Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Categories:

Велесова книга. ВОЙНЫ С ГРЕКАМИ И РИМЛЯНАМИ (Текст. Окончание)




(Окончание)
       7ж
        Мы тогда знали, что отныне русскому народу надо собираться в десятки и в сотни, чтобы всем вместе нападать на врагов и головы со врагов снимать. Все злые враги тогда полягут, а звери хищные, что трупами их питаться будут, тоже полягут, ибо отравою будут трупы врагов наших от злобы их.
        По всей Руси великой великие реки текут, воды многие спешат и журчанием своим песни поют о временах давно миновавших, но не забытых. Временах, что прошли, но в памяти живы и по сей день. Поют воды о боярах, что некогда без страха шли по полям готов и многие года сражались за свободу всего народа русского. Не щадили они ни жизни, ни сил, ни добра, только чтобы потомкам жилось хорошо. Так о них пела Берегиня[74].
        И снова крыльями своими бьет птица Матерь Сва, славу поет птица Матерь Сва воинам борусинским, бившимся возле самого Дуная с римлянами и там нашедшим погибель свою в том бою подле Троянова вала.
        Полегли они прямо на пути своем. И вот теперь пляшут над ними внуки Стрибога, каждую осень их оплакивая, каждую зиму холодную о них причитая. Прекрасные голуби небесные поют про то, что воины те приняли гибель со славою должной и земли свои не врагам оставили, а сыновьям своим. Мы же, потомки их, воинов тех славных, за нас жизнь положивших, мы никогда не лишимся нашей земли, не отдадим ее никому — ни варягам, ни грекам.
        Заря Красная к нам явилась, принесла Заря Красная, жена благая, молоко нам небесное, дыбы крепость наша стала сильнее в два раза. Это она, Заря Красная, возвещает Солнца закат. И тогда услышали мы, что на закат Солнца спешит верхом на коне вестник, велит тот вестник направить золотой челн в сторону ночи, пусть смирные волы влекут тот челн по степи синей. А там дальше будет чертог, где Солнце уснет на всю ночь. А ближе к часу утра приходит другой вестник, вестник этот велит Солнцу просыпаться, говорит, что и золотой челн, и волы, ведущие его, уже готовы в путь, а Заря Красная, теперь возвещающая рассвет, уже вылилась в синюю степь. И просыпается Солнце, и восходит над миром во славу всех богов наших.
        8/2
        Украшая одежды свои пурпурные каменьями драгоценными и яркими, явилась Заря Красная. А мы все от сердец наших воспели ей хвалу, восславили ее от мира и для мира как положено русским восславлять, а не грекам, кои о богах наших ничего не ведают, а от того невежества говорят недоброе про них.
        А ведь это мы носим славное имя, и наша это слава была подтверждена, когда не страшась мы мечей железных вражеских шли на них. Тогда даже сердитый лесной медведь остановился и, славу нашу услыхав, злобу свою поумерил. Это про нас говорят народы окрестные, что не стали бы мы никогда никого убивать, если бы на то не было нужды ярой. Это греки воюют для услаждения плоти своей, русские же гордятся тем, что не больше воюют, чем помощь дают страждущим. Это русский даст хлеб, а грек хлеб возьмет, да еще и злобу затаит на того, кто ему этот хлеб даст. Орлы небесные далеко летают, и по всей земле они во все стороны несут весть о том, что в степи нет воинов более сильных, чем воины русские, и нет людей более вольных, чем люди русские.
        7а
        Богам нашим слава!
        Наша вера истинная потому уже, что не требует она в жертвы ни жизней человеческих, ни здоровья. И варяги тут близки нам, ибо и их жертвы тоже не наносят вреда человеку, а бога своего зовут они Перуном, потому что это и есть наш бог Перун. Мы несли жертвы ему, но жертвы только те, что поле давало за труды наши: молоко, просо, жир. Коляду крепили мы ягненком. Ягненка же несли и на Русалию, и на Ярилин день, и на Красную горку тоже. И во все поры помнили мы, как жили в горах Карпатских. Потому о ту пору и звали народ наш весь карпенями. Иные жили в лесах, потому что боялись в страхе, так тех называли древичами, а тех, что на полях жили, именовали полянами.
        Греки же нас считали людоедами. Но это не было правдой уж точно, поскольку никогда ни в какие времена людоедами мы не были. Иные у нас были традиции и обряды. А греки говорили так, потому что победить нас хотели, тот де, кто если кого победить хочет, тот о нем всегда говорит недоброе, а сам при этом себя дураком выставляет, когда и другие начинают об этом говорить, но только говорить иначе.
        Долгие годы правили мы родами нашими, а самые старшие в родах обладали правом судить родичей своих под деревом Перуна. В такие дни обычно случались и игры, когда младшие тешат старших забавами своими: юноши силою мерятся, бегают, кто быстрее, а еще пляшут и поют. Огнищане же идут в такой день на промысел охотничий и несут старейшинам добычу — дичь. Старейшины же не сами ее едят, а делят промеж всех в роду. И волхвы из той дичи несут богам нашим жертвы, вознося тем самым им хвалу и славу.
        Когда же были тут готы или варяги, то выбирали мы тогда князя, вождя выбирали. Вождь это собирал войско из юношей рода и вел на битву кровавую. Так римляне, завидев нас, сразу же недоброе замышляли. Оделись римляне в доспехи железные, сели на колесницы свои и напали на нас. А мы долго сражались с ними.
        76
        И отвадили мы тех римлян от земли нашей, ибо узнали римляне, как дорожим мы землями нашими. А тем временем греки вздумали за Хорсунь с нами биться. И сражались мы тогда истово, чтобы только не быть рабами. И длилось то добрых три десятка лет, после которых греки нас оставили.
        После же этого греки пришли на те места, где роды наши вели дела торговые, и сказали так: «Давайте меняться: вы нам коров, а мы вам серебро дадим, что нужно детям вашим и женам». А мы давали им бороны, а они нам снедь всякую. После же этого греки стремились сделать нас слабее, хотели брать дань с нас, а землю нашу даже не себе взять хотели, а хотели, как некогда Трою, отдать римлянам. Боялись нас греки, потому и делали так: нас сделать слабее, и хоть самим от этого не будет силы или добра, а за то и у нас убудет это.
        Мы же не боясь сражались — бились за жизнь у моря Готского и победили врагов наших. Об этом хвалебную песню пела птица Матерь Сва. А ведь это она огонь принесла в дома наши, это она принимала ягненка в жертву. Силою одержали мы победу надготами. Так и должно быть: должны мы прогонять и бить врагов наших как собак.
        Это мы, это наши роды, сберегли другие народы от напастей. Мы получали раны, но не зря, а ради того, чтобы врагов изгнать, чтобы беда миновала, чтобы жизнь сделалась лучше. Целых сто городов обороняли мы, не покидая их и никуда не уходя. И терпели мы поражения тяжелые, но знали, что полторы тысячи лет нам надлежат еще битвы и распри. И будем мы живы до той поры, пока можем сражаться и пока будем богов чтить и приносить им жертвы.
        23
        К Югу со старых русских земель еще пришли люди. И люди эти тысячу лет ровно бились с врагами там. Это тоже были люди русские, тоже князей выбирали в каждом роде, а уже те промеж себя выбирали самого старшего князя, который и был с той поры вождем во всех битвах. Было так, пока вновь враг не пришел и нас не прогнал.
        Врагом же тем была опять Греция, всегда она нам врагом была, потому что в мире по силам никого кроме нас равных ей не было, все прочие слабее были и всегда сами сдавались, а мы сражались и нередко побеждали, но и нас греки побеждали нередко. Тогда пришли греки, осели на землях наших, совсем не считаясь с Русью. Однако тут русы достали из ножен мечи и сами напали на греков, и прогнали их, строго повелев с моря сюда больше не ходить. Греки и не пошли с моря, а с суши привели рать громадную в железной броне. И снова случилась великая битва — по всему полю лежали тела человеческие и шел пир воронов по всему тому полю. А все же стало то поле русским. И вороны не ели тел русских, а ели только тела греческие. Это все потому, что боги грекам желали погибели, а русским погибели не желали. Всегда боги за нас.
        И Солнце, и Месяц сражались за землю ту. И Небо само тоже билось на поле том брани, чтобы только вся земля та не досталась злым грекам, а осталась за добрыми русскими. И земля та навсегда наша, потому что впитала в себя нашу кровь, пролитую из ран. Эллины же, то есть греки, нашему старшему князю тогда сказали, что хотят они дальше идти к аланам, чтобы там брать себе рабов, а не здесь, не у русских.
        И в наши дни знаем мы, что некогда праотцы наши бились за нас, смерть за нас приняли, но земли чужой не взяли вовсе у врагов наших. И так и нам завещали: свою землю защищайте от врага, но на землю чужую не посягайте. И мы завет тот храним свято: никто и ныне не возьмет той чужой земли. Когда же к нам на Севере явился Германарех, то пришлось нам тогда самим земли свои оберегать, хотя земли эти и были готские, но то были земли наши, а не чужие. Это нашими костями были те земли усеяны, а значит — наши это земли. И кровь там наши пролита, потому тоже земли наши.
        И птица Матерь Сва поет славу богам, а нам предрекает взять мечи и идти до самого святого поля, чтобы одолеть врагов полуночных, а затем и врагов полуденных одолеть. И мы шли, и встретили врага, и врагом тем были тогда германцы, которых мы, русские, и одолели, ибо это мы суть сыновья отца нашего Перуна и внуки деда нашего Дажьбога. Потом уже Сварог сам показал нам, куда пошел Германарехи куда эллины пошли. Германерех пошел на Север, а эллины пошли на Юг. А мы в те поры обрели себе землю свою, собрали ее воедино, чтобы только дети наши жили уже вольно на земле той, никого не боясь.
        И идут на нас, на степи наши враги со всех сторон, не суждено стало быть нам становиться мирным народом. И о помощи просить мы тоже не можем, ибо в телах наших и в оружии нашем помощь таится. Нашими мечами будем бить мы врага во все времена. Так поет всегда птица Матерь Сва, повелевая песней своей нам мечи поднимать ради защиты своей. И бьет птица Матерь Сва крыльями своими по земле, поднимая пыль с земли до самой Сварги. На земле этой — враги. И бьет врагов птица Матерь Сва кры-льями своими, сражаясь за нас. И одолели мы врага, потому что крик птицы Матери Сва всегда был в сердцах наших. Не забывали мы всегда, как делать сурью, как идти на битву, как верить в покровительство богов, ибо нет ничего вне их участия в жизни нашей. Счастье да пребудет с нами, как со всяким, кто жизнь положил за землю свою, пребудет вода живая.
        От самой Сварги своей глядит на нас Сварожич. Видит он войска наши, считает людей. А когда пальцев на руках для счета уже не хватает, то принимается он считать по пальцам на ногах. Потом понимает сам, что нас так много, что никакому врагу нас не одолеть даже если очень захочется.
        И шли мы сонмом несметным на врага, ожидая, что враг сам рухнет на землю и смерть примет от Мары[76]. Уж Мару мы все знаем! Говорили потом мы нашими сердцами, что не вернемся мы уже больше домой, пока кругом враги забирают земли наши и пока мы этих врагов не изничтожим полностью. Мы только знаем, что боги берегут нас, а все прочее нас мало волнует. Мы знаем, что важно погубить первые ряды воинов, а задние ряды тогда сами повернут вспять. Мы де вспять никогда не повернем, а скорее детей своих бросим на вражеские копья. Не отступают русские!
        Так победили люди наши врага. И вернулась к нам земля наша, чтобы пребывать с нами до смертного часа нашего и чтобы могли мы увидеть воочию саму Мару. А Мара бы тем временем не стала бы нападать на нас, а отступилась, признав, что русские воины ей не могут быть подвластны, ибо не имеет она силы против Руси. У Сварге тогда потечет слава. И сами боги признают, что русичи самые сильные и самые смелые, а место их здесь подле Перуна и подле Дажь-бога.
        Всмотритесь внимательно в себя! Тогда увидите вы, что чело ваше украшает птица. Это птица и поведет вас к будущим великим победам, потому что вы — сыны этой птицы. Вам одерживать в грядущем победы великие.
        Птица рада тому, что она с нами; влечет она нас к себе светом неземным. Так во все времена было, когда суждено было русским сражаться с врагами их.
        В те поры у моря мы осели. Там города возвели, а в городах — капища и храмы для молений наших. Много было домов, и были мы о ту пору богаты, украшали храмы и капища мы золотом и серебром, а богов почитали деревянных. Когда же искушения случались какие, то бежали мы их, этих искушений.
        Но были и такие среди нас, кто так не мог. Они как ни старались, покоя не знали. Приходили тогда арабы на места, где мы вели торговлю, приходили и терзались, что мы им не будем дань платить. Мы и не платили, ибо не были рабами арабов и никогда не будем. Это пусть они нам платят, если хотят торговать на торжищах наших. Так и было тогда.
        Вот и вышло отчего-то, что жизнь там с каждым годом делалась сложнее — войны были, труд был тяжел. И тогда ушли мы к горам Карпатским, там искали отдохновения, но и там враги нас одолевали нашествиями своими. Те бои воспеты в песнях наших предков, а песни те мы храним, как храним и песни о славной жизни в степи, где слава отцов наших во всей красе своей блистала.
        Тогда воевода Бобрец собрал всех русских и повел их в Голунь. А когда земной путь этого воеводы закончился, то обрел он место в войске самого Перуна, в войске небесном. Не забыть нам этого никогда, ибо мы и есть достойные потомки наших пращуров. И памятью о делах прошлого мы дорожим как жизнью детей наших. Это пращуры наши были и есть наша сила, какой нет даже у львов. И львов мы сильнее.
        86
        Знаем мы, что есть те, кто о нас заботиться.
        Были времена, когда не было еще у нас ни капищ, ни храмов для молений. И мольбы мы творили богам тогда в местах, где была вода — у колодцев и у родников. Там и была та вода живая, вода волшебная. Злой хищный зверь не приходит туда, ибо он злой есть. А припомним если времена Алдореха, которого жрец как-то раз к себе призвал, дабы радеть о его благочестии. Это было тогда и красавиц наших люди чужие брали к себе обманом, похищали. А мы и заступиться не могли, потому что ссорились тогда меж собой от глупости нашей и из-за готов: одни из нас готов считали друзьями, а другие — врагами. И жили мы тогда под готами.
        Управляли же нашими родами тогда князья. И был один из них, из тех князей именем Бравлин, кои и отобрал у эллинов берега морские. На те берега и пришли мы тогда жить, разводили там скот, а скифы в тамошних степях наш скот пасли. Но и там было нам очень тяжко, ибо греки в те поры были близко от нас, были в Голуни, откуда приходили в наши города и наносили нам вред. И тогда от вреда этого ушли мы прочь на Север, где два столетия были и где доныне находимся.
        И нынешнего князя, правнука того Бравлина, тоже зовут именем Бравлин. А тот прежний Бравлин говорил так: «Ступайте к Югу на Голунь греческую, дабы эллинам дать понять, что они враги наши, ибо продают они нас, а скотину нашу воруют. Их прогнать надо — пусть уплывают в море и за море. А эта земля наша, потому что тут наша русская кровь пролилась. И эту землю, омытую кровью русской, мы будем защищать всегда, во все времена от всякого врага».

ДОК: Велесова книга. ВОЙНЫ С ГРЕКАМИ И РИМЛЯНАМИ
https://cloud.mail.ru/public/Bc7E/E7t76kfCM

#велес #книга #прозоров #греки #рим #дурак #сурья #оголтелый #баламутчума
#баламутчумавелес #баламутчумакнига #баламутчумапрозоров #баламутчумагреки #баламутчумарим #баламутчумадурак #баламутчумасурья #баламутчумаоголтелый



Tags: #баламутчума, #баламутчумавелес, #баламутчумагреки, #баламутчумадурак, #баламутчумакнига, #баламутчумаоголтелый, #баламутчумапрозоров, #баламутчумарим, #баламутчумасурья, #велес, #греки, #дурак, #книга, #оголтелый, #прозоров, #рим, #сурья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments