Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Французскіе крестьяне




Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.: 436.

Французскіе крестьяне.— Крестьянская изба и ея обстановка- — Воспитаніе дѣтей и годы юности.— Посидѣлки. — Суевьрія крестьянъ.

       Во Франціи съ 1848 года распространено на всѣхъ гражданъ безъ исключенія право подавать голосъ; эта всеобщая подача голосовъ называется suffrage universel. Большинство гражданъ подало голосъ за республику — и въ странѣ будетъ республика, за монархію- монархія. Такимъ образомъ воля большинства становится источникомъ и опорою всякой государственной власти, а большинство это состоитъ изъ крестьянъ. Тогда какъ въ Англіи 3/4 населенія сосредоточивается въ городахъ, во Франціи около 2/3 принадлежите къ жителямъ селъ. Такимъ образомъ въ рукахъ французскихъ крестьянъ находится рѣшеніе тѣхъ вопросовъ, которые волнуютъ современное общество на западѣ. И действительно, французскіе крестьяне играли чуть ли не важнѣйшую роль почти во всѣхъ послѣднихъ политическихъ переворотахъ страны; ихъ голосъ содѣйствовалъ преимущественно къ поддержанію власти послѣдняго императора. Любопытно познакомиться съ характеромъ крестьянина, который имѣетъ такое громадное значеніе въ странѣ; любопытно узнать степень его развитія и образованія. И только тогда мы можемъ судить, на сколько его роль въ государственной жизни дѣйствительная, а не призрачная.
       Однако общаго очень мало можно сказать о французскихъ крестьянахъ. Что ни департаментъ, то другая жизнь: не тѣ избы, другая обстановка, не тотъ заработокъ, иныя понятія и въ большинствѣ случаевъ совершенно различная степень развитая. Особенно рѣзкое различіе въ жизни этого народа встрѣчаете вы на сѣверѣ и югѣ, на востокѣ и западѣ. Это различіе главнымъ образомъ зависитъ отъ природы страны. Франція во всѣхъ отношеніяхъ заключаете въ себѣ, при кажущемся однообразіи, самыя рѣзкія противоположности. Начнемъ съ ея климата. Сравните климатъ въ сѣверномъ департамептѣ, заключающемъ прежнія провинціи: Фландрію, Артуа и Пикардію, который составляетъ одну изъ оконечностей этой страны, и въ департаментѣ Варскомъ, образующемъ противоположную оконечность; сравните суровую Бретань, о которую разбиваются бурныя волны Атлантическаго океана, и жаркій Руссильонъ, омываемый теплою волною Средиземнаго моря, — вы вездѣ найдете рѣзкое различіе. Будемъ ли разсматривать геологическое строеніе, мы встрѣтимся съ тѣми же контрастами. Горы восточной, центральной и южной части Франціи очень различны между собою: однѣ изъ нихъ известковыя, другія гранитныя, третьи вулканическія. Какія различныя условія для жизни представляютъ онѣ сравнительно съ долинами, простирающимися у ихъ подножій. Да и самыя долины, какъ мы увидимъ ниже, сильно различаются другъ отъ друга, какъ по своему положенію, такъ и по своей природѣ. Станемъ ли изучать экономическую и историческую жизнь народа и узнаемъ, что каждая французская провинція имѣетъ свою исторію, отъ которой зависѣло ея развитіе. Наконецъ, начнемъ ли мы говорить о земледѣліи крестьянина, и тутъ мы находимъ одновременно всѣ системы хозяйства, всѣ способы обработки почвы, различную степень земледѣльческаго достатка, начиная отъ крайней бѣдности до значительнаго благосостоянія.
       Потому-то необходимо познакомиться, если не со всякимъ-департаментомъ отдѣльно, то по крайней мѣрѣ разомъ съ нѣсколькими изъ нихъ, если они только подвержены болѣе или менѣе однѣмъ и тѣмъ же вліяніямъ природы и имѣли одно прошлое. Но прежде поговоримъ о тѣхъ немногихъ явленіяхъ крестьянской жизни, которыя, за исключеніемъ нѣкоторыхъ мелочей, общий всѣмъ крестьянамъ. Еще очень недавно, а во многихъ мѣстностяхъ еще и теперь, крестьянскія избы поражали и поражаютъ своею бѣдностью: онѣ были безъ пола, окна безъ стеколъ, запирались только ставнями, двери стояли открытыми вслѣдствіе духоты и дыма. Однако теперь все чаще появляются порядочно устроенные крестьанскіе домики. Они обыкновенно въ двѣ комнаты, съ окнами, съ кирпичнымъ поломъ и непремѣнно съ маленькимъ чердачкомъ на верху. Точно также мало по малу начинаетъ къ лучшему измѣняться и обстановка крестьянской избы. Прежде вы всюду бывало найдете огромную кровать съ занавѣсомъ изъ грязной, рваной тряпки; чтобы избѣжать сырости землянаго пола, на этой кровати лежалъ необыкновенно высокій, почти до потолка тюфякъ, набитый куделью или сухими виноградными лозами; хотя еще и теперь вы найдете эти кровати у многихъ крестьянъ, по въ маленькихъ новенькихъ домикахъ обыкновенно встрѣтите кровать изъ орѣховаго дерева, просто и опрятно убранную. На брусьяхъ потолка въ каждомъ домикѣ непремѣнно виситъ ружье хозяина; кромѣ стола и 2, 3 стульевъ самой незатѣйливой работы, у стѣны стоить шкапъ; въ немъ главное мѣсто занимаетъ высокій, женскій головной уборъ, который здѣсь обыкновенно торчитъ на бутылкѣ. Хотя матеріальный достатокъ крестьянина очень различенъ, но воспитаніе дѣтей совершается почти вездѣ одинаково. Какое бы ни было положеніе крестьянина, поденщикъ онъ, земледѣлецъ или фермеръ — его удѣлъ трудовая жизнь и ребенокъ въ каждой семьѣ— помѣха для работы. Поэтому, едва онъ только на чинаетъ держаться на ногахъ, его привязываютъ тесемкой къ какой нибудь тяжелой мебели, чтобы онъ далеко не уползъ и въ то же время могъ хвататься рученками за эту мебель и вставать безъ помощи матери. Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ дитя ставятъ въ качалку: на ней найдете скамейку съ такимъ устройствомъ, что ребенокъ можетъ совершать здѣсь различныя отправленія. Кругомъ она обнесена перилами и устроена такимъ образомъ, что, если ребенокъ сдѣлаетъ движеніе, она покачивается вверхъ и внизъ и такимъ образомъ нѣсколько передвигаетъ ребенка, — эта качалка двигается такъ же, какъ игрушечная лошадка. Вотъ въ этой-то качалкѣ дитя оставляютъ иногда очень на долго; она действительно устроена такъ, что ребенокъ не можетъ изъ вея выпасть, но разумѣется и не можетъ удовлетворить различнымъ своимъ потребностямъ, хотя ему оставляютъ здѣсь пищу. Не умѣя самъ ѣсть, онъ часто заброситъ эту пищу, Богъ знаетъ куда, и потомъ все время сидитъ голодный. Но въ большинствѣ случаевъ мать беретъ съ собою на работу и ребенка. Идетъ ли она въ поле на посѣвъ, или разбиваетъ тяжелыя глыбы, — она кладешь младенца гдѣ нибудь на окраинѣ борозды и онъ лежитъ тамъ безъ всякаго надзора до окончанія работы, когда мать подойдетъ къ нему, чтобы его накормить. Въ деревняхъ дѣти, какъ мальчики, такъ и дѣвочки ростутъ совершенно одинаково. Тѣ же игры, то же обученіе, та же школа, только на разныхъ скамьяхъ; однѣ и тѣ же занятія: вмѣстѣ пасутъ они скотъ, собираютъ плоды, щепки.
       Но когда эти самыя дѣти подростутъ, ихъ жизнь и отношенія уже нѣсколько мѣняются. Дѣвушка сидитъ за прялкой или помогаетъ матери въ хозяйствѣ, мальчикъ больше при отцѣ, раньше пріучается къ полевымъ работамъ. Теперь они уже не бѣгаютъ вмѣстѣ, не пасутъ скотъ, не лазаютъ по деревьямъ, а только видятся на посидѣлкахъ. Эти вечеринки или посидѣлки самое любимое времяпрепровожденіе молодежи. Онѣ обыкновенно начинаются съ осени и продолжаются во всю зиму; собираются въ домѣ, гдѣ есть взрослыя дѣвушки. Еще въ сумерки соберутся двѣ, три дѣвушки къ своей подругѣ и начинаютъ болтать. Но вотъ онѣ перестали щебетать, къ чему-то прислушиваются, — на улицѣ темно, хоть глазъ выколи. Вдругъ всюду послышались голоса, крики. Звуки волынки раздаются уже подъ окнами, дѣвушки бросаютъ свои прялки, вскакиваютъ и отворяютъ двери. Къ нимъ ввалила цѣлая толпа молодыхъ парней. Безъ всякихъ церемоній молодые люди побратски перецѣловались между собой. Затѣмъ дѣвушки опять усѣлись за свои прялки, молодцы размѣстились какъ попало и пошли между ними длинные разсказы о волшебникахъ, о мертвецахъ.... Между тѣмъ хозяйка-дѣвушка обноситъ всѣхъ пряниками, виноградомъ. Кто-то въ углу запѣлъ пѣсню и всѣ въ минуту подтянули. Тутъ всегда найдется парень, который знаетъ множество куплетовъ. Иногда въ нихъ много юмора, но, какія бы они ни были, молодежь рада всему, безпрестанно заставляетъ пѣвца повторять, острить, хохочетъ.... На посидѣлкахъ дѣвушки мало наработаютъ, и, можно сказать, работа скорѣе служитъ предлогомъ. Послѣ пѣсенъ обыкновенно начинаются танцы. Французскіе танцы извѣстны всѣмъ. Въ разныхъ мѣстностяхъ ихъ танцуютъ съ различными варіяціями; но обыкновенно каждый танецъ сопровождаютъ пощелкиваніемъ пальцевъ и рѣзкими вскрикиваніями. Такъ проходитъ большая часть ночи и всѣ расходятся, точно такъ же, какъ и пришли: парни толпами возвращаются домой, оглашая окрестности однообразнымъ уканьемъ. На этихъ посидѣлкахъ улаживается много свадебъ между молодыми людьми Многіе говорятъ, что французскій крестьянинъ необыкновенно религіозенъ, такъ какъ деревецскія церкви всегда биткомъ набиты народомъ; что онъ съ большимъ благоговѣніемъ празднуетъ множество праздниковъ. Но во всемъ этомъ главную роль играетъ не религіозность крестьянина, а его суевѣріе.
       Церковь для него— собраніе, и онъ, отправляясь туда, обыкновенно наперед говоритъ домашнимъ, что сегодня ему необходимо быть въ церкви, такъ какъ онъ встрѣтитъ тамъ Жана или Жюля, съ которымъ ему нужно переговорить о такомъ-то дѣлѣ. Да наконецъ достаточно послушать, какъ онъ искажаетъ слова молитвъ латинскихъ и французскихъ, чтобы убѣдиться, что онъ ничего въ нихъ не понимаетъ. Святые у него въ большомъ уваженіи: онъ вѣритъ, что каждый изъ нихъ исцѣляетъ какую-нибудь болѣзнь: одинъ можетъ избавить отъ лихорадки, другой отъ ревматизма; Святая Троица, думаютъ они, считая, что такое имя носитъ какая нибудь святая, помогаетъ въ падучей болѣзни; къ святой Аннѣ они прибѣгаютъ, когда коровы мало даютъ молока, или когда мать не можетъ напитать своею грудью дитя. Когда въ домѣ кто-нибудь заболѣлъ и еще не извѣстно какою болѣзнію, слѣдовательно и незнаютъ какому святому молиться, тогда женщина рѣжетъ лоскутки матеріи и, бросая ихъ одинъ за другимъ въ чашу съ водою, приговариваете при каждомъ названіе святаго; лоскутикъ, который прежде другихъ опустился на дно, указываете имя святаго покровителя, а такъ какъ каждый изъ нихъ лѣчитъ одну какую нибудь болѣзнь, то въ то же время узнаютъ, чѣмъ страдаете больной. Очень часто послѣ этого начинаютъ лѣчить больнаго отъ болѣзни, на которую имъ показалъ опустившійся на дно лоскутокъ. Понятно, какъ должно отзываться такое лѣченіе на больномъ.... Кто 1-го мая на разсвѣтѣ вымочитъ росою тряпицу на лугу своего сосѣда, у того сѣно уродится вдвое, а у сосѣда не останется ни клока. У кого украли горсть навоза между Ивановымъ и Петровымъ днемъ, у того не уродится хлѣбъ, a укравшій, напротивъ, снимете обильную жатву. Эти повѣрья до такой степени укоренились въ народѣ, что цѣлыми ночами караулятъ, чтобы предохранить себя отъ ущерба, и если бы кто, даже для шутки, позволилъ себѣ такую продѣлку, то не рѣдко поплатился бы за это своею жизнію. Еще во многихъ мѣстностяхъ крестьяне убѣждены, что за такое убійство ихъ никогда не будетъ преслѣдовать законъ.
       Наканунѣ Иванова дня, до восхожденія солнца, встаетъ хозяинъ дома, рѣжетъ зеленыя вѣтви и украшаетъ ими двери своего дома и конюшни, чтобы отвратить болѣзни и всякія чары. Женщины страшно боятся стирать на страстной недѣлѣ: онѣ увѣрены, что такимъ образомъ онѣ приготовятъ себѣ саванъ. Всѣ онѣ вѣрятъ въ волшебницъ. То тотъ, то другой сообщаютъ на посидѣлкахъ, какъ его пріятель, или онъ самъ, видѣлъ въ прошлую свѣтлую ночь старухъ, по три вмѣстѣ, бродившихъ по полю, — волшебницы по ихъ понятіямъ всегда должны являться въ образѣ старухъ. Они убѣждены что каждый человѣкъ, если только не боится продать свою душу дьяволу, можетъ имѣть сношенія съ нечистой силой: для этого нужно выйти изъ дому въ полночь, взять курицу подъ мышки и, не оглядываясь назадъ, идти одному на перекрестокъ, гдѣ сходятся четыре или пять дорогъ, и три раза прокричать: «Дружище, продаю черную курицу!» Дьяволъ явится въ ту же минуту, заключите съ человѣкомъ договоръ, послѣ котораго къ нему посыпятся несмѣтныя богатства, всѣ блага жизни, однимъ словомъ все, чего онъ только пожелаете.
       «Вслѣдствіе этого грубаго суевѣрія», говоритъ одинъ писатель, «отъ мысли о безпрерывномъ вмѣшательствѣ сверхъестественныхъ силъ въ самыя обыкновенныя дѣла, происходитъ необычайная довѣрчивость и легкомысліе крестьянина. Однажды случилось крестьянину наткнуться нечаянно на огромнаго зайца и застрѣлить его. Бережно уложилъ онъ добычу свою въ мѣшокъ, съ намѣреніемъ поднести ее своему господину, и поспѣшилъ тотчасъ въ городъ, чтобы застать его за обѣдомъ. По дорогѣ побрился онъ въ цирюльнѣ; разумѣется, не замедлилъ расказать при этомъ о своей добычѣ. Цирюльникъ выходитъ на минуту, развязыізаетъ мѣшокъ, вынимаете зайца и на мѣсто его кладетъ только что околѣвшую утромъ собаку. Все случилось, какъ желалъ крестьянинъ; онъ застаетъ все семейство своего господина за столомъ, и торжественно подаетъ свой подарокъ. Мѣшокъ переходите изъ рукъ въ руки, всѣ дивятся вѣсу зайца и хвалятъ охотника за ловкость. Наконецъ онъ открываете мѣшокъ, вытаскиваетъ за шею убитое животное и величественно показываете собранію — мертвую собаку. Раздается громкій хохота, который однако нисколько не смущаетъ мужика. «Нѣтъ ужъ, говорить онъ, обращаясь къ животному, какъ ты ни прикидывайся собакой, а все-таки останешься зайцемъ!»
Tags: Водовозов, НЭДБ, Франция, книга, праздники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments