Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Швейцария. Альпы. Фен. Туманы.





Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.: 486. ШВЕЙЦАРІЯ.АЛЬПЫ

ШВЕЙЦАРІЯ.
АЛЬПЫ

Альпійская природа.— Характеристикагорной области: жизнь, движеніе и богатство окружающей природы.— Климатъ.— Фёнъ и его вліяніе на природу, людей и животныхъ. — Туманы. — Зима, весна, лѣто и осень въ горной области— Дикіе, бурные потоки и страшнѣйшій вредъ, приносимый ими жителямъ. — Майскіе ключи. — Пещеры.

      Ни одна въ мірѣ цѣпь горъ не представляетъ такого разнообразія формъ и оттѣнковъ, такого множества великолѣпныхъ видовъ, такой замѣчательнобогатой природы, какъ Альпы. Въ то время, когда въ Альпійскихъ долинахъ во всей красотѣ зеленѣетъ пышная листва толстоствольныхъ, высокихъ каштановъ, когда на лугахъ пестрѣетъ роскошная растительность и жители собираютъ богатую жатву и сочный виноградъ, ихъ близкіе сосѣди половину года терпятъ отъ холода. Тамъ есть и такія мѣста, гдѣ люди десять мѣсяцевъ въ году проводятъ среди мятелей и убійственнаго ненастья. Невозможно не только опредѣлить, но и вполнѣ изслѣдовать разнообразный богатства алыпійскаго міра. Однако смѣло можно утверждать, что Альпы единственная цѣпь горъ въ Европѣ, которая въ такой степени соединяетъ въ себѣ растенія и животныхъ всѣхъ европейскихъ поясовъ. Растенія и животныя крайняго сѣвера и самаго юга Европы собраны здѣсь на небольшомъ пространствѣ.
      На разстояніи нѣсколькихъ верстъ можно видѣть животный и растительный міръ цѣлыхъ 30-ти градусовъ широты. Нигдѣ въ остальной Европѣ метеорологическая явленія не имѣютъ той ужасающей силы, не представляютъ такого разнообразія и поразительно — грандіознаго величія, какъ въ Алыіахъ. Видъ и положеніе той или другой альпійской мѣстности то и дѣло мѣняются. Очень часто деревня, сегодня цвѣтущая, завтра можетъ быть погребена подъ лавиною, или снѣжнымъ обваломъ.
      Невозможно въ нѣсколькихъ словахъ описать всю прелесть альпійской природы! Она такъ разнообразна, что съ каждымъ поворотомъ дороги, когда вы наблюдаете ее съ глетчера (ледника), или изъ долины, съ разной высоты горъ, смотря по времени года и дня — утромъ и вечеромъ, днемъ и ночью, вы видите передъ собою чудную, всегда новую картину, нисколько не похожую ни на одну изъ видѣнныхъ вами прежде.
      Но, чтобъ видѣть различный явленія природы, понять замѣчательное разнообразіе и всю красоту той или другой альпійской области, пеобходимо самому лазить по горнымъ вершинамъ, взбираться на крутыя скалы, обойти цѣлые лабиринты ледниковъ и снѣговыхъ полей, побродить по берегамъ прозрачныхъ озеръ, по цвѣтущимъ склонамъ, обрамляющимъ шумные водопады, или по мрачнымъ, пустыннымъ лѣсамъ, проникнуть даже въ гроты, изъ которыхъ вырываются горные потоки и ручьи.
      Отъ самыхъ высокихъ вершинъ вплоть до населенныхъ долинъ цѣлыми десятками спускаются ледники, гигантскія ледяныя массы, похожія на замерзшія рѣки. Подойдите ближе къ подошвѣ такого ледника, и вы увидите передъ собою гротъ, сіяющій фантастическими красками. Гулъ и грохотъ отъ камней, отъ времени до времени ниспадающихъ на ледники съ нависшихъ надъ ними скалъ, какъ нельзя лучше гормонируетъ съ окружающей обстановкой. Тутъ же вы лучше можете разсмотрѣть шероховатую, волнообразную поверхность ледника, заваленную въ страшномъ безпорядкѣ громадными массами обломковъ и пересѣченную глубокими трещинами, въ которыхъ вы видите прелестную игру синихъ цвѣтовъ и оттѣнковъ. Тамъ и сямъ у подошвы ледниковъ дико вырываются мутные источники.
      По мѣрѣ того, какъ вы подымаетесь на ту или другую высоту, мѣняюся климата, виды водныхъ теченій, породы растеній и животныхъ, особеннымъ образомъ осѣдаютъ испаренія, замѣтно различное дѣйствіе вѣтровъ и солнечныхъ лучей; звѣзды, луна и самое небо представляютъ иную ясность, оттѣнки, даже другіе цвѣта. На основаніи всего этого обыкновенно раздѣляютъ всю альпійскую природу на три полосы, или области: на горную область отъ 2,500 до 4,000 ф. высоты, надъ уровнемъ моря; 2) отъ 4,000 ф. до 7,000 ф. высоты— средняя, собственно альпiйская область и 3) снѣжная область — отъ 7,000 до 14,000 ф. высоты. Горная полоса весьма богата роскошною растительностью и прекрасными лугами; здѣсь центръ жизни и движенія, средоточіе промышленной и общественной деятельности. Тутъ по долинамъ и горнымъ склонамъ разсыпаны шалэ, красивые города, мызы, деревни. А вонъ тамъ дальше долина поднимается выше надъ уровнемъ моря. Вмѣстѣ съ нею также возвышаются дома, сады, пашни... Эти идущія вверхъ долины также покрыты богатыми каштановыми деревьями, виноградниками, разукрашены маленькими голубыми озерами и прелестными источниками хрустальной, прозрачной, нѣсколько зеленоватой воды.
      Лишь въ очень немногихъ мѣстахъ встрѣчаются въ этой области слѣды бѣдности природы. На каждомъ шагу она представляетъ прелестные виды: потоки глетчеровъ, русла множества источниковъ, воды, просачивающіяся изъ скалъ, самые фантастическіе и разнообразной формы водопады; это область горныхъ, густыхъ, заповѣдныхд лѣсовъ; тутъ болѣе, чѣмъ гдѣ бы то ни было, земля доступна обработки, даетъ самую разнообразную зелень, хлѣба, цвѣты, тутъ разстилаются огромные, тучные луга. Только въ совершенно удаленныхъ отъ солнца, глубоко изрытыхъ горныхъ котловинахъ встретится клочекъ снѣга.
      Климатъ этой области весьма различенъ. Гдѣ долины открыты для сѣвернаго вѣтра, или стѣны горъ оставляютъ лишь узкую, плохо освѣщаемую полосу, тамъ холодъ сильнѣе, чѣмъ вь долинахъ, лежащихъ выше, но защищенныхъ со всѣхъ сторонъ и открытыхъ съ юга. Теплота много зависитъ отъ освѣщенія местности солнцемъ, а еще больше отъ господствующихъ вѣтровъ, изъ которыхъ многіе производятъ иногда опустошительные вихри и песчанные смерчи. Во всей горной области Швейцаріи, за исключеніемъ немногихъ мѣстностей, самый извѣстный и оригинальный вѣтеръ фёнъ. Самумъ Сахары, пронесшись черезъ море и отравивъ итальянскій воздухъ подъ именемъ сирокко, врывается сквозь ущелья Альпъ, черезъ Сенъ-Готардъ и долину Рейса, — тутъ его уже зовутъ новымъ именемъ — фёнъ. По мѣстнымъ наблюденіямъ фёнъ чаще всего является зимою и въ началѣ весны; затѣмъ чаще и сильнѣе ночью, нежели днемъ, — когда вообще въ воздухѣ бываетъ холоднѣе. По нѣкоторымъ явленіямъ угадываютъ приближепіе фёна. На югѣ горизонта показываются легкія, пестрыя облака, которыя окутываютъ, какъ дымкою, вершины горъ; небо принимаетъ красный оттѣнокъ и тусклое солнце скоро заходитъ. Ночь начинается страшной духотой, чувствуется какая-то особенная сухость воздуха. Мѣсяцъ окруженъ красноватымъ, мутнымъ кругомъ; звѣзды блестятъ и сверкаютъ ярче обыкновенная; воздухъ мало по малу становится до такой степени прозрачнымъ, что горы кажутся гораздо ближе. Вотъ подулъ откуда-то вѣтерокъ, раздается шелеста листьевъ, шумъ потоковъ и ручьевъ, жизнь, или, лучше сказать, ропота повсюду становятся все громче и громче. Вдругъ врывается сильный порывъ вѣтра, который сперва бываетъ холоденъ и суровъ... Новый порывъ, и теперь онъ уже обдаетъ своимъ горячимъ дыханіемъ. Эти бѣшенные порывы фёна доходятъ иногда до страшныхъ урагановъ, продолжаются по два и по три дня, ломаютъ тысячи деревьевъ и сбрасываютъ ихъ съ вершинъ скалъ въ глубину, срываютъ крыши съ домовъ и мельницъ, однимъ словомъ распростряняютъ ужасъ по всей мѣстности. Сильнѣе всего свирѣпствуетъ онъ въ долинахъ, примыкающихъ къ сѣвернымъ склонамъ. Безпокойство природы смущаетъ и животныхъ. Пугливо сбѣгаются серны на сѣверную сторону горы, или въ глубокія котловины скалъ. Лошади, коровы, козы съ безпокойствомъ ищутъ свѣжаго воздуха, потому что фёнъ сушить имъ горло. Ни одной птицы не замѣтно ни въ лѣсу, ни въ полѣ, и если этотъ вѣтеръ захватить кого нибудь изъ нихъ во время ихъ странствій изъ одной страны въ другую, онѣ прячутся въ закрытыя мѣста. Это явленіе имѣетъ страшное вліяніе на человѣка: дыханіе захватываетъ въ груди, становится душно, тяжело и кровообращеніе дѣлается неправильнымъ. Днемъ все прячется отъ фёна, все бросается въ разныя стороны. Лишь только появляется первое предвѣстіе этого страшнаго врага, какъ всюду начинаютъ захлопывать двери балконовъ и окна. Вихри горячей пыли носятся столбомъ, листья падаютъ, вѣтеръ стонетъ въ ущельяхъ, въ трубахъ домовъ, въ снастяхъ парохода. Когда ждутъ появленія фёна ночью, то начинаютъ тушить костры у стадъ и огни въ печахъ. Особые надсмотрщики бѣгаютъ изъ дома въ домъ и смотрятъ, все-ли потушено, такъ какъ этотъ вѣтеръ при сухости воздуха и деревянныхъ постройкахъ часто причиняетъ страшные пожары. Фёнъ въ то же время и оживляетъ природу. Во всей горной области онъ растопляетъ снѣга, и часто однимъ взмахомъ измѣняетъ видъ мѣстности. Въ Гриденвальдской долинѣ въ теченіи 12-ти часовъ фёнъ растопляетъ слой снѣга въ 2 1/2 фута толщины; при этомъ ему не можетъ противостоять и старый, упругій слой снѣга, который солнце растопляетъ долгое время безуспѣшно. Если бы онъ отъ времени до времени не сметалъ накопившійся снѣгъ, то въ нѣкоторыхъ верхнихъ долинахъ не было бы ни лѣта, ни жизни, а только лежали бы ледяныя поля. Но за то онъ быстро сушитъ цвѣты, деревья; уничтожаетъ жатву, палитъ землю, сожигаетъ и дѣлаетъ черной даже крапиву, какъ будто по ней прошелъ огонь. Букъ и гречиха также не растутъ на тѣхъ склонахъ, по которымъ часто пролетаетъ фёнъ.
      Другое характерное явленіе горной области — туманы. Туманы въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ этой области иногда бываютъ сплошь круглый годъ. Иногда они до того усиливаются, что въ двухъ шагахъ нельзя различить человѣка. Они ложатся полосами и клочками на горы, лѣса и ручьи; густыми клубами катятся они по долинамъ, останавливаясь въ ложбинахъ горъ, или громоздятся другъ на друга высокою стѣною въ нѣсколько тысячъ футовъ. На растительную жизнь туманы дѣйствуютъ не особенно благодѣтельно , такъ какъ они пропитываютъ холодомъ и сыростью воздухъ и землю. Напротивъ во время сухаго и жаркаго лѣта они охраняютъ растительность отъ засухи, принося ей влагу. На болѣе высокихъ горныхъ уступахъ и высочайшихъ вершинахъ туманы клубятся и въ самое ясное лѣтнее время. Иногда они здѣсь бываютъ до того сильны, что въ шалашахъ звонятъ, чтобы дать знать пастухамъ о дорогѣ, иначе даже привычному человѣку очень легко заблудиться. Зима въ горной области начинается съ конца декабря, но наступаетъ не сразу и не въ одно и то же время во всѣхъ мѣстностяхъ. Уже въ октябрѣ и ноябрѣ появляется кое-гдѣ снѣгъ, морозы, образуется ледъ на ручьяхъ и иней на кустахъ, но взойдетъ горячее солнце и все снова растопитъ. Но когда дни становятся совсѣмъ короткими, тогда часто въ одну ночь засыпаетъ снѣгомъ цѣлый округъ. Только на южной сторонѣ Альпъ и на теплыхъ скатахъ горъ еще сверкаетъ зелень и свѣжіе цвѣты. Наконецъ снѣгъ проникаетъ и на солнечную сторону и заваливаетъ лѣса, луга и поля. Ручьи леденѣютъ, водопады окаменѣваютъ и представляютъ собою замерзшія колонны изъ ледяныхъ сосулекъ у каменной стѣны. Только мѣстами остается свободнымъ отъ снѣга какое нибудь небольшое пространство, которое подвержено одному изъ сильныхъ вѣтровъ. Тогда жители горныхъ долинъ отправляются въ свои лѣса на саняхъ съ топорами. Во множествѣ горныхъ мѣстностей только зимняя дорога и дѣлаетъ возможнымъ вывозъ дровъ.
      Теплые вѣтры извѣщаютъ о веснѣ и помогаютъ солнцу срывать снѣговой покровъ. Какъ и зима, весна не тотчасъ наступаетъ и часто потекшіе ручьи, запрыгавшіе водопады, засверкавшіе луга снова заносятся мятелью. Но разъ, когда ледъ уже былъ тронута, при первыхъ теплыхъ лучахъ солнца онъ быстро начинаетъ таять. Лѣса и кустарники одѣваются въ чудную зеленую одежду, зелень пробивается все больше и больше, и весь горный ландшафта начинаетъ звучать и шумѣть и въ воздухѣ, и въ водѣ. Съ каждой террасы бѣгутъ потоки, у каменистыхъ стѣнъ трещатъ ледяные столбы водопада, обливаемые свѣжимъ ливнемъ, и съ страшнымъ трескомъ валятся въ глубоко изрытое ложе. Оттаявшія ледяныя глыбы грохочутъ по скаламъ; къ этому присоединяется глухой громъ катящихся съ вершинъ лавинъ и трещащихъ глетчеровъ, стукъ камней, скопившихся въ щеляхъ скалъ и оттаявшихъ во время оттепелей, — однимъ словомъ весна громко говоритъ о своемъ появленіи и всюду будитъ природу. Также громко привѣтствуетъ весну и весь животный міръ. «Дятлы и черные дрозды, сойки и сороки, синицы и бекасы, сѣрые дрозды и корольки, орлы и совы, вьюрки, кукушки, куропатки, глухари— все это свиститъ, кричитъ, каркаетъ, постукиваетъ, чирикаетъ и громко заявляетъ о себѣ. Вскорѣ къ нимъ присоединяется свистящая крыльями летучая мышь, куница, шелестящая бѣлка, ворчливый барсукъ, затѣмъ кузнечики и лягушки, цикады и жуки, шмели и пчелы, осы и мухи — каждый со своимъ голосомъ, со своими особыми звуками, которые покрываются наконецъ блеяніемъ козъ, ржаніемъ лошадей, мычаніемъ коровъ, лаемъ собакъ, кудахтаньемъ куръ, стоголоснымъ звономъ и бренчаньемъ стадъ. Весна — это самый шумный, самый звучный, тысячеголосный періодъ въ природѣ».
      Лѣтомъ и осенью часто являются дикіе, бурные потоки. Они представляютъ самое страшное и опасное явленіе природы въ этой области. Обыкновенно они приносятъ даже болѣе вреда, чѣмъ лавины и бури. Потоки эти нерѣдко превращаются въ нѣсколько часовъ въ огромныя, бурныя рѣки; это чаще всего случается послѣ продолжительныхъ ливней лѣтомъ и осенью, когда фёнъ растопляетъ массы горнаго снѣга. Тогда воды эти собираются вверху на покатыхъ поляхъ, затѣмъ, падая внизъ съ бѣшеною силою, онѣ прорываютъ себѣ ложе сквозь огромные обломки скалъ, несутъ въ своихъ желто-грязныхъ волнахъ стоячія ели, валуны, песокъ, землю; часто вырвавшись изъ своего русла, вслѣдствіе какого нибудь сильнаго сопротивленія и напора, онѣ разливаются по долинѣ, по обработаннымъ полямъ и лугамъ и такъ свирѣпствуютъ, бѣгутъ, ревутъ, пока наконецъ не низвергаются въ какую нибудь рѣку въ глубинѣ долины. Трескъ, шумъ, громъ отъ этого низверженія, отъ этихъ дико-катящихся другъ черезъ друга каменныхъ глыбъ раздаются по горамъ и долинамъ и наводятъ на жителей отчаяніе. Они бѣгутъ съ шестами, баграми, заступами и стараются по возможности воспрепятствовать напору и раздробить его. Крики, вопли сливаются съ шумомъ и трескомъ каменныхъ скалъ, съ рокотомъ разбушевавшагося потока. Эти дикіе потоки иногда въ нѣсколько часовъ превращаютъ богатыя пастбища и пашни въ каменныя груды и песчаныя пустыни. Нерѣдко они сносятъ дома, конюшни, хлѣва и уничтожаютъ цѣлыя долины. Эти наводненія уступаютъ по производимому ими ужасу развѣ только одному явленію альпійской природы — обваламъ, о которыхъ мы поговоримъ ниже въ особой статьѣ.
      Горная область не только богата прѣсными источниками, которые иногда съ необыкновенною силой вырываются изъ скалъ, но и перемежающимися источниками, которые называются здѣсь майскими ключами. Они появляются во время таянія снѣговъ, вслѣдствіе нереполненія внутреннихъ водяныхъ жилъ горы, которыя въ это время должны находить для себя новый выходъ. Между этими майскими ключами особенно замѣчателенъ источникъ нижне- энгадинской долины Ассы, который вырывается изъ пещеры известковой скалы и изливается въ помѣстительный бассейнъ, а оттуда уже бѣжитъ въ долину сильнымъ ручьемъ. Онъ начинаетъ течь въ 9 часовъ утра, но затѣмъ въ теченіи дня три раза прекращается на три часа.
      Не менѣе замѣчательное явленіе почти всѣхъ альпійскихъ мѣстностей — пещеры. Онѣ представляются здѣсь въ самомъ разнообразномъ видѣ: то вы видите передъ собою небольшое углубленіе въ скалу съ выдающимся сверху навѣсомъ; то представляются онѣ ущелистыми углубленіями, наконецъ — какъ проломы въ самой горѣ. Внутренность этихъ нещеръ иногда очень обширна, съ узкими ходами, съ ямами, съ подземными бассейнами воды, съ ручьями и огромными разсѣлинами, уходящими глубоко внутрь горы. Многіе изъ этихъ пещеръ служили убѣжищами для преслѣдуемыхъ и жилищами для разбойниковъ; во многихъ изъ нихъ находятъ окаменѣлыя кости, римскія и древненѣмецкія монеты, раковины, округленные валуны серпентина, которыхъ въ горахъ не встрѣчается, или массы горныхъ кристалловъ, остатки хищныхъ животныхъ, которыя исчезли въ странѣ уже сотни лѣтъ тому назадъ, или, наконецъ, никогда не тающія массы снѣга и льда. Кристаллы и известковые натеки самыхъ разнообразные формъ украшаютъ внутренность этихъ оригинальныхъ жилищъ.
Tags: Водовозов, НЭДБ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments