Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Греция. Праздники





Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:239
Какъ веселятся и проводить праздники нынъшніе греки. — Праздникъ Василія Великаго.— Какъ встрьчаютъ въ деревняхъ 1-е Марта. — Страстная недъля. — Первые дни Пасхи.— Праздникъ въ храмѣ Тезея. — Танцы. — Ромаика— любимый народный таніець. — Попытка возстаиовить олимпійскія игры.

       У грековъ три главныхъ праздника: св. Василія, 1-е марта и Пасха.
       Греческая церковь чтитъ память Василія Великаго 1-го января. Это День, какъ и во всей остальной Европѣ, — визитовъ, поздравленій, подарковъ. Въ этотъ день въ греческихъ деревняхъ собираются вмѣстѣ молодые люди и отправляются поздравлять своихъ знакомыхъ и родныхъ. Входя въ домъ, вся молодежь начинаетъ пѣть, прежде всего въ честь самаго Василія Великаго: «Василій Великій идетъ въ бронзовыхъ башмакахъ и желѣзной одеждѣ. Откуда ты, Василій Великій, и куда идешь? Я изъ школы и иду къ своей матери. Если ты изъ школы, скажи намъ азбуку. Василій оперся на палку, чтобы сказать А, В, Г и вдругъ его палка зазеленѣла и пустила вѣтку съ золотыми листьями, разукрашенными серебромъ». Затѣмъ вторую пѣснь поютъ хозяину: «О мой хозяинъ! тебя почтилъ не только Богъ и царь, но и весь міръ, и вся храбрая молодежь твоей страны... Хорошенько угости ихъ, добрый хозяинъ...Но мы довольно прославляли хозяина, пожелаемъ ему въ заключеніе еще тысячу разъ встрѣтить Пасху и Крещеніе, и дожить до такой сѣдины, какимъ бываетъ бѣлоснѣжный голубь, какъ Олимнъ, когда онъ покрыть снѣгомъ». Затѣмъ поютъ въ томъ же родѣ хозяйкѣ и всѣмъ членамъ семейства. Все это совершается съ необыкновеннымъ оживленіемъ, и тотъ, въ честь кого начинаютъ пѣть, старается вынести сколько можно- больше разныхъ деревенскихъ угощеній, между которыми первое мѣсто занимаютъ хлѣбцы, орѣхи и виноградъ.
       1-го января оживляются даже и мирные Афины. Лишь только смеркнется и зажгутъ газъ, афинскія улицы, въ особенности Эола и Гермеса, наполняются толпами гуляющихъ: всюду раздаются шумъ. крики и этотъ гулъ далеко разносится по всей столицѣ. Чѣмъ позднѣе, тѣмъ гуще толпа, тѣмъ болѣе усиливается шумъ. При этомъ не только дѣти, но даже и взрослые, всѣ вооружены множествомъ трещетокъ, свистковъ, дудокъ, колокольчиками и всѣ пищатъ, свистятъ, звопятъ, гремятъ... Иногда одинъ и тотъ же испускаетъ сразу множество дикихъ звуковъ и потому легко себѣ представить шумъ и гулъ, который идетъ по улицамъ. Не думайте, чтобы такъ забавлялись одни простолюдины: всѣ классы общества принимаютъ участіе въ общемъ веселіи.
       И это понятно, при скучной афинской жизни, всѣ до смерти рады, когда чѣмъ нибудь нарушается это однообразіе. Уличные мальчики со смѣхомъ и пронзительнымъ свистомъ и пискомъ подбѣгаютъ къ знатнымъ господамъ и тѣ отвѣчаютъ имъ тѣмъ же. Однако послѣ 11 часовъ вечера всѣ уже успѣютъ достаточно утомиться и расходятся по домамъ. Празднество это несколько напоминаетъ римскій карнавалъ, только выдумки и народныя забавы здѣсь гораздо однообразнѣе.
       Первое марта встрѣчаютъ здѣсь такъ, какъ во многихъ мѣстахъ 1-е мая. Собирается множество дѣтей и молодежи и, подходя то къ одному, то къ другому дому, они поютъ о возвращеніи весны. Самая главная пѣснь, которая при этомъ поется,— «Ласточка». Прежде чѣмъ затянуть эту пѣсню, дѣти вынимаютъ ласточку, сдѣланную изъ дерева и, дергая ее за веревочку, такъ что она при этомъ подымаетъ крылья, поютъ: «Ласточка прилетѣла изъ-за моря и поетъ: Мартъ мой любимый мѣсяцъ! и ты, скучный Февраль, со своими снѣгами и дождями, все-таки чувствуешь приближеніе этого добраго мѣсяца». При этомъ изъ каждаго дома выходитъ хозяйка и выноситъ дѣтямъ: хлѣбъ, яйца, сыръ. Пѣснею начинается и кончается праздникъ; множество пѣсенъ существуетъ у грековъ и по поводу разныхъ семейныхъ обстоятельствъ. Но больше всего ихъ здѣсь сложено, кажется, на отъѣздъ, т. е. на тѣ случаи, когда кто нибудь покидаетъ родную семью. Страстное стремленіе къ ученію, необходимость отправляться на заработки, все это заставляете грека часто уѣзжать изъ деревни, гдѣ онъ родился и провелъ первые годы дѣтства, и отправляться въ Афины, или даже за границу. Особенно тяжело бываетъ ему оставлять свою родину, которую онъ любитъ до самоотверженія, со всѣмъ пыломъ южной природы, гдѣ, какъ говорятъ ихъ пѣсни, солнце привѣтливѣе всего улыбается землѣ; страну, гдѣ мать, сестра и жена умѣютъ любить такъ горячо; страну прекрасныхъ долинъ и горъ, извѣстныхъ всему свѣту своими божествами и поэзіею. Всякаго уѣзжающаго куча знакомыхъ и родственниковъ провожаете съ пѣніемъ: поютъ пѣсни во время прощальнаго обѣда, поютъ и въ самую минуту прощанія.
       Если греки, какъ мы уже говорили, строго соблюдаютъ посты, за то они вознаграждаютъ себя при розговѣньяхъ. При этомъ пасхальный агнецъ играете самую видную роль. Въ одну страстную яедѣлю, говорятъ, въ Афинахъ убиваютъ отъ 12 до 15 тысячъ, а во всей Греціи болѣе 200 тысячъ ягнятъ и овецъ. Въ страстную недѣлю крестьяне изъ всѣхъ частей Аттики пригоняютъ свои стада въ Афины и тогда въ городѣ богини мудрости только и слышно, въ продолженіи нѣсколькихъ дней, одно овечье блеяніе. Въ эти дни то и дѣло встрѣчаешь грека, который несетъ на спинѣ ягненка. Послѣдніе дни здѣшніе купцы всячески убираютъ свои товары. Стѣны ихъ лавокъ украшены всевозможными картинками, какія только попадутся хозяину подъ руку: тутъ можно найти и изображенія святыхъ, и рисунки сраженія изъ войны за независимость, портретъ Наполеона, Фридриха Великаго... Лучше всѣхъ товаровъ разукрашены восковыя свѣчи; грудами лежатъ онѣ на полкахъ, окрашенныя въ яркія цвѣта, оклеенныя золотыми и серебрянными бумажками. На нихъ обращено особенное вниманіе, потому что свѣчи составляютъ въ эти дни одинъ изъ главныхъ предметовъ торговли, такъ какъ каждый грекъ не пойдетъ иначе въ церковь, какъ со свѣчей въ рукѣ.
       Воскресеніе Христово греки встрѣчаютъ съ необыкновеннымъ торжествомъ, съ неудержимой веселостью. Въ ту минуту, когда епископъ въ полночный часъ произносите: «Христосъ Воскресъ», начинается шумъ и веселіе во всѣхъ домахъ, крики и свистки, пальба и трескъ ракетъ, и пресыщеніе различными яствами и напитками, между которыми главную роль играютъ пасхальный агнецъ и вино. Но за то нужно отдать справедливость греку; онъ только въ дни Пасхи и бываетъ неумѣренъ въ пищѣ.
       Третьимъ днемъ Пасхи заключается народное веселье. Въ этотъ день, народъ обыкновенно собирается на лугу подлѣ храма Тезея. Тогда сюда сходятся не только жители Афинъ, но и всѣхъ окрестностей. По крайней мѣрѣ 10 тысячъ человѣкъ, какъ волнующееся море двигаются тогда здѣсь взадъ и впередъ, или располагаются по холму Нимфъ живописными группами, — всѣ въ самыхъ лучшихъ нарядахъ... Какъ все тогда блестите и сверкаете! Эти красные фесы, съ длинными серебрянными кистями, красные, шитые золотомъ и серебромъ камзолы и штиблеты, великолѣпные шелковые шарфы, ослѣпительно бѣлыя фустанеллы и при этомъ тамъ и сямъ ярко сверкающіе огни, у которыхъ удобно расположились отдѣльныя семейства, чтобы жарить неизбѣжную на всякомъ народномъ нраздникѣ баранину. А посреди этой суеты и пестроты спокойно и величественно стоитъ древній храмъ! Бѣдная сѣверная фантазія не можетъ составить себѣ и понятія о подобномъ великолѣпномъ сочетаніи цвѣтовъ и красокъ. Минутами даже вамъ кажется, будто вновь воскресло время минувшаго великолѣпія и радостный праздникъ богамъ торжественно празднуется вокругъ покинутаго храма. И чѣмъ болѣе вы вглядываетесь въ этотъ народъ, который покрываете всю эту мѣстность, тѣмъ долѣе продолжается ваша иллюзія. Смѣлыя, рѣзко очерченныя лица, прекрасныя, пластическія фигуры и движенія, торжественная, полная достоинства походка, — все напоминаетъ вамъ древнихъ афинянъ. Только когда вы поближе вглядитесь въ праздникъ, вы замѣтите, что тутъ недостаетъ самаго важнаго, чѣмъ такъ оживлялись древнія праздники — искренняго веселья. Тутъ много крика, шума, безцѣльнаго шатанья изъ стороны въ сторону, но нѣтъ центра вокругъ котораго все бы группировалось, нѣтъ ничего такого, чтобы могло всѣхъ оживлять. Нѣкоторыя группы, гдѣ нибудь усѣвшись, ѣдятъ и пьютъ, другія болтаютъ между собой; вообще, какъ видно, большинство приходитъ сюда, чтобы куда нибудь уйти отъ томящаго однообразія афинской жизни. Только тамъ и сямъ отдѣльныя пары танцующихъ оживляютъ это несмѣтное собраніе народа. Греческій танецъ — необыкновенно странный. Танцуетъ обыкновенно каждый полъ отдѣльно. Дѣвушки даже и между собой не танцуютъ въ общественныхъ мѣстахъ. Только по вечерамъ, въ закрытыхъ дворахъ и на маленькихъ собраніяхъ, можно увидѣть танцующихъ гречанокъ. Танцующіе образуютъ обыкновенно кругъ, взявшись за руки, какъ и у насъ въ хороводахъ, только кругъ этотъ не бываетъ замкнутъ, чтобы оставить проходъ для танцора, который тутъ играетъ главную роль. Онъ входитъ въ кругъ и начинаетъ выдѣлывать разные прыжки и скачки, и при этомъ каждому его движенію тотчасъ подражаютъ всѣ танцующіе. Эти скачки и прыжки танцоры выдѣлываютъ подъ тактъ волынки или дудки съ барабаномъ, подъ звуки которыхъ присутствующее подпѣваютъ плясовыя пѣсни. Постепенно музыка дѣлается оживленнѣе и движенія танцоровъ переходятъ въ смѣлые, искусные и быстрые прыжки. Но ни музыка, ни танцы не доходятъ здѣсь до того увлеченія, какое мы найдемъ въ Испаніи. Онѣ всегда остаются серьезными, однообразными и размѣренными. «Я видѣлъ однажды», говоритъ одинъ путешественникъ, «какъ танцовалъ пьяный грекъ; даже и онъ сохранялъ въ танцѣ всю серьезность и медленную сдержанность нынѣшнихъ афинскихъ танцоровъ». Самый любимый греческій танецъ Ромаика. Число танцоровъ бываетъ до 36-ти человѣкъ. Всѣ они берутся за руки и начинаютъ медленно ходить вокругъ музыканта, то наклоняя впередъ голову, то откидывая ее слегка назадъ. Но вотъ выбѣгаетъ одинъ танцоръ, прыгаете, перевертывается, вскидываете руки то вверхъ, то опускаетъ ихъ внизъ, бросаетъ кверху одною рукою свой фесъ, а другою выхватываетъ изъ за пояса свой пистолета, стрѣляетъ въ свою шапку, опять ловитъ ее на лету, — и его бѣлая фустанелла взвивается, какъ юбка у нашихъ балетныхъ танцовщицъ; за тѣмъ онъ опять выкидываетъ нѣсколько прыжковъ и исчезаетъ въ толпѣ. Хороводъ продолжаетъ двигаться съ тѣмъ же величавымъ спокойствіемъ, какъ и прежде, а на мѣстѣ его появляется другой танцоръ, который, нѣсколько разнообразя движенія перваго, выкидываетъ тѣ же штуки.
       Вѣроятно, вслѣдствіе монотонности и однообразія своихъ празднествъ, а также и вслѣдствіе глубокаго уваженія нынѣшнихъ грековъ къ памяти своихъ предковъ, въ 1871 году была сдѣлана попытка возстановить олимпійскія игры. Но нынѣшнія игры происходили не на мѣстѣ древней Олимпіи, а въ Афинахъ, на мѣстѣ древняго стадіума —ристалища. Путемъ многихъ раскопокъ, открыли мѣсто, гдѣ былъ въ древности бѣгъ, убрали обломки и по возможности возстановили стадій въ его первоначальномъ видѣ. Въ одномъ концѣ былъ выстроенъ раскрашенный павильонъ съ колоннами, украшенными оливковыми вѣтвями и флагами. Онъ назначался для короля, королевы и членовъ дипломатическаго корпуса. Посреди было мѣсто для бѣга, тутъ же поставили мачты и канаты для лазанія; такимъ образомъ панафинейскій стадій былъ по возможности возстановленъ и только мраморныя сидѣнья были замѣнены деревянными. Вѣроятно болынаго сборища не собиралось и на мраморныхъ скамьяхъ древпяго стадія. Въ назначенный день тутъ было около 20 тысячъ зрителей. Огромная толпа народа размѣстилась въ величайшемъ порядкѣ по скамьямъ, расположеннымъ амфитеатромъ, а на самомъ ристалищѣ живописно стояли 30 хорошо сложенныхъ атлетовъ, въ одеждѣ тѣлеснаго цвѣта, что представляло довольно близкое подражаніе нагимъ, умащеннымъ тѣламъ ихъ предковъ. Недалеко отъ нихъ размѣстилось съ полъ дюжины судей въ голубыхъ поясахъ. Бѣгуны, какъ и въ древности, выстроились въ линію, занявъ мѣста по жребію и поклявшись въ вѣрности правиламъ игры. Въ заключеніе каждаго представленія, судьи возвѣщали имя побѣдителя, его родителей и мѣсто его рожденія. Послѣ этого онъ всходилъ по лѣстницѣ къ королевскому сѣдалищу и получалъ отъ короля, какъ и на олимпійскихъ играхъ, вѣнокъ изъ дикой оливы. Увѣнчавъ имъ себя, побѣдитель сходиіъ на арену посреди оглушительныхъ рукоплесканій. Второй побѣдитель получалъ изъ рукъ королевы оливковую, a третій лавровую вѣтвь. Все это продолжалось три часа; тутъ былъ бѣгъ вокругъ стадія и лазаніе по канату и мачтѣ, — послѣдняго уже совсѣмъ не было въ древней Греціи и скорѣе напоминало наши масляничныя балаганы. За успѣшное лазаніе по канату и мачтѣ и награждали уже болѣе на современный ладъ. Побѣдители получали, кромѣ вѣнка, 100 драхмъ, около 25 руб. на наши деньги. Затѣмъ перетягивали другъ друга на канатѣ, прыгали съ шестомъ, бросали дискъ и дротикъ, который часто пронзалъ мишень. Наконецъ, нѣсколькими состязаніями борцевъ, была окончена эта первая, слабая попытка возстановить древнегреческія игры.
Tags: Греция, праздники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments