Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Пятая революция в науке. Часть 1.

Игорь Кондраков

Пятая революция в науке.

Часть 1.

   Наука — это большая иерархическая система. В своём развитии она проходит несколько качественно отличающихся друг от друга уровней: факты, представления (и вытекающие из них понятия), теории, законы, научная картина мира. Фундаментом любой науки являются представления об изучаемых явлениях и объектах, полученные в результате анализа научных фактов. Система представлений о конкретном явлении формирует научную систему в виде теории. А система научных представлений на те или иные явление, связанные между собой, вытекающие одно из другого, и составляющие основу теории, формируют концепцию данной теории. Научные концепции, в свою очередь, формируют у людей мировоззрение.


* * *

Развивается наука, благодаря научному творчеству, т.е. новым открытиям и решению научных задач, которые возникают на пути развития науки. Всё это служит основой для создания научной концепции о конкретной группе явлений исследуемого мира. В итоге формируется научное мировоззрение, которое определяет, в каком направлении и в каком темпе пойдёт развитие цивилизации в целом. Оно может ускорить, а может и затормозить её развитие. Но по какому пути пойдёт развитие науки, зависит, прежде всего, от технологии решения творческих задач. Существующая ныне технология решения творческих задач в науке основана на Методе Проб и Ошибок (МПиО), который не учитывает объективных законов развития научных систем, хотя есть отечественная ТРИЗ[1], эвристические методы решения научных задач, не признаваемые академической наукой.

Современное состояние науки, техники, общества, экологии Земли и их анализ показывает, что развитие цивилизации зашло в тупик. Например, если взять только экологию, с 1850 по 1950 год биомасса организмов биосферы снизилась, приблизительно, на 7%. А чистая первичная продукция биосферы оценивается в 70% доисторической. По литературным источникам многим известно, что Волга была мощной и чистой рекой, где водилась самая разнообразная рыба, а теперь она превратилась в протяжённое болото. Та же участь ожидала и великую сибирскую реку — Енисей, на котором должны были построить 15 каскадов для будущих электростанций. В 1990 г. «Зелёные» г. Новосибирска (Академгородка) передали через меня народному депутату Красноярского края писателю Астафьеву В.П. карту и расчёты академика Алексеева по этому «грандиозному» проекту.

Благо с перестройкой не хватило средств на реализацию этих планов. А наука до сих пор рекомендует получать электроэнергию самым примитивным способом, тогда как был Н. Тесла с его изобретением по прямому преобразованию энергии первичных материй в электрическую. Есть новые знания и технологии, уже используемые, в частности, для восстановления озонового слоя, очистки акватория водоёмов Архангельской области и т.д.[2] Таких примеров множество.

* * *

Основные концепции естествознания — это попытки решения научных проблем, так называемых, «научных загадок»[3]. Ещё в 19 веке Дюбуа-Реймон и Геккель выделили семь «мировых загадок», относящихся к физике, биологии и психологии:


  • q   Сущность материи и силы.

  • q   Происхождение движения.

  • q   Происхождение жизни.

  • q   Целесообразность природы.

  • q   Возникновение ощущения и сознания.

  • q   Возникновение мышления и речи.

  • q   Свобода воли.

Для разрешения этих загадок, наука, подобно трём слепцам из известной притчи, с разных позиций стала изучать природу, формируя для решения каждой задачи свою концепцию, которые, практически, не согласуются друг с другом. Изобретено огромное количество незыблемых постулатов, на которых базируются эти концепции. Нет единого представления и о развитии самой науки. Организационно сама наука превратилась в огромное количество «пирамид», где на вершине находятся корифеи, мнение которых не подвергается сомнению, поэтому на определённых этапах она приобретает атрибуты новой «религии». Всё, что не укладывается в её прокрустово ложе, считается антинаучным, дилетантизмом, ересью. Вот, что пишет по этому поводу Н.В. Левашов[4]:

«Именно подобная «слепота» и привела к тому, что современная наука превратилась в религию, а учёные — в её священников. И подтверждением этому служат высказывания крупных учёных о том, что, для того, чтобы называть себя учёным, человек должен сохранять здоровый скептицизм и не доверять своим глазам, ушам, фактам и доказательствам, а твёрдо стоять на позициях своей науки...».

Эта ситуация временно меняется лишь в периоды, которые сама наука называет научными революциями — временем смены старых парадигм (общепринятых теорий) новыми. О самих научных революциях, их природе нет единого мнения и среди учёных.

* * *

Наука, согласно представлениям Т. Куна, в своём развитии проходит ряд периодов: допарадигмальный (когда существует несколько научных школ, несколько разных теорий об одном и том же), период нормальной науки (когда все научные школы принимают общую для всех теорию, как парадигму), период неуверенности и кризиса (когда появляются противоречащие парадигме научные факты), заканчивающийся в ряде случаев научной революцией[5]. При этом революция в науке подчиняется следующей схеме: сначала имеет место осознание «аномалий», т.е. того факта, что «парадигма» не способна справиться с возникающими в развитии «нормальной» науки конкретными проблемами; затем для преодоления аномалий предлагаются многочисленные попытки косметического «ремонта» старой парадигмы, которые, в случае неудач, приводят к кризисной ситуации, когда аномальный факт уже невозможно объяснить с позиции старой парадигмы, и решение «задачи-головоломки» не спасает старую теорию. В итоге происходит замена старой парадигмы.

Б.М. Кедров видит причину научных революций в возникновении и преодолении противоречий, возникающих в период кризисов, причём это происходит диалектически по схеме: от единичного (например, натрий и калий – химические элементы) к особенному (натрий и калий входят в группу щелочных элементов), а затем к всеобщему (объединение групп элементов по атомному весу и включение их во всеобщую периодическую систему элементов) через преодоление познавательно-психологического барьера (ППБ)[6], где роль подсказки выполняет интуиция. Он же видит развитие науки через призму диалектических законов: перехода количественных изменений в качественные, отрицание отрицанием и борьбой и единством противоположностей, т.е. когда назревает диалектическое противоречие[7]. Анализируя развитие химии, В.А. Кузнецов[8], выделил четыре этапа в развитии представлений об изучаемом объекте в химии: изучение состава вещества, как определяющего его свойства, затем его структуры, проявляющей разные свойства при одном и том же составе; поведения, т.е. динамики у молекул вещества, и, наконец, саморазвития, эволюции молекул.

Анализ развития научных систем показывает, что они развиваются через возникновение и разрешения научных противоречий в научных системах[9].

Как уже отмечалось, формирование мировоззрения происходит через формирование представлений о том или ином явлении и предмете на основании фактов, полученных из наблюдений или экспериментов. Казалось бы, анализ путей развития науки даёт некоторые представления о некоторых закономерностях развития самой науки, и, естественно, должно сказываться на мировоззрении тех, кто относится к когорте учёных. Однако каждый раз, когда возникает критическая ситуация, носители «старой» концепции бросаются на спасении её любыми способами, но не на разрешение возникших противоречий или отказа от неё в силу их неустранимости в её недрах. В итоге, кризис заканчивается новой научной революцией.

Сегодня это представление не вызывает особого спора. Каждая новая теория, парадигма которой привела к научной революции, базируется на основах, до определённого момента считающихся незыблемыми. Однако, как правило, факт свершения научной революции констатируется уже после того, когда она произошла. До этого момента представители «старой теории» отчаянно сопротивляются каким-либо её изменениям. Отчасти это связано с отсутствием чёткой научной методологии, чёткого представления о том, по каким законам развивается наука, как происходит само познание. Отсюда и представления о том, что данная теория и есть истина в последней инстанции. И, наконец, с тем, что при данной «старой теории» получены все научные регалии, почёт и уважение. Стоит ли разрушать это?

В зависимости от степени влияния на науку в целом, научные революции могут быть локальными, когда влияние новой парадигмы распространяется на представления в пределах одного научного направления, и глобальными, когда меняется мировоззрение во всех областях человеческого познания.

* * *

Почему наука развивается так неравномерно и не цельно? Её развитие напоминает сумму умозаключений тех трёх слепых философов из известной причти, которые пытаются по ощущениям «определить, что такое слон?»…

На эти и другие вопросы достаточно чётко и убедительно даны ответы в книге «Неоднородная Вселенная» (см. Предисловие и Аналитический обзор) её автором — Н.В. Левашовым. Им философски осмыслена ситуация, сложившаяся в науке к концу ХХ века, и показана значимость онтологии (учение о фундаментальных принципах бытия) физических процессов для философской и научной мысли человечества. Именно с этой точки зрения попробуем осмыслить и мы развитие научной мысли, но уже с учётом концепции автора книги.

В начале первой главы автор обращается к Славяно-Арийским Ведам, через которые наши предки пытались донести до нас в художественной форме знания о мироздании, которыми владели они, и которые сейчас в развёрнутом виде на современном языке доносит до нас автор.

Наш мир условно можно разделить на три уровня: макромир — космос (Вселенная), мезомир — срединный мир и микромир. Соответственно и познание шло тремя путями: «вниз» в микромир (микрокосмос), т.е. вглубь материи и «вверх» — на макроуровень, в макрокосмос, и на мезоуровне (в срединном мире). Человек же сам оставался в срединном мире, где он мог что-то измерить, пощупать, рассмотреть и т.д. с помощью своих органов чувств. Для познания на других уровнях ему потребовалось изобретать соответствующие инструменты и приборы, усиливающие часть его возможностей. Каждый свой шаг по пути познания он делал, используя самую примитивную технологию решения творческих задач — технологию метода проб и ошибок, постепенно складывая мозаичную картину окружающего мира. Отсюда и представления об избранности тех, кому повезло сделать открытие или изобретение, особом даре, таланте и индивидуальности путей познания истины. Однако в ХХ веке было показано, что это не совсем так, хотя талант, способности необходимы, но и они не даются раз и навсегда, их также нужно развивать по мере познания окружающего мира. В результате анализа различных научных систем установлено, что наука развивается по объективным законам, которые можно познать и использовать для планомерного развития научных систем, без надежд на озарение или осенение.[10],[11],[12]

При этом то, что человек не смог сам наблюдать, измерить, ощутить, ему приходилось компенсировать своими мысленными опытами по созданию виртуальных моделей объектов исследования. Причём подход к проблеме познания у разных народов складывался по-разному.

Например, если европейские народы приучили понимать развитие через возникновение и разрешение диалектических противоречий, то для азиатских народов (в частности, китайцев) мышление строится на основе компромиссов и совместимости противоположностей. Мне четыре часа пришлось объяснять двум китайским докторам наук, как я решил для них (по договору) задачу об электролизёре для получения алюминия. Они не понимали, как могут одновременно сочетаться требования к электроду: он должен быть длинным, чтобы нормально шёл процесс и коротким, потому что он сгорает…

В период господства натурфилософского мировоззрения учёные древности, с одной стороны, пытались найти «первокирпичики» вселенной (её «состав») — простейшие начала («стихии»), из которых она состоит. Иначе говоря, они пытались установить первопричину, первооснову, которая могла бы объяснить всё бесконечное многообразие природных явлений. Г. Эфесский предлагал в качестве первоначала огонь, который обменивается на всё и всё обменивается на огонь. Ф. Милетский таким элементом считал воду, ученик Фалеса Анаксимен признавал за основу воздух. Другой ученик Фалеса считал таким первовеществом «апейрон». Пифагор считал, что мир состоит из пяти элементов (земли, огня, воздуха, воды и эфира), которые он увязал с пятью видами правильных многоугольников с тем или иным числом граней. Он рассматривал Вселенную, как гармонию чисел и их отношений. Итогом развития этих взглядов стало учение Эмпедокла, согласно которому природа признаётся самостоятельно существующей, вечной, первоосновой которой являются четыре элемента: земля, вода, воздух и огонь. Но вскоре новой натурфилософской идеологией анатомизма стало атомистическое учение Демокрита, согласно которому:

1. Вся Вселенная состоит из мельчайших материальных частиц — атомов и незаполненного пространства — пустоты. Наличие последней является обязательным условием для осуществления перемещения атомов в пространстве.

2. Атомы неуничтожимы, вечны, а потому и вся Вселенная, из них состоящая, существует вечно.

3. Атомы представляют собой мельчайшие, неизменные, непроницаемые и абсолютно неделимые частицы — последние, образно говоря, представляют собой «кирпичики мироздания».

4. Атомы находятся в постоянном движении, изменяют своё положение в пространстве.

5. Различаются атомы по форме и величине. Но все они настолько малы, что недоступны для восприятия органами человека.

С другой стороны учёные пытались найти и объяснить устройство самой Вселенной и механизмы её работы на макроуровне. Обычно путём накопления фактов в разных областях знания и их анализа строится конкретная модель, которая, переносится на сам мир.

Продолжение.








[1] ТРИЗ – Теория Решения Изобретательских Задач, которая может быть применена и в науке.

[3] «Концепции современного естествознания», сер. «Учебники и учебные пособия». Ростов н/Д: «Феникс», 1997, 448 с.

[4] Левашов Н.В. «Теория Вселенной и объективная реальность». В сб. научн. докл. Ежегодной научно-практ. конф. «Наука, экология и педагогика в технологическом университете, Минеральные Воды. Изд-во СКФ БГТУ им. В.Г. Шухова, 2007, с.81-90. ISBN 5-903213-02-2.

[5] Т. Кун «Структура научных революций», М., Прогресс, 1977.

[6] Кедров Б. «О творчестве в науке и технике: (Научно-популярные очерки для молодёжи)», М.: Мол. гвардия, 1987, 192 с.

[7] Правильнее было бы говорить о несоответствии или несовместимости представлений, вытекающих из новых экспериментальных данных, с представлениями, вытекающими из существующей парадигмы. Противоречие разрешается там, где удается добиться совместимости противоречивых требований или свойств. Интересен здесь и сам момент перехода от одного свойства к другому, т.е. граничные условия.

[8] Кузнецов В.И. «Случайность научных открытий и закономерности развития химии», ж. Всесоюз. Хим. о-ва им. Д.И. Менделева, 1977, № 6, т. 22, с. 618-628.

[9] И.М. Кондраков «Алгоритм открытий», — «Техника и наука», №11, 1979 г.

[10] Альтшуллер Г.С. «Творчество как точная наука». Изд-во «Сов. радио», М., 1979.

[11] И.М. Кондраков. «Алгоритм открытий», — «Техника и наука», №11, 1979 г.

[12] Kondrakov I.M. «Algoritmizacja rozwiazan zadan odkrywczych» / В сб. «Projektowanie systemy», t.V, Wydawnictwp Polskiej Akademii Nauk. Warszawa, 1983, c. 61-75.

Tags: Кондраков, Левашов, наука
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments