жители разсѣялись по Мореѣ и венеціанскимъ островамъ. Однако постепенно въ покинутый городъ стали возвращаться греческія семейства, a вмѣстѣ съ ними и множество турокъ. Съ этихъ поръ Афины, какъ и вся Греція, подпали подъ власть турокъ и находились у нихъ въ совершенномъ рабствѣ до 1821 года, когда вспыхнула греческая война за независимость.
      Послѣ этого краткаго очерка ужасныхъ перемѣнъ въ судьбѣ Афинъ, мы не будемъ болѣе удивляться, что до насъ дошли лишь скудные памятники древняго, афинскаго великолѣпія. Напротивъ того, намъ покажется непонятпымъ, что еще такъ много спаслось отъ всеобщей гибели. На Акрополѣ, по развалинамъ построекъ Перикла, мы, какъ по палимпсесту (древняя возстановленная рукопись), можемъ, хотя и съ трудомъ, составить себѣ понятіе о потерянномъ величіи; но за то внизу, въ самомъ городѣ, о постройкахъ и памятникахъ котораго разсказываетъ столько удивительнаго путешественникъ Павзаній (въ половинѣ 2-го столѣтія по P. X.), почти все древнее великолѣпіе исчезло безъ слѣда. Только прекрасный храмъ Тезея и памятникъ Лизикрата (Лизикратъ былъ предводитель хора; хоры въ древности состязались въ нѣніи и побѣдившій получалъ въ награду треножникъ, который и выставлялся на особой подставкѣ на улицѣ, такъ что была даже особая улица треножниковъ) — вотъ все что осталось здѣсь отъ древняго времени.
      Мы начнемъ осматривать памятники внизу съ храма Тезея, тѣмъ болѣе что ни одинъ изъ древнихъ афинскихъ памятниковъ не уцѣлѣлъ такъ хорошо, какъ этотъ храмъ. Сама судьба берегла этотъ памятникъ. Построенный въ сторонѣ отъ города куда не долетали венеціанскія бомбы и турецкія ядра, онъ часто служилъ самымъ низкимъ цѣлямъ : былъ пороховымъ магазиномъ, казармой для солдатъ, конюшней для мулловъ, но уцѣлѣлъ лучше Парфенона, лучше всѣхъ другихъ остатковъ старины. Твердость постройки спасла его отъ землетрясеній, а простота отъ собирателей и похитителей древностей.
      Не имѣя изящныхъ украшеній Парфенона и другихъ памятниковъ, онъ спасся и отъ грабительства извѣстнаго англичанина, лорда Эльгина, который прославился, какъ мы увидимъ ниже, тѣмъ, что вывезъ изъ Афинъ множество великолѣпнѣйшихъ древностей, оборвалъ лучшія украшенія храмовъ и зданій этого города. Храмъ Тезея даетъ полное понятіе о необыкновенномъ искуствѣ древнихъ строителей: весь эфектъ этихъ зданій основанъ на правильномъ, гармоническомъ сочетаніи линій и на пропорціональномъ соотношеніи частей.
      Когда, при проѣздѣ изъ Пирея въ Афины, въ первый разъ мелькомъ видишь храмъ Тезея, то онъ кажется необыкновенно громаднымъ строеніемъ. На дѣлѣ же онъ вовсе не великъ: въ длину онъ имѣетъ около 33-хъ французскихъ метровъ, въ ширину около 14-ти, въ вышину слишкомъ 10. Такимъ образомъ онъ имѣетъ форму узко-продолговатую и украшенъ по фасадамъ шестью колоннами на каждомъ; по бокамъ 13 на каждомъ, всего 38 дорическихъ, вполнѣ до нынѣ сохранившихся колоннъ. Кровля пострадала болѣе другихъ частей зданія; но и теперь еще она можетъ служить единственнымъ образцомъ древняго способа крыть зданія такъ какъ крыша Парфенона уже давно не существуете Внутренность храма, въ древности раздѣленнаго на отдѣленія, которыя соотвѣтствовали потребностямъ языческаго культа, была превращена впослѣдствіи въ храмъ христіанскій. Теперь здѣсь устроенъ музей, въ которомъ хранятся древнія вещи, особенно произведенія греческаго ваянія, и цѣльныя, и въ обломкахъ.
      Храмъ этотъ былъ построенъ въ 465 году до Р. X., т. е. за 30 лѣтъ до Парфенона. Первоначальное его назначеніе было служить надгробнымъ памятникомъ герою, въ честь котораго онъ построенъ. Тезей любимѣйшій афински герой. Преданіе говоритъ, что многіе греческіе воины видѣли тѣнь Тезея, носившуюся надъ ними въ облакахъ въ день Марафонской битвы. Барельефы, украшавшіе прежде этотъ храмъ, всѣ изображали подвиги Тезея.
      Тезеевъ храмъ и теперь еще остается однимъ изъ украшеній Афинъ, а площадка передъ нимъ — любимымъ мѣстомъ, куда чаще всего приходятъ нынѣшніе афиняне погулять и повеселиться. Во вторникъ на Святой недѣлѣ тутъ бываетъ народное гулянье, гдѣ молодые греки пляшутъ танецъ, который, по народному преданію, исполнялъ самъ Тезей. Первый холмъ ближайшій къ храму Тезея, знаменитый Пниксъ, на которомъ бывали въ продолженіи нѣсколькихъ вѣковъ афинскія народныя собранія. Чтобы добраться до него нужно пройти пустынное поле, усѣянное мелкими, острыми камнями. Если эти прогулки и осмотръ древностей вы предпринимаете днемъ и лѣтомъ,— то всюду на открытомъ мѣстѣ васъ будетъ немилосердно жечь горячее греческое солнце и при этомъ южный вѣтеръ дуетъ вамъ въ лице, точно изъ раскаленной печи. Но вотъ передъ вами открылась ровная полукруглая площадь, которая, приподымаясь въ одну сторону, оканчивается вертикальной гранитной скалой съ вырубленной на верху маленькой площадкой, служившей, по всей вѣроятности, трибуной ораторамъ. Отсюда раздавались голоса Эсхина, Демосфена, Перикла; здѣсь обсуждались и рѣшались важнѣйшія государственныя дѣла. И мѣсто для этого, говоритъ одинъ путешественникъ, выбрано необыкновенно удачно. «Съ одной стороны видѣнъ Парфенонъ, съ другой храмъ Тезея, посвященные — одинъ мудрости, другой силѣ, а позади Ареопагъ, какъ идея верховнаго правосудія. Что можно придумать лучше этой обстановки! Непонятно только, какъ афинскіе демагоги собирались подъ открытымъ небомъ, подъ этими палящими лучами солнца! Въ наше время самая любовь къ отечеству любитъ комфортъ...»
      Отъ Пникса перейдемъ къ другому холму— Ареопагу, который находится отъ него очень недалеко. Ареопагъ — это названіе перваго, извѣстнѣйшаго греческаго судилища. Въ скалѣ сѣраго гранита высѣчены грубыя ступени. Когда поднимешься по этой лѣстницѣ, то взойдешь на площадку, вырубленную въ видѣ правильнаго полукружія въ каменномъ утесѣ. Вокругъ, какъ въ театрѣ, изгибаются высѣченныя въ скалѣ сидѣнья, похожія на выгнутый подковою рядъ грубыхъ, каменныхъ креселъ. Здѣсь передъ алтаремъ Эвменидъ (богини мщенія, фуріи), собирался Ареопагъ въ свои ночныя засѣданія. Сюда-то въ виду Акрополя и Пникса, къ этому страшному суду, приводили обвиняемыхъ и присуждали имъ наказанія.
      Перейдемъ къ Акрополю, и теперь еще составляющему славу и гордость Афинъ. Какъ древніе называли Афины Элладою въ Элладѣ, такъ Акрополь — Афины въ Афинахъ. И действительно, Акрополь — собраніе всего высшаго, что сдѣлалъ человѣческій духъ въ скульптурѣ и ваяніи. Акрополь— это отвѣсная скала (вышиною около 160 метровъ надъ уровнемъ моря); по крайней мѣрѣ съ своей сѣверной, южной и восточной стороны онъ возвышается почти отвѣсными стѣнами скалъ и только на западѣ лишенъ этой естественной защиты. Потому то западная сторона и служила всегда входомъ въ Акрополь. Географическое положеніе Акрополя много способствовало его историческому значенію въ древности. Высокая, неприступная съ трехъ сторонъ скала, такъ сказать природная твердыня, естественно, сама подала мысль о сооруженіи на ней искусственной крѣпости и о сохранены въ ней всего, что было дорого и священно для жителей страны. Думаютъ также, что самые жители, прежде чѣмъ разселиться въ долинѣ, поселились сначала на скалѣ.
      Каждый кто взойдетъ въ ограду, образуемую этими стѣнами, непременно въ изумленіи остановится передъ образцовымъ созданіемъ древняго искусства, — передъ Пропилеями, построенными греками временъ Перикла. Постройка этихъ Пропилеи стоила 2012 талантовъ, т. е. болѣе 3 милліоновъ рублей на наши деньги. Пропилеи служили торжественными входными воротами въ Акрополь. Они состоять изъ главнаго фасада, т. е. стѣны, прорѣзанной пятью аркообразными отверстіями и изъ двухъ боковыхъ пристроекъ. Какъ главное строеніе, такъ и боковыя украшены великолѣпными мраморными колоннами. Къ лѣвой пристройкѣ прилегаетъ еще зала, извѣстная подъ именемъ Пинакотеки, бывшая въ древности картинного галлереею. Теперь она обращена въ кладовую для храненія различныхъ древностей, но преимущественно для произведены скульптуры, которыя почти ежедневно отрываютъ въ этихъ мѣстах. Вправо отъ Пропилеи возвышается маленькій, но весьма изящный храмъ Безкрылой Побѣды. Почему въ этомъ храмѣ афиняне поставили статую Победы безъ крылъ, тогда какъ обыкновенно эта богиня изображалась съ крыльями, это объяснять вамъ различно; но самымъ основательнымъ кажется то толкованіе, что афиняне затѣмъ поставили у себя Побѣду безъ крылъ, чтобы она отъ нихъ никуда не улетѣла. Храмъ Безкрылой Побѣды совершенно былъ разрушенъ при оборонѣ Акрополя турками противъ венеціанъ и изъ матерьяла его даже была сдѣлана батарея. Но въ 1835 году, очищая Пропилеи отъ турецкихъ построекъ, которыми они были загромождены, открыли не только основаніе, но и большую часть этого изящнаго мраморнаго храма и возсоздали его съ удивительным терпѣніемъ и искуствомъ.
      Черезъ Пропилеи, по неправильно нагроможденнымъ обломкамъ, подходишь къ Парфенону, прекраснѣйшему и величайшему храму древности. Двѣ пустынный залы, стоящія на возвышенномъ основаніи и окруженныя перистилемъ дорическаго ордена (*) въ 46 колоннъ, безъ крыши, фронтоновъ и статуй, — вотъ все, что остается намъ отъ Парфенона въ настоящемъ. Конечно, эти стройно уходящія въ высь колонны и карнизы крыши и потолка возбуждаютъ удивленіе и восторгъ своей пропорціональностью и дивной красотой, но все-таки, при первомъ взглядѣ, фантазія не можетъ изъ этого ужаснаго разрушены, въ которомъ лежитъ теперь Парфенонъ, живо возсоздать себѣ целое во всемъ его стройномъ величіи. Колонны, которыя подпирали прежде крышу и теперь лишены ея, жалобно смотрятъ на чудное восточное синее небо, а кругомъ, внутри храма, валяются одинъ на другомъ прекрасные обломки зданія. Парфенонъ считается самымъ совершеннымъ памятникомъ греческаго зодчества. Это памятникъ великихъ дарованій, ума, находчивости и изящнаго вкуса древнихъ грековъ. Вмѣстѣ съ нимъ для каждаго грека связано много дорогихъ воспоминаній. Парфенонъ былъ посвященъ покровительнице города Афинѣ-Парфеносъ, что значить дѣвственница (по латынѣ Минервѣ). Надь сооруженіемъ его трудились нѣсколько знаменитѣйшихъ художниковъ подъ главнымъ наблюденіемъ Фидія, который самъ изваялъ главную святыню и лучшее украшеніе храма статую богини Афины, всю изъ слоновой кости и золота, драгоцѣнную по качеству матеріаловъ и безцѣнную по красотѣ исполненія. Фронтонъ Парфенона былъ украшенъ скульптурными изображеніями; между прочимъ здѣсь представлена была процессія Великихъ Панафиней (афинскы праздники). Парфенонъ самымъ тѣснымъ образомъ связанъ съ Великими Панафанеями, которыя праздновались въ теченіи 6 дней, но только одинъ разъ въ 4 года. о за то въ эти 6 дней можно было испытать всевозможныя удовольствія. Тутъ зрителямъ наглядно, во всемъ блескѣ представлялась полная картина жизни афинянъ съ ихъ вѣрованіями, понятіями, со всѣми ихъ талантами къ разнообразнымъ искусствам!.. Праздники эти обыкновенно начинались представленіями въ Одеонѣ (театрѣ), гдѣ слушали пѣніе, чтеніе, игру на кифарѣ и флейтѣ. Затѣмъ слѣдовали гимнастическія игры: тутъ кромѣ бѣганья, борьбы, былъ бѣгъ сз факелами въ безлунную ночь. Не далеко отъ Пирея былъ гипподромъ (конское ристалище), гдѣ состязались всадники и колесницы. Передъ гаванью шли другія увеселенія — состязанія тріэръ, т. е. весельныхъ судовъ въ три ряда веселъ. Тому кто побѣдилъ давали деньги на быковъ для благодарственной жертвы. Въ концѣ праздниковъ предпринималась процессія, собиравшаяся съ восходомъ солнца. При этомъ несли коверъ, на которомъ были вытканы подвиги богини Афины, событія изъ мѣстной исторіи и даже изображенія отличившихся гражданъ. Въ процессіи принимали участіе всѣ побѣдители предшествующихъ дней и Афиняне всѣхъ возрастовъ на колесницахъ, лошадяхъ и пѣшкомъ. Всѣ колоніи должны были къ этимъ праздникамъ прислать посольство и принести въ даръ богинѣ Афинѣ овецъ и быковъ; обыкновенно въ это же время присутствовали послы и другихъ городовъ. Въ преддверіи храма и въ самомъ храмѣ хранились развыя дорогія приношенія. Въ заднемъ отдѣлевіи его была казна. Въ Великія Панафинеи на мраморной доскѣ выставлялся отчетъ всѣмъ ея расходамъ. Во время самаго празднества у ногъ статуи садились государственные чиновники и судьи на состязаніяхъ и они передъ лицемъ богини давали побѣдителямъ вѣнки и трофеи. Публика стояла внизу храма и въ галлереяхъ. По окончаніи празднествъ двери Парфенона запечатывались и храмъ дѣлался казнохранилищемъ. Слѣдовательно Парфенонъ открывался одинъ разъ въ 4 года, въ казну же входили съ другой стороны и открывали только ту часть, гдѣ она хранилась.
      Знаменитая статуя богини Афины украшала собою Парфенонъ до ѴІІ-го вѣка, когда при Юстиніанѣ, она перенесена была вмѣстѣ съ другими афинскими памятниками въ Византію. Готы и другіе народы, грабившіе и разрушавшіе Афины, по какому-то особенному чуду пощадили Парфенонъ. Онъ только потерпѣлъ нѣкоторое измѣненіе при обращеніи его въ храмъ христіанскій, но первое страшное поврежденіе нанесено было этому дивному зданію въ І687 г. Въ это время турки, осажденные венеціанами, устроили въ Парфенонѣ пороховой магазинъ. Осаждающіе пустили туда съ высоты Пникса бомбу, которая, упавъ въ самый складъ пороха, произвела страшный взрывъ и такое разрушеніе, что куски мрамора долетали до лагеря осаждающихъ.
      Турки, оставшіеся хозяевами Акрополя, устроили въ Парфенонѣ мечеть и какъ на ея постройку, такъ и на постройку своихъ жилищъ, не брали другихъ матеріаловъ, кромѣ тѣхъ великолѣпныхъ мраморовъ, которые находили тутъ же подъ рукой. Однако не они, а цивилизованные европейцы окончательно разорили Парфенонъ. Въ прошломъ столѣтіи французкій посолъ при Оттоманской портѣ, графъ Шуазель, увезъ во Францію, съ позволенія турокъ, нѣсколько обломковъ изъ Парфенона. По его примѣру въ 1801 году англійскій посолъ, лордъ Эльгинъ, сдѣлалъ настоящее нашествіе на Парфенонъ. Обломки колоннъ, статуи, фронтоны, карнизы, надписи и множество другихъ орнаментовъ, словомъ все, что можно было увезти, увезено было имъ въ Англію на нѣсколькихъ корабляхъ. Такимъ образомъ лордъ Эльгинъ лишилъ храмъ послѣднихъ остатковъ скульптуры и оставилъ одинъ остовъ великаго зданія. Байронъ нашелъ имя лорда Эльгина вырѣзаннымъ на одной изъ колоннъ Парфенона и справедливо приписалъ подъ нимъ, что его соотечественники докончили то, чего не успѣли сдѣлать варвары. Художнику, желающему въ подробности изучить орнаменты этого чуднаго храма, надо теперь ѣхать не въ Афины, а въ Лондонъ, въ британскій музей, купившій греческіе мраморы Парфенона у лорда Эльгина за 20000 франковъ. Но, несмотря на это, еще и теперь опустошенный, ограбленный и полуразрушенный Парфенонъ прекрасенъ. Вблизи его точно также какъ и внутри стѣнъ, разбросано и свалено въ груды множество драгоцѣнныхъ обломковъ статуй и орнаментовъ, составлявшихъ прежде украшеніе этого зданія.
      Греки жалуются, что важнѣйшіе остатки ихъ искуства разсѣяны по свѣту вдали отъ ихъ родины. Въ самомъ дѣлѣ греческіе памятники наводнили всѣ европейскіе музеи. «Но можетъ быть, говоритъ одинъ путешественникъ, эта мраморная эмиграція и принесла Греціи свою долю пользы, можетъ быть она не менѣе, чѣмъ храбрость современныхъ грековъ помогла ихъ освобождение Всѣ эти Шуазели, Эльгины и другіе грабители Акрополя, султаны и паши, раздававшіе европейцамъ греческія статуи, не воображали, что посылаютъ въ Европу ходатаевъ за освобожденіе Греціи.» Образованнѣйшіе люди Европы, познакомившись съ памятниками старины, съ необыкновеннымъ сочувствіемъ относились къ ней во время ея борьбы за независимость.

      (*) Эти ордена болѣе всего различаются между собою по коллонамъ. Доріиская коллона довольно массивна, не имѣетъ базиса или основанія, кверху слегка съуживается и заканчивается самымъ простымъ канителемъ. Iопійская колонна выше и легче дорійскоіі, стоитъ на базисѣ (представляющемъ подобіе обуви) и капитель ея украшена завиткомъ на подобіе женскаго локона; а коринфская колонна еще сложнѣе и капитель ея представляетъ корзину съ цвѣтами и листьями. Греческіе храмы вообще имѣли видъ продолговатыхъ четырехугольников, снаружи украшенныхъ коллонадами.
Tags: Греция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments