Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Альпы. Ледники





Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.: 521. ШВЕЙЦАРІЯ. Ледники

ШВЕЙЦАРІЯ.
Ледники. — Какъ и нечему они образуются. — Какую пользу приносятъ ледники. — Ручейки и озерки. — Голубые своды надъ потоками. — Цвътъ ледника. — Вкусъ его воды. — Движеніе. — Отчего происходятъ трещины.




       Ледники, иначе называемые глетчерами, — гигантскія ледяныя массы. Они имѣютъ видъ громадныхъ замерзшихъ рѣкъ и покрываютъ покатости горъ, а часто и чрезвычайно обширныя между ними углубленія. Для физіономіи снѣговой области глетчеровый міръ имѣетъ величайшую важность, такъ какъ онъ покрываетъ большую часть ея нижней половины. По одному этому можно себѣ представить, сколько должно быть ледниковъ въ Альпахъ: ихъ считаютъ болѣе 600 и въ длину величайшіе изъ нихъ имѣютъ 24 и даже до 40 верстъ; въ ширину версты четыре и болѣе. Однимъ словомъ поверхность всѣхъ ледниковъ, взятыхъ вмѣстѣ, такъ велика, что составитъ приблизительно пространство трехъ кантоновъ средней величины. Вотъ какъ образуются ледники. Мѣста выше границы снѣга отличаются тѣмъ, что снѣгъ, выпадающій на нихъ въ холода, далеко не весь таетъ въ продолженіи теплаго времени. На этотъ снѣгъ, который уцѣлѣлъ отъ теплаго лѣтняго времени, въ холодное время: осенью, зимою и весною выпадаютъ новыя массы снѣга. Изъ этихъ новыхъ массъ снѣга въ слѣдующее лѣто опять остается извѣстная часть, не успѣвшая растаять, и такимъ образомъ съ каждымъ годомъ накопляются новые слои. Эти правильно расположенные другъ надъ другомъ годовые слои легко узнавать тамъ, гдѣ масса снѣга кончается у крутой стремнины, такъ что видно ея внутренное строеніе. Такой слоистый снѣгъ называется фирномъ и отличается отъ обыкновеннаго еще тѣмъ, что онъ рыхлъ и зернистъ. Его болѣе старые, нижніе слои отъ давленія на нихъ верхнихъ слоевъ представляютъ массу болѣе компактную, отдѣльныя зерна которой связаны между собой еще плотнѣе. Наконецъ самые послѣдніе нижніе слои подъ давленіемъ всей массы твердѣютъ, отливаютъ синевою и представляютъ уже фирновый глетчеръ. Такъ бываетъ на высотѣ 10 т. ф.; а на 12 и до 14 т. ф. и на самыхъ верхушкахъ лежитъ обыкновенный снѣгъ, который при сухости воздуха и при малой теплотѣ гораздо меньше и рѣже подвергается таянію, — вотъ почему на большихъ высотахъ снѣгъ и не превращается въ фирнъ. Однако это накопленіе снѣжныхъ слоевъ не можетъ идти до безконечности, иначе высота горныхъ вершинъ безпрерывно бы возрастала. Когда высшіе склоны горъ, покрытые снѣгомъ, становятся слишкомъ круты и когда увеличивается тяжесть, давящая на нижніе слои, тогда снѣгъ мало по малу спускается внизъ, въ болѣе теплый поясъ. Снѣгъ съ высшихъ точекъ перемѣщается на болѣе низкіе склоны горъ, слѣдовательно и рыхлый, зернистый снѣгъ фирна тоже опускается ниже, подвергается вліянію еще болѣе теплаго воздуха, таетъ очень быстро и превращается въ твердую, прозрачную однообразную массу голубоватаго льда глетчера. На 7600 футахъ фирновый слой ствершенно исчезаетъ и глетчеръ уже самостоятельно выступаете на свѣтъ. Вотъ почему многіе глетчеры называютъ также фирнами. Глетчеры иногда имѣютъ видъ огромныхъ неподвижныхъ морей, но они избѣгаютъ остроконечныхъ конусообразныхъ горъ, а больше ищутъ себѣ мѣста въ горной равнинѣ, гдѣ могутъ накопляться большія массы снѣга. Внѣшность глетчеровъ очень разнообразна. Отъ полей фирна они тянутся по глубинѣ спускающихся внизъ долинъ, наполняя ихъ льдомъ по всей ширинѣ. При этомъ ледники слѣдуютъ всѣмъ кривизнамъ, извилинамъ, съуженіямъ и расширеніямъ долинъ. Случается, что два глетчера сталкиваются въ одной и той же долинѣ; при этомъ оба ледяные потока соединяются въ одинъ общій потокъ и тогда уже глетчеръ представляется огромнымъ ледянымъ моремъ. Отдѣльными своими рукавами онъ далеко спускается въ нижнія долины и фантастически свѣшивается на сочную зелень луговъ. Распространеніе глетчеровъ въ высшей степени измѣняетъ развитіе органической жизни. Глетчеры гораздо болѣе ей враждебны, чѣмъ снѣгъ. Снѣгъ защищаетъ и охраняетъ зерна растеній, глетчеръ же губитъ все. Онъ не согрѣваетъ земли, и все живое (за немногими исключеніями) бѣжитъ отъ него, какъ отъ царства смерти. Серны, каменный баранъ и другія животныя избѣгаютъ ледника, пока желаніе спастись отъ преслѣдованія не загонитъ ихъ туда. Птица не находите тамъ никакой добычи, даже насѣкомыя, исключая одной странной глетчеровой блохи, избѣгаютъ щебня моренъ, лишеннаго цвѣтовъ, и холода ледянаго моря. Все это мы говоримъ о самихъ ледникахъ. такъ какъ на ихъ берегахъ уже являются трава и животныя. Думаютъ даже, что близость глетчеровъ, ихъ влажность и свѣжесть, которую они щедро распространяютъ вокругъ, очень помогаетъ роскошной растительности. И какое величественное зрѣлище представляютъ эти громадныя, оцепенѣлыя ледяныя моря съ пышными травами, буками и соснами по берегамъ.
       Глетчеры однако приносятъ и много пользы. Они питаютъ большія швейцарскія рѣки и снабжаютъ водой равнины. Кромѣ того воды, вытекающія изъ глетчера, содержатъ въ своемъ илѣ много частицъ, полезныхъ для растительнаго міра. Поэтому въ Валлисѣ его часто употребляютъ для удобренія луговъ, виноградниковъ и садовъ. Луга, удобренные такимъ образомъ, необыкновенно плодородны, хотя ихъ никогда не удобряли животнымъ навозомъ. Издали глетчеръ представляете плоскую, цѣльную поверхность и только когда взойдешь на него, замѣтишь множество трещинъ, и по нимъ, да и по всей его поверхности, струится безчисленное множество большихъ и малыхъ жилъ воды. Эти ручейки происходятъ отъ таянія всего глетчера; часто они текутъ по три и по четыре вмѣстѣ и тамъ, гдѣ они сливаются, образуютъ небольшое зеленое озерко, изъ котораго въ свою очередь вытекаетъ уже объемистый источникъ. Но у нижняго конца глетчера всѣ эти водяныя жилы соединяются между собой вмѣстѣ въ одинъ большой зеленоватый, а то и совсѣмъ грязный потокъ. Тутъ же у самаго своего конца глетчеръ часто образуетъ сводъ (въ 100 ф. въ вышину и отъ 40 до 80 въ ширину), напоминающій просторные, высокіе ворота прелестнаго голубаго цвѣта, изъ подъ которыхъ и вытекаетъ шумно потокъ, а иногда показывается и въ видѣ каскада съ блестящими ярыми волнами, бурно прыгающими въ разныя стороны. Кромѣ того ледникъ усѣянъ множествомъ отверстій, стѣнки которыхъ чуднаго голубаго цвѣта: онѣ или совершенно пусты, или наполнены синеватой водой. Нѣкоторые изъ этихъ отверстій или дыръ бываютъ чрезвычайно глубоки. Напримѣръ, на нижнемъ Аарскомъ глетчерѣ глубина такой дыры была въ 780 футовъ. Трудно точно опредѣлить цвѣтъ глетчера. Путешественникъ уже на фирновыхъ поляхъ замѣчаетъ голубоватый паръ, выходящій изъ трещинъ. Въ глетчерахъ трещины эти больше и чудный, нѣжный цвѣтъ ихъ мѣняется изъ свѣтлоголубаго въ темносиній. Въ другихъ частяхъ глетчера мелькаетъ какой-то темнозеленый блескъ. Но если вы отобьете кусокъ льда, въ рукахъ онъ будете казаться безцвѣтнымъ. Другая особенность глетчернаго льда — это его острый, вяжущій вкусъ. Чистая, совершенно свѣжая вода съ глетчера негодна для питья: она безвкусна, увеличиваете жажду и производите поносъ. Когда пастухамъ далеко идти за водой, они берутъ кусокъ льда съ глетчера, кладутъ гдѣ нибудь на землѣ, на солнышкѣ и, когда онъ растаете и вода потечете по скалѣ, они бѣгутъ внизъ и пьютъ ее. Какъ непріятна на вкусъ вода прямо съ глетчера, такъ измѣняется она и дѣлается годною къ употребление, когда пробѣжитъ по землѣ.
       Поэты въ своихъ стихахъ часто сравниваютъ между собой бѣшеные потоки, лавины и глетчеры,— и въ этомъ есть научное основаніе: и потоки, и лавины, и точно также глетчеры — всѣ они двигаются впередъ, только не одинаково скоро. Вотъ почему многіе даже называютъ глетчеры — ледяными потоками. Но ледъ глетчера движется весьма медленно. Такъ какъ ледъ нижней его части постоянно таетъ, то онъ подъ конецъ долженъ былъ бы совершенно исчезнуть, если бы сверху не подвигались новыя массы которыя въ свою очередь постоянно пополняются снѣгомъ фирна. Движеніе глетчеровъ уже давно было замѣчено самими жителями долинъ. Чтобы не дѣлать круга, имъ часто приходится прямо проходить по глетчерамъ, а такъ какъ это бываетъ очень опасно, то они обыкновенно замѣчаютъ по камнямъ и глыбамъ болѣе безопасныя дороги. Они и примѣтили, что эти глыбы и камни на глетчерахъ съ каждымъ годомъ подвигаются внизъ. Для того, чтобы производить наблюденія, какъ и на сколько двигается ледникъ, одинъ ученый построилъ себѣ домикъ на ледникѣ Нижнеаарскомъ и каждый годъ опредѣлялъ мѣсто этого домика. Черезъ 14 лѣтъ домикъ находился на 4884 фута ниже своего первоначальнаго положения, такъ что онъ среднимъ числомъ подвигался ежегодно внизъ на 349 футовъ. Зимою движеніе гораздо медленнѣе. У боковыхъ краевъ глетчера это движеніе также значительно меньше, чѣмъ по срединѣ. Но вообще скорость движенія глетчеровъ весьма различна: это зависите отъ ихъ величины, склона, массы ежегодно выпадающаго снѣга и пр. И такъ громадные ледяные потоки и моря двигаются медленно и тихо, въ часъ приблизительно на одинъ дюймъ, но они двигаются постоянно съ такою силой, которую не можетъ удержать никакая преграда. Камни, глыбы, пещеры, находящееся на ледникѣ, высочайшіе валы его морэне, (о которыхъ мы скажемъ нѣсколько ниже), состоящіе изъ колоссальныхъ каменныхъ глыбъ, все участвуетъ въ ихъ движеніи. Трещины на ледникахъ происходятъ отъ самаго незначительнаго измѣненія въ положеніи и движеніи глетчера. Мы уже упомянули, что не всѣ слои его двигаются впередъ съ одинаковою скоростью: нѣкоторыя мѣста на немъ отстаютъ отъ другихъ, напримѣръ, края отъ середины; да если къ этому присоединяется еще неровное ложе и то, что ледъ не можетъ растягиваться, то ясно, что онъ разрывается и образуетъ трещины. Образованіе трещинъ сопровождается страншымъ трескомъ, похожимъ на удары, которые бываютъ при землетрясеніи. Вслѣдъ за нимъ появляется на льду трещина, края которой еще нисколько не отодвинуты другъ отъ друга, но ледникъ продолжаетъ свое движеніе впередъ и трещины увеличиваются. Мало по малу онѣ превращаются въ бездны, иногда необозримой глубины, въ нѣсколько сотъ, или даже тысячъ футовъ длины, въ 10-ть и иногда доходятъ и до ста футовъ въ ширину. Отвѣсныя, темно-голубыя, влажно блестящія отъ капающей воды, стѣны этихъ ущелій, изъ кристально-прозрачнаго льда, представляютъ одно изъ самыхъ великолѣпныхъ явленій природы. При путешествіи по глетчерамъ неизбѣжно встрѣтишь такія трещины. Зимою многія изъ нихъ засыпаетъ снѣгомъ и это бываетъ причиной множества несчастій. Туристы, прежде чѣмъ ступить на глетчеръ, должны его зондировать (ощупывать палкой). Но даже и такой предосторожности мало. Путешествія по леднику слѣдуете предпринимать не иначе, какъ нѣсколькимъ туристамъ заразъ, въ сопровожденіи опытнаго проводника и соединяясь другъ съ другомъ посредствомъ веревки на нѣкоторомъ разстояніи одинъ отъ другаго.
       Если мгновенно проваливается одинъ изъ нихъ,— это чувствуетъ каждый, тотчасъ отходятъ отъ опаснаго мѣста и общими силами начинаютъ вытягивать товарища. Положеніе провалившихся въ глетчеровыя трещины ужасно: какъ засыпанный въ лавинахъ слышитъ каждое слово ищущихъ его, не имѣя возможности дать о себѣ знать, такъ точно бываетъ и тутъ. Кромѣ того, идя по лабиринту трещины, можно выйти на такой утесъ, который окруженъ со всѣхъ сторонъ пропастью, тогда несчастному остается одно: или рѣшиться соскочить въ пропасть, или опять пуститься по тому же лабиринту. Поверхность ледника не долго сохраняетъ блестящую бѣлизну снѣга, изъ котораго онъ образуется. Ледники окружены горами, которыя терпятъ всевозможная невзгоды. Морозь и тепло крошитъ ихъ въ кусочки и обломки; бури и лавины безжалостно потрясаютъ ихъ, отрывая отъ нихъ громадныя глыбы. И все, что упадетъ съ горъ на ледникъ, онъ терпѣливо несетъ на своемъ хребтѣ. Осколки скатываются съ горныхъ склоновъ и падаютъ на ледникъ. Большія глыбы, прежде чѣмъ упасть, прыгаютъ съ уступа на уступъ, при чемъ очень многія не ломаются и въ такомъ видѣ остаются на глетчерѣ; другія же, ударившись о скалы, разрываются какъ бомбы, и осыпаютъ ледъ своими осколками. И такъ количество камня и мусора, падающаго на глетчеръ, зависитъ отъ свойства прилегающихъ къ нему горъ. Тамъ, гдѣ вершины голы и хрупки, мы можемъ ожидать частыхъ обваловъ; тамъ, гдѣ онѣ тверды, или защищены покрышкою изъ льда и снѣга, количество обломковъ на ледникѣ гораздо меньше. Такимъ образомъ длинныя гряды обломковъ изъ каменныхъ глыбъ и щебня, которые нагромождаются въ могучіе валы, наваливаются по бокамъ ледника и называются боковыми морэнами. Тамъ, гдѣ два ледника сливаются въ одинъ, ихъ боковыя морэны соединяются вмѣстѣ, въ одну большую гряду, которая пробѣгаетъ такимъ образомъ по серединѣ всего ледника и называется серединном или центральною морэною. Это ясно видно на приложенномъ рисункѣ (подъ буквою в), на которомъ изображено столкновеніе двухъ ледниковъ.
       Поверхность глетчера большею частью довольно нечиста: на немъ валяется много камней и масса различныхъ обломковъ, все это собирается у нижняго конца глетчера и называется конечной морэной. Эта глыба камня представляетъ иногда , колоссальные размѣры и нерѣдко бываетъ величиною въ двухъ-этажный домъ. Если конецъ ледника выдвинется впередъ больше обыкновеннаго, а это бываетъ послѣ снѣжныхъ зимъ и влажныхъ лѣтъ, онъ разрушаетъ валъ, выходитъ въ луга и долины, ломаетъ и опрокидываетъ жилища, какъ ничтожныя соломенки, вывертываетъ съ корнями могучія деревья, уничтожаетъ поля и приносить съ собой множество другихъ бѣдствій. Если же глыба не выдвигается, часть ея постепенно одѣвается дерномъ.
       Обломки и камни, которые падаютъ на глетчеръ, производятъ различныя фантастическія фигуры: столы, остроконечные столбы, глетчеровыя розы, однимъ словомъ фигуры всевозможныхъ формъ. Откуда же взялись эти фигуры? Ледъ на ледникѣ подвергается солнечнымъ лучамъ и вліянію теплаго воздуха. Онъ поэтому безпрестанно таетъ. Если глыба или камень очень великъ и плотенъ, то солнечные лучи гораздо труднѣе проникаютъ черезъ него на ледъ подъ нимъ лежащій. Такимъ образомъ мало по малу таетъ все, что вокругъ камня, кромѣ того мѣста, который онъ покрываетъ. Когда ледъ стаиваетъ, эти камни и являются на ледникахъ гранитными столами на темныхъ ледяныхъ подставкахъ и во всевозможныхъ формахъ.
       Теперь ясно будетъ, если мы скажемъ, что и всѣ морены вообще, подымаясь высокими грядами на ледникѣ, защищаютъ его отъ таянія. По своей массѣ Ледяное море самый большой глетчеръ Швейцаріи, хотя по длинѣ его превосходить глетчеръ Алечъ. Онъ образуется снѣжными долинами горъ, которыя лежать на сѣверѣ отъ Монблана и изъ которыхъ нѣкоторыя вершины только немногимъ ниже этой высочайшей горы. Снѣжныя поля склоновъ этихъ горъ собираются въ три главные ледяные потока: Великана, Лешо и Талефра; вотъ эти три потока, соединяясь вмѣстѣ, и образуютъ Ледяное море, которое въ ширину имѣетъ до 3,000 футовъ и тянется до долины Шамуни, гдѣ изъ нижняго конца вытекаетъ необыкновенно могучій ручей. Ледникъ этотъ имѣетъ видъ моря, взрытаго бурею и мгновенно остывшаго. Онъ, какъ и другіе, разсѣкается глубокими трещинами и спускается по скату. У нижней части Ледянаго моря ледъ разрывается по всѣмъ направленіямъ на множество отдѣльныхъ глыбъ, которыя отъ таянія принимаютъ тутъ необыкновенно странныя формы острыхъ рифовъ и пирамидъ и отъ времени до времени сваливаются со страшнымъ грохотомъ въ лежащія между ними ущелья. Издали такія мѣста похожи на замерзшіе водопады; быть можетъ поэтому ихъ и называютъ обыкновенно каскадами. Видъ дикоразорванныхъ ледяныхъ глыбъ, который представляетъ взору каскадъ у подошвы Шамуни, — главный предметъ удивленія туристовъ. Вотъ какъ описываетъ одинъ извѣстный путешественникъ свое посѣщеніе Ледянаго моря: «Привлеченный то тѣмъ, то другимъ любопытнымъ предметомъ, я медленно поднимался все выше, и когда стало вечерѣть, очутился въ лабиринтѣ льдовъ. Пошелъ дождь и великолѣпная радуга перекинулась косвенной дугою черезъ ледникъ. Я былъ совершенно одинъ; обстановка была поразительная, и возможность неожиданныхъ затрудненій при спускѣ къ низшей части ледника придавала моему положенію оттѣнокъ опасности. Я перебрался черезъ нѣкоторыя глыбы льда и обогнулъ другія; шелъ вдоль потоковъ, которые бѣжали весьма неправильно по этой части ледника, отклоняясь то вправо, то влѣво, то стремясь по глубокимъ ложбинамъ, то низвергаясь водопадами и разливаясь глубокими зелеными озерами; часто они уходили глубоко подъ ледъ, текли подъ нимъ съ глухимъ журчаніемъ и снова выступали наружу на значительномъ отдаленіи. Я осторожно ступалъ между развѣтвленными трещинами, разбивая топоромъ, чтобы было куда ступить, дряблый ледъ острыхъ гребней, который падаль, звеня, въ провалы по обѣимъ сторонамъ. По временамъ слышались подо льдомъ страшные звуки, словно тамъ находились пещеры, въ которыя подъ часъ попадали массы льда, нередающія сотрясеніе своего паденія поверхности ледника въ видѣ глухаго гула...
       «Медленно и съ значительными обходами, по случаю трещинъ, продолжалъ я подниматься, иногда взлѣзая на высокія кучи льда, съ которыхъ можно было удобно обозрѣть окрестныя части ледника, иногда скрывался въ ложбинахъ между кучами, въ которыхъ мѣстами образовались зеленыя озерки, исполненныя пустынной прелести. Стоя у одной изъ нихъ и слѣдя за движущимися облаками, я услышалъ звукъ, который принялъ было за грохотъ низ? вергающейся лавины, но продолжительность его удивила меня. Посмотрѣвъ въ ту сторону, откуда доносился звукъ, я разглядѣлъ вырывающійся потокъ, состоящій изъ грязи и камней. Я видѣлъ, какъ камни и болѣе мелкіе обломки слетали по склонамъ въ видѣ причудливыхъ водопадовъ. Шумъ продолжался съ четверть часа, послѣ чего потокъ сталъ быстро уменьшаться, пока наконецъ не остался одинъ ручеекъ, питаемый тающимъ льдомъ. Подледное озеро разорвало свою оболочку и увлекло за собою, въ быстромъ теченіи внизъ, обломки, которые лежали на его пути».
       Но самое замѣчательное явленіе ледянаго моря — это его садъ (Le Jardin), который находится подобно острову посреди Талефрскаго ледника. Этотъ садъ совершенно окруженъ льдомъ и заключается въ горной котловинѣ, окруженной величавымъ поясомъ скаль; онъ тѣмъ и привлекаетъ вниманіе, что, посреди такой мертвой обстановки, блещетъ мягкой зеленой травой и испещренъ цвѣтами.
Tags: Водовозов, НЭДБ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments