Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Овсянников А. Н. Александр Васильевич Суворов. 1900. (Текст. Окончание)


Овсянников А. Н. Александр Васильевич Суворов. 1900
http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/43081

(Окончание)
       Самъ старикъ фельдмаршалъ, въ легкомъ плащѣ и въ круглой шляпѣ на головѣ, бодро ѣхалъ на казачьей лошади. Наконецъ, удалось съ невѣроятными усиліями взобраться на двухверстную высоту, на знаменитую альпійскую вершину С е н ъ - Г от а р д ъ. На вершинѣ горы былъ монастырь, и старикъ фельдмаршалъ распорядился отслужить молебенъ. Монахи угощали непрошенныхъ гостей картофелемъ и горохомъ. Спускъ съ вершины горы былъ еще труднѣе, къ тому же, на каждомъ шагу приходилось отбиваться отъ фраяцузскихъ солдатъ. Суворовъ подошелъ къ горной рѣчкѣ, бѣгущей ручьемъ и мѣстами падающей водопадомъ, рѣчка эта называлась Рейсъ; черезъ нее перекинуть былъ мостъ, извѣстный подъ именемъ Ч о р т о в а моста. Позади его французы расположили два батальона пѣхоты. Огромныхъ усилій стоило русскими войсками прогнать французскихъ стрѣлковъ, разсыпанныхъ по лѣвому берегу рѣки Рейсъ. Рѣка Рейсъ у самаго Чортова моста низвергается бурными водопадомъ. Мостъ былъ сильно испорченъ. Русскіе солдаты кое-какъ перетащили черезъ пропасть нѣсколько бревенъ, и съ большими трудомъ Чортовъ мостъ былъ исправленъ. По этимъ бѣдствіе русскихъ войскъ не кончилось, впереди было еще хуже. Въ половинѣ сентября, войско Суворова по горной тропинкѣ спускалось въ долину M у т т е н ъ, чтобы соединиться съ генераломъ Римскимъ-Корсаковымъ. Бѣднымъ солдатами приходилось вязнуть выше колѣнъ въ рыхломъ снѣгу или взбираться по голыми каменьями, по скользкой глинѣ, при холодномъ, густомъ туманѣ, карабкаться на четверенькахъ по кручами, ощупью; къ тому же солдаты
        П а м я т н и к ъ С у в о р о в у  у  п о д н о ж і я С. - Г о т а р д ъ.
        были полубосые, голодные, и весь путь русской арміи обозначался множествомъ труповъ и людей, и лошадей, и муловъ, разбросанныхъ по всему протяженію. Руки и ноги коченѣли, дрожь прохватывала насквозь подъ холоднымъ, рѣзкимъ вѣтромъ, а между тѣмъ, не было дровъ для костра, и полубосые, безъ всякой теплой одежды, несчастные солдаты не имѣли въ своихъ мѣшкахъ сухарей, такъ что не могли подкрѣпить свои истощенныя силы. На картахъ Швейцаріи эта ужасная тропинка обозначается надписью: Путь Суворова въ 1799 году.
        Переходъ русскихъ черезъ Альпійскія горы еще до сихъ поръ живетъ въ памяти мѣстныхъ жителей. Показывая на эту тропинку, едва замѣтную на скалахъ и снѣжныхъ пустыняхъ, швейцарецъ говорить съ удивленіемъ:—„здѣсь проходилъ Суворовъ". Уже много лѣтъ послѣ смерти Суворова суевѣрные горцы разсказывали, будто не разъ видѣли его на вершинахъ Сенъ-Готарда верхомъ на сѣрой лошади. Другіе передавали, что въ горныхъ тѣснинахъ и ущельяхъ по рѣкѣ Рейсу появлялась тѣнь сѣдого старика и огненными глазами осматривала мѣста, обагренныя русскою кровью. Такъ сильно врѣзались въ память людей геройскіе подвиги Суворова.
        Наконецъ, удалось русскимъ достигнуть Муттенской долины. Здѣсь Суворовъ получилъ печальное извѣстіе, что генералъ Корсаковъ потерпѣлъ полное пораженіе при Цюрихѣ, и что побѣдитель его, генералъ Массена, собираетъ армію къ Швицу, чтобы запереть Суворову выходъ изъ Муттенской долины. Массена былъ убѣжденъ, что русскимъ войскамъ нѣтъ спасенія, и что они принуждены будутъ сдаться; выѣзжая изъ Цюриха, онъ обѣщалъ плѣнымъ русскимъ офицерамъ увеличить черезъ нѣсколько дней ихъ общество фельдмаршаломъ и великимъ княземъ (Константиномъ), который находился тогда въ войскѣ Суворова. Дѣйствительно, положеніе Суворова, и всей арміи было отчаянное. Теплой одежды не было, и лѣтняя имѣла видъ рубища, а обувь — и того хуже; въ сухарныхъ мѣшкахъ людей не оставалось почти ничего; вьюки съ провіантомъ тянулись еще сзади, и Богъ знаетъ, сколько изъ нихъ погибло въ пропастяхъ; артиллеріи, кромѣ горной, не было, заряды и патроны — на исходѣ; кавалерійскія лошади обезножены и истощены совершенной безкормицей. Подвигъ предстоялъ Суворову такой трудный, что требовалось для его совершенія полное единодушіе всѣхъ и каждаго. (И это "великий полководец"?)
        Суворовъ приказалъ собраться у себя военному совѣту, пригласивъ великаго князя и десять генерал овъ. Первымъ явился на совѣщаніе Багратіонъ. Суворовъ, въ полной фельдмаршальской формѣ, сильно встревоженный и взволнованный, ходилъ шибко по комнатѣ, отпуская отрывистыя слова и ѣдкія фразы насчетъ парадовъ и разводовъ. Онъ не обратилъ никакого вниманія на Багратіона, можетъ быть, совсѣмъ даже не замѣтнлъ его прихода, такъ что тотъ счелъ болѣе умѣстнымъ выйти и явиться вмѣстѣ съ другими. Суворовъ встрѣтилъ ихъ поклономъ, закрылъ глаза, какъ бы собираясь съ мыслями и потомъ, съ огнемъ во взорѣ, съ оживленнымъ лицомъ, сталъ говорить сильно, одушевленно,даже торжественно. Онъ будто преобразился; никто никогда не видалъ его въ такомъ настроеніи.
        „Еще со временъ дѣла на Прутѣ при Петрѣ Великомъ русскія войска никогда не находились въ такомъ отчаянномъ положеніи, какъ нынѣ. Помощи ждать неоткуда, надежда только на Бога да на величайшее самоотверженіе войскъ, вами предводимыхъ",—продолжалъ говорить Суворовъ своимъ подчиненнымъ съ возрастающимъ волненіемъ, горестью и негодованіемъ.—„Спасите честь Россіи и ея Государя, спасите его сына!" Съ этими словами онъ, въ слезахъ, бросился къ ногамъ великаго князя.
        Впечатлѣніе было потрясающее. Это былъ не тотъ Суворовъ, котораго всѣ привыкли видѣть въ бою, на походѣ, въ лагерѣ, то грознаго, то шутливаго, но всегда смотрѣвшаго впередъ съ полною увѣренностью въ успѣхѣ и не допускавшаго мысли о неудачѣ, a тѣмъ болѣе о пораженіи. Едва ли кто видѣлъ прежде на глазахъ его слезы; никому и никогда не приходилось въ прежніе годы замѣчать на его лицѣ такую тревогу и волненіе. Всѣ присутствующіе какъ бы невольно двинулись впередъ, чтобы поднять Суворова отъ ногъ великаго князя; но Константинъ Павловичъ, самъ потрясенный до глубины души, уже поднялъ фельдмаршала и, весь въ слезахъ, обнималъ его и покрывалъ поцѣлуями. Взоры всѣхъ обратились на генерала Дерфельдена, пользовавшагося всеобщимъ уваженіемъ за его личныя и боевыя качества. Дерфельденъ обратился къ Суворову съ задушевнымъ словомъ. Онъ сказалъ, что всѣ знаютъ, какой трудный подвинь предстоитъ имъ впереди, но и онъ, Суворовъ, так-же знаетъ, что войска ему преданы до самоотвержения, что они вынесутъ все, не посрамятъ русскаго имени, и если не суждено будетъ одолѣть, то, по крайней мѣрѣ, они лягутъ со славой.
        Выслушавъ Дерфельдена, Суворовъ вдругъ поднялъ поникшую голову, открыли зажмуренные глаза и заговорили съ оживленіемъ:
        — Надѣюсь!.. Ради!.. Помилуй Богъ!.. Спасибо!.. Мы русскіе, съ помощью Божіей, мы все одолѣемъ! Разобьемъ врага!.. И побѣда надъ нимъ!.. Будетъ побѣда!
        Эти слова, произнесенныя какъ бы съ пророческою увѣренностыо, возвратили всѣмъ твердую бодрость духа. Началось совѣщаніе.
        По окончаніи военнаго совѣта, войсками было объявлено о предстоящемъ боѣ съ непріятелемъ. Уже рано утромъ 19 сентября начальники передового отряда, князь Багратіонъ, выступили изъ долины Муттенъ и спустился въ Клентальскую долину, у самаго Клентальскаго озера. Въ глубокую темную ночь и остальная русская армія подтянулась къ передовому отряду. Солдатами приказано было стоять какъ можно тише, не разводить огней, а ночь, между тѣмъ, была холодная, моросили мелкій дождь вперемежку съ хлопьями снѣга; туманъ до того сгустился, что въ двухъ шагахъ ничего не было видно. Старикъ фельдмаршалъ измученъ былъ и физически, и душевно.
        Рано утромъ, 20-го сентября, почти еще впотьмахъ, не видя мѣстности ни подъ ногами, ни передъ собою, русскія войска начали перестрѣлку съ французами, которые расположены были по косогору. Наши солдаты бросались на нихъ въ штыки, цѣль обозначалась вспышками непріятельскихъ выстрѣловъ. Только съ большими трудомъ французы были выбиты изъ своей неприступной позиціи. 23-го сентября все, что осталось отъ арміи Суворова собралось у Глариса. Здѣсь солдаты обогрѣлись, заштопали заплаты, зачинили кое-какъ обувь и, себѣ, и офицерами. Дальнѣйшій путь арміи Суворовъ шёлъ подъ непрерывными преслѣдованіемѣ со стороны французовъ. Солдаты наши отбивались отъ непріятеля большею частью штыками за крайними недостаткомъ патроновъ. Наконецъ, достигли маленькой деревеньки и провели ночь въ ожиданіи разсвѣта; многіе солдаты замерзли во снѣ. Темносинее небо морозно смотрѣло безчисленнымъ множествомъ яркихъ звѣздъ. Студеный вѣтеръ гудѣлъ среди ледниковъ. На зарѣ розоватый лучъ восходящаго солнца освѣтилъ радужными цвѣтами окрестныя ледяныя вершины. Измученные солдаты крестились на востокъ, становились въ ружья и выстраивались.
        Подскакали къ ними старикъ фельдмаршалъ и весело закричали ими:
        — „Здравствуйте, чудо-богатыри, витязи русскіе!"
        Долгое и громкое ура, отъ батальона къ батальону, провожало фельдмаршала по дорогѣ. Каждый солдатъ сознавалъ, что въ эту минуту спасено было болѣе, чѣмъ жизнь: спасена была честь русскаго солдата.
        27-го сентября босая армія пришла въ городъ Куръ, гдѣ кончились ея невзгоды и опасности. Высокія снѣговыя горы стояли между нею и непріятелемъ. Въ городѣ нашли много продовольствія, дровъ и боевыхъ снарядовъ. Здѣсь былъ истинно Свѣтлый праздники: всѣ братски обнимались и цѣловались, поздравляя другъ друга съ жизнію и спасеніемъ. Оживился весь русскій станъ. Въ котлахъ варилась похлебка съ говядиной, солдаты рѣзали свѣжій хлѣбъ, курили трубочки-носогрѣйки, давно уже не дымившіяся табакомъ, и, къ большому удовольствію, откуда-то добыли боченки съ водкой. Къ вечеру лагерь еще больше оживился. Ротные пѣсельники въ кругахъ распѣвали веселыя пѣсни.
        Швейцарскій походъ считается, по справедливости, вѣнцомъ военной славы Суворова: онъ преодолѣлъ, можно сказать, и самую природу. Спасеніе русскаго войска было величайшею его заслугой. Императоръ Павелъ возвелъ Суворова въ званіе генералиссимуса, приказалъ отлить его статую и въ честь его воздвигнуть монументъ на Марсовомъ полѣ въ Петербургѣ. Монументъ былъ открыть въ 1801 году въ царствованіе Императора Александра 1-го, на Царицыномъ лугу, a впослѣдствіи перенесенъ къ Троицкому мосту, на площадь, которая получила названіе  „Суворовской".
        Вмѣстѣ съ войскомъ Суворовъ въ Прагѣ, главномъ городѣ Богеміи, отдыхалъ цѣлый мѣсяцъ. На обратномъ пути, въ городѣ Краковѣ, Суворовъ заболѣлъ. Было 20-е апрѣля, какъ Суворовъ въѣхалъ, наконецъ, въ Петербургъ, поздно вечеромъ. Онъ остановился въ домѣ своего племянника, графа Д. И. Хвостова, на Екатерининскомъ каналѣ близъ церкви Николы Морского. Почувствовавъ себя сразу плохо, онъ безмолвно легъ въ постель. Тихо и безропотно угасалъ старый воинъ. 5-го мая, чувствуя приближеніе смерти, больной приказалъ позвать къ себѣ священника, исповѣдывался, причастился и затѣмъ простился со всѣми окружавшими его. Наступила послѣдняя ночь. Умирающій въ безпамятствѣ отдавалъ разныя военныя приказанія, и во второмъ часу дня Александръ Васильевичъ испустилъ послѣднее дыханіе.
        (Получается следующая картина: Он в Риме получает задание, добраться до "чортова моста", там есть пещера, на который указывает меч в скале, его почему-то называют "крестом", в этой пещере он добывает артифакт, доставляет заказчику, его травят - убирают свидетеля, и при этом, все русское войско уничтожено этим, якобы, "геройским" переходом. Французы пытались отжать артифакт, но не догнали, а может и не знали про него, они просто непонимали, какого лешего здесь делают русские солдаты. Чем больше ты уничтожил русских солдат, тем больше прославляет враг полководцев, пример, Жуков, так и здесь Суворов - был никудышным полководцем, как только не издевался он над солдатами, и поэтому мимо его деревни проехал полк, который заставили вернуться, здесь они проговорились. И когда читаешь хвальбу про Суворова проскальзывает не логичность и чувствуется ложь. И "скоропостижная смерть" Екатерины указывает на то, что она была отравлена, тоже, как свидетель, но уже поражения Великой Тартарии)
        Вѣсть объ его смерти произвела тяжелое впечатлѣніе, особенно въ войскахъ. Во всѣхъ полкахъ, какъ гвардейскихъ, такъ и армейскихъ, отслужены были панихиды. Инвалиды, участники въ его походахъ, его кровавыхъ бояхъ, плакали теперь, какъ дѣти. Смертные его останки положены были въ
        Памятникъ А. В. Суворову въ С. - П. е т е р б у р г ѣ.
        дубовый гробъ. Люди всѣхъ званій и состояній, не только потербуржцы, но и пріѣхавшіе изъ другихъ городовъ, входили въ траурную залу, гдѣ стоялъ гробъ Суворова, чтобы сказать ему послѣднее прости. Лицо его было спокойно. Плакали и молились у его гроба старые инвалиды.
        Настало ясное, теплое утро 9-го мая. По улицами Малой Коломны потянулось длинное похоронное шествіе. Войска шли со знаменами, обвитыми трауромъ. Множество народу шло за печальной колесницей. Слышны были оглушительный бой барабановъ и звуки похороннаго марша. На углу Невскаго и Садовой, съ своею свитою, верхомъ на лошади, въ ожиданіи процессіи, стоялъ императоръ ГІавелъ, и когда процессія поровнялась съ ними, онъ снялъ съ головы шляпу и громко сказали: —„Прощай! миръ праху великаго!"
        Въ воротахъ Александро-Невской лавры погребальное шествіе остановилось: опасались, что балдахинъ не пройдетъ подъ ворота. Какъ вдругъ одинъ сѣдой инвалидъ закричали:—„Не бойтесь, пройдетъ, — онъ вездѣ проходилъ". И дѣйстви-тельно, колесница прошла вполяѣ благополучно. Гробъ внесли въ верхнюю монастырскую церковь; началось торжественное богослуженіе: отпѣваніе совершали митрополитъ Амвросій. Придворные пѣвчіе пропѣли 90-й псаломъ: „Живый въ помощи Вышняго, въ кровѣ Бога небеснаго водворится." Присутствовавшіе не въ силахъ были удерживать слезъ. Залпъ изъ пушекъ и ружей раздался при опусканіи гроба въ землю. На могилѣ Суворова сдѣлана надпись: Здѣсь лежитъ Суворовъ.
        Русскій народъ и до сихъ поръ не забыли своего побѣдоноснаго вождя. Въ Боровичскомъ уѣздѣ Новгородской губерніи старики разсказываютъ, что въ дремучемъ лѣсу, среди болотъ, лежитъ огромная каменная глыба, съ пещерою внутри; ходъ въ нее—изъ-подъ болота. Дурная слава про это мѣсто: тамъ блуждаютъ синіе огоньки, носятся блѣдныя тѣни, слышатся тоскливые, жалобные стоны. Филинъ не пролетаетъ надъ сѣдымъ мшистымъ камнемъ, волкъ на немъ не воетъ; крестьянинъ, невзначай сюда попавшій, обходить дикое мѣсто, осѣняя себя крестными знаменіемъ. Всегда здѣсь тихо и мертво; только воронъ каркаетъ по временами надъ каменной глыбой, да вьется хищный орелъ, успокаивая клектомъ своими старца, почивающаго въ пещерѣ, внутри камня, неземными сномъ. Черезъ малое отверстіе брежжитъ  оттуда тусклый, слабый свѣтъ неугасимой лампады, да доносится глухое замогильное поминовеніе князю, рабу Божію Александру. Въ глубинѣ скалы спитъ, какъ говорятъ люди, самъ дѣдушка, склонивъ сѣдую голову на уступи камня; давно онъ спитъ,и долго спать будетъ. Только тогда, когда покроется русская земля кровью боевому коню по щиколотку, проснется великій русскій воинъ, выйдетъ изъ своей усыпальницы и избавить отечество отъ лютой невзгоды.
        (А раньше нельзя "выйти"? Нужно обязательно пролить столько крови, чтобы было "боевому коню по щиколотку"? Это сколько должно погибнуть людей?)
        
        XXXII ПРОДОЛЖАЕТСЯ ПОДПИСКА НА XXXII
        два, журнала
        „ДЪТСКОЕ
        ЧТЕНІЕ" „ЗІеіагогпческій /iucmob"
        НА ЮОО ГОДЪ.
        Ученымъ Комитетомъ Министерства Народнаго Просвѣщенія журналъ „Дѣтское Чтеніе" разрѣшенъ къ выпискѣ въ учениче-скія библіотеки среднихъ и низшихъ учебныхъ заведеній и въ безплатныя народныя библіотеки и читальни; журналъ одобренъ Ученымъ Комитетомъ Собственной Его Императорекаго Величе-ства канцеляріи по учрежденіямъ Императрицы Маріи; Глав-нымъ Управленіемъ Военно-Учебныхъ заведеній включенъ въ кат. книгъ для чтенія воспитанникамъ кадетскихъ корпусовъ.
        Подписная дѣыа:
        Дѣтсное Чтеніе
        съ Педагогическимъ Листкомъ.
        Безъ дост. на 1 г. 5 р. — к. Съ дост. и
        перес. на 1 „ 6 „ — „ Безъ дост. на J/2 „ 3 „ — „
        Съ дост. и
        перес. на „ 3 „ —к. Безъ дост. на Чд „ 1 ,, 50 „ Съ дост. и перес. на і/4 „ 1 „ 50 „ Дѣтское Чтеніе безъ Педагогическаго Листка.
        Безъ дост. на 1 г. 4 р. 50 к. Съ дост. и
        перес. на 1 „ 5 „ — „
        Безъ дост. на і/2 „ 2 „ 25 „
        Съ дост. и
        перес. на Ѵ2 „ 2 ,, 50 к. Безъ дост. на */4 „ 1 „ 15 „ Съ дост. и перес. на 1/4 „ 1 „ 25 „ Педагогическій Листокъ безъ Дѣтскаго Чтенія.
        Безъ дост. на 1 г. 1 р. 50 к. Съ дост. и
        Безъ дост. на J/2 „1 „ — к. Съ дост. и
        перес. на 1 „ 2 „ — „ перес. на Ч2 „ 1 „ — „ За границу на „Дѣтское Чтеніе" съ „Педагогическимъ Ли-сткомъ" 8 руб.
        Плата за объявленія въ журналѣ: за страницу 20 р.,за пол-страницы 10 р.
        Подписка принимается въ редакціи: Москва, Большая Мол-чановка, домъ № 24, Дм. Ив. Тихомирова, и во всѣхъ извѣстныхъ книжныхъ магазинахъ. Книгопродавцы пользуются уступкой 5%. Издательница Е. Н. Тихомирова. Редакторъ Д. И. Тихомировъ.
Tags: #альпы, #баламутчума, #баламутчумаальпыМетки, #баламутчумавизирь, #баламутчумамост, #баламутчуманэдб, #баламутчумаовсянников, #баламутчумасуворов, #баламутчумачертов, #баламутчумачортов, #баламутчумачёртов, #баламутчумашпага, #визирь, #мост, #нэдб, #овсянников, #суворов, #чертов, #чортов, #чёртов, #шпага
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments