Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Испания. Баски





Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.:326
ИСПАНІЯ.
Черезъ Баскскія провинціи, по старой Кастиліи въ Мадридъ. — Баски и ихъ отношеніе къ Испаніи.— Природа Баскскихъ провиицій.— Басконка.— Басконецъ — Ихъ поиятія в горячая любовь къ родине. — Старая Кастилія и тяжелое впечатлѣніе, какое она производить. — Почему испанцы плохие земледельцы.

      Проѣзжая по Баскскимъ провинціямъ, путешественникъ почти вездѣ наслаждается восхитительнымъ пейзажемъ: онъ могъ бы иной разъ подумать, что находится въ Швейцаріи, если бы вмѣсто шале ему не попадались маленькие, низенькіе домики, чисто выбѣленные известкою, съ кровлею изъ красной черепицы.
      Видъ горъ чрезвычайно разнообразен одна цѣпь поднимается за другою и самыя отдаленныя теряются вдали, подернутыя туманомъ. За исключеніемъ скалистыхъ мѣстностей, растительность чрезвычайно богатая. Большая часть горъ покрыта густыми лѣсами, между которыми чаще всего встрѣчаются могучіе дубы двухъ видовъ: такъ называемый каменный дубъ и пробковый съ громадными стволами. Въ менѣе возвышенныхъ мѣстахъ склоны горъ покрыты плодовыми деревьями, особенно орѣшникомъ, каштановыми и яблочными деревьями, безпрестанно мелькаютъ альпійскія розы; даже крутые хребты увѣнчаны рощами. Тамъ и сямъ, совсѣмъ на верху, мелькаютъ хижины пастуховъ и разстилаются плодородныя поля маиса. Всюду превосходныя пастбища. Эту богатую растительность еще болѣе оживляютъ огромныя стада барановъ и козъ. Чу! Что это? Какой странный звукъ! не то это плачь дѣтей; не то кошачій концертъ, или рѣзкій скрипъ зубцовъ пилы о твердый камень... Но вотъ показывается самаго первобытнаго вида телѣга и все тотчасъ объясняется. Она запряжена быками и сплошныя колеса безъ спицъ совсѣмъ не смазаны. Баскскимъ крестьянамъ очень нравится скрипъ ихъ телѣгъ, а въ торжественныхъ случаяхъ онъ считается даже необходимымъ. Любовь жителей къ этой оригинальной музыкѣ такъ сильна, что вы ее часто услышите даже и въ тѣхъ мѣстѣчкахъ баскскихъ провинцій, гдѣ алькады (мѣстныя власти) грозятъ штрафами любителямъ этихъ дикихъ звуковъ. По дорогѣ безпрестанно встрѣчаешь кого нибудь: то съ горы спускается старуха, нагрузивъ себѣ на плечи огромную связку дровъ, что не мѣшаетъ ей идти весьма проворно; то молодую дѣвушку съ стройнымъ станомъ и черными глазами. Она несетъ на головѣ сосудъ съ молокомъ, не придерживая его руками. Если она несетъ не молоко, то какую нибудь другую тяжелую ношу, какую у насъ рѣшится тащить развѣ здоровый парень, а она, точно не чувствуя никакой тяжести, бѣжитъ какъ лань по самой крутой тропинкѣ. Если она идетъ потише, то непремѣнно напѣваетъ пѣсенку и въ то же время вяжетъ десятицвѣтный нагрудникъ, которымъ она украситъ грудь брата, или старика отца.
      Мужчины перевозятъ разные припасы въ двойныхъ корзинахъ, изъ которыхъ одпа расположена по одну, другая по другую сторону мула и въ которыхъ, въ случаѣ нужды, могутъ помѣститься два человѣка. Страна очень населена и чрезвычайно плодородна, хотя и требуетъ удобренія; она обработана превосходно и съ болынимъ трудолюбіемъ. Сѣютъ много ячменя, маиса, овса, всевозможныхъ овощей, пеньки и льпу; разводятъ и картофель. Пшеничный хлѣбъ крестьянинъ ѣстъ только по праздникамъ и воскресевьямъ. Изъ маиса и ячменя, или одного маиса дѣлаютъ очень питательный хлѣбъ. Главную пищу составляютъ: молоко, сыръ, бобы и горохъ. Обычный напитокъ ихъ сидръ (приготовляемый изъ яблочнаго сока) и только въ одной изъ трехъ баскскихъ провинцій можно найти довольно пріятное вино. Женщины, не менѣе мужчинъ сильныя и дѣятельныя, занимаются тѣми же работами. Здѣшняя 14-ти лѣтняя дѣвочка выглядываетъ совершенно взрослой дѣвицей; однако замужъ онѣ выходятъ не раньше какъ въ 20 и 22 года и между ними рѣдко увидишь болѣзненную и хилую женщину. Обыкновенно крестьянки и служанки ходятъ босикомъ, исключая воскресенья, но мало мальски зажиточная женщина носитъ башмаки всю недѣлю. Волосы старательно расчесаны, заплетени въ двѣ косы и падаютъ на плечи. Голова обыкновенно повязана бѣлымъ платкомъ, концы котораго падаютъ назадъ. Гибкую, стройную талію дѣвушки ловко обхватываетъ корсажъ (шерстяной или шелковый, смотря по времени года), одѣтый поверхъ широкой, но короткой юбочки. По воскресеньямъ эта юбка, какъ и рубашка, бѣлая, выложенная розовой или голубой тесемкой. Костюмъ мужчинъ такъ же не затѣйливъ: они носятъ плоскія шапки, нагрудникъ алаго, или какого нибудь другого яркаго цвѣта, поверхъ иногда набрасываютъ широкую и короткую накидку, и всегда непремѣнно въ длинныхъ панталонахъ, — вотъ и весь костюмъ басконца. Волосы его обрѣзаны довольно коротко, тогда какъ прежде басконцы носили длинные волосы, считая это признакомъ свободнаго человѣка. Басконецъ ведетъ жизнь чрезвычайно дѣятельную; но въ часы отдыха онъ умѣетъ повеселиться и Кантабрскія горы часто оглашаются звуками его мелодическихъ пѣсенъ, перѣдко тутъ же имъ импровизированныхъ.
      Народныя увеселенія составляютъ бои молодыхъ быковъ, игра въ мячъ и кегли, танцы. Танцуютъ то подъ звуки флейты съ акомпаниментомъ бубенъ, то подъ гитару и кастаньеты, или просто подъ пѣніе зрителей, при чемъ танцоры выбиваютъ тактъ ногами и прищелкиваютъ пальцами.
      Въ жителяхъ этихъ маленькихъ провипцій много особеннаго. У рѣдкаго домика вы не найдете у нихъ огромнаго герба при входной двери; они очень тщеславятся своимъ происхожденіемъ и мало кто изъ нихъ не считаетъ себя дворяниномъ самой чистой крови. Говорятъ они на особомъ языкѣ, который совсѣмъ не похожъ на испанскій. Баски отличаются храбростью, веселымъ нравомъ и страстною, горячею любовью къ родинѣ. Годиной же своей они считаютъ не всю Испанію, а только свои провинціи. Хотя Баски и подданные испанскаго правительства, но съ давнихъ временъ они привыкли жить совершенно самостоятельно. Когда вся Испанія признавала Карла V своимъ королемъ, они одни только сохранили своею прежнюю независимость. Они сами выбирали изъ своей среды начальниковъ для управленія своими провинціями, назначали налоги, распредѣляли общественные расходы, содержали войска. Испанскій король не вмѣшивался въ ихъ дѣла. Правда, онъ посылалъ туда своихъ губернаторовъ, но вся ихъ обязанность заключалась въ томъ, что они присутствовали на народныхъ собраніяхъ басковъ и наблюдали, чтобы во время ихъ не было сказано или сдѣлано чего нибудь несогласнаго съ достоинствомъ Испанской королевской власти. Во время войны всѣ баски, способные носить оружіе, вступали въ войска Испанскаго короля, но и тутъ изъ нихъ обыкновенно составлялся отдѣльный вспомогательный отрядъ. Однако Испанія нѣсколько разъ дѣлала попытки лишить эти сѣверныя провинціи ихъ самостоятельности и въ началѣ нынѣшняго столѣтія дѣйствительно отняла у нихъ многія права и преимущества (фуэросы, какъ они ихъ называютъ). Однако баски и до сихъ поръ сохранили нѣкоторые изъ своихъ фуэросовъ; они еще и теперь имѣютъ свое собственное судопроизводство, сами выбираютъ своихъ чиновниковъ и т. п.
      Своею горячею любовью къ родинѣ, къ своимъ фуэросамъ и своею первобытною наивностью, баски скорѣе напоминаютъ уже вымершія національности, чѣмъ европейцевъ. Они дичатся, когда завидятъ въ своей странѣ иностранца, а если онъ съумѣетъ заставить ихъ разговориться, что впрочемъ бываетъ очень рѣдко, баски необыкновенно наивно высказываютъ свое удивленіе, что онъ пришелъ къ нимъ, въ ихъ горы, которыя самою природою такъ созданы, что чужіе люди не могутъ проникать къ нимъ. Напомните ему объ Испанскомъ правительствѣ, онъ посмотритъ на васъ съ сожалѣніемъ, какъ на человѣка, который не понимаетъ какъ слѣдуетъ, даже и этого вопроса, столь важнаго, по его мнѣнію, для каждаго смертнаго. «Что же намъ испанскій король? синьоръ— и больше ничего... Съ тѣхъ поръ, какъ существуетъ наша страна» — горячится онъ все болѣе и болѣе, — «ко всѣмъ королямъ въ мірѣ мы относились какъ равный къ равному и ни одна страна на землѣ не пользовалась такими фуэросами, какъ наша родина... Мы отъ вѣка никому не давали заложниковъ; не платили даней и податей. Вы люди не свободные, вы не понимаете какая наша страна! Наша страна самая лучшая, самая свободная и мы любимые и старшіе дѣти міра!» Баски, не смотря на свои первобытный понятія, все-таки помнятъ, что они пользовались прежде большими правами, но они любятъ хвастнуть передъ иностранцемъ, не разумѣя въ своемъ невѣденіи, что каждому образованному человѣку извѣстна и ихъ прошлая исторія и ихъ теперешнія отношенія къ Испаніи.
      Какъ трудно, говоря о баскахъ, не упомянуть о ихъ фуэросахъ, для защиты которыхъ каждый изъ нихъ всегда готовъ на самый опасный подвигъ, такъ не возможно умолчать о ихъ дубѣ Гернике, который обыкновенно называютъ зеленѣющимъ капитоліемъ басковъ. Въ уединенной долинѣ, близь деревенской церкви, на берегу ручья, бѣгущаго въ Баскскій заливъ, стоитъ старый дубъ Гернике, — въ высшей степени древнее дерево. Что бы ни сталъ разсказывать басконецъ своимъ дѣтямъ о подвигахъ предковъ, о прошедшихъ временахъ, онъ непремѣнно прибавитъ, что все это происходило близь дуба Гернике. Всѣ баски съ необыкновеннымъ благоговѣніемъ подходятъ къ этому дубу, учатъ тому же дѣтей и вѣтви его непремѣнно украшаютъ лучшій уголъ комнаты каждаго изъ нихъ. Вотъ съ какимъ благоговѣніемъ говорилъ баскъ одному путешественнику о своемъ дубѣ.
      «Наши гербы не моложе королевскихъ, но у насъ еще не было гербовъ, а старые люди уже совѣщались подъ дубомъ Гернике о народныхъ дѣлахъ. Короли сперва Леонскіе, Аррагонскіе, потомъ короли всей Испаніи, приходили подъ его вѣтви, поднимали къ небу руки и клялись сохранить фуэросы Басковъ. Отъ вѣка Баски не были въ зависимости и не нуждались въ чужомъ хлѣбѣ, потому что о независимости и о хлѣбѣ молятся подъ дубомъ Гернике. Нечистая сила бѣжитъ отъ шума его листьевъ, и ничего рабскаго не снится уснувшему подъ нимъ, потому что это дерево нашихъ фуэросовъ, нашей чести и нашей молитвы*.
      Въ странѣ Басковъ вы постоянно слышите страшный шумъ водопадовъ, крики орловъ, а въ горахъ мѣрный стукъ молотовъ, поднимаемыхъ водою и бьющихъ о наковальни. И такъ повсюду. Это показываетъ, что Баски отличные кузнецы, въ высшей степени дѣятельный народъ. Ихъ суевѣрія и пылкость тоже будутъ вамъ понятны, когда вы проведете нѣсколько времени въ этой прелестной, но отчасти дикой странѣ. При необыкновенной деятельности народа, при достаточно самостоятельномъ правленіи, торговля и промышленность процвѣтаютъ, — почти вся страна превосходно обработана. Хотя провинціи эти и плотно населены, но вы очень рѣдко встрѣтите здѣсь нищаго: превосходные желѣзные рудники и множество плавильныхъ заводовъ доставляютъ работу большому числу жителей, a хорошія гавани даютъ возможность лѣятельно вести торговлю.
      Картины природы и мѣстные нравы совсѣмъ мѣняются, какъ только вы вступаете въ Старую Кастилію. Трудно себѣ представить мѣстность болѣе унылую! Передъ вашими глазами постоянно разстилается однообразная пустыня, и ви одного дерева по всѣмъ этимъ бѣднымъ полямъ! Причина такой пустынности и бѣдности — неумѣнье хорошо обработывать землю и масса предразсудковъ. Между прочимъ Кастильцы вѣрятъ въ то, что деревья привлекаютъ птицъ, которыя клюютъ рожь, слѣдовательно деревья губятъ поля.
      Предразсудки и суевѣрія характерная не только черта Кастильцевъ, но и всего Испанскаго народа. Бытъ народа, его понятія и вѣрованія всегда находятся въ тѣсной связи какъ съ прошлого его жизнію, такъ и съ окружающей его природой.
      Ужасный голодъ, страшныя эпидеміи, которыя такъ часто свирѣпствовали въ Испаніи во время цѣлаго ряда деспотическаго и дурнаго управленія страной, наконецъ, землетрясенія и множество вредныхъ климатическихъ условій, — все это мало по малу развивало ложныя понятія о явленіяхъ природы, наводило безотчетный страхъ на невѣжественнаго испанца, объ образованіи котораго стали заботиться только теперь.
      Повсемѣстная жара и засуха, рѣдкіе дожди и при этомъ необыкновенно плохое орошеніе страны мѣшаютъ плодородно. Въ большей части Испаніи дни бываютъ до того томительно жаркіе, что ни одинъ земледѣлецъ не можетъ долго работать и въ продолженіи дпя долженъ нѣсколько разъ прерывать свои занятія; a такіе частые перерывы пріучаютъ народъ къ непостоянству въ трудѣ, Испанцы плохіе земледѣльцы также и потому, что въ нихъ съ давно прошедшаго временя укоренилась страсть къ бродячей жизни пастуха. Еще въ то время, когда испанцы вели ожесточенныя войны съ своими мусульманскими завоевателями, имъ казалось гораздо удобнѣе на случай войны или нежданнаго нападенія враговъ имѣть подвижную собственность, которую бы они могли скрывать, гдѣ случится.
      Вотъ почему еще изстари они предпочитали свои стада произведеніямъ земли, и дѣлались охотнѣе пастухами, нежели земледѣльцами. Все это, разумѣется, увеличивало опасности жизни, развило суевѣріе и усиливало любовь къ приключеніямъ. Такъ испанецъ и не могъ сдѣлаться хорошимъ земледѣльцемъ.
      По Старо-Кастильской дорогѣ и деревни встрѣчаются какъ рѣдкіе оазисы. Вдали по горизонту тянутся скалистая горы. Среди этой-то унылой природы, обожженой яркими горячими лучами солнца, и выработался испанскій характеру медленный и спокойный по наружности, но въ сущности пылкій, горячій и страстный.
Tags: Водовозов, Испания
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments