Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Италия. Мореммы




Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:256
ИТАЛІЯ.
Характеръ итальянскаго побережья: восточный и западный берегъ.— Мареммы. — Несчастное положеніе рабочихъ въ этихъ местностях ь— Богатая южно-итальянская растительность и ея значение для жителей.

      Аппенинскія горы тянутся по всему полуострову и дѣлятъ его на двѣ, совсѣмъ непохожія другъ на друга, части: на западную и восточную. Западная сторона представляетъ гораздо болѣе роскошную растительность, чудные виды, болѣе обработана; тутъ наконецъ мы встрѣчаемъ самые замѣчательные города. Восточная сторона полуострова менѣе обработана: она испещрепа множествомъ болотистыхъ мѣстностей и имѣетъ чрезвычайно узкую прибрежную полосу. Море особенно на сѣверо-восточномъ берегу, врывается въ эти болотистая мѣстпости, образуя между островами множество заливовъ и каналовъ называемыхъ лагунами. Всѣ эти лагуны подвержены дѣйствію приливовъ и отливовъ. Во время приливовъ вода быстро наполняетъ ихъ, а при отливѣ она до того спадаетъ, что ее иногда остается не больше фута и лагуны въ это время распространяютъ страшно вредныя испаренія. Лагуны, отмели, лужи, болота, непроходимыя тростниковыя чащи, запруженные луга, затопленныя поля риса нерѣдко тянутся здѣсь на протяженіи нѣсколькихъ миль. На восточномъ берегу климатъ гораздо суровѣе и здѣсь нѣтъ значительныхъ городовъ. Но съ этою стороною полуострова мы ближе познакомршея при описаніи Венеціи, теперь поговоримъ о западномъ берегѣ.
      Когда путешественникъ отправляется на югъ, оставляя позади себя Альпы, онъ встрѣчаетъ совсѣмъ другую растительность, другихъ животныхъ, — однимъ словомъ вся картина природы мѣняется передъ нимъ такъ же быстро, какъ въ панорамѣ. Вмѣсто Альпійской зелени луговъ и лѣсовъ, вмѣсто тополя, вяза и дуба въ долинахъ, на западно-итальянскомъ берегу, вы прежде всего встрѣтите лавровыя и кипарисныя рощи, отдѣльно растущія, вѣчно зеленые пробковые дубы и густыя, старинныя рощи оливковыхъ деревьевъ. Группы сосенъ, тихо шелестя листьями, распространяютъ, какъ въ храмѣ, запахъ ладона. Мѣстами встрѣчаются и пальмы. Вмѣсто клеверныхъ полей, идутъ луга, усѣянные гіацинтами, нарциссами и другими душистыми цвѣтами. Гигантскія агави сплошь и рядомъ украшаютъ бѣлое ослѣпительное шоссе, которое то поднимается вверхъ, то опускается, а тамъ далеко внизу, въ морѣ плаваютъ маленьвіе, круглые острова, выдающіеся мысы. Но рѣзче всего бросается въ глаза то, что здѣсь чрезвычайно мало пашень, а роскошныхъ, зеленыхъ луговъ и густыхъ лѣсовъ и еще меньше. Здѣшнее населеніе ведетъ садовническую жизнь, сажаетъ, копаетъ, подрѣзаетъ деревья и строитъ террассы на склонахъ скалъ. Въ открытыхъ настежь домахъ, на улицахъ, въ садахъ — передъ вами вся жизнь итальянца на распашку. Смуглые мужчины въ живописныхъ плащахъ и въ остроконечной, соломенной шляпѣ; женщины съ черными, выразительными глазами. У многихъ изъ нихъ прикрѣпленъ на головѣ бѣлый платокъ со множествомъ складокъ, а мысикъ, который часто дѣлается изъ этого платка на лбу, придаетъ особенную оригинальность типичному, дышащему такою силою и страстью лицу итальянки. Женщины побогаче, вмѣсто платка, прикрѣпляютъ къ волосамъ вуаль. Въ ушахъ каждой изъ нихъ висятъ непремѣнно длинныя серьги. Но пріятнѣе всего поражаютъ васъ здѣсь прелестныя, необыкновенно веселыя, полунагія дѣти, съ смуглымъ, смѣлымъ лицемъ и съ совершенно спутанными волосами.
      На морскомъ побережьѣ Тосканы у низовьевъ рѣкъ и въ особенности у прибрежья то и дѣло попадаются огромныя болотистыя мѣстности, которыя называются мареммами. Но онѣ нисколько не портятъ хорошаго впечатлѣнія, производимаго здѣшнею природою. Въ сторонѣ отъ дороги эти лужи и болота сверкаютъ серебромъ между темною зеленью и на ихъ свѣтлой поверхности темными силуэтами обрисовываются фантастическіе стволы деревьевъ, необыкновенно граціозно обвитые плющемъ и виноградомъ. Многія изъ этихъ болотъ покрыты тростникомъ и зеленью, но это топкія, опасныя мѣста. Утромъ и вечеромъ надъ мареммами подымаются вредные туманы. Здѣсь и тамъ вѣчно носятся пары отъ горячихъ, сѣрныхъ источниковъ. Тутъ же, возлѣ этихъ болотъ, попадаются мѣстности чрезвычайно плодородныя и съ прекрасными пастбищами; но итальянцы всю страну, которая идетъ вдоль берега Средиземнаго моря отъ Ливорно до римской границы, — называютъ мареммой. Для Тосканы мареммы эти отчасти тоже, что для насъ Сибирь, — непочатая страна, въ высшей степени богатая, которая такъ и манитъ къ себѣ бѣдныхъ поселянъ, представляя имъ возможность скоро разжиться. Только немногія мѣстности могутъ сравниться съ мареммами по богатству металлами и нѣкоторыми минеральными веществами. Желѣзо, свинецъ, ртуть, сѣра, мраморъ находятся тутъ въ большомъ количествѣ и разработываются во многихъ мѣстностяхъ. Гораздо менѣе богата эта страна полезными произведеніями растительнаго царства; главная причина этого зловредный воздухъ мареммъ — малярія, что мѣшаетъ жителямъ усидчиво обработывать плодородныя мѣстности.
      Каштановые лѣса здѣсь рѣдки, но вездѣ встрѣтишь отдѣльно стоящія деревья; кромѣ того дубы, мѣняющіе свою листву осенью, кленъ, вязы, лѣса каменныхъ дубовъ, которые придаютъ ландшафту особенно мрачный характера Въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ около озеръ растетъ огромный тростникъ, изъ листьевъ котораго жители плетутъ веревки и сѣти, а изъ стволовъ дѣлаютъ щетки и циновки. Рѣдко встрѣтишь въ мареммахъ поля, засѣянныя хлѣбомъ. Рожь совсѣмъ не обработывается здѣсь. Тамъ и сямъ однако можно видѣть поля маиса и изрѣдка пшеницы, овса и ячменя. На склонахъ холмовъ разведены оливковыя деревья и виноградная лоза, которая такъ граціозно обвиваетъ стволы деревьевъ.
      Несмотря на то, что край этотъ представляетъ, какъ мы уже замѣтили, много разживы для бѣднаго люда, здѣсь только иногда встрѣтишь одинокія жилища спекуляторовъ, которые во что бы то ни стало рѣшились обогатиться, притоны разбойниковъ и временные наскоро сколоченные шалаши. Большая часть мареммъ, несмотря на всѣ свои приманки, остается до того не заселенною, что она имѣетъ видъ безлюдныхъ пустынь западной Америки; съ трудомъ вѣришь, что находится среди населенной и богатой Тосканы. Отъ множества болотъ воздухъ здѣсь чрезвычайно вреденъ для здоровья и вотъ причина безлюдья этого края. Вѣроятно поэтому мареммы такъ богаты различною дичыо.
      Несмотря на множество охотниковъ, усердно преслѣдующихъ звѣрей и птицъ, ихъ здѣсь все-таки такъ много, что они ежегодно причиняютъ громадные убытки крестьянамъ. Большія стада кабановъ въ одну ночь портятъ огромныя поля. Стаи волковъ, несмотря на бдительность собакъ, нерѣдко врываются въ многочисленныя овечьи стада и доходятъ до самыхъ жилищъ. Лисицы и барсуки гнѣздятся въ норахъ известковыхъ горъ. Много тутъ буйволовъ, которые уже издавна водворились на берегахъ Тиренскаго моря. Немногочисленное населеніе мареммъ поражаетъ своимъ болѣзненнымъ, изнуреннымъ видомъ. Каждый, мало-мальски поправивъ свои дѣла, старается совсѣмъ покинуть эти пагубныя мѣстности, если это не позволяютъ обстоятельства, то по крайней мѣрѣ удалиться отсюда на май и іюнь, когда здѣншій воздухъ бываетъ особенно вреденъ. Несмотря на малонаселенность, мѣстности эти бываютъ кромѣ нѣсколькихъ мѣсяцевъ въ году, постоянно оживлены рабочими. Мѣстное населеніе не можетъ своими средствами обработывать почву и поэтому горцы толпами спускаются сюда. Не успѣютъ горцы убрать полей, какъ уже съ высота Аппеиинъ приходятъ пастухи съ огромными стадами и дикими собаками, покормить свой скотъ на паемныхъ пастбищахъ. Затѣмъ идутъ дровосѣки и плотники, занятая рубкою лѣса, наконецъ угольщики и поташники дополпяютъ зимнее паселеніе и придаютъ мареммамъ дѣятельный и промышленный видъ. Но чуть наступаетъ лѣто, какъ хижины, или лучше сказать шалаши, которые они населяли, остаются пустыми, — всѣ скорѣе стараются разойтись по домамъ: не слышно ли удара топора, ни визга пилы, ни громкихъ, ободряющихъ криковъ работником, ни жалобной свирели пастуха... Однако и во время лѣтнихъ жаровъ - въ самое вредное здѣсь время года, мареммы пе остаются совершенно пустынными.
      Двойная плата привлекаетъ сюда для жатвы многихъ бѣдняковъ. Жнецы приходятъ сюда съ своими женами и должны принести съ собой на все время работъ не только припасы для своего продовольствія, но и мѣшокъ съ соломой для отдыха ночью; въ это время года на цѣлыя мили вокругъ тутъ нѣтъ жилища, которое давало бы имъ убѣжище. И не легко же достается рабочимъ эта возвышенная плата. Они спятъ на открытомъ воздухѣ, въ шалашахъ изъ соломы и древесныхъ вѣтвей; другіе вмѣсто шалашей вѣшаютъ свою койку между столбовъ. Такъ какъ здѣсь нельзя достать свѣжей пищи, то они во все время питаются черствымъ хлѣбомъ, взятымъ изъ дому и овечьимъ сыромъ, приготовляемымъ въ горахъ въ невѣроятномъ количествѣ. Одинъ разъ въ день они варятъ теплую похлебку, которая состоитъ изъ воды, соли, масла, перца и корокъ хлѣба. Жаръ не рѣдко доходитъ до 40° по Реомюру, а ночью падаетъ роса и воздухъ сильно охлаждается. Тяжелая работа во время жаровъ возбуждаетъ страшную жажду, а утолять ее они могутъ только мутной, гнилой болотной водой, по большей части съ растительными и животными веществами. Когда долго стоятъ жары и стоячая вода испаряется подъ жгучими лучами солнца, тогда распространяется въ воздухѣ тотъ тонкій, невидимый, но вездѣ чувствуемый ядъ, который извѣстенъ подъ именем маляріи. Малярія впрочемъ господствуетъ не только здѣсь: съ нѣкоторыми перерывами она посѣщаетъ побережья отъ устья Арно до границы Калабріи, но нигдѣ она не бываетъ такъ опасна, какъ въ Тосканскихъ мареммахъ и въ Понтійскихъ болотахъ. Съ ея появленіемъ распространяется множество болѣзней: въ іюнѣ и іюлѣ населеніе страдаетъ обыкновенно перемежающимися лихорадками, въ августѣ и сентябрѣ — нервными болѣзнями, въ октябрѣ желудочными катарами. Больныхъ обыкновенно бываетъ болѣе половины. Въ концѣ октября, когда начинаются сильные дожди, малярія исчезаетъ и число больныхъ уменьшается.
      Несчастные рабочіе еще не копчатъ и половины работъ, какъ уже схватятъ такую жестокую лихорадку, что продолжаютъ жатву и другую работу дрожащими руками. Къ дню св. Лаврентія, т. е. 10-му августу, исхудалые, изнуренные, нерѣдко съ развившейся смертельной болѣзнію они возвращаются домой.
      По единогласнымъ историческимъ извѣстіямъ, эти пустыни были въ древности мѣстомъ цвѣтущей культуры и дѣятельнаго, многочисленнаго населенія. На это указываютъ также разсѣянныя оливковыя деревья, слѣды прежде разработываемыхъ рудниковъ, остатки древнихъ дорогъ, этрусскихъ стѣнъ, башенъ, воротъ, амфитеатровъ и монетъ, сохранившаяся имена нѣкогда большихъ городовъ, вмѣсто которыхъ теперь стоитъ или жалкая деревенька, или ничтожный хуторъ. Но когда послѣ римскаго завоеванія пала этрусская цивилизація, когда междоусобныя войны истощили страну и лишили ее населенія, когда дакія орды варваровъ сожгли ея города, мареммы постепенно стали превращаться въ безлюдную пустыню. Но какъ видно тогда еще тлетворное вѣяніе маляріи не было такъ сильно и такъ губительно, такъ какъ въ этихъ мѣстахъ войска нерѣдко располагались лагеремъ. Опустошительныя болѣзни здѣсь начались собственно съ того времени, когда Арно и всѣ рѣки, которыя берутъ начало на западномъ склонѣ Аппенинъ, стали выходить изъ береговъ и оставлять массу ила. Главная причина маляріи — стоячія воды болотъ, гдѣ гніетъ огромное количество водорослей.
      Обезлюденіе мареммъ и сильное распространеніе маляріи многіе ученые объясняютъ истребленіемъ лѣсовъ. Конечно наносъ ила былъ бы не такъ великъ, еслибы лѣса могли скрѣплять почву и такимъ образомъ охранять ее отъ наводненій; но нельзя- приписать все исключательпо человѣку. Почва этихъ мѣстностей имѣетъ такое свойство, что, увлажняясь, дѣлается почти жидкой, Лѣса не могли бы совершенно охранить отъ размыванія такую землю, да при томъ теперь трудно насадить ихъ. Но, конечно, они ослабили бы вредное дѣйствіе міазмовъ.
      Однако оставимъ мареммы и подвинемся къ югу. Съ каждымъ шагомъ впередъ путешественникъ оставляетъ позади себя болотистыя мѣстности со всѣми ихъ непривлекательными явленіями и передъ нимъ все роскошнѣе раскидывается вѣчно цвѣтущая итальянская природа. Теперь уже на каждомъ шагу ему попадается пинія (южная сосна), которая своими верхушками, въ видѣ зонтичнаго шатра, виднѣется въ голубомъ небѣ, и стройный, темнозеленый кипарисъ: это два самые характерные дерева юга. Далѣе идутъ финиковыя пальмы съ раскидистой верхушкою; зеленыя, мясистыя агавы; группы померанцевъ; тутъ стѣны лавровъ и кусты миртъ, тамъ земляничное дерево съ темною листвою и красными плодами, далѣе прекрасно цвѣтущій олеандръ... Вся эта зелень зимою бываетъ еще зеленѣе и свѣжѣе, чѣмъ лѣтомъ. Скотъ прокармливается зимою роскошнымъ нодножньшъ кормомъ; множество цвѣтовъ и овощей цвѣтутъ и поспѣваютъ круглый годъ. Здѣсь годъ не раздѣляется, какъ у насъ на оживленное и совершенно мертвое время года, а растительность блекнетъ скорѣе лѣтомъ, чѣмъ зимою.
      Есть впрочемъ и въ южной Италіи деревья, который зимою теряютъ свою листву, но и тогда онѣ никогда не стоятъ обнаженными, какъ у насъ. Темно зеленый плющъ густо обвиваетъ своею зеленью безчисленные стволы ихъ, между которыми бродишь, какъ въ залѣ съ зелеными колоннами. Что же до цвѣтовъ, то они здѣсь въ высшей степени роскошны и разнообразны, и даже сухой антикварій (собиратель древностей), который обыкновенно такъ мало обращаетъ вниманія на природу, когда онъ лазаетъ по мѣстамъ древнихъ развалинъ и пробирается чрезъ одиноко стоящія плиты и остатки колоннъ, не можетъ устоять, чтобъ не обратить съ восторгомъ взоръ на выглядывающую всюду между камнями, спутанную чащу цвѣтущихъ кустарниковъ. Особенно весною, послѣ освѣжительнаго дождя, холмы и поля всюду покрываются пестрымъ ковромъ, надъ которымъ носятся, порхая, бабочки, гораздо болѣе блестящія, чѣмъ на сѣверѣ. Точно также и запахъ растѣній въ Италіи несравненно сильнѣе, чѣмъ въ средней и сѣверной Европѣ. Есть времена въ году и мѣстности въ Италіи, гдѣ все утопаетъ въ благоуханіи и каждое дуновеніе днемъ и ночью напоено бальзамическпмъ ароматомъ. Почти каждое растеніе, къ которому прикасаешься, почти каждый растираемый листъ, оставляетъ въ рукѣ ароматическій, долго сохраняющейся запахъ. Безчисленное множество репейника, масличныя рощи, виноградники, нарциссы, желтофіоль, гвоздика, фіалки, роза, мята, апельсиновые цвѣты, все издаетъ свой особый ароматъ. И куда вы ни пойдете: въ горы, или на кладбище, на запустѣлый дворъ, или станете бродить между руинъ, васъ всюду окружаетъ это нѣжное благоуханіе. Послѣ этого читателю будетъ понятно,если мы скажемъ, что здѣсь множество растеши, изъ которыхъ приготовляютъ благовонныя воды и эфирныя масла. Горящій кусокъ масличной смолы, зажженная мастиковая вѣтка наполняют и хижину бѣдняка пріятными ароматами. Тутъ также много лѣкарственвыхъ растеніи.
      Понятно, что при такомъ разнообразіи растительности, кромѣ цѣлебныхъ и ароматныхъ травъ, итальянская почва производитъ также и множество ядовитыхъ растеній, и ихъ ядъ болѣе одуряетъ и болѣе смертеленъ здѣсь, чѣмъ на сѣверѣ. Не даромъ же Италія давала міру еще въ древности искуснѣйшихъ составителей и составительницъ ядовъ.
      Множество итальянскихъ растеній содержатъ въ себѣ также красильныя вещества: то въ корняхъ, то въ листьяхъ; ими-то неаполитанскія дѣвушки и женщины умѣютъ красить въ красное, желтое и голубое свои шерстяныя и полотняныя матеріи, коймы, кушаки, платки и передники. Здѣсь народъ необыкновенно любитъ пестрые и яркіе цвѣта въ своей одеждѣ; эту черту народнаго характера можно себѣ объяснить окружающею природою: небо такое ясное, всюду обиліе свѣта и красокъ, растенія такъ разнообразно пестры и и ярки и даютъ такъ много красильнаго матеріала; вотъ народъ, по примѣру природы, одѣвается въ яркіе, пестрые цвѣта.
      Кромѣ красильныхъ соковъ итальянскія растенія содержатъ въ себѣ и много питателъныхъ веществъ всякаго рода. Здѣсь чрезвычайно много фруктовыхъ деревьевъ, служащихъ большимъ подспорьемъ для народнаго продовольствія. Маслина, напримѣръ, въ южномъ хозяйствѣ играетъ даже большую роль, чѣмъ молочное масло въ Голштиніи, потому что растительное масло употребляется и для освѣщенія, и въ видѣ мыла, для мытья, и для приготовлевія множества кушаньевъ. Неплодородный на мыслины годъ здѣсь большое бѣдствіе. Другое дерево смоковница имѣетъ также огромное значеніе; плоды его содержатъ сахаръ, ихъ ѣдятъ здѣсь и свѣжими, и сушеными и такъ какъ они необыкновенно дешевы и здоровы, то бѣдняки прокармливаютъ ими иногда свои семейства. Каштаны во многихъ мѣстностяхъ главнѣйшая народная пища въ продолженіи нѣсколькихъ мѣсяцевъ въ году. Итальянскія растенія такъ питательны, что, можно сказать, онѣ по преимуществу поддерживаютъ жизнь народа. Ими приправляютъ всѣ супы, соусы; исключительно изъ нихъ приготовляютъ множество блюдъ, ихъ ѣдятъ въ сыромъ видѣ; приправленные же солью, уксусомъ и масломъ эти холодные салаты — любимое кушанье итальянцевъ.
Tags: Водовозов, Италия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments