Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Швейцария. Народные праздники. Тобольск. Масленица




Жизнь европейских народов. Т. 1
Водовозова Елизавета Николаевна
Издатель: Санкт-Петербург
Дата: 1875
Иллюстратор: Васнецов Виктор Михайлович
Описание: Оригинал хранится в ГПИБ
Объём: XXII, 553 с., 25 л. ил.
Стр.: 545. ШВЕЙЦАРИЯ. НАРОДНЫЕ ПРАЗДНИКИ

НАРОДНЫЕ ПРАЗДНИКИ
Праздники стрѣлковъ, пѣвцовъ и борцевъ. — Народныя представленія на открытомъ воздухь.— Мѣстные праздники: виноградарей въ Веве; празднованіе масленницы въ Базель; сожиганіе зимы въ Цюрихе.

       Кто познакомится со всѣми швейцарскими праздниками въ продолженіи года, подумаетъ, что швейцарцы болѣе предаются наслажденію и развлеченіямъ, чѣмъ труду, — но это совершенно невѣрно, они только слѣдуютъ правилу древняго римскаго поэта соединять полезное съ пріятнымъ. Во всѣхъ своихъ праздникахъ они преслѣдуютъ чисто патріотическія цѣли. Къ числу такихъ праздниковъ принадлежатъ праздники общества стрѣлковъ. Искуство стрѣльбы высоко цѣнится между швейцарцами уже по одному тому, что Телль былъ искуснымъ стрѣлкомъ. Въ іюлѣ 1872 года былъ огромный праздникъ этого общества: нѣсколько тысячъ стрѣлковъ, не только со всѣхъ концевъ Швейцаріи, но даже многіе и изъ другихъ странъ собрались сюда на это празднество. Наиболѣе искусные стрѣлки получаютъ призы; на этотъ разъ сдѣлано болѣе милліона выстрѣловъ и первый призъ, состоящій изъ серебряннаго сервиза, былъ поднесенъ простому рабочему. Хотя съ этой минуты стрѣлокъ дѣлается королемъ, тѣмъ не менѣе къ его домашнему хозяйству эта драгоценная вещь совсѣмъ не подходила и онъ продалъ сервизъ за 4 тысячи франковъ городскому совѣту. Нѣкоторые изъ стрѣлковъ дѣлаютъ даже изъ своего искуства выгодное ремесло. Такъ не давно въ Базелѣ умеръ король стрѣлковъ, который составилъ себѣ состояніе въ 40 тысячъ франковъ. Обычай давать дорогіе призы составляете рѣзкую противоположность древнимъ обычаямъ швейцарцевъ награждать побѣдителей въ стрѣльбѣ парою штановъ. Національный характеръ этого празднества особенно высказывается въ безчисленныхъ рѣчахъ. Когда какое нибудь общество стрѣлковъ изъ другаго кантона, или даже иностранное, торжественно выходить съ своимъ знаменемъ, то ораторы одинъ за другимъ держатъ рѣчи, на которыя должны отвѣчать члены комитета, завѣдывающаго праздникомъ, но всего сильнѣе льется краснорѣчіе вечеромъ. Всѣ балконы и наружныя стѣны домовъ съ необыкновённымъ изяществомъ убраны флагами, цвѣтами и гирляндами. Тамъ, гдѣ должны проходить стрѣлки, устраиваютъ тріумфальныя арки; при этомъ то тамъ, то здѣсь появляется на крышѣ человѣкъ, который силится заставить себя слушать: «Пронзивъ мѣткою стрѣлою сердце врага и угнетателя родины, Телль хотѣлъ избавить народъ отъ притѣснителей, пламенно желалъ для страны свободы и разумнаго законодательства. То и другое, господа, мы имѣемъ, тѣмъ не менѣе образъ великаго спасителя долженъ быть запечатлѣнъ въ нашихъ сердцахъ. Завоевывать свободу намъ не надо, но мы будемъ поддерживать ее до послѣдней капли крови». Раздаются аплодисменты, крики браво, съ балконовъ бросаютъ въ стрѣлковъ букеты и гирлянды и они наконецъ вступаютъ на лугъ, гдѣ и стрѣляютъ въ цѣль.
       Нѣкоторые швейцарцы полагаютъ, что чѣмъ многочисленнѣе будетъ собраніе стрѣлковъ, тѣмъ болѣе національный характеръ получитъ празднество. Но очень многіе продпочитаютъ собранія стрѣлковъ отдѣльныхъ кантоновъ и даже общинъ и особенно возстаютъ противъ призовъ, которые стали придавать празднествамъ стрѣлковъ какой-то спекулятивный характеръ. Этому содѣйствуетъ также и то, что, при устройствѣ обширнаго собранія, акціонерное общество беретъ обыкновенно на себя всѣ издержки по этому предмету, и потому желающій участвовать въ стрѣльбѣ долженъ внести по крайней мѣрѣ 40 франковъ.
       Общества пѣвцовъ состоять тоже изъ большаго числа членовъ. Первый союзный праздникъ пѣвцовъ былъ въ 1842 году и съ тѣхъ поръ эти праздники чередовались съ большими стрѣлковыми: одинъ годъ бываетъ праздникъ пѣвцовъ, другой — стрѣлковъ. Любители пѣнія могутъ выслушать на этихъ празднествахъ, кромѣ общихъ хоровъ, всѣ состязанія отдѣльныхъ ферейновъ (обществъ). Они познакомятся здѣсь, какъ съ народными пѣснями швейцарцевъ, такъ и съ различными романсами на нѣмецкомъ, французскомъ, итальянскомъ и романскомъ языкахъ.
       Для праздника бойцевъ выбираютъ обыкновенно какой нибудь центральный пунктъ, такъ чтобы бойцы сосѣднихъ долинъ могли также принимать участіе въ бою, потому что всякій интересуется знать, на чьей сторонѣ окажется побѣда.
       Когда праздникъ бойцевъ приближается, то желающіе принимать въ немъ участіе заранѣе начинаюсь дѣлать нѣкоторыя приготовленія: они стараются избѣгать всякой утомительной работы, заботятся о своемъ тѣлѣ и употребляютъ въ пищу самыя укрѣпляющія кушанья. Утромъ, въ самый день праздника, конкуренты обѣихъ партій собираются въ трактирѣ, каждый вибираетъ себѣ противника, и всѣ пьють и болтаютъ съ неподражаемымъ благодушіемъ. Въ назначенный часъ все собраніе выступаетъ съ музыкою во главѣ, бойцы идутъ попарно, впереди ихъ несутъ призы, и все это движется къ назначенному мѣсту, гдѣ уже ожидаетъ громадная толпа зрителей; по большей части выбирается такая мѣстность, которая имѣла бы видъ амфитеатра и была слегка покрыта мягкою и мелкою травою. Судъ экспертовъ, т. е. людей вполнѣ опытныхъ и въ совершенствѣ знающихъ свое дѣло, уже занялъ свои мѣста, остальная публика размѣстилась громаднымъ кругомъ, въ центрѣ котораго начинаютъ устанавливаться бойцы. Прежде всего они сбрасываютъ съ себя все лишнее изъ одежды и остаются въ одной рубашкѣ, чулкахъ и панталонахъ, сверхъ которыхъ надѣваютъ особенные, нарочно устроенные для драки коротенькіе штаны, доходящіе только до колѣнъ и сшитые изъ очень крѣнкой матеріи. Въ такомъ видѣ бойцы должны сходиться попарно, слѣдуя въ извѣстномъ порядкѣ и придерживаясь того правила, чтобы сначала дрались слабѣйшіе, а потомъ сильнѣйшіе... Прежде чѣмъ вступать въ бой, противники должны подать другъ другу руки, въ знакъ того, что не имѣютъ между собою никакой вражды, и что борьба будесь вестись самымъ добросовѣстнымъ образомъ. Грудь и воротъ рубашки должны быть растегнуты и нисколько не стѣснять дыханія, а рукава засучены выше локтя, чтобъ всѣ движенія были какъ можно свободнѣе. Согласно древнему обычаю, костюмы должны быть одинаковые у всѣхъ; главнейшимъ образомъ наблюдаютъ, чтобъ не было завязокъ и снурковъ, потому что во время борьбы, въ особенности если она долго и упорно продолжается, малѣйшая неисправность въ одеждѣ можетъ рѣшить побѣду въ ту или другую сторону. Наконецъ бой начинается: на арену выступаетъ первая пара бойцовъ; глаза ихъ горятъ отъ нетерпѣнія и отъ увѣренности въ успѣхѣ. Они спокойно схватываются другъ съ другомъ, грудь съ грудью, правая рука одного крѣпко охватываетъ поясъ другаго, а лѣвая зацѣпляесь за нижнюю часть его короткихъ штановъ. Иногда они начинаютъ бой стоя, иногда опускаются на колѣни, смотря потому, какъ имъ кажется удобнѣе...
       «Опытные бойцы долго таскаютъ другъ друга по аренѣ, кружатся и толкаютъ одинъ другаго, въ ожиданіи момента, когда можно будетъ нанести рѣшительный ударъ. Въ это время они думаютъ только объ одномъ, — чтобъ крѣпче устоять на ногахъ; руки ихъ лежать неподвижно, какъ каменныя, и при концѣ трудно бываетъ отличить, кому изъ двухъ онѣ принадлежать; лишь только одинъ какъ нибудь зазѣвается, другой тотчасъ же пользуется его промахомъ. Но иногда случается, что оба они такъ долго не уступаютъ другъ другу, что совершенно изнемогаюсь въ борьбѣ, потъ льеть съ нихъ градомъ, они едва переводятъ дыханіе и наконецъ оба ложатся на траву. Тутъ имъ подаютъ стаканъ вина, который они выпиваютъ вмѣстѣ, затѣмъ встаютъ, натираютъ руки землей, чтобъ сдѣлать ихъ тверже, и сраженіе возобновляется съ удвоенными силами.
       «Пока бойцы только пытаютъ свои силы, въ кругу царствуетъ глубочайшее безмолвіе, но лишь только одинъ изъ нихъ приподнять съ земли, лишь только они сцѣпились ногами и отчаянная борьба завязалась, какъ все собрате оживаетъ, всѣ съ чрезвычайнымъ любопытствомъ слѣдятъ за малѣйшими подробностями битвы, и партія, державшая пари за котораго нибудь изъ бойцовъ, ободряетъ его громкими криками. Наконецъ, одинъ теряетъ равновѣсіе, противникъ схватываетъ его, приподнимаетъ, сгибаетъ и опрокидываетъ на землю»...
       Во время различныхъ празднествъ тутъ существуютъ совершенно оригинальный представленія на открытомъ воздухѣ: драмы и комедіи представляюсь не актеры, а простой народъ. Участвующихъ бываетъ иногда чрезвычайно много, нѣсколько сотъ человѣкъ; при этомъ сюжеты пьесъ очень разнообразны: драматизированный событія изъ швейцарской жизни, сцены изъ настоящей и прошлой домашней жизни и т. п.
       Чаще другихъ на сценѣ фигурируете Вильгельмъ Телль, но не забыты и другіе народные герои и замѣчательные факты изъ швейцарской исторіи. Въ 1869 г. на масляницѣ въ Рихтерсвилѣ, на берегу Цюрихскаго озера, была дана пьеса, гдѣ была изображена храбрая борьба Нидвальденцевъ (по лукантонъ Унтервальдена) противъ французовъ въ 1798 г. Представленіе вышло чрезвычайно величественно. Все населеніе Рихтерсвиля и окрестныхъ мѣстностей собралось смотрѣть пьесу. Участвующихъ въ представлении было болѣе 500 человѣкъ. На сценѣ, крышей которой было чудное голубое небо, представлена была древняя башня, далѣе виднѣлась колокольня Станца. Французы съ двумя пушками собрались на берегу озера, и вотъ французскій генералъ, роль котораго игралъ статный пивоваръ, обращаясь къ своимъ войскамъ, начинаетъ подстрекать ихъ къ битвѣ съ пастухами. Затѣмъ французы входятъ на приготовленную флотилію. Нидвальденцы, въ бѣлыхъ пастушескихъ рубашкахъ, съ отрядомъ стрѣлковъ, ожидаюсь на холмѣ непріятеля. Направо отъ башни и въ ней самой стоите огромная толпа женщинъ Унтервальдена, пылающихъ воинственнымъ азартомъ. Между врагами начинается перестрѣлка, пока французы не принуждаютъ нидвальденцевъ къ отступление; но швейцарскія женщины и въ это время продолжаютъ бросать во французовъ каменьями. Однако перевѣсъ непріятелей былъ слишкомъ великъ. У хижинъ Станца загорѣлась послѣдняя борьба, пока не была подожжена деревня и не истраченъ весь порохъ. Послѣ четырехчасовой битвы «французы и нидвальденцы », закопченные дымомъ, но невредимые, всѣ вмѣстѣ возвратились въ мѣстечко, гдѣ распорядители праздника встретили рѣчью воиновъ и воительницъ и распустили ихъ по домамъ съ криками въ честь отечества.
       Въ пьесѣ «Крестьянская война 1653 г.» принимаютъ участіе около 400 лицъ. Тутъ происходятъ сраженія, правильно исполненныя, съ пѣхотою, кавалеріею и артиллеріею.
       Лѣтъ десять тому назадъ много говорили о японскомъ посольствѣ, разъѣзжавшемъ по Европѣ. Въ Швейцарию оно не пріѣхало, но торговые интересы требовали, чтобы въ Японію было отправлено швейцарское посольство. По этому поводу въ публикѣ много шутили и смѣялись. Жители Швица воспользовались этимъ для большой драмы, которая спустя 3 — 4 года и была представлена нѣсколько разъ. Заглавіе пьесы довольно оригинально: «Швейцарія въ Японіи, — большой японско-швейцарскій придворный праздникъ въ Іеддо-Швицѣ». Въ шуточномъ тонѣ, но въ тоже время съ тонкою сатирою; тутъ касаются современныхъ событій, какъ ближайшихъ, такъ и отдаленныхъ, отечественныхъ и иностранныхъ.
       Пьеса «Дома и на чужбинѣ» въ 6 актахъ. Въ ней между прочимъ представлена вербовка швейцарцевъ въ иностранную службу. Тутъ являются французскіе и нѣмецкіе вербовщики и одинъ передъ другимъ даютъ щедрыя обѣщанія. Наиболѣе любимый шестой актъ — выселеніе. Въ торжественномъ шествіи выступаютъ американскіе краснокожіе, швейцарскій пастухъ и отправляется торговая экспедиція въ Тобольскъ: купецъ, закутанный въ мѣха, сидите на санкахъ, запряженныхъ собаками. При этомъ поютъ, произносятъ стихи, въ которыхъ высказываютъ, что, куда бы ни ѣхали швейцарцы, они всегда будутъ вѣрны родинѣ.
       Эти швейцарскія народныя представленія продолжаются очень долго, но актеры— мѣстное юношество— неутомимы, а публика весьма терпѣлива. Актеры и актрисы такъ превосходно заучиваютъ свои роли, что не нуждаются въ суфлерѣ.
       Изъ мѣстныхъ праздниковъ особенно замѣчателенъ праздникъ виноградарей въ Веве. Его устраивают довольно рѣдко: черезъ 6, 8, а иногда даже и 14 лѣтъ. Вслѣдствіе этого народу на этотъ праздникъ собирается чрезвычайно много: такъ напр. въ 1865 г. было до 11,000 человѣкъ.
       Въ самый день праздника, въ 7 часовъ утра, уже всѣ окна и стѣны домовъ убраны плющемъ и цвѣтами, устроено множество тріумфальныхъ арокъ, черезъ которыя и проходятъ главный дѣйствующія лица того праздника, числомъ около 1,300 человѣкъ. Прежде всего въ этой группѣ бросается въ глаза Палесъ (богиня пастуховъ), окруженная огромною свитою въ бѣлыхъ и голубыхъ одеждахъ; въ другой группѣ Церера (богиня плодородія),— ея свита въ бѣлыхъ и красныхъ одеждахъ; въ третьей групнѣ Бахусъ (богъ випа) — и окружающіе его убраны виноградными лозами и плющемъ. Бахуса представляете ребенокъ 7 — 8 лѣтъ. Палесъ въ этомъ торжествѣ олицетворяетъ весну, Церера — лѣто, Бахусъ — осень; прежде они изображали три главныхъ занятія швейцарцевъ: скотоводство, земледѣліе и винодѣліе. Это шествіе двигается къ площади. Три пѣвца всходятъ на трибуну и открываюсь праздникъ пѣснью въ честь отечества и прославленіемъ свободы. Затѣмъ поете хоръ. Главный актъ этого празднества — раздача призовъ. Послѣ рѣчи президента увѣнчиваютъ двухъ виноградарей, которые наиболѣе отличились за это время въ своемъ дѣлѣ. Другимъ раздаютъ медали, преміи. Въ антрактахъ между рѣчами и раздачею наградъ поютъ пѣсни, между которыми непремѣнно услышишь «ranz des vaches» — пастушеская пѣсня. Затѣмъ въ огромпой процесса обходятъ весь городокъ; тута представители различныхъ промысловъ идутъ группами и несутъ соотвѣтствующія орудія и снаряды: такъ напр. виноградари несутъ свой ножъ, которымъ они обрѣзываютъ лозы. Въ процессіи ведутъ также коровъ, убранныхъ цвѣтами и большими бубенчиками, овецъ, разукрашенныхъ лентами, и огромнаго барана.
       Швейцарцы очень любятъ барабанный бой, такъ что по послѣдней переписи въ одномъ Базелѣ нашли до 2,700 барабановъ, исключительно служащихъ для развлеченія. Но Базель спокойный городъ, и въ немъ нельзя барабанить, когда вздумается. Чтобы доставить народу увеселеніе, и позволяютъ барабанить одинъ день на масляницѣ. Задолго передъ этимъ базельское юношество неутомимо готовится къ празднику. Эти репетиціи на барабанахъ исполняются огромными компаніями за городскими воротами, подъ руководствомъ опытныхъ въ этомъ дѣлѣ людей. Молодежь этимъ однако не удовлетворяется и все свободное время этой недѣли употребляетъ на упражненія. Чтобы пощадить родительскіе уши и не пугать малыхъ ребятъ, они отправляются въ погреба и, разгоняя при первыхъ звукахъ крысъ и мышей, упражняются, сколько хватить силы. Настаетъ наконецъ разсвѣтъ желаннаго дня. По старому обычаю зорю бьютъ уже въ 4 часа. Но еще ранѣе улицы и дома ярко освѣщены и на сборныхъ мѣстахъ стоять барабанщики и флейтисты. У каждой группы есть огромный прозрачный и разрисованный фонарь съ различными надписями. Тутъ же стоять замаскированные, которые подсмѣиваются и мѣтко острятъ. Но вотъ бьетъ 4 часа. Тамбуръ-мажоръ потрясаетъ своимъ жезломъ, раздается старинный швейцарскій маршъ подъ акомпаниментъ флейты, и шествіе двигается по улицамъ города. Весь Базель оглашается страшнымъ шумомъ: отъ него избавлены только тѣ улицы, въ которыхъ есть опасные больные. Объ этомъ дѣлаютъ заранѣе распоряженіе въ газетахъ. Во время шествія тамбуръ-мажоръ возбуждаетъ удивленіе толпы ловкимъ подбрасываніемъ своего жезла. Долго ходятъ такимъ образомъ; только у извѣстныхъ трактировъ останавливаются отъ времени до времени чтобы подкрѣпить свои силы. Въ этотъ день и кушанья особыя: мучная размазня, пирожки съ начинкой, сильно приправленной лукомъ. Ровно въ 7 часовъ барабанный бой и звуки флейты прекращаются. Нужно замѣтить, что въ этой процессіи участвуетъ и много мальчиковъ 10— 11 лѣтъ. Иной изъ нихъ и сильно устанетъ, и раньше другихъ захочетъ ѣсть, но ни за что не выдастъ себя. Когда оканчивается первый актъ торжества, онъ съ необыкновеннымъ мужествомъ подходить къ родителямъ, чувствуетъ себя на цѣлую голову выше своего возраста и ни за что въ тотъ день не позволить матери поцѣловать себя, такъ какъ считаетъ, что такія нѣжности неприличны для воина.
       Послѣ обѣда въ этотъ день и до самой ночи двигаются костюмированный группы. Когда стемнѣетъ, снова появляются большіе фонари съ надписями и рисунками. Такъ напримѣръ на масляницѣ прошлаго года на одномъ изъ такихъ фонарей появилась громадная прусская каска, которая возбудила общее веселье и заставила покраснѣть тѣхъ, которые въ этотъ годъ сильно мечтали объ ней.
       Не менѣе любонытенъ праздникъ сожиганія зимы въ Цюрихѣ и во многихъ другихъ мѣстностяхъ Швейцаріи. Праздникъ этотъ особенно интересуетъ дѣтей.
       Когда колоколъ Гросмюнстерской башни ударить въ 6 часовъ пополудни въ знакъ того, что для рабочихъ начинается лѣтнее полугодіе, на различныхъ городскихъ площадяхъ устраиваюсь костры и подлѣ торчитъ укрѣпленная на шестѣ соломенная кукла, по одеждѣ и сѣдой бородѣ которой видно, что она должна представлять зиму. Когда раздастся звукъ колокола, то мальчики, которые цѣлый день сносили матеріалы для костровъ, теперь бросаются зажигать ихъ. Раздаются выстрѣлы и звуки барабана. Костры окружаете огромная толпа народа всякаго возраста. Когда пламя сдѣлается яркимъ и начнетъ касаться шеста, дѣти въ ту же минуту сбрасываютъ чучело въ огонь.
Tags: Водовозов, НЭДБ, масленица
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments