Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Италия. Страстная неделя. Среда




Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:284
СТРАСТНАЯ НЕДѢЛЯ.
Страстная среда. — Сикстинская капелла. — Miserere. — Страсть итальянцeвъ къ музыкѣ. — Чистый четвергъ. — Страстная пятница.

       Къ Сикстинской капеллѣ, въ среду на Страстной недѣлѣ, стекаются такія же толпы парода, какъ и въ Вербное воскресенье къ храму св. Петра. Но храмъ св. Петра вмѣщаетъ въ себѣ до 54,000 человѣкъ; Сикстинская же капелла можетъ дать мѣсто едва тремъ стамъ... Понятно, сколькимъ приходится отказывать, какая бываетъ толкотня у входа, какая духота во время службы, — такъ какъ впускаютъ все-таки больше, чѣмъ позволяетъ помѣщеніе. Но что за причина такого стеченія парода. Папу ли ждутъ, или какого-нибудь высокоторжественнаго церемоніала. Можетъ быть, это усердіе внушаетъ народу страстная недѣля, которую такъ чтутъ всѣ христіане? Ничуть не бывало.... Служба сегодня самая простая: безъ папы, безъ всякихъ торжественныхъ церемоніаловъ, и римляне слушаютъ ее необыкновенно разсѣянно, громко жалуясь другъ другу на смертельную духоту и разговаривая совсѣмъ о постороннихъ предметахъ. Да это и естественно: вся католическая служба идетъ на латинскомъ языкѣ, мало попятномъ для итальянскаго простонародія. Но вотъ, когда, уже въ самомъ концѣ всенощной, начинаютъ тушить свѣчи, — капелла погружается въ таинственный полумракъ, все совершенно стихаетъ на нѣсколько минутъ и въ это время вдругъ раздается замѣчательно прекрасное пѣніе Miserere (псалма «Помилуй мя Боже.»). Съ дѣтства окруженному поэтическою природою, чудными произведеиіями всевозможиыхъ искуствъ, итальянцу, болѣе чѣмъ кому нибудь врождено чувство прекраснаго. Такъ и сегодня: онъ былъ равнодушенъ ко всей службѣ, пока не раздались чудные звуки мелодіи. Но, заслышавъ ихъ, онъ приходить въ восторгъ и вполнѣ наслаждается... Итальянецъ вездѣ вѣренъ себѣ: ему все равно, въ концертѣ, или въ церкви, въ театрѣ, или наконецъ въ дѣйствительной жизни, вездѣ онъ обращаетъ вниманіе только на то, бываетъ потрясенъ до глубины души только тѣмъ, что прямо дѣйствуетъ на его чувство прекраснаго и на его зрѣніе...
       Послѣ пѣнія трогательнаго псалма всѣ присутствующее вдругъ начинаютъ стучать ногами и скамьями, — стукъ раздается и у самаго алтаря. Этимъ шумомъ и стукомъ они выражаютъ, какъ сами это объясняютъ, свое отчаяніе и скорбь по поводу страданій Спасителя. Какъ въ этомъ, такъ и во многихъ другихъ случаяхъ, къ своимъ духовнымъ обрядамъ итальянцы примѣшиваютъ много театральнаго и свѣтскаго.
       Въ чистый четвергъ больше всего народа стекается въ храмъ св. Петра, чтобы посмотрѣть церемонію омовенія ногъ. Для этого среди храма приготовляютъ роскошный тронъ для папы, для апостоловъ же, которымъ папа будетъ умывать ноги, устроены подмостки, обтянутыя матеріей. Этими апостолами обыкновенно являются здѣсь священники различныхъ націй, но ихъ не двѣнадцать, какъ это слѣдовало ожидать по числу христовыхь апостоловъ, а тринадцать. Эго сдѣлано въ память папы Григорія Великаго, который каждый день кормилъ за своимъ столомъ двѣнадцать убогихъ нищихъ. Однажды явился и сѣлъ между ними тринадцатый гость, — то былъ Ангелъ. Въ память этого событія и въ церкви передъ папою является теперь тринадцать апостоловъ.
       Въ ожидаяіи церемоніи апостолы въ бѣлыхъ шерстяныхъ одеждахъ и въ бѣлыхъ четырехъ-угольныхъ шапочкахъ садятся на приготовленныя для нихъ мѣста. Правая нога ихъ разута, потому что папа будетъ омывать ее. Начинаютъ читать Евангеліе, папа снимаете съ себя мантію, опоясывается, и сопровождаемый двумя церемоніймейстерами и кардиналами подходитъ къ священникамъ. Онъ ставитъ обнаженную ногу каждаго изъ нихъ въ серебрянное блюдо, преклоняетъ колѣна, омываетъ, отираетъ и нотомъ целуетъ погу. Послѣ того каждый изъ священниковъ лолучаетъ букетъ цвѣтовъ и двѣ медали: золотую и серебрянную. Возвратившись на свой тронъ, папа умываетъ руки, читаетъ окончательную молитву и всѣ расходятся.
       За омовеніемъ ногъ слѣдуетъ торжество тайной вечери, въ восноминаніе той послѣдней вечери, которую Господь провелъ со своими учениками. Для этого въ одной изъ залъ Ватикана 13 -ти апостоламъ приготовленъ длинный столъ, уставленный дорогою посудою и при каждомъ кувертѣ положенъ чудный букетъ цвѣтовъ. Когда усядутся апостолы, приходить папа и становится впереди стола. Служителя, преклоняя передъ нимъ колѣна, подаютъ ему кушанье, которыя онъ въ свою очередь передаетъ черезъ столъ апостоламъ.
       Церемонія поклоненія Кресту происходить въ пятницу въ 10-ть часовъ утра въ сикстинской капеллѣ. Вся церковь и духовенство въ глубокомъ траурѣ: ни золота, ни шитья. Со скамей кардиналовъ сняты ковры, тронъ папскій обнаженъ и совершенно безъ балдахина, даже намѣстнику I. X. (такъ называютъ папу) прислуживаетъ сегодня не цѣлая свита, а одно только лицо; всѣ свѣчи погашены. Высшее духовенство снимаетъ свои перстни и складываетъ скиптры; самъ папа не раздаетъ сегодня благословеиій и тоже снялъ свой перстень въ знакъ того, что со смертію I. X. отняты всѣ милости, всѣ небесныя сокровища и только смерть, печаль и страданіе царятъ надъ міромъ.
       Самое замѣчательное въ этой службѣ необыкновенно драматическое пѣніе. Хоръ точно въ лицахъ представляетъ собою то іудеевъ-распинателей, то Пилата, то самаго Іисуса. «Кого ищете? » поётъ одна часть хора слова Спасителя. «Іисуса Назарея» отвѣчаютъ другіе пѣвцы. «Азъ есмь» раздается тихій, скорбный, но твердый голосъ хора. Сильными, потрясающими аккордами выраженъ также крикъ іудеевъ: «Распни, распни Его.» Послѣ того какъ положатъ крестъ на бархатную подушку, посреди церкви, два служителя подходятъ къ трону папы, чтобы снять съ него мантію и туфли; и такъ онъ босыми ногами и съ обнаженной головой идетъ къ алтарю. При этомъ онъ три раза останавливается, каждый разъ кладетъ земной поклонъ и понемногу снимаетъ съ себя всѣ знаки первосвящеиническаго сана. Когда онъ подходитъ къ кресту, онъ падаетъ ницъ, затѣмъ встаетъ и прикладывается. Передъ тѣмъ, какъ отходить, папа кладетъ на блюдо фіолетовый копіелекъ съ 100 золотыми римскими скуди (около 133 руб. на наши деньги). Вслѣдъ за папою, кардиналы по два въ рядъ, а за ними и все духовенство, также босыми ногами и распустивъ свои мантіи, идутъ поклониться кресту и кладутъ на блюдо деньги. Въ это время хоръ укорительнымъ тономъ поетъ слова, выражающія такую мысль: «Люди мои, что я вамъ сдѣлалъ, или чѣмъ оскорбилъ, что вы приготовили крестъ своему Спасителю.» Наконецъ мало по малу начинаютъ зажигать и свѣчи.
Tags: Водовозов, Иисус
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments