Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Овсянников А. Н. Александр Васильевич Суворов. 1900. (Текст)


Овсянников А. Н. Александр Васильевич Суворов. 1900
http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/43081

    Если вы не знаете своё прошлое, тогда с чем будете сравнивать то, что творится сейчас?
      Библіотека „Дѣтскаго Чтенія".
        Александр Васильевич
        Суворов
        ОЧЕРКЪ
        A.Н. Овсянникова.
        Cъ портретомъ А. В. Суворова, автографомъ и рисунками.
        Изданіе редакціи журналовъ
        „ДѢТСКОЕ чтеніе" и „педагогическій листокъ"
        Москва. Б. Молчановка, домъ M 24.
        МОСКВА.
        Типографія
        А. В. Васильева, Петровка, д. Обидиной.
        1900.
       
        Александръ Васильевичъ Суворовъ.
        Страшное и безчеловѣчное дѣло кровавая война; но народы всего міра, съ тѣхъ гіоръ, какъ міръ существуетъ, и вплоть до нашихъ дней рѣшаютъ свои международный распри не полюбовнымъ и справедливыми соглашеніемъ, а грубою силою, огнемъ и мечемъ. Губительна и жестока всякая война; особенно же позорны для народовъ тѣ войны, которыя поднимаются сильными противъ слабыхъ ради корысти и обогащенія, ради покоренія одного народа въ унизительное рабство другого. Но когда народъ идетъ на войну для защиты своей родины и свободы, или поднимается на защиту слабаго брата или сосѣда противъ утѣснителей,— о такихъ войнахъ потомки вѣчно вспоминаютъ съ благодарностью къ своими предками и съ великими уваженіемъ произносятъ имена славныхъ героевъ, положившихъ жизнь свою за свободу и благополучіе родныхъ и чужихъ. И такихъ правыхъ войнъ въ тысящелѣтней жизни русскаго народа было не мало. Съ великою благодарностью вспоминаетъ, и вѣчно будетъ вспоминать русскій народъ Димитрія Донского, положившаго начало освобожденія Руси отъ злой татарской неволи, Петра Великаго, сломившаго силу шведовъ и прорубившаго окно въ Европу, чтобъ распространялись черезъ это окно на'темную Русь европейское просвѣщеніе и лучшіе порядки. Вѣчная память и Императору Александру Благословенному, спасшему Россію отъ власти Наполеона. Вѣчная слава Императору Александру II, освободившему нашихъ братьевъ-славянъ (сербовъ, болгаръ) отъ турецкой неволи.
        Слава Императрицѣ Екатеринѣ Великой и полководцу Александру Васильевичу Суворову: они первые сломили силу турокъ и тѣмъ положили начало освобожденію словянскихъ и другихъ народовъ, изнывавшихъ подъ тяжкимъ турецкимъ рабствомъ. Сто лѣтъ прошло съ тѣхъ поръ, какъ умеръ Суворовъ, а слава о немъ живетъ и до сихъ поръ въ русскомъ народѣ и не умретъ во вѣки, какъ о непобѣдимомъ героѣ, умномъ, добромъ и просвѣщенномъ человѣкѣ. Воздадимъ и мы Суворову славу, вспоминая его жизнь, его славныя дѣла.
        А. В. Суворовъ былъ сынъ генерала, человѣка небогатаго. Въ то время было за обычай, что знатные и богатые дворяне-помѣщики сыновей своихъ опредѣляли на службу въ гвардію въ годахъ младенческихъ, и нерѣдко можно было встрѣтить баричей уже въ чинахъ офйцерскихъ еще въ юномъ возрастѣ. Но не этимъ несправедливымъ путемъ, обычнымъ въ тогдашнее время, вступшіъ въ жизнь молодой Суворовъ.
        Отецъ Суворова предназначалъ сына къ гражданской службѣ, такъ какъ мальчикъ, Саша Суворовъ, былъ плохого здоровья, малъ ростомъ, да и лицомъ некрасивъ. Молодой Суворовъ съ раннихъ лѣтъ постоянно проявлялъ склонность къ
        ученію, любшгь въ
        особенности читать книги, гдѣ описывались -войны. Отъ природы хотя и слабаго сложенія, Суворовъ-мальчикъ былъ подвижной, веселый и живой; несмотря на это, онъ, однако, рѣдко участвовали въ дѣтскихъ играхъ, а большую часть времени проводили въ своей комнатѣ, въ своей свѣтежѣ наверху.
        — „Оттуда его колачемъ не выманишь",—говорили отецъ.
        Однажды къ старику Суворову пріѣхалъ важный гость, сосѣдъ по имѣнію: то былъ старый артиллерійскій генералъ, по фамиліи Ганнибалъ. Старики Суворовъ разсказалъ Ганнибалу о причудахъ своего сына, жаловался на его нелюдимость, на любовь его къ уединенію. Генералъ Ганнибалъ по крутой лѣстницѣ поднялся наверхъ.
        — Что ты, пріятель, никому на глаза не показываешься? Или ты хочешь умнѣе другихъ быть? Покажика, чѣмъ ты тутъ занимаешься?
        Одиннадцатилѣтній
        Суворовъ показали старику генералу свои книги, карты, планы сраженій. Ганнибалъ внимательно разсматрнвалъ ихъ, а потомъ поцѣловалъ мальчика и сказали ему:
        — Продолжай, другъ мой, свои занятія и не заботься о томъ, что скажутъ о тебѣ люди.—Дай Богъ всѣмъ такихъ угрюмыхъ дѣтей,—прибавили Ганнибалъ и совѣтовалъ старику Суворову оставить сына въ покоѣ и, по его желанію, записали его въ гвардію, въ Семеновскій полкъ, рядовыми.
        Умный мальчики попрежнему продолжали свое самообразованіе: онъ изучили нѣсколько иноземныхъ языковъ самоучкой и даже турецкій языкъ, который впослѣдствіи ему пригодился.
        Въ Семеновскій полкъ Суворовъ поступилъ на 15 году отъ роду и постепенно сдѣлйлся образцовымъ солдатомъ и, несмотря на то, что былъ генеральскимъ сыномъ, онъ совершенно сроднился съ солдатскою жизнію, сдѣлался хорошимъ служакою, собственноручно чистилъ себѣ аммуницію, аккуратно ходилъ на строевыя ученія, считая службу не шуткою, a дѣломъ серьезнымъ. Онъ совершенно освоился съ солдатскимъ бытомъ, съ солдатскими привычками и службою закалилъ свое плохое здоровье.
        Александръ Васильевичъ не иначе спалъ, какъ на соломѣ, вставалъ съ зарею, ѣлъ самую простую пищу, одѣвался весьма легко, даже зимой уклонялся отъ всякихъ званыхъ обѣдовъ. Онъ только и жилъ, только и дышалъ свободно въ солдатскомъ лагерѣ.
        Знатные бары, какъ было выше сказано, выводили своихъ сынковъ въ младенческомъ возрастѣ въ офицеры, записывая ихъ чуть не со дня рожденія въ гвардейскіе полки; а Суворовъ только на 25-мъ году своей жизни былъ произведенъ въ офицеры, когда его сверстники были уже полковниками. (Спрашиваетя, это как так? Если он был образцовым солдатом и только в 25 лет был произведён в офицеры?) Суворовъ оставилъ Семеновскій полкъ и перешелъ въ армейскій пѣхотный Ингерманландскій полкъ, въ чинѣ поручика. Начальство полка говорило Василію Ивановичу, отцу Суворова, что сынъ его—образцовый служака, что его очень любятъ солдаты, что онъ отличный фронтовой офицеръ, что онъ не тяготится трудностями службы и большую часть времени проводить съ солдатами въ казармахъ. Словомъ, Александръ Васильевичъ пользовался извѣстностью отличнаго офицера.
        Когда при императрицѣ Елизаветѣ Пе тровнѣ началась война (извѣстная подъ именемъ С е м и л ѣ т-ней) съ прусскимъ государствомъ, то Суворовъ
        Принялъ въ ней участіе. Эта война была для него отличной боевой школой, къ чему онъ такъ усердно готовился съ юныхъ лѣтъ. Посланный съ депешами въ Петербургъ, онъ имѣлъ случай представиться императрицѣ Екатеринѣ II, произведенъ былъ въ полковники и назначенъ командиромъ сначала Астраханскаго, а потомъ Суздальскаго полка. Полкъ былъ расположены на квартирахъ въ г. Новая-Ладога. Александръ Васильевичъ командовалъ имъ въ продолженіе шести лѣтъ и неуклонно поддерживалъ разумную дисциплину въ полку. Солдатъ своихъ онъ училъ перепрыгивать рвы, обучили ихъ плаванію, разными строевымъ упражненіямъ, неоднократно вызывалъ полкъ по тревогѣ днемъ и ночью, вплавь переправлялся съ нимъ черезъ рѣки, а съ тѣмъ вмѣстѣ заботился о пищевомъ довольствѣ солдатъ, о развитіи въ нихъ смѣлости и отваги. Онъ выстроилъ полковую церковь, устроилъ школу для обученія солдатъ грамотѣ, развелъ прекрасный садъ,—словомъ, это былъ прекрасный полковой командиръ.
        Военныя дарованія Суворова обратили на него вниманіе императрицы Екатерины. Особенно прославился Александръ Васильевичъ въ битвѣ съ турками при Рымникѣ. Турки подъ ружьемъ имѣли 115 тысячъ человѣкъ, у нихъ была прекрасная конница. Начальникъ турецкаго войска, увѣренный въ побѣдѣ, заранѣе велѣлъ приготовить цѣпи для плѣнныхъ русскихъ. Но турки были разбиты наголову. Счастливыми побѣдителямъ досталось 100 турецкихъ знамени, 80 пушекъ, да захвачено еще было нѣсколько тысячъ повозокъ съ разнаго рода турецкими добромъ. За эту побѣду Суворовъ возведенъ былъ въ графское достоинство съ прозваніемъ "Р ы м н и к с к а г о". По приказанію императрицы, всѣмъ нижними чинами, участвовавшими въ битвѣ, были розданы серебряный медали съ надписью: „Рымникъ".
        Кромѣ того, императрица пожаловала Суворову высшій военный орденъ св. Георгія 1-й степени, знаки Андреевскаго ордена, а также шпагу, осыпанную брилліантами, съ надписью: „Побѣдителю визиря". Эта важная побѣда прославила имя Суворова уже не только въ Россіи, но и за границей. Наши союзники въ Турецкую войну, императоръ австрійскій, въ свою очередь, возвели Суворова въ графы Римской имперіи.
        Еще болѣе славными дѣломъ русскаго полководца Суворова былъ знаменитый штурмъ 11-го декабря (1790 г.) страшной турецкой крѣпости съ сорокатысячнымъ гарнизономъ, знаменитаго Измаила, на правомъ берегу Дуная. Комендантомъ этой крѣпости былъ паша, посѣдѣлый воинъ. На предложение Суворова сдать крѣпость комендантъ Мехмедъ-паша отвѣчалъ:
        — Скорѣе остановится Дунай въ своемъ теченіи и небо склонится къ землѣ, чѣмъ я сдамъ Измаилъ.
        А между тѣмъ, русское войско, порученное Суворову въ командованіе отъ Потемкина, было въ неудовлетворительномъ положении въ рядахъ солдата было много больныхъ, осадной артиллеріи почти не было, вообще, мало было боевыхъ снарядовъ, къ тому же, и время стояло холодное, сырое. Крѣпость была окружена глубокими рвами, высокими валами, и самъ Суворовъ не скрывали всѣхъ трудностей предстоящаго штурма. Предварительно Суворовъ упражнялъ солдатъ въ умѣніи переходить черезъ рвы. Онъ самолично производили вокругъ крѣпости разныя наблюдевія и назначали мѣста для пушекъ. Появленіе Суворова въ рядахъ солдатъ дѣйствовало.на нихъ ободряющимъ образомъ. Весь день 10-го декабря, наканунѣ штурма, непрерывно продолжалась пальба съ той и другой стороны; съ нашей стороны стрѣляли изъ 540 пушекъ. Турецкія войска уже имѣли свѣдѣнія о предстоящемъ штурмѣ, а потому всю ночь передъ приступомъ стояли на стѣнахъ крѣпости. Въ три часа ночи поднялась сигнальная ракета. Русскія войска заняли назначенные пункты. По знаку второй ракеты, войска выстроились, и наконецъ, по третьей ракетѣ ряды русскихъ воиновъ двинулись впередъ. Ночь была мрачная, холодная. Ружейная пальба чередовалась съ страшною пушенною пальбою: съ обѣихъ сторонъ дѣйствовало болѣе 800 орудій; пушечный огонь освѣщалъ окрестность. Знаменитая крѣпость имѣла видъ грознаго вулкана, изрыгающаго дымъ и огонь. Съ высотъ крѣпости, съ валовъ ея слышались крики турецкихъ войскъ. Но, несмотря на всю ихъ храбрость, турки были выбиты изъ своихъ позицій на всѣхъ пунктахъ, бросились въ узкія улицы крѣпости и завязали съ русскими отчаянный рукопашный бой. Цѣлыхъ 12 часовъ продолжалась отчаянная оборона; даже женщины бросались на солдатъ съ ножами и кинжалами. Гарнизонъ турецкій доблестно погибъ при штурмѣ. Русскіе нашли въ городѣ большой запасъ съѣстныхъ припасовъ, много разныхъ товаровъ, захватили 245 пушекъ и болѣе 300 знаменъ. Въ память этого событія была выбита медаль. Всѣ офицеры-участники награждены были золотыми крестами, а самъ Суворовъ назначенъ былъ подполковникомъ Преображенскаго полка,—назначеніе весьма почетное, такъ какъ полковникомъ была сама императрица.
        Кровавыя турецкія войны (1779—1789 г.) были очень важны, какъ для русскихъ, такъ и для подвластныхъ Турціи народовъ. Со времени этихъ войнъ началось постепенное распаденіе грозной Турецкой имперіи, занимавшей тогда и весь югъ Россіи вмѣстѣ съ Крымомъ. Постепенно отъ турокъ были отторгнуты: Крымъ, Бессарабія, Молдавія и В а л а х і я (нынѣшняя Румынія), Греція, Сербія, Боснія и Герцоговина, Болгарія; словомъ, екатерининскія войны съ Турціею нанесли ей первый рѣшительный ударъ и послужили для многихъ народовъ началомъ освобожденія ихъ отъ тяжелаго турецкаго рабства.
                (От блога: т.е. что получается: т.н. "востание Пугачева" это война со старой династией Великой Тартарией - согласно Британской Энциклопедии. После поражения Великой Тартарии, она был ограблена. Вот на эти деньги и были вооружены войска Екатерины 2. А эти войска уже начали "кровавые турецкие войны". За эту победу ему и была вручена шпага, "осыпанную брилліантами, съ надписью: „Побѣдителю визиря". Эта важная побѣда прославила имя Суворова уже не только въ Россіи, но и за границей. Наши союзники въ Турецкую войну, императоръ австрійскій, въ свою очередь, возвели Суворова въ графы Римской имперіи.". Ещё бы, основной враг Рима Великая Тартария  была побеждена, здесь они указали её как "визирь".)
        Въ то время, когда Суворовъ велъ войны съ Турціею, ему было уже за 60 лѣтъ. Сухощавый и нѣсколько сгорбленный старикъ, при маломъ ростѣ, онъ казался очень дряхлымъ; а между тѣмъ лицо его было оживлено умнымъ, проницательными взглядомъ, и, несмотря на свои года, онъ все еще сохраняли и тѣлесную, и душевную бодрость. Маленькіе глаза его сверкали точно огнемъ. Незадолго до кончины императрицы Екатерины 2, Суворовъ участвовали въ войнѣ съ Польшею, кончившейся взятіемъ Варшавы въ концѣ октября 1794 года. Тогда онъ возведенъ былъ въ званіе фельдмаршала.
        Два года спустя, 6-го ноября, императрица Екатерина скоропостижно скончалась. Суворовъ вышелъ въ отставку и поселился въ своей вотчинѣ, селѣ Ундолѣ.
        Еще въ 1874 г. въ селѣ Ундолѣ живъ былъ почти столѣтній крестьянинъ Димитрій Гавриловичъ Локтевъ. Вотъ что онъ разсказывалъ, вспоминая старину: „Насъ, мальчишекъ, множество бѣгало на барскій дворъ, цѣлой стаей. Передъ домомъ былъ балконъ, гдѣ сиживалъ иногда Александръ Васильевичъ, и какъ, бывало, завидитъ нашу ватагу, то и прикажетъ бросать намъ деньги и пряники. У насъ, ребятишекъ, всегда изъ-за пряниковъ шла свалка, и дѣло безъ драки не обводилось. Когда
        Игры Суворова съ дѣтьми въ дерѳвнѣ.
        прислужники начнутъ разнимать насъ и толкать, то баринъ приказывалъ бережно обходиться съ нами. И какъ это на усадьбѣ завсегда занятно намъ было,—и музыка, и гости тамъ бывали зачастую. Даже гору на масленицѣ у дома его устраивали; и гости, и самъ Александръ Васильевичъ катались по льду на конькахъ. Угощалъ онъ всѣхъ не скупо, но ни самъ не любилъ много пить, ни пьяныхъ не терпѣлъ; даже зимой приказывалъ поливать у колодца такихъ крестьянъ, которые шибко загулвали. Оттого пьянства не было при немъ, а если и случалось какими людямъ въ праздники подгулять, то укрывались отъ его милости.
        „Дѣдъ мой, Андрей Филатовъ, больше десяти годовъ былъ у него старшиной и все потрафляли ему и старался, а иной разъ и дѣдъ не угодить. Наступила это передъ Святой распутица, и рѣчка Ундолка широко разлилась. Дѣдъ смекнули дѣло и купили за 10 рублей лодку, чтобы баринъ могъ на ней переправляться изъ дома въ церковь. Увидали баринъ лодку и спрашиваетъ:—„Гдѣ взялъ? Сожги, говорить, лодку и получи своихъ 10 рублей, чтобы я лодки твоей и не видалъ, a мнѣ для переправы поставь чанъ порожній изъ винокурни и канатъ утверди съ берега на берегъ". Дѣдъ живо устроили все, и баринъ весь праздники переѣзжалъ рѣку въ чану. Случились у него въ домѣ офицеры въ тотъ разъ, онъ и ихъ въ этой посудина преблагополучно въ церковь доставляли.—„Военному, говорить, надо на всемъ умѣть переплывать рѣки: и на бревнѣ, и на доскѣ, а лодка, говорить, баловство одно".
        „Именитый былъ человѣкъ, и заслуги его были большія, а отъ почета бѣгалъ. Вотчина наша проводы хотѣла ему сдѣлать и крашеный* хлѣбъ изъ Москвы достала, чтобы поднести ему на прощанье. Узналъ онъ про это и уѣхалъ изъ села тайкомъ, ночью... такъ что ни съ кѣмъ не простился.
        „Въ то время, какъ жилъ баринъ здѣсь, черезъ село Ундолъ въ Москву полки проходили, и онъ ихъ все смотрѣлъ. Большая шла церемонія: и ученье, и музыка. Солдатъ все хвалилъ, а начальникамъ,—которыми угощенье дѣлалъ, а которыми, вмѣсто обѣдовъ, были одни наставленья. Одинъ какой-то полковники, говорили дѣды, ночью прошелъ съ полкомъ черезъ Ундолъ, чтобы не показываться Александру Васильевичу. Тотъ даль ему пройти, да вдогонъ за нимъ верховыхъ и выслалъ, а полкъ вернулъ. Много тогда, говорили, досталось отъ него за это командиру.
        „Ходилъ Александръ Васильевичъ скоро, такъ что немногіе успѣвали за нимъ въ ходьбѣ. .Каждое утро по лѣсамъ и деревнямъ болѣе десяти верстъ пройдетъ. Старики тоже сказывали, что ранѣе всѣхъ баринъ вставалъ на селѣ и будилъ мужиковъ лѣтомъ на работу. Онъ дивился все, что у насъ поздно на работу крестьяне выѣзжаютъ.—„Нельзя, говорилъ онъ, спать мужику долго: поле проспитъ, покоси проспитъ и все имѣнье потеряетъ. Коли хочешь жить и хлѣбъ имѣть, то работай проворно, заботу имѣй большую и время береги".
        По свидѣтельству очевидцевъ, старикъ Суворовъ вставалъ въ два часа пополуночи, обливался холодною водою, обтирался передъ каминомъ простынею, пилъ чай, а въ 8 часовъ утра обѣдалъ и ложился спать. Обѣдъ ему подавали въ маленькихъ горшечкахъ.
        Суворовъ соблюдали всѣ праздники и посты, по древнему русскому обычаю. Въ день св. Пасхи, послѣ обѣдни, офицеры и чиновники тѣхъ городовъ, гдѣ квартировалъ Суворовъ, обыкновенно, разговлялись у него. Старикъ много и постоянно читалъ; книги у него были на всѣхъ европейскихъ языкахъ. Онъ всю свою жизнь не переставали учиться, потому-то и былъ всегда впереди всѣхъ.
        Суворовъ отличался большими человѣколюбіемъ. Во время войны или лагерной стоянки онъ два раза въ день посѣщалъ больныхъ и если замѣчалъ какое-либо опущеніе въ уходѣ или пищѣ, то строго взыскивали какъ съ лѣкарей, такъ и съ эконома.
        Какъ помѣщикъ, Суворовъ выдѣлялся необыкновенною своею добротою. Онъ постоянно требовалъ человѣколюбиваго ухода за дѣтьми.—„Берегите моихъ ребятишекъ, одѣвайте ихъ тепло и удобно", пишетъ онъ деревенскому старшинѣ. Когда онъ жилъ въ своихъ имѣніяхъ, то въ одной изъ комнатъ онъ устраивалъ нѣчто въ родѣ зимняго сада, „птичью горницу", какъ онъ сами называли. Въ болынихъ кадкахъ посажены были березки, сосенки, наподобіе рощицы; съ осени налавливались всевозможный птички, а весною, въ Благовѣщенье, ихъ отпускали на свободу. Эта птичья комната содержалась въ большой чистотѣ; тутъ Суворовъ любилъ прогуливаться и даже обѣдать.
        Но особенною заботливостью, постояннымъ попеченіемъ со стороны Суворова были церкви. Значительная часть оброка съ крѣпостныхъ шла на постройку и исправленіе церквей. Въ селѣ Кончанскомъ Суворовъ устроилъ богадѣльню, отпуская на каждаго убогаго по 10 руб. въ годъ жалованья.
        Послѣ кончины императрицы Екатерины 2 (6-го ноября 1796 года) Суворовъ жилъ въ отставкѣ въ своемъ имѣніи (село Кончанское въ Боровицкомъ уѣздѣ Новгородской губерніи). Онъ здѣсь много читалъ, а иногда игралъ въ бабки съ ребятишками. По праздникамъ читалъ апостолъ въ церкви и пѣлъ на клиросѣ съ пѣвчими.
        Случилось такъ, что австрійскій императоръ Францъ убѣдительно просилъ Императора Павла помочь ему въ войнѣ съ Франціею и назначить главнокомандующимъ фельдмаршала Суворова. Государь согласился. Вызванный изъ своего уединенія Суворовъ поѣхалъ въ Вѣну, чтобы принять начальство надъ соединенною австророссійскою арміей. Въ Вѣнѣ онъ остановился въ домѣ русскаго посольства. Согласно его распоряжение, изъ комнатъ отведенныхъ Суворову, были вынесены зеркала, бронза и другіе предметы роскоши. (Куда вынесены? Утащил себе?) Толпы любопытныхъ всюду сопровождали Суворова на улицахъ Вѣны: онъ былъ хорошо извѣстенъ австрійцамъ rio турецкимъ войнами.
        Уже въ апрѣлѣ мѣсяцѣ мы видимъ Суворова въ итальянскомъ городѣ Веронѣ. Суворовъ получилъ предписаніе очистить Италію отъ французовъ. Когда генералъ Розенбергъ представляли старому фельдмаршалу штаби и оберъ-офицеровъ, называя по фамиліямъ, Суворовъ стояли съ зажмуренными глазами и при незнакомыхъ фамиліяхъ открывали глаза, дѣлалъ поклонъ и говорили:—„не слыхали, не слыхали, познакомимся".
        Въ половинѣ апрѣля 1799 года фельдмаршалъ безпрепятственно заняли городъ Миланъ, столицу Ломбардіи. Онъ былъ встрѣченъ съ необыкновенною торжественностью и отслужили молебенъ въ католическомъ соборѣ: этимъ онъ показали всѣмъ свое уваженіе къ чужой вѣрѣ. (Ещё бы! Если он был с титулом "графом Римской Империи", попробовали бы они не показать своё уважение!)
        Первая его битва съ французскими войсками была на рѣкѣ Т р е б і и, въ жаркій іюньскій день. Суворовъ былъ въ одной рубашкѣ и вездѣ, во всѣхъ положеніяхъ, ободряли изнуренныхъ палящими зноемъ солдата. Эта первая битва кончилась полною побѣдой. Французский полководецъ генералъ Макдональдъ былъ разбить наголову.
        Въ слѣдующемъ мѣсяцѣ, въ августѣ, произошло второе кровопролитное сраженіе пригородкѣ H о в и. Битва снова кончилась полною побѣдой; французскія пушки достались въ руки русскими. Фельдмаршалъ Суворовъ пріобрѣлъ европейскую извѣстность, въ особенности у англичанъ, злѣйшихъ враговъ французовъ въ тогдашнее время. Императоръ Павелъ возвели Суворова въ княжеское достоинство, отдавъ приказъ, чтобы фельдмаршалу отдавались воинскія почести, какъ самому императору.
        Въ августѣ мѣсяцѣ, по приказанію императора Павла, Суворовъ выступили изъ Италіи въ Швейцарію, чтобы здѣсь соединиться съ отрядомъ русскихъ войскъ, находившимся подъ начальствомъ генерала Римскаго-Корсакова, которому грозила опасность со стороны французскаго генерала Массена. Въ началѣ сентября войска русскія увидали передъ
        Переходъ черезъ „Чортовъ мостъ".
        собою снѣжныя вершины Альпъ, и уже отъ маленькаго городка Таверны войску Суворова приходилось идти подъ сильнымъ дождемъ, по узкой, извилистой горной тропинкѣ, при страшной сырости и вѣтрѣ.
Tags: #альпы, #баламутчума, #баламутчумаальпыМетки, #баламутчумавизирь, #баламутчумамост, #баламутчуманэдб, #баламутчумаовсянников, #баламутчумасуворов, #баламутчумачертов, #баламутчумачортов, #баламутчумачёртов, #баламутчумашпага, #визирь, #мост, #нэдб, #овсянников, #суворов, #чертов, #чортов, #чёртов, #шпага
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments