Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Бретань




Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.: 445. Бретань
БРЕТАНЬ
Природа страны. — Характеристика севера и юга Бретани. — Берега и ихъ отличительные признаки. — Ланды. — Дюны. — Топливо и какъ его добываюсь.— Сборъ водорослей и опасности, съ нимъ соиряженныя— Финистеррскій департаментъ.— Береговое право и его безчеловьчныя послѣдствія. — Департаментъ низовьевъ Луары. — Занятія жителей этой местности.— Департаментъ Шли и Вялены.— Причины бѣдности бретонца.— Его обстановка и пища. — Характеръ народа.—Семейство и отношенія между членами семьи. — Праздникъ «отпущенія». — Продажа женскихъ волосъ— Женихъ и невѣста— Свадьба.— Погребеиіе и обряды, которыми оно здѣсь сопровождается.

     Въ составъ древней Бретани входятъ пять департаментовъ: Нижней Луары, Илли и Вилены, Морбигана, Финистерра и Сѣверныхъ береговъ.
     Бретань, сѣверо-западный полуостровъ Франціи, называлась въ древности Арморикой. Берега этого полуострова сильно изрѣзаны глубоковдающимися бухтами. Въ нихъ всюду видны суровыя, дикія скалы, съ глубокими ущеліями, рѣдкою растительностью, съ тощими пастбищами, на которыхъ мѣстами растетъ ивнякъ; долины въ зимнее время нерѣдко завалены снѣгомъ на полъ аршина. Населена Бретань народомъ такимъ же бѣднымъ и суровымъ, какъ и природа, его окружающая. Названіе страны и народа, а также его многіе патріархальные нравы, показываютъ, что онъ одного происхожденія съ древними обитателями Англіи — Бриттами. Еще недавно Бретань, во многихъ отношеніяхъ отличающаяся отъ остальной Франціи, мало была извѣстна даже самимъ французамъ. Въ этой стране кварца, шифера и гранита друиды изсѣкали нѣкогда свои памятники; и въ настоящее время, слѣдовательно по прошествіи 3-хъ тысячъ лѣтъ, ихъ можно видѣть. Мрачный и суровый видъ болѣе всего придаютъ странѣ ланды — огромныя, безплодныя, песчаныя пространства, которыя занимаютъ около 1/3 Бретани. На сѣверѣ пыльныя и пустынныя дороги, бурыя стада, разсѣянныя по ландамъ, цѣпи черныхъ, безлѣсныхъ холмовъ, съ волнующимся на нихъ верескомъ; небо сѣрое, то холодная сырость, то удушливый зной; пустыни, покрытыя терномъ и дрокомъ, и посреди всего этого мрачное и суровое населеніе. Напротивъ того на югѣ (по направленію къ яродкамъ Кимперу и Кимперлэ), вы вступаете въ лабиринта огородовъ и зеленѣющихъ полей, весело журчащихъ ручейковъ, красивыхъ долинъ и холмовъ, жилищъ, утонувшихъ въ зелени густой листвы, веселыхъ городковъ, построенныхъ на берегу рѣкъ, однимъ словомъ предъ вашими глазами разстилаются прелестные ландшафты, нисколько не уступающее швейцарскимъ. Но дѣло въ томъ, что эти картины не часто останавливаютъ здѣсь вашъ взоръ. Послѣ чуднаго ландшафта вы тотчасъ увидите печальную пустыню.
     Все обработанныя поля окружены земляными валами. Это дѣлается для того, чтобы предохранить хлеба отъ порывовъ вѣтра. Тамъ, гдѣ можно сѣять хлѣбъ, онъ растетъ не дурно, но часто рядомъ съ колосистымъ хлѣбнымъ полемъ вы встрѣтите обширныя ланды, которымъ и конца не видно. Изъ страны самой плодоносной вы почти немедленно вступаете на обнаженную почву, гдѣ на каждомъ шагу выглядываютъ гранитные утесы. Другой характерной чертой Бретани являются дюны, который вы встрѣчаете въ очень многихъ прибрежныхъ мѣстнояхъ. Эти береговыя дюны образовались изъ песку, который волны выбросили со дна моря, а ветры потомъ скопляли въ груды и холмы. Сильный вѣтеръ часто подымаете накопившійся на дюнахъ песокъ и относить его далеко во внутрь страны. Эти пески, уносимые вѣтромъ съ береявъ, часто причиняютъ страшный вредъ. Недалеко отъ устья Луары находилась на берегу моря деревня, которая въ половине прошедшая столѣтія погребена была подъ песками океана. Гонимый вѣтромъ, песокъ достигалъ обработанныхъ полей и густо покрывалъ сплошною массою все посѣянное на нихъ. Тутъ есть не мало жилищъ, которыя покоятся подъ горами песку, какъ Геркуланумъ и Помпея подъ слоемъ лавы. Деревьевъ нетъ на этихъ дюнахъ, и на поверхности ихъ вѣтеръ часто поднимаетъ песчаныя волны. Недостатокъ деревьевъ заставляетъ бретонца отапливать свои жилища кизякомъ (навозомъ), который, прежде чѣмъ употреблять въ дѣло, втыкаютъ для просушки въ изгороди и жилища съ наружной стороны. Однако земля бретонцевъ непремѣнно требуетъ удобренія, но гдѣ же его взять, когда оно у нихъ идетъ на топливо! Вотъ они и удобряютъ свои поля известковымъ пескомъ, водорослями и морскими травами. Сборъ водорослей составляетъ одно изъ главныхъ занятій жителей. Водоросли бываютъ здѣсь двухъ родовъ: одни изъ нихъ буря и приливъ вырываютъ со дна и выбрасываютъ на берегъ, — тогда они принадлежать всякому, кто успѣетъ ихъ подобрать; другія собираются весною на прибрежныхъ скалахъ, которыя обнажаются во время отливовъ. Сборомъ этихъ водорослей могутъ пользоваться только те общины, земли которыхъ примыкаютъ къ этимъ скаламъ. Мэры такихъ общинъ назначаютъ время, когда начинать и оканчивать срѣзку водорослей, происходящую обыкновенно между большими приливами въ феврале и въ мае или іюне. Тогда утесы строго раздѣляются между общинниками и каждый имѣетъ право срѣзать водоросли только съ своего утеса. Тамъ же, гдѣ нѣтъ этого порядка, водорослями могутъ пользоваться всѣ, кто хочетъ; это приносить страшный вредъ растенію. Тогда всѣ съ жадностію бросаются къ этимъ утесамъ и какъ попало вырываютъ растеніе съ корнемь, вмѣсто того, чтобы его срѣзать, а следовательно пользоваться имъ и въ будущій годъ. Вотъ какъ описываютъ срѣзку этихъ водорослей: «Въ день, назначенный для срѣзки, прежде еще, чѣмъ море отойдетъ совершенно, и когда еще берегъ покрыть водою на нѣсколько футовъ, толпа, горящая нетерпѣніемъ воспользоваться краткимъ отливомъ, пускается съ телѣгами въ путь къ мрачнымъ утесамъ, покрытымъ длинными, висячими водорослями, съ которыхъ течете морская вода, какъ съ распущенныхъ волосъ утопленника. Шумное шествіе, предводимое тѣми, которые долгимъ опытомъ пріобрѣли почетное право кормчихъ, уже рисуется черной массою на свѣтлой влаге. Вскорѣ каждый принимается со всѣмъ жаромъ собирать драгоценный, морскія растенія, назначенныя для оплодотворенія его полей. Ихъ тотчасъ же нагружаютъ на телеги и отвозятъ на берегъ повыше того мѣста, котораго достигаетъ приливъ, поспѣшно сваливаютъ грузъ и скачутъ за новою добычею до тѣхъ порь, пока первая волна не ударить на ребро рифа и не подаете сигнала работниковъ къ отступленію. Тогда люди и животныя поспешно бѣгутъ, не оборачиваясь назадъ.
     «Если скала съ водорослями доступна только для лодокъ, или если даже она слишкомъ удалена отъ берега и невозможно извлекать морскія травы съ помощію телѣгъ, то изъ водорослей устраиваютъ родъ плота, чтобы пригнать ихъ къ берегу тѣмъ же способомъ, какимъ сгоняютъ по теченію рѣкъ плоты съ лѣсомъ. Водоросли собираются въ большія, крѣпко связанныя кипы, и когда приближается море, то простые работники возвращаются прежнимъ порядкомъ, оставляя на волю Божію смѣлаго пловца, принимающаго на себя обязанность препроводить къ берегу пловучую массу, — честь, которой нерѣдко домогается влюбленный, въ надеждѣ подобнымъ подвигомъ тронуть сердце своей возлюбленной. Надобно видѣть, какъ эта странная флотилія подъѣзжаетъ къ берегу, несомая волнами прилива. Такъ какъ водоросли плывутъ, едва показываясь на поверхности моря, то вы видите только смѣлаго пловца, который то исчезаетъ, то появляется, какъ бы стоя на волнахъ и опираясь на длинный шестъ, въ позѣ римскаго тріумфатора. Грозная опасность придаетъ еще болѣе торжественности такому зрѣлищу и нерѣдко случается, что бурная волна уноситъ кормчаго вмѣстѣ съ грузомъ въ самую глубь моря».
     Любопытнѣе другихъ западный берегъ Бретани, занимаемый Финистеррскимъ департаментомъ (*). Нужно замѣтить, что Финистеррскій департамента представляетъ собою въ миніатюрѣ полную картину Бретани. Съ чудныхъ, плодородныхъ равнинъ вы можете наблюдать дикіе обнаженные утесы; чаще, чѣмъ гдѣ либо въ Бретани, вы встрѣчаете здѣсь огромные, каменные памятники древнихъ друидовъ: они стоятъ или отдѣльно, или группами изъ нѣсколькихъ камней, или просто лежатъ на землѣ; всѣ они поросли чертополохомъ. Нерѣдко встрѣчаются здѣсь и древнія кельтскія постройки, изъ большихъ, неровныхъ, необтесанныхъ камней, покрытыхъ, вмѣсто крыши, большими каменными плитами. При этомъ разнообразіи природы и древнихъ памятниковъ, вы найдете здѣсь такое же разнообразіе народныхъ типовъ, обычаевъ и одеждъ. Мужчины въ синихъ блузахъ или въ синей матросской курткѣ; нѣкоторые носятъ широкіе панталоны, застегнутые у колѣнъ, и кожанныя штиблеты. Одежда бретонскихъ поселянокъ довольно схожа съ одеждою женщинъ-ремесленницъ въ городахъ; въ нѣкоторыхъ мѣстахъ бретонки одѣваются въ юбку изъ полосатаго ситца, въ другихъ она коричневаго цвѣта съ золотою или серебрянною каймою; на груди бѣлая рубашка, платочекъ, на крестъ завязанный назади, и передникъ съ небольшимъ передкомъ или лификомъ, приколотымъ на груди; многія изъ нихъ носятъ на головѣ чепчикъ, обшитый кружевами. На изрѣзанныхъ вдавшимися въ землю бухтами и заливами берегахъ этого департамента находится множество мысовъ. Во многихъ мѣстахъ выдаются изъ воды гранитныя скалы, окруженныя еще подводными скалами, объ который такъ часто разбиваются и еще чаще разбивались прежде корабли. Эти ужасныя мѣста нерѣдко оглашались въ мрачныя ночи криками отчаянія и раздирающими душу воплями погибающихъ. Долгое время все населеніе этой прибрежной полосы существовало исключительно только тѣмъ, что выкидывало ему море послѣ кораблекрушенія. Какъ дикіе, хищные звѣри прибегали сюда жители и бросались хватать и вылавливать товары и разбитые остатки имущества несчастныхъ. Эти расхищенія производили жители нисколько не таясь, такъ какъ здѣсь долгое время существовало береговое право, по которому они могли совершенно свободно пользоваться всѣми выкинутыми моремъ обломками судовъ и товаровъ. Это ужасное право скоро повело къ страшнѣйшимъ злодѣяніямъ и грабительствамъ, которымъ занимались не только простолюдины, но и самые знатные люди, даже духовенство. Они гасили маяки, построенные на опасныхъ мѣстахъ, и зажигали огни тамъ, гдѣ не было опасности. Корабли, не видя огня у опасной скалы, шли увѣренно ей на встрѣчу, а тутъ уже множество народа съ топорами, молотками и ножами съ нетерпѣніемъ ожидало ихъ. Какъ хищные животные бросались они на корабль, не успѣвшій еще совсѣмъ погибнуть, прорубали его со всѣхъ сторонъ и расхищали все, что могли. Одинъ землевладѣлецъ на сѣверо-западѣ этого департамента говорилъ, показывая на утесъ, на которомъ по его приказанію зажигался фальшивый маякъ: «у меня здѣсь такой драгоцѣнный камень, какого даже нѣтъ и въ королевской коронѣ». А въ ХV-мъ столѣтіи одинъ герцогъ бретанскій подавалъ папѣ оффиціальную жалобу, что епископъ Сенъ-Мало присвоилъ себѣ это право въ его городѣ. Но эти страшныя преступленія, смѣло совершаемыя передъ всѣмъ свѣтомъ, существовали и гораздо позже. Еще Людовикъ XIV грозилъ смертною казнію владѣтелямъ прибрежныхъ помѣстій, если они будутъ подкупать и принуждать лоцмановъ наводить на мели и утесы суда, а также и тѣмъ, которые будутъ зажигать фальшивые маяки на прибрежныхъ скалахъ для привлеченія и гибели судовъ. Теперь разумѣется уже не существуете береговое право, но и въ настоящее время, на нѣкоторыхъ берегахъ Бретани, встрѣчается дикое населеніе морскихъ грабителей. Они не смѣютъ болѣе прорубать судно, но, при наступленіи бури, бросаютъ ястребиные взгляды на океанъ, такъ какъ въ случаѣ несчастія имъ предстоитъ пожива.
     Департамента низовьевъ Луары (**) не отличается особеннымъ плодородіемъ: обширныя болота, безчисленные пруды, безплодныя ланды занимаютъ значительную часть пространства. За то въ остальной части вы найдете превосходный пастбища, расположенныя по живописнымъ островамъ Луары и по берегамъ потоковъ, которыхъ тутъ такъ много.
     Жители здѣсь занимаются уходомъ за виноградниками, хотя иногда они даютъ мало дохода вслѣдствіе болѣзней на виноградъ. Очень многіе заняты также на фабрикахъ въ Нантѣ, гдѣ болѣе 100 тысячъ жителей и который служитъ центромъ мануфактурной промышленности. Кромѣ того рыбная ловля въ Океанѣ, въ Луарѣ и ея притокахъ и наконецъ въ прудахъ, которыхъ здѣсь насчитываютъ около 800, — много поддерживаетъ жителей. Въ очень многихъ мѣстностяхъ этого департамента крестьяне занимаются въ свободное время горшечнымъ ремесломъ и, добывая себѣ этимъ небольшой заработокъ, въ то же время извлекаютъ пользу изъ земли, неудобной для земледѣлія. Мужчина добываете глину, дѣлаетъ горшки, женщина обжигаетъ ихъ и, когда они готовы, относитъ на рынокъ. Но эти горшки и глиняная посуда совершенно просты и не представляютъ ничего изящнаго. Дѣти начинаютъ помогать родителямъ въ этомъ дѣлѣ уже съ 12-ти лѣтъ и выдѣлываютъ небольшія чашечки и грубые кофейники. Имущество и обстановка семейства горшечника весьма незавидное: вся семья живетъ въ хижинѣ безъ окна, въ которую свѣтъ и воздухъ проходятъ только черезъ узкую дверь. Въ хижинѣ найдете кровать у печки, покрытую лохмотьями, худой ларь, столъ, испачканный глиной, и полъ, уставленный глиняной посудой. Все имущество состоитъ изъ тощей коровы и маленькой лошади для перевозки посуды.
     Но еще болѣе нищеты въ департамента Илли и Вилены (***). Крайняя бѣдность жителей происходить отъ постоянныхъ неурожаевъ, — да и какъ этой землѣ давать богатую жатву, приносить хорошіе плоды, когда она представляетъ ничто иное, какъ гранитную плоскость, покрытую только легкимъ слоемъ земли. Большая часть земли этого департамента покрыта лѣсами и ландами, а эти послѣднія производятъ только верескъ и плохой терновникъ, едва годные для топлива.
     Нужно замѣтить, что не только въ этомъ департаментѣ, но и во всей Бретани чрезвычайно много ландовъ, а тамъ, гдѣ онѣ есть, вы всегда встрѣтите апатію и нищенскую обстановку между жителями. Въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ эти ланды воздѣлываются и, когда затратишь много труда, даютъ впослѣдствіи изрядный урожай; но, по мѣрѣ удаленія отъ верхней Бретани, онѣ увеличиваются и остаются безъ обработки, особенно тѣ изъ нихъ, который составляют собственность общинъ. Не смотря однако на бѣдность жителей департамента Илли и Вилены, въ окрестностяхъ Ренна выдѣлывается прекрасное сливочное масло, лучшее во всей Франціи.
     Тутъ прежде процвѣтала льняная и пеньковая промышленность, и въ старые годы бретонскія пряхи могли прокормить всю свою семью; но эта промышленность пала со времени введенія хлопчато-бумажнаго производства и никто не подумалъ, чѣмъ бы замѣнить этотъ источникъ мѣстнаго богатства, который кормилъ населеніе въ 2 милліона. Другая причина бѣдности бретонца — его крайняя неразвитость, необразованность, суевѣріе и ненависть къ какимъ бы то ни было измѣненіямъ въ его жизни: онъ ни за что не тронетъ иногда даже очень порядочнаго участка земли, ни за что не станете его обработывать даже и тогда, когда на будущій годъ можетъ ожидать отъ него очень хорошей жатвы, только потому, что отцы лучше знали, почему они не трогали эту землю. Даже на одной и той же нивѣ они часто не касаются какого нибудь угла, который такимъ образомъ вѣчно остается въ залежи. Такой участокъ, по ихъ понятіямъ, собственность дьявола, и много горя надѣлаетъ онъ тому, кто лишитъ его своей доли. Не мало нищетѣ и бѣдности бретонцевъ содѣйствуютъ ихъ раздѣлы. «По смерти отца,» говорите одинъ французскій писатель, «всѣ поля, и безъ того раздробленныя, дѣлятся у насъ на участки, и если остается пять наслѣдниковъ, то всякій изъ нихъ потребуешь своей части въ каждой вещи, своей пятой доли въ каждой крохѣ наслѣдства. Но не всѣ участки имѣютъ одинаковое качество, не всѣ одинаково воздѣланы: одинъ засѣянъ, другой подъ паромъ, — что же дѣлать въ такомъ случаѣ? Остается раздробить каждое поле на пять частичекъ, произвести, что называется у насъ, крестьянскій раздѣлъ, изуродовать землю, обратить ее въ пыль, сдѣлать невозможною всякую обработку. Иногда они и на этомъ не останавливаются: случится имъ дѣлить лугъ, не вездѣ одинаковаго качества и цѣнности, — они дѣлятъ его на участки, по числу сонаслѣдниковъ, и каждый изъ нихъ по очереди собираетъ сѣно съ каждаго участка, такъ что если ихъ пятеро, то на шестой годъ та же очередь повторяется снова и тѣмъ же порядкомъ. Страсть къ дѣлежу простирается до такой степени, что даже изба подвергается раздѣлу (я нисколько не преувеличиваю); такой-то получаете въ собственность часть избы до такого то бруска или перекладины и такъ далѣе: печь и дверь остаются общею собственностью.
     «Раздѣлъ между сонаслѣдниками — дѣло затруднительное до крайности. Когда наконецъ, послѣ долгихъ споровъ, согласятся на размежеваніе участковъ, то на рубежѣ вырываютъ глубокую яму, потомъ берутъ камень самый твердый, какой только можно отыскать подъ рукою, погружаютъ его въ яму такимъ образомъ, чтобъ онъ приходился въ уровень съ почвою, и съ нимъ вмѣстѣ зарываютъ два или три кремня, предварительно расколовъ ихъ, для того чтобъ осколки, въ случаѣ необходимости, могли засвидетельствовать своею формою, что они положены были туда рукою человѣка и съ особенною цѣлію».
     Но самая главная причина бѣдности, какъ мы уже говорили, безплодная почва. Послѣ бѣдности, другая отличительная черта бретонца— его неряшливость, которая впрочемъ всегда бываете вѣрнымъ спутникомъ нищеты. Все семейство обыкновенно помѣщается въ одной комнатѣ. Прежде всего бросается въ глаза въ такой комнатѣ нѣсколько кроватей, поставленныхъ другъ около друга, но отдѣленныхъ одна отъ другой узкимъ проходомъ. Каждая кровать подъ пологомъ. Мужчины и женщины, ложась спать, каждый садится на свою кровать, сейчасъ же задергиваетъ свой пологъ и такимъ образомъ раздѣвается и спитъ точно въ отдѣльной комнатѣ. Кромѣ нѣсколькихъ кроватей, можно еще замѣтить по угламъ одинъ, два сундука, двѣ, три скамьи, шкафъ, тамъ и сямъ деревянныя ложки, чугунный котелъ, нѣсколько глиняныхъ чашекъ,— вотъ вся мебель и хозяйственная утварь бретонца. Впрочемъ мы забыли сказать объ одномъ предметѣ, составляющемъ необходимую принадлежность въ каждомъ бретонскомъ семействѣ; мы говоримъ о пише. Это обыкновенно фаянсовая или жестяная кружка, которая въ каждомъ семействѣ стоитъ въ шкафу, всегда наполненная виномъ или сидромъ. Когда на порогѣ хижины появляется гость, хозяинъ встаете и, прежде чѣмъ ему поклониться и заговорить съ нимъ, подходитъ къ шкафу, беретъ пише, подноситъ къ губамъ и, не произнося ни одного слова, съ глубокимъ поклономъ, подаетъ кружку гостю. Только послѣ этого онъ можетъ заговорить съ нимъ. Отказъ послѣдняго выпить хотя несколько глотковъ считается величайшимъ оскорбленіемъ и стыдомъ для всего семейства.
(Продолжение следует)
Tags: НЭДБ, Франция, свадьба, смерть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments