Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Греция. Образование





Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:229

ОБРАЗОВАНАЕ
Первоначальное образованіе. — Уииверситетъ. — Страсть гречсскаго народа къ наукь. — Лишенія университетской молодежи. — Какая карьера предстоитъ въ будущень образованному греку. — Женскій институтъ Арсакеонъ.

       Не одинъ торговый, промышленный духъ представляетъ характерную черту этой націи: греки издавна выказали самое горячее стремленіе къ образованію. Не смотря на то, что большая часть образованной Европы смотрѣла еще лѣтъ пятьдесятъ назадъ на женщину, какъ на существо болѣе низкое, чѣмъ мужчина, не смотря на дурной примѣръ турокъ въ этомъ отношеніи, въ семейной жизни грековъ, даже и въ тѣ времена, было гораздо болѣе согласія, искренности и чистоты, чѣмъ у многихъ болѣе образованныхъ народовъ юга; греки уже и тогда обращались къ женщинѣ съ уваженіемъ и любовью, какъ къ подругѣ и матери ихъ дѣтей. Уже по одному этому, они смѣло могутъ надѣяться на высшее нравственное образованіе въ будущемъ.
       «О золотая луна, что свѣтитъ мнѣ на пути къ наукѣ, — самый драгоценный даръ Бога», такой былъ припѣвъ пѣсни, которую распѣвали греческіе мальчики, отправляясь ночью въ школу, во время турецкаго господства.
      Каждый грекъ, какъ тогда, такъ и теперь, съ благоговѣніемъ указывая на луну, повторяетъ дѣтямъ тѣже стихи и разсказываетъ имъ, какъ она помогала ихъ отцамъ и дѣдамъ ходить въ школу въ мрачныя времена оттоманскаго господства. Чтобы избѣгнуть преслѣдованій турокъ, греческіе дѣти и ихъ родители ночью, тайкомъ подкрадывались къ дому учителя и тамъ продолжали, также тайно и тихо, свои занятія. Такимъ образомъ деревенская школа и дома многихъ учителей дѣлались мѣстомъ тайнаго собранія, хотя и не съ цѣлями революціонной пропаганды, а съ цѣлями взаимнаго просвѣщенія. Въ то время греческихъ школъ было очень мало, но, едва возможно было открыть школу, не смотря на всю нищету свою, греки тотчасъ собирали деньги. Конечно, обученіе того времени было весьма жалкое, но эти факты все-таки доказываюсь, какъ сильно было всегда въ грекахъ стремленіе къ образованію. Это стремленіе не ослабѣваетъ и потомъ. Послѣ 1828 года, т. е. тотчасъ послѣ окончанія борьбы за свободу, когда поля Греціи еще дымились кровью, а на мѣстѣ вырубленныхъ оливковыхъ рощъ виднѣлись палатки солдатъ, въ рядахъ грековъ не прекращались еще междоусобія, — греческое правительство издавало уже декреты объ открытіи школъ и народъ повсюду громко требовалъ основанія лицеевъ и академій. Но какъ открыть эти общественныя заведенія, когда государство, истощенное войною, не имѣло никакихъ средствъ и на насущныя потребности? Тогда болѣе зажиточные греки, со всѣхъ копцовъ Греціи и со всѣхъ концовъ свѣта, гдѣ только они жили, присылаюъ громадныя пожертвованія на образованіе... Многіе тутъ выказали истинное самоотверженіе: было много примѣровъ того, что жертвовали всѣмъ состояніемъ; некоторые греческіе богачи давали обѣщаніе не жениться, чтобы по смерти оставить все свое состояніе въ пользу учебныхъ заведеній. Этому помогли и многіе европейскіе мыслители и образованные люди, поклонники древне-греческаго образованія. Увѣренные, что новые греки воскресятъ духъ своихъ предковъ, они тоже жертвовали часто всѣмъ своимъ состояніемъ.
       Въ 1830 году, т. е. 2 года спустя, по отчетамъ министерства народнаго просвѣщенія, въ Греціи уже считалось 12 тысячъ учащихся изъ 700 тысячъ народонаселенія. Народъ еще въ то время совсѣмъ не успѣлъ оправиться, но у него гораздо болѣе было заботы объ образованіи, чѣмъ о матеріальномъ улучшеніи своего положенія. Вотъ какъ описываете одинъ извѣстный путешественникъ положеніе народа и его стремленіе къ образованію въ это время: «Есть города и деревни, опустошенные войною; среди одичалости и развалинъ безмолствуетъ печальный остатокъ народонаселенія, а на церковномъ подворьѣ малолѣтнія дѣти тѣснятся кругомъ приходскаго священника, который, укрываясь съ ними отъ солнца въ тѣни погорѣлаго зданія, учитъ ихъ по лоскуткамъ книгъ и заставляетъ чертить буквы на пескѣ».
       Понятно, что при такой общей, страстной жаждѣ знанія, Греція, за эти 40 лѣтъ, ни въ чемъ не сдѣлала такихъ успѣховъ, какъ въ образованіи, и особенно въ образованіи народномъ. По офиціальнымъ отчетамъ, въ общественныхъ и частныхъ заведеніяхъ, теперь учатся 81,197 человѣкъ, при народонаселеніи въ 1.457.894 ч. это выходитъ одинъ ученикъ на 18 жителей, между тѣмъ, какъ у насъ еще и теперь, одинъ учащійся считается среднимъ числомъ на 77 человѣкъ. Общественный школы содержатся частью общинами, частью государствомъ. Въ большей части изъ нихъ учатъ чтенію, письму, арифметикѣ, катехизису, первымъ началамъ грамматики, элементарнымъ свѣдѣніямъ изъ исторіи, географіи, естественной исторіи, земледѣлію и рисованію. Семинарія въ Афинахъ приготовляетъ народныхъ учителей. Въ гимназіяхъ изучаютъ: древне-греческій языкъ, латинскій и французскій, математику, исторію, географію, логику, анатомію, физику и естественную исторію. Кромѣ народныхъ школъ, гимназій и семинарій для учителей, тутъ есть военная и политехническая школа, высшее нормальное училище, земледѣльческая школа, женскій институте Арсакеонъ, институтъ королевы Амаліи, 7 лицеевъ и наконецъ университете.
       Афинскій университетъ основанъ въ 1835 году и растетъ съ каждымъ годомъ: теперь онъ уже имѣетъ 50 профессоровъ и болѣе 1200 студентовъ: между ними чрезвычайно много грековъ изъ турецкихъ провинцій. Зданіе университета одно изъ лучшихъ въ Афинахъ. Оно построено изъ ослѣпительно бѣлаго мрамора и въ древне-греческомъ стилѣ. Къ переднему фасаду примыкаете прекрасная галлерея, съ бѣлыми мраморными колоннами.
       Афинскій университетъ открытъ для всѣхъ званій, безъ всякой платы, и любовь къ ученію молодежи, говорятъ, здѣсь замѣчательная. Тутъ, разумѣется, какъ и вездѣ, есть даровитые и бездарные юноши, но всѣ единогласно утверждаютъ, что чрезвычайно рѣдко можно встрѣтить юношу, ничего не дѣлающаго, не занимающагося серьезно своимъ предметомъ. Результатъ этихъ занятій бываетъ различенъ, но нѣтъ ни одного, который вступилъ бы въ университете только для того, чтобъ называться студентомъ. Едва только открылся университете, толпы молодежи, со всѣхъ концовъ Греціи, стали въ него стекаться. Множество мальчиковъ приходили издалека въ Афины босикомъ, ѣли сухой хлѣбъ, приготовляли другъ друга къ гимназіямъ и къ университету, и такимъ образомъ весьма многіе сдавали вступительные экзамены въ эти заведенія. Тутъ бываютъ часто такіе случаи: приходятъ юноши въ Афины съ нѣсколькими драхмами въ карманѣ, опредѣляются слугою къ какому нибудь зажиточному человѣку, или въ какой нибудь магазинъ, выговаривайте за всѣ свои услуги только пристанище и кусокъ хлѣба вмѣстѣ со слугами и право на 3 часа въ день ходить на лекціи. Ночью такой молодой человѣкъ обыкновенно занимается, а вечеромъ и днемъ набиваетъ трубки, бѣгаетъ по порученіямъ и служитъ. Студентовъ, живущихъ такимъ образомъ, не мало въ афинскомъ университетѣ. Одинъ путешественникъ разсказываетъ, какъ одинъ молодой человѣкъ нанялся такимъ образомъ въ кофейню, вставалъ съ зарей, мёлъ комнаты, мылъ посуду, приготовлялъ кофе, подавалъ его посѣтителямъ; затѣмъ убѣгалъ на лекціи, вечеромъ выполнялъ тѣ же обязанности, а часть ночи занимался приготовленіемъ лекцій. И вотъ черезъ 3 года, въ одно прекрасное утро, уставляя чашки и вытирая чубуки онъ обращается къ своему хозяину: «Довольны вы мною, хозяинъ?» - «Доволенъ, Петро». — «Такъ вы дозволите мнѣ служить вамъ и впередъ?» — «Конечно». — «Только ужъ не при кофейнѣ». — «А какъ же?» — «Докторомъ, я вчера кончилъ экзаменъ и на дняхъ получу дипломъ».
       Если обратить вниманіе на то, что Греція затрачиваетъ на свое общественное образованіе и при этомъ принять въ разсчетъ ея средства вообще, время независимаго существованія и ея населенность, то она стоитъ въ этомъ отношеніи — первою въ ряду всѣхъ націй, не исключая и Соединенныхъ Штатовъ. Нужно притомъ помнить, что въ другихъ странахъ, тоже заботящихся о народномъ образованіи, какъ въ Пруссіи, Саксоніи, Швейцаріи и Даніи, — обученіе обязательное; въ Греціи оно совершенно свободно. Какъ самый бѣдный человѣкъ, такъ и самый богатый гордится здѣсь болѣе всего тѣмъ, когда сынъ его образованъ.
       Тотъ же быстрый успѣхъ мы видимъ и въ печати, которая въ Греціи пользуется замѣчательной свободой. До 1821 года не было ни одной газеты, теперь ихъ считается въ королевствѣ 77, (изъ нихъ три издаются греками на французскомъ языкѣ) и 13 журналовъ. Въ Афинахъ 40 типографій и 6 словолитень постоянно заняты. Молодой человѣкъ, окончившій здѣсь высшее образованіе, находить весьма мало путей для примѣненія своихъ знаній. Болѣе способные избираютъ научную карьеру, но этотъ трудъ здѣсь весьма дурно оплачивается; нѣкоторые становятся учителями въ школахъ королевства или греческихъ школахъ Турціи; но эта обязанность требуетъ большаго терпѣнія и полнаго отреченія отъ всякихъ надеждъ на славу и извѣстность, что совсѣмъ не въ характерѣ грека, начинающаго мечтать еще съ пеленокъ о славѣ и общественной дѣятельности. Весьма затруднительно найти мѣсто и такому молодому человѣку, который рѣшается заниматься не умственнымъ трудомъ, а просто хочетъ получить занятія въ конторѣ: при самомъ незначительномъ жалованьи, на эти мѣста всегда сотни претендентовъ. Молодому человѣку, сдѣлавшему цѣлый рядъ неудачныхъ попытокъ, остается только одно: поселившись въ Афинахъ, стать въ ряды поклонниковъ какого нибудь виднаго государственнаго дѣятеля, пописывать въ газетахъ, разбивать въ пухъ и прахъ одного министра, чтобы выдвинуть другаго, и за это ожидать себѣ какого нибудь мѣстечка. Затѣмъ вся образованная молодежь только и думаетъ о томъ, чтобы попасть въ депутаты, такъ какъ, не смотря на незначительное содержаніе, это мѣсто даетъ возможность греку мечтать о министерскомъ портфелѣ. Честолюбіе — одна изъ главныхъ чертъ греческаго характера. Понятно, что при такомъ большомъ количествѣ людей, мечтающихъ о званіи министра, парламенте представляетъ всегда ожесточенную борьбу партій. Очень часто эти партіи не представляютъ существенная различія въ мнѣніяхъ по вопросамъ государственнаго управления, разногласятъ въ мелочахъ и, руководствуясь эгоистическими соображеніями, стараются столкнуть существующее министерство, не всегда потому, чтобы оно было дурно, а чаще для того, чтобы посадить на его мѣсто нужныхъ имъ людей. Крайне непродолжительное существованіе каждаго министерства вредно отзывается на государственномъ управление такъ какъ, за немногіе мѣсяцы своего существованія, министръ не успѣваетъ провести серьезныхъ и полезныхъ мѣръ. Такимъ образомъ, за неимѣніемъ другихъ путей для дѣятельности, множество образованныхъ молодыхъ людей, тратятъ свои силы на безплодную политическую борьбу.
       Послѣ университета, самое замѣчательиое учебное заведеніе въ Афинахъ — женскій институтъ Арсакеонъ, названный такъ по имени одного богатаго грека Арсаки, который пожертвовалъ огромный капиталъ на его открытіе. Арсакеонъ управляется совѣтомъ, который состоите изъ профессоровъ университета и почетныхъ городскихъ жителей. Въ институтѣ бываете ежегодно до 130 пансіонерокъ и болѣе 300 приходящихъ. Пансіонерки содержатся на постоянные фонды заведенія, или на вновь поступающая пожертвованія. Приходящія платятъ за ученіе по 8 драхмъ въ мѣсяцъ (на наши деньги это выходите 1 р. 80 к.). По окончаніи курса институтки отправляются въ провинціальныя школы учительницами, или поступаютъ гувернантками. Заведение это пользуется такою извѣстностью, что, за долго до выпуска воспитанницъ, получаются приглашенія, не только отъ грековъ, живущихъ въ греческомъ королевствѣ и на островахъ, но даже отъ грековъ изъ Смирны, Константинополя, часто даже греческія семейства, живущія въ Англіи, предпочитаютъ брать свою соотечественницу изъ Арсакеона, чѣмъ иностранку.
       Свободный доступъ въ афинскій институтъ вызвалъ такое же горячее сочувствіе, какъ и университетъ. Большая часть приходящихъ воспитанницъ, принадлежите къ бѣднѣйшему классу городскихъ жителей. Рыбная торговка, молочница, прачка, — не допиваетъ и не доѣдаетъ, откладывая всѣ трудовыя деньги, чтобъ поместить дочку въ институтъ. Конечно, тутъ, кромѣ стремленія къ образованію, высказывается и желаніе сдѣлать для дочери болѣе счастливую карьеру, чѣмъ своя собственная, такъ какъ институтки этого заведенія, говорятъ, никогда не остаются безъ мѣстъ послѣ выпуска.
Tags: Греция, образование
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments