Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Греция. Суеверия.





Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:233
С У Е В Ѣ Р I Я.
Повѣрья и примѣты простолюдина. — Вриколаки: страхъ и безпокойство, которое причиняеть грекамъ зто повърье. — Громадное сходство между суевѣріями древнихъ и новыхъ грековъ.

       Греки народъ только начинающій жить и учиться и потому между ними во всей силѣ господствуютъ суевѣрія, сохраненный простолюдинами отъ самой глубокой языческой древности. Идетъ ли онъ къ ручью, онъ непремѣнно увидите тамъ водянаго духа; ищетъ ли тѣни у дерева — за нимъ наблюдаетъ драконъ; у рѣки — опять свое... И онъ до такой степени искренно вѣритъ во всѣхъ этихъ духовъ, что, бродя по берегу рѣки, будетъ непремѣнно прислушиваться къ жалобному пѣнію рѣчной нимфы, которая, какъ сказывали ему, изъ дѣвушки превратилась въ птицу. И греки, и гречанки имѣютъ множество дурныхъ и хорошихъ примѣтъ. Если кто случайно остановится и посмотритъ въ лице ребенка, мать считаетъ своей обязанностію ему плюнуть прямо въ лице, въ полной увѣренности, что иначе ребенка ея сглазятъ. Она и сама себя не рѣдко заподозрѣваетъ въ томъ, что она сглазила свое дитя; тогда она бьетъ себя въ грудь, приговаривая при этомъ особыя слова. По ихъ понятіямъ можно сглазить лошадь, хлѣбъ, дерево, домашнюю птицу. Мать навѣшиваетъ съ ранняго возвраста своему дитяти ладонку съ солью, углемъ и чеснокомъ, приговаривая при этомъ: «чеснокъ и соль— въ глаза врагу ». Матери болѣе всего боятся носить дѣтей къ рѣкѣ или ручью, такъ какъ опасаются нереидъ, которыя только и ждутъ, чтобъ унести хорошенькихъ дѣтей въ ручей. Съ ужасомъ закричитъ вся семья на того, кто въ забывчивости вдругъ остановится въ дверяхъ хаты: они вѣрятъ, что отъ этого человѣкъ лишится впослѣдствіи голоса. Когда у нихъ ходите оспа, или другая какая болѣзнь, они утверждаютъ, что это слѣпая женщина, ощупывая стѣны домовъ, обѣгаетъ такимъ образомъ города и деревни. Вмѣсто того, чтобы принять какія нибудь гигіеническія мѣры противъ повѣтрія, или позвать доктора, они стараются заговорить стѣны, или не подходить къ нимъ, а держаться въ серединѣ хаты. Иногда кто нибудь въ ужасѣ вбѣгаетъ ночью въ хату и разсказываетъ, что, проходя мимо кладбища, онъ увидалъ надъ нимъ какіе-то огни, и тогда все населеніе съ ужасомъ подымается на ноги, бѣгутъ другъ къ другу разсказывать о случившемся, нѣкоторые отправляются даже къ священнику, и тогда отъ всѣхъ, отъ мала до велика, только и слышишь одно слово: «вриколаки». Вриколаки, которыхъ такъ боятся и въ которыхъ такъ вѣрятъ греки— блуждающіе, нечестивые мертвецы. На Балканскомъ полуостровѣ въ нихъ вѣрятъ почти всѣ народы: и христіанскіе, и магометанскіе; только у разныхъ народовъ они носятъ различный названія: у албанцевъ — ву рву лаки, у сербовъ — вукодлаки и т. д. Турки особенно боятся вриколаковъ. На островѣ Самосѣ, нѣсколько лѣтъ тому назадъ, туркамъ долго мерещилось привндѣніе одного грека, который только что былъ похороненъ, такъ что они упросили своихъ властей выкопать его тѣло и сжечь. Тогда христіане жаловались, что ихъ преслѣдуютъ не только живыми, но и мертвыми.
       Но больше всего на Балканскомъ полуостровѣ это вѣрованіе распространено между греками. По ихъ мнѣнію вриколаки быватотъ менѣе вредные и тогда они только пугаютъ людей, но не дѣлаютъ имъ особеннаго вреда, и вриколаки особенно вредные, которыхъ они называютъ также вампирами. Вампиры, по ихъ мнѣнію, сосутъ человѣческую кровь и питаются печенью, — ихъ-то больше всего и боятся греки. Байронъ разсказываетъ между прочимъ, что онъ видѣлъ, какъ однажды цѣлое семейство пришло въ ужасъ отъ крика маленькаго ребенка, который оно приписало вампиру. Тотъ, кто убитъ вампиромъ, по мнѣнію грековъ, и самъ дѣлается вампиромъ. Главными причинами, вслѣдствіе которыхъ люди превращаются въ вампировъ, служатъ отлученіе отъ церкви, особенно тяжкіе грѣхи, проклятіе родителей и занятіе колдовствомъ. Отлученіе отъ церкви существуете здѣсь уже издавна: необразованные и корыстолюбивые греческіе священники часто пользовались этимъ суевѣріемъ, чтобы запугать народъ. Въ своихъ бесѣдахъ съ народомъ они всегда старались внушить ему необыкновенный страхъ къ отлученію отъ церкви, убѣждая ихъ, что оно имѣетъ громадное вліяніе не только на ихъ загробную жизнь, но и на состояніе ихъ здоровья, такъ что во многихъ мѣстахъ головную боль, лихорадку, ревматизмъ и другія болѣзни приписывали отлученію отъ церкви. Натурально, что народъ отдавалъ свою послѣднюю рубашку духовенству, лишь бы оставаться съ нимъ въ мирѣ и не быть отлученнымъ отъ церкви. Этотъ страхъ, который поселило къ себѣ духовенство, прежде всего вредно отзывался и на нихъ самихъ. Однажды священникъ былъ убитъ въ отомщеніе за смерть одного человѣка, такъ какъ предполагали, что она произошла вслѣдствіе отлученія отъ церкви. Разбойники, которыми, какъ мы увидимъ ниже, всегда была переполнена эта земля, ограбивъ священника, всегда старались его убить, такъ какъ боялись, что онъ потомъ отлучите ихъ отъ церкви. Греки вѣрили, что у человѣка, умершаго отлученнымъ отъ церкви, тѣло не разлагается въ могилѣ, и это суевѣріе всегда поддерживали сами священники, такъ какъ они, отлучая отъ церкви, торжественно произносили:
       «Послѣ смерти пусть твое тѣло не разлагается.» Вслѣдствіе этого суевѣрія, во многихъ жѣстахъ, гдѣ оно существуетъ, есть обычай выкапывать тѣло годъ спустя послѣ смерти и угадывать по немъ, на небѣ ли его душа, или въ аду. Такъ какъ духовенство можетъ наказывать этимъ отлученіемъ, то оно же само можетъ и отмѣнить его; священники также выгоняютъ злыхъ духовъ и останавливают порчу людей вриколоками. Народъ острова Крита вѣритъ, что вредъ, который эти ночные странники причиняли прежде, былъ чаще и что тенерь несчастныхъ случаевъ меньше вслѣдствіе усердія и искуства духовенства. На островѣ Мителенѣ, кости тѣхъ, которые не хотятъ покойно лежать къ могилѣ, переносятъ на другой маленькій островокъ и здѣсь вновь ихъ погребаютъ. Народъ вѣритъ, что послѣ этого вампиръ не станетъ уже никому мерещиться, такъ какъ онъ не можетъ переходить черезъ соленую воду. Говорятъ однако, что самое лучшее средство, если не для успокоенія населенія, то для успокоенія духовенства, которое, кромѣ своекорыстныхъ цѣлей, иногда по своему невѣжеству и дѣйствительно искренно вѣритъ во всѣ нелѣпыя суевѣрія, было употреблено фессалійскимъ митрополитомъ. Одинъ священникъ пришелъ совѣтывать ему вырыть два тѣла и бросить въ рѣку, такъ какъ они вриколаки. Онъ разсказывалъ, что изъ ихъ могилъ каждую ночь выходитъ большое животное и при этомъ появляется пламя. Тогда епископъ взялъ со священника 250 піастровъ, которые онъ потомъ роздалъ бѣднымъ и, кромѣ того, обстригъ ему бороду. За тѣмъ епископъ объявилъ по всей епархіи, что за всякое подобное извѣстіе онъ будетъ наказывать штрафомъ и лишать мѣста. Въ этой мѣстности вриколаки перестали появляться. Въ городѣ Прилепѣ есть нѣсколько семействъ, которыхъ считаютъ потомками вриколаковъ и думаютъ, что они въ состояніи успокоивать странствующихъ духовъ, съ которыми они связаны родствомъ. Они держатъ свое искуство въ большомъ секретѣ, тѣмъ не менѣе ихъ слава широко распространилась и за ними всегда посылаютъ изъ разныхъ городовъ и деревень, когда желаютъ отдѣлаться отъ вриколаковъ.
       Вотъ какъ выгоняютъ вриколаковъ въ нѣкоторыхъ мѣстахъ Греціи: священникъ кладетъ на землю рубашку покойника, котораго считали вриколакомъ, и начинаетъ ходить по ней, читая молитвы; при этомъ его поддерживаютъ съ двухъ сторонъ, чтобы вампиръ не схватилъ его самого. Когда священнику удалось въ какомъ нибудь мѣстѣ разорвать ногою рубашку, то злой духъ немедленно выходитъ изъ этой дырки. Считаютъ, что въ субботу лучше всего изгонять вриколаковъ, такъ какъ они въ этотъ день остаются въ могилѣ. Вриколаки очень боятся знака креста. Сказываютъ, что одинъ пастухъ, котораго однажды внезапно застигла буря, долженъ былъ ночевать въ склепѣ человѣка, превратившагося въ вриколака. Передъ сномъ онъ снялъ оружіе и положилъ его крестообразно на камень себѣ подъ голову. При всемъ желаніи выйти изъ могилы въ эту ночь, вампиръ никакъ не могъ этого сдѣлать и умолялъ пастуха снять крестъ. Пастухъ согласился это сдѣлать лишь тогда, когда духъ поклялся ему своимъ саваномъ (единствепная клятва, которая ихъ связываетъ), что онъ не причинитъ ему никакого вреда. Если всѣ указанныя средства успокоить вампира не помогаютъ, тогда остается только сжечь тѣло.
       Однако къ этому греки прибѣгали и прежде очень рѣдко, а теперь и еще того рѣже, такъ какъ они имѣютъ отвращеніе къ сожженію труповъ. У грековъ сохранилось еще много суевѣрныхъ представленій изъ древней греческой мифологіи. Новый грекъ, какъ и древній, олицетворяетъ всѣ обстоятельства своей жизни въ видѣ какихъ нибудь существъ, оживляетъ всю свою природу: такъ нимфы, дріады, ореады, сатиры и т. д. древнихъ грековъ продолжаютъ въ томъ или другомъ видѣ существовать и въ представленіяхъ новаго грека. Олицетвореніе оспы въ видѣ слѣпой женщины, а еще болѣе олицетвореніе чумы, напоминаетъ древнихъ парокъ. Нынѣшніе греки представляютъ чуму въ образѣ трехъ женщинъ, изъ которыхъ одна всюду носитъ въ рукѣ свертокъ бумаги, другая — ножницы, а третья метлу. Онѣ всѣ вмѣстѣ ходятъ по домамъ и первая вноситъ въ свой списокъ имена жертвъ, вторая ранитъ ихъ ножницами, а третья выметаетъ послѣ нихъ всякій слѣдъ.
       Греки обитающіе въ одной части Тайгетскихъ горъ, въ Лаконіи, вѣрятъ, что на одной горѣ постоянно танцуютъ три дѣвушки ослѣпительной красоты, съ козьими ногами. Всякій, приближающійся къ нимъ, непремѣнно будетъ пораженъ ихъ красотой и постарается обнять ихъ; за эту дерзость, дѣвушки сталкиваютъ въ пропасть съ высоты горы. Ясно, что это народное вѣрованіе коренится въ древнихъ греческихъ представленіяхъ объ ореадахъ, сиренахъ и сатирахъ.
Tags: Греция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments