Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Categories:

Тайна управления Россией вопреки её интересам.

Оглавление блога.
Полезные книги.

Главная

Приложение 10. Тайна управления Россией вопреки её интересам


«Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, не умело убрать своих последствий».

                В. О. Ключевский

        1. «Мировое закулисье» стравливает Запад и Россию

        Процесс управления жизнью общества России, в т.ч. экономи­кой, с позиции тех, кто считает себя хозяином этого процесса (ГП), должен быть внешне незаметным для общества. Т.е. всё должно восприниматься обывателями так, будто происходит само собой в силу «объективных обстоятельств», а не подвластно чьей-либо воле.
        Одна из форм управления, применяемая «мировым закулисьем» – мафиозно организованная корпоративная транснациональная монопо­лия на ростовщичество иудейской диаспоры. Но ростовщичество – это атрибут всего лишь четвёртого приоритета обобщённых средств управления-оружия. Эффективность этого четвёртого при­оритета обеспечивается высшими приоритетами:
        – Третьим – идеологиями и прочей фактологией.
        – Вторым – хронологией, на основе которой выявляются при­чинно-следственные связи.
        – Первым – методологией познания и творчества во всех от­раслях деятельности общества, настраиваемой по своеобразному «камертону» – философии.
        Нельзя считать претендентов на безраздельную внутрисоци­альную власть над Россией (т.е «мировое закулисье») глупее себя, глупее тех, кто озабочен судьбами России и всего человечества. Надо хорошо представлять их реальные цели, пути и средства их осу­ществления как в отношении России, так и в отношении всего чело­вечества.
        Их открыто видимая цель – сделать Россию донором сырья для западной экономики – известна хорошо. Но в скрытых целях ГП («мирового закулисья») по отношению к России есть нечто, что коренным образом отличает эти скрытые цели от подобных целей по отношению к другим странам-донорам.
        Запад в системе взаимоотношений (ГП + Запад + Россия) выс­тупает только в качестве средства воздействия на Россию, а не как самостоятельная политическая сила.
        Справедливо и обратное соотношение: Россия – средство воз­действия на Запад (вспоминайте глобальный принцип управления «Разделяй и властвуй»).
        А в общем «Запад + Россия + другие регионы планеты» с т.з. ГП представляют объект управления, по отношению к которо­му ГП – управляющий субъект. Но в данном конкретном случае субъект + объект управления объективно являются и самоуп­равляющейся системой. Читатели книги могут самостоятельно нарисовать такую схему.
        И если нам неприемлем режим самоуправления этой сис­темы, то мы должны породить новый – приемлемый для нас процесс глобального самоуправления, который бы стал объем­лющим процессом по отношению к тому, в котором ГП при­нял на себя определённую функцию и преследует определён­ные цели, далеко не всегда оглашая их.
        О том, что это имеет место в глобальном историческом процес­се, забывать не следует даже тогда, когда рассмотрение политичес­кой жизни и перспектив носит локальный (региональный) характер. То же и при чтении социологической аналитики, в которой глобальное управление оставлено авторами в умолчаниях или не входит в их пред­ставления.
        
        2. Что напугало Запад в послевоенном экономическом взлёте СССР        

        Читателям книги уже должно быть понятно, что с помощью ше­стого (военно-силового) приоритета обобщённых средств управ­ления (оружия) решить задачу интеграции России в Западную циви­лизацию или опустить Русскую многонациональную цивилизацию до уровня «вассалитета» за многие века не получилось. По отношению ко второй мировой войне XX века (как и ко всем нашествиям) это приводит к вопросу: Почему?
        Шаблонный ответ: «ресурсы России превосходили ресурсы всей Европы» – не проясняет вопроса. Тем более если освещение ведёт­ся не в глобальной постановке вопроса о сценарии Второй Миро­вой, а в «Я-центричной», когда в качестве центра Мира (начала координат), вокруг которого крутится вся политика, выступает то или иное государство (СССР, Великобритания, США, фашистская Гер­мания или кто-то из её союзников). При «Я-центричном» подходе из рассмотрения выпадает, что, применяя СССР в качестве средства воздействия на Германию и на Запад в целом, «мировое закулисье» с помощью СССР решало свои задачи и в отношении Германии, и её союзников, и Запада в целом. В общедоступной литературе, в учеб­никах истории России и других стран такое рассмотрение предвоен­ной политики, целей войны, её хода и итогов – отсутствует. Авторы выражают разнородный Я-центризм, а тема управления глобаль­ным историческим процессом по их мнению – бред (для непос­вящённых историков) или «табу» (для посвященных).
        В России XX века, несмотря на смену государственного строя и откровенное огосударствление масонских структур в СССР в форме государственных институтов и общественных организаций, продол­жало действовать такое явление, некая внутренняя сила (ВП-внут-ренний предуказатель, внутреннее подвижничество), что не позволи­ло ГП полностью подчинить Россию ни путём казалось бы успешной революции в 1917 г., ни коррекции её итогов военным путём в 1941 г. И победный 1945 г. получился не таким, каким он представлялся «мировому закулисью» до начала войны.
        Почему не состоялось единство западной библейской цивилизации и вместо того, чтобы общим фронтом вести борьбу против Русской цивилизации, Запад вынужден был оказывать ей поддержку в войне с фашистской Германией? Исследований много. Но все они при их прав­доподобности (вследствие насыщенности фактами) оставляют ощу­щение недосказанности и непонимания процесса глобальной политики.
        И если не получилось в середине XX века на 6-м приоритете, то почему получилось (и получилось ли?) в конце XX и начале XXI века, когда упор был сделан на средства управления-оружия 5-го (одур­манивание разнородной наркотой и разрушение генетики живущих с целью уничтожения будущих поколений) и 4-го приоритетов (фи­нансово-экономического)?
        То, что после устранения Сталина руководству СССР позволили удерживать страну в изоляции от внешнего мира при активном со­участии СССР в гонке вооружений, изматывать психологические (нравственные и интеллектуальные) и экономические ресурсы СССР, – известно хорошо. ГП уничтожал противника его же собственными руками, используя безголовое руководство СССР. Это тоже читате­лям должно быть понятно.
        Чтобы найти исчерпывающий ответ, вспомним как послевоенный экономический и общекультурный взлёт обескровленного войной СССР напугал заправил Запада. Темпы, которыми развивался пос­левоенный Советский Союз (до 20% годового роста производства в наиболее значимых отраслях на основе передовой для своего вре­мени технико-технологической базы), были недостижимы для ведущих стран Запада. И это при том, что они открыто паразитиро­вали на всём колониальном мире планеты в тот период времени. Этот паразитизм сохранился и в XXI веке, но приобрёл более изощрённые формы, позволяющие идеологам Запада поучать колониальный мир «правам человека» и «демократии». Просто «мировое закулисье» перевело управление своими колониями с 6-го приоритета на 4 приоритет, используя для этого продажные национальные «элиты» колониальных стран. Это финансово-экономическое закабаление обес­печивается до сих пор с позиций 3, 2 и 1 приоритетов.
        Развитие СССР несло угрозу качественного отрыва Русской мно­гонациональной цивилизации от Запада на технологическом уровне. В фундаментальных науках Россия с Западом уже была качественно на равных, а количественно (по доле населения со средним и получа­ющим высшее образование) уже превосходила Запад и остальные регионы планеты. Но и это не всё.
        Была в этом неожиданном для Запада экономическом прорыве не­кая новая составляющая (назовём её – нравственно-политическая), без которой сам экономический взлёт был в принципе невозможен. Невидимая изнутри советского общества, эта скрытая составляющая не осталось незамеченной для западных профессионалов-психологов, изучавших её со стороны. Именно эта составляющая, а не сам эконо­мический взлёт, представляла настоящую угрозу для власти зап­равил Запада. О ней мир узнал только после того, как советское об­щество было демонтировано, а его государственность – Советский Союз – разрушена. Увидеть её можно было только в советском кино военного и послевоенного периода. После того, как «закулисье» убеди­лось, что в ельциновидной Россионии с этой составляющей в основном покончено, в 1999 году в США привезли 35 кинофильмов, которые по­казали в крупнейших городах. В кинотеатрах стояли бесконечные оче­реди, а пресса единодушно заявила – «Это какая-то другая цивили­зация». В сегодняшней России в этом можно убедится, просматривая старые кинофильмы Сталинского периода и сразу нескольких после-сталинских лет, которые показывают телеканалы «Звезда», «Домаш­ний», «Столица», иногда «Культура» и другие.
        Многие из нынешней молодёжи, с кем приходится общаться, от­кровенно завидуют тем, кто жил и трудился в то удивительное время, когда в своём большинстве отношения между людьми были чисты­ми и откровенными, когда порицались пошлость и безнравственность, когда мечты молодёжи были дерзновенными, связанными с освоени­ем новых профессий, с наукой, с техникой, с искусством, а не как сейчас – с деньгами (т.н. «баблом»). И этот дух творческой перс­пективы, нацеленности на достижение высоких целей у молодых лю­дей сохранялся долго даже после гибели Сталина и прихода хрущёв­ско-брежневской «застойной оттепели». Вспомните хотя бы бардов­ские песни»:
        
                        Надо жить километрами,        
                        А не квадратными метрами,        
                        И не жить в кабаках —        
                        Рукав прожигать у костра …        
        Или
                        А я еду, а я еду за туманом,        
                        За мечтами и за запахом тайги …        
                
        
        Разве можно всё это сравнить с сегодняшними:

                        Два кусочека колбаски        
                        У тебя лежали на столе.        
                        Ты рассказывал мне сказки,        
                        Только я не верила тебе ...        
        
        3. Трёхконтурная система денежного обращения СССР  
      
        Что касается 4-го приоритета обобщённых средств управления-оружия, то послевоенная СССР-Россия закрылась от вторжения за­падной библейской кредитно-финансовой системы (КФС) щитом го­сударственной монополии на внешнюю торговлю, построив у себя трёхконтурную КФС:
        Первый контур – ВАЛЮТНОГО обращения – обеспечивал внешнюю торговлю в условиях государственной монополии на экс­портно-импортные операции. Это исключало непосредственное фи­нансовое управление извне народным хозяйством СССР.
        Второй контур – БЕЗНАЛИЧНОГО рублёвого внутренне­го обращения – обслуживал систему производства в государствен­ном и кооперативно-колхозном секторах экономики.
        Третий контур – НАЛИЧНОГО денежного обращения – обслуживал систему розничной торговли и единоличной трудовой деятельности. Количество единоличников (частных предпринимате­лей) и объёмы производства ими продукции и услуг были ничтожно малы. Это было не всегда оправдано и экономически, и политико-идеологически по отношению к задаче построения социализма и ком­мунизма. Но это вполне вписывалось в глобальный сценарий извра­щения социализма с целью недопущения построения коммунизма в отдельно взятой стране. И в этот-то глобальный сценарий влезло-вляпалось послесталинское «элитаризовавшееся» и не шибко умное руководство СССР при попустительстве остального народа.
        Организация КФС в СССР соответствовала истинно демократи­ческому государству, поскольку, если государство выражает стра­тегические интересы подавляющего большинства людей – быть свободными от ПАРАЗИТИЗМА на их труде как парази­тов-единоличников, так и корпораций паразитов – то:
        а) власть государства над внешней торговлей (не обязательно в форме монополии, как это было в СССР) защищала управление на­родным хозяйством от паразитизма извне;
        б) разобщённость
        контура наличного обращения (обслуживающего личные и семейные потребности), и
        контура безналичного обращения (обслуживающего произ­водственное потребление),
        препятствовала легализации нетрудовых доходов семей и кланов внутренних паразитов и защищала от них трудящихся людей.
        Ну, а если государство выражает интересы не народа, а оли­гархии или мафии, то при любом устройстве КФС народ под влас­тью олигархии или мафии не будет жить хорошо. И к этому вопросу устройство КФС отношения не имеет, поскольку вопрос состоит в другом: Какое устройство КФС удобнее олигархии для того, чтобы держать народ в экономической неволе?
        В принципе, ничто в КФС, построенной по трёхконтурной системе, не мешало допустить в неё и частных предпринимате­лей-тружеников, организаторов коллективной деятельности. Если бы при этом их личные семейные доходы были ограничены уров­нем, исключающем возможность «беситься с жиру», и была бы га­рантирована свобода инвестирования в общественно полезное производство, то в результате получилась бы куда более эффектив­ная экономика, чем экономика любой из капиталистических стран!
        При эмиссии средств платежа, отстающей от роста производства, исчисляемого в неизменных (базовых) ценах, и в отсутствии ссудно­го процента, такая КФС неизбежно ведёт к снижению номиналь­ных цен, что гарантирует рост благосостояния всех (кроме ростов­щиков и биржевиков-спекулянтов). И при контроле над минимумом и максимумом потребительских доходов (расходов) граждан – гаран­тирует отсутствие бедности и нищеты, неизбежных в исторически сложившейся культуре вседозволенности в ценообразовании на рын­ках продуктов и рынке труда.
        Если же номинальные цены растут, это означает:
        – либо правящий режим – антинародный, марионеточный;
        – либо общество переживает продолжительное стихийное или соци­альное бедствие, объективно неподвластное его государственности.
        Т.е. трёхконтурная система СССР могла обеспечить экономичес­кий и общекультурный взлёт страны. Вследствие этого такая схема мешала паразитам, которые:
        – для себя признают одни нравственно-этические принципы,
        – от других требуют соблюдения других нравственно-этичес­ких принципов,
        – а изображают свою приверженность «общечеловеческим ценностям», опустив при этом миллиарды людей в нищету и бес­культурье по всему свету.
        Однако внешние паразиты не в состоянии были избавиться от трёхконтурной КФС до тех пор, пока в СССР к власти не пришли внутренние паразиты.
        И трёхконтурность КФС была эффективна до тех пор, пока не была исчерпана инерция эпохи Сталинизма и пока не вытеснили из руководящих постов в партии, в государственном аппарате, в науке, в отраслях промышленности и сельского хозяйства творцов-профес­сионалов Сталинской эпохи хапугами и безвольными приспо­собленцами, чуждыми идеям социализма, либо неспособными их защищать в политике (по трусости и безволию).
        
        4. Экономическая победа – это ещё не вся победа 
       
        То, что выход США из Бреттонвудских соглашений в 1971 г. хроно­логически совпал с периодом власти внутренних паразитов в СССР («расцвет застоя»), – сопутствующее обстоятельство. И возможно, что «мировое закулисье» «выпихнуло» США из этих отношений, посчитав, что «клиент (СССР) дозрел». Но в результате выхода США из этих соглашений золотой стандарт прекратил своё существование де-юре. Золото стало по сути таким же товаром, как и прочие товары. Возникли предпосылки к тому, чтобы долларовая система стала гло­бальной финансовой пирамидой типа МММ в России. Когда эти пред­посылки были реализованы и воплощены в жизнь, тогда в 2004 г. «се­мья Ротшильдов» покинула рынок золота, объяснив это публике понят­ным для неё (публики) образом – «низкой доходностью» этого рынка, не вдаваясь в объяснение политической сценаристики.
        Могла ли Россия что-то противопоставить Западу на уровне 4-го приоритета в течение 20 лет, т.е. в период с 1953 – по 1973 гг.? Ско­рее всего нет, поскольку о смысле жизни людей, общества и государ­ства – внутренних психологических причин думать у полити­чески активного большинства не было. Они нравственно-психо­логически не дозрели до социализма и Советской власти, как способа осуществления демократии для всех. Поэтому после устра­нения Сталина ни официальное руководство СССР, ни интеллигенция не размежевались ни на первом, ни на втором, ни на третьем приори­тетах обобщённых средств управления ни с Библией, ни с марксиз­мом, выражавшим библейскую социологию в эпоху утраты ав­торитета библейскими лжерелигиозными культами ( начиная со второй половины XIX века).
        То есть, навязав народу России атеистическое мировоззре­ние в двух разновидностях атеизма (идеалистическом-библейс­ком и материалистическом-марксистском) и отвращение к мето­дологической философии бездушно казённым её преподаванием в ВУЗах, ГП («мировое закулисье») получил свободу манёвра на пер­вых трёх приоритетах, создав для Запада столь выгодные условия, при которых тому оставалось только ждать, когда «клиент дозре­ет» и сам упадёт к его ногам на четвёртом приоритете.
        При взгляде в обратном направлении (т.е. на Запад) можно уви­деть, что это породило у тамошней западной «элиты» и толпы обыва­телей иллюзию политической самостоятельности Запада и его общекультурного лидерства в глобальных масштабах.
        Открытое экономическое противостояние Запада и России было бессмысленно как раз в силу того, что победно завершившаяся для СССР вторая мировая война показала самодостаточность советской экономики, а КФС Советского Союза была готова ответить на новые экономические вызовы в искусственно навязанном ГП противостоя­нии двух систем. Но «элитарно» паразитический характер власти в СССР при верноподданном или безучастно-иждивенческом отноше­нии к Советскому государству подавляющего большинства населе­ния предопределил победу Запада.
        Однако эта победа – не «конец истории», как посчитал амери­канец японского происхождения Ф. Фукуяма, а завершение одного этапа истории человечества и начало очередного – нового. При­чём многое говорит о том, что США и Запад в целом, сохраняя пре­жними свой внутренний характер и характер отношений с остальным миром – не очень-то хорошо вписываются в этот новый этап.
        
        5. Иллюзия победы Запада над СССР  
      
        На протяжении нескольких десятилетий, предшествовавших кра­ху СССР, ГП получил достаточный запас времени:
        – Во-первых, – для поиска путей внеэкономического блокирова­ния небывалого экономического и общекультурного роста Русской многонациональной цивилизации, которые скрыты в области челове­ческой психологии. «Мировое закулисье», которое долгое время готовило новую систему управления, прежде чем ввести россиян в «агитпункт капитализма», должно было тщательно изучить пси­хологию всех слоев псевдосоциалистического общества: кресть­янства, рабочего класса, интеллигенции.
        – Во-вторых, – для разработки политического сценария реше­ния глобальной проблемы, названной в марксизме словами «общий кризис капитализма». Суть «кризиса» в том, что частная инициа­тива в безудержной гонке потребления убийственна и для био­сферы Земли, и для человечества.
        Обывателю оболтусу-потребителю во всех странах позволительно этого не понимать или думать, что проблема «рассосётся сама со­бой» за счёт «естественно-исторического прогресса». Но, чтобы про­блема «рассосалась», кто-то должен наметить пути и средства разрешения проблемы, а потом сделать их практической теку­щей политикой.
        Эти «кто-то» всегда делают всё по своему усмотрению и произ­волу, соответственно их нравам, этике и нравственно обусловленным мироощущению, мировоззрению и миропониманию. В этом – суть явления концептуальной власти как самовластия людей над жизнью общества. И если обыватель думает, что все проблемы разрешаются «сами собой» «естественно-историческим путём» без каких либо осмысленных волевых действий с его стороны, то про­блемы могут быть разрешены как раз за счёт такого обывателя. Тем более, что сегодня обыватель-потребитель – сам является «про­блемой» для всей планеты. Это то, о чём хорошо знает, но не говорит публично «мировое закулисье».
        И это то, о чём пора задуматься интеллектуалам и политикам Запада, пребывающим в самодовольстве от иллюзии победы над СССР в «холодной войне». Иначе новый исторический этап будет для Запада куда более неприятен, нежели «перестройка» для СССР и «шоковая терапия» для России в период афёр (так называемых «ре­форм») начала 1990-х.
        
        6. «Западня для Золушки»        
        
        (о роли интеллигенции, «элиты» и западных стандартов потребления в сценарии краха СССР)        
        Вернемся к рассмотрению краха СССР. Идеологическая обра­ботка советского общества в Сталинские времена осуществлялась через интеллигенцию (литература, радио, театр, кино, позднее – те­левидение). Чтобы привести СССР к краху, начинать надо было с неё. Для многих представителей управленческого аппарата «свети­лы» (или темнилы?) «творческой интеллигенции» (артисты кино, те­атра, писатели, журналисты, титулованные учёные) были кумирами точно так же, как и для большинства простонародья. Поэтому после войны именно интеллигенции начали показывать фасад капитализма и именно её покупали. Покупали не столько за деньги, сколько через предложение иных идеалов и выражающих их идей, главной из кото­рых была идея ханжества, суть которого:
        Пороки людей естественны и неустранимы. В цивилизо­ванном обществе они не должны быть видны. Указывать че­ловеку на его пороки «неприлично». Антисоциально и недо­пустимо ограничивать людей в правах на занятие руководя­щих должностей, ссылаясь на то, что претендентам свойствен­ны те или иные пороки. Нравственно-этические и прочие пороки – личное бытовое дело каждого, к профессиональной и общественной деятельности отношения не имеющее.
        На интеллигенцию падала и главная нагрузка по подготовке пере­стройки. И если она не пребывала бы после 1952 года в интеллекту­альном параличе, цинизме и ханжестве, и к концу 1980-х не была бы психологически сломана, то перестройка в том виде, в каком она ре­ально началась и привела страну к августовскому путчу 1991 г., была бы невозможна. Поскольку идейно-продажная интеллигенция в ос­новном была сосредоточена в Москве и Ленинграде, то и перестрой­ка в основном шла в двух столицах Русской цивилизации. Интелли­генция глубинки была для Запада безопасна, поскольку мало что по­нимала в происходящем в стране и в мире, полагаясь на «Клуб кино­путешествий» и на россказни Зорина и Бовина. А почитайте произве­дения писателей 1970-х – 1980-х гг., многие из которых жили в про­винции. Они доныне числятся «патриотами земли Русской». Безаль­тернативная безысходность изливается со страниц. И никаких конструктивных, преображающих идей. Таковы Солженицын, Распутин, Астафьев, Белов и др. Все они были вписаны «закулись­ем», против которого так усердно боролись, и бездумно отрабатыва­ли алгоритм развала державы. И когда развал державы стал очеви­ден, то «рядовые патриоты» ринулись за советами к «интеллектуаль­ным авторитетам» – что делать? Но «авторитеты» в ответ ничего путного сказать и посоветовать не смогли. То есть их «ответом» был «плач Ярославны». Из всех них только В. Распутин кажется это по­нял, о чём с грустью поведал в одном из своих интервью.
        В результате продажным национальным «элитам» – интелли­генции, представителям торговой среды (уровня «товаровед», «завсклад», «зав. торговой базой» и т.п. «деловых людей» со­ветской эпохи), а также многим обывателям из простонародья в случае развала СССР мерещилась неизбежность жизни по по­требительским стандартам США и Швеции на основе запад­ных идеалов индивидуализма. И они готовы были если не дея­тельно работать на разрушение СССР, то, по крайнее мере, не пре­пятствовать этому. Поскольку «среднего класса» в СССР не было (обывателей, прикормленных за счёт перераспределения доходов в пользу «развитых стран» за счёт «неразвитых» на основе монополь­ной котировки «мировым закулисьем» цен мировой торговли, на кото­рых делается ставка в потребительски процветающих странах Запа­да), то национальным «элитам» пообещали помочь такой «средний класс» быстро создать. Для этого ещё при Горбачёве стали вводить законы типа «Закона о кооперации», чтобы трёхконтурность КФС СССР утратила своё предназначение, и под этим предлогом от неё можно было бы отказаться без сопротивления госчиновников при поощряющем попустительстве подавляющего большинства обыва­телей СССР, отказавшихся от идеала Советской власти, («нам всё равно какая власть, лишь бы на полках магазинов всё было…», – мнение многих в те годы).
        Это была своеобразная «западня для Золушки» (одноимённое название сборника произведений Себастьяна Жапризо, где в худо­жественной форме отображён такой алгоритм: убийца, тщательно планируя своё преступление, из-за непредсказуемости поведения бу­дущей жертвы меняется с ней местами). На неё и делалась ставка в проекте: «Ресурсы России – основа для развития западной эко­номики».
        
        7. «Средний класс» – не для нас
        
        Благодаря почти 30-летнему периоду паралича и безволия госу­дарственной власти, ведущие отрасли советского народного хозяй­ства СССР к моменту его развала отстали от Запада на 10-15 лет. В научном отношении отставания не было – идей в России много. Проблемы всегда возникали на стадии их воплощения. Россия толь­ко отчасти сохранила достигнутый СССР уровень. Отставание от Запада и передовых экономик Востока за период «реформ» ещё бо­лее увеличилось и составляет 30 лет и более. После этого алгоритм (план) удержания России в нужном «мировому закулисью» режи­ме сырьевого донора Запада сегодня представляется таким.
        В самом начале этапе перестройки уничтожить отрасли промыш­ленности, которые в случае вхождения России во Всемирную Торго­вую Организацию (ВТО) в потенциале могли бы быть конкурентос­пособными. Для этого:
        1. Разрушив трёхконтурную КФС бывшего СССР, использовать все возможности мировой КФС, обязав коммерческие банки давать кредиты под процент, во много раз превышающий процент роста производительности труда.
        2. Позволить новым предпринимателям и директорату промыш­ленных предприятий назначать себе зарплату, соответствующую их объективной нравственности, объясняя это тем, что всё делается исключительно в целях формирования в России «среднего класса», чтобы тем самым они сами «срубили сук», на котором сидели.
        3. Отпустить цены на все товары, что будет стимулировать первых «скоробогатовых» хапать всё больше и больше для поддер­жания своего жизненного статуса.
        4. Постоянно сжимать рублёвую денежную массу, а в образо­вавшийся денежный вакуум вводить доллар, постепенно разрешая «ско­робогатовым» вывозить за рубеж всё большее количество долларов.
        5. Потерявшим себя в этих реформах людям дать возможность опуститься на самое дно общества, для чего разрешить все виды наркотиков (водку, табак, пиво, героин, марихуану и др.) в неограни­ченных количествах и без ограничений времени суток и возраста по­требителей.
        Всё это в течение 5-10 лет неизбежно должно было привести к расслоению более менее однородного советского общества и одно­временно создать иллюзию формирования «среднего класса», который, начав бороться за своё существование на основе идеала – «деньги – всё и мера всего!», – будет сам уничтожать зачатки той нравственной политики, которые так напугали «закули­сье» и которые и были подлинной причиной послевоенного эко­номического взлёта СССР.
        Не прямая, а по умолчанию поддержка идеала денег должна была поддерживать в националистических «элитах» иллюзию фор­мирования «среднего класса», которую следовало всячески куль­тивировать в отечественных и зарубежных СМИ.
        Но как только «средний класс» будет набирать некоторый финансовый «жирок», и от безделья может задуматься о смысле жизни, то, чтобы избежать этого, его «представителей» необхо­димо систематически обстригать как баранов. Одним из кри­териев «зрелости» «среднего класса» для очередной «стрижки» в процессе его «формирования» в условиях «демократических реформ» должна служить статистика выезжающих на отдых за рубеж и поку­пающих автомобили, особенно новые дорогие иномарки (ни российс­кой статистике, ни «Форбсу» в этом вопросе верить нельзя ни при каких обстоятельствах). Как только эта величина достигает некото­рого установленного западными менеджерами политического проекта, необходимо объявлять России дефолт, обесценивая при этом рубль. Дважды (в 1994 и в 1998 г.) эту операцию удалось про­вести успешно, и никто ничего противопоставить ей в России не только не мог, но правительство России само способствовало этому.
        Прошло почти 10 лет, и вот снова есть признаки, что Запад не прочь повторить ту же операцию. Возможность её успеха во многом будет зависеть от эффективности СМИ и психологического состояния обще­ства. Всё дело в том, как преподнести обществу новую операцию «стрижки баранов» и чтобы при этом никто не понял «за что стригут и кто стрижёт». Но в основной массе и так никто ничего не понима­ет, а большинство искренне думает, что все финансовые неурядицы – следствие «объективных законов рынка», а не чьей-то воли. Поэтому соблазн провести очередную «стрижку баранов» очень велик.
        И уж никто не задумывается, почему подобное не происхо­дит в менее богатых и несамодостаточных бывших республиках СССР: Латвии, Литве, Эстонии, Украине, Грузии. Потому и не проис­ходит, что они менее богаты ресурсами, чем Россия. Западу и «ми­ровому закулисью» там в общем-то нечего хапнуть, кроме террито­рии, которую можно употребить только в качестве плацдарма и теат­ра военных действий в случае, если «мировое закулисье» снова под­дастся искушению начать против России коалиционную войну.
        Чтобы и дальше держать Россию в этом гибельном для неё ал­горитме (плане) управления извне, время от времени Запад будет сбрасывать ей устаревшие технологии и оборудование, как он это делает сейчас с подержанными автомобилями. Это будет стимули­ровать дальнейшее технико-технологическое развитие Запада, гаран­тируя при этом технико-технологическую зависимость России. При этом дешёвая рабочая сила России и её почти дармовые ресурсы (особенно энергоресурсы) должны позволять Западному обывателю поддерживать высокий потребительский стандарт.
        Если ничего этому алгоритму (плану) не противопоставить, об­щество Русской многонациональной цивилизации постепенно будет деградировать, поскольку мотивация к производительному труду и творчеству в русле этого алгоритма (плана) будет падать. Тем более деградация будет «набирать обороты» в условиях телевизионной пропаганды дискотечно-развратного, пивного стиля времяпрепро­вождения в качестве якобы нормального образа жизни и залога ус­пешной деятельности. Не рекламы – а пропаганды: явления надо на­зывать по их сути.
        Что можно противопоставить этому алгоритму (плану)?
        
Продолжение...



Tags: Петров, Приложение, управления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments