Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Путешествие на Луну. Глава 5

ПУТЕШЕСТВІЕ НА ЛУНУ.

Ле-Фор, Жорж.
Въ невесомыхъ мірахъ.
ПУТЕШЕСТВIЕ НА ЛУНУ.
НЕОБЫКНОВЕННЫЯ ПРИКЛЮЧЕНIЯ РУССКАГО УЧЕНАГО.
С.-ПЕТЕРБУРГ Ъ.
И з д а н і е П. П. С о й к и н а. 1891
Дозволено цензурою. С.-Петербургь, 2 Декабря 1890 г. Типографія Ц. II. Сойкина. Вознесенск. пр. 47.

        ГЛАВА 5.
        Сошёлъ ли съ ума старый профессоръ? — Михаилъ Васильевичъ угадываетъ мысли Гонтрана. — Проектъ стараго ученаго — Пушка и «еленитъ». — Молодой дипломатъ даётъ свое соглакіе. — Объясненіе загадочоныхъ дѣйствій отца Леночки. — Профессоръ Шарпъ — Обратный путь. — Телеграмма. — Кто такой Палива? — Гонтранъ соглашается сопровождать Михаила Васильевича въ Вѣну.
        УСЛЫШАВЪ дикій, — какъ ему казалось, — вопросъ Михаила Васильевича. Гонтранъ окончательно рѣшилъ, что старикъ помѣшался. Зная, что сумасшедшіе не терпятъ возраженій, и даже самые тихіе изъ нихъ, встрѣтивъ противорѣчіе ихъ идеямъ, впадаютъ въ неистовство, — молодой человѣігъ безъ колебанія отвѣчалъ старому ученому:
        — И вы спрашиваете ещё меня объ этомъ, дорогой профессоръ, послѣ всего, что я сказалъ вамъ ранѣе?!.. Вы спрашиваете, послѣдую-ли я за Еленой Михайловной на луну?!..—Не только на луну, но съ радостью готовъ отправиться даже на Солнце.
        — На Солнцѣ мы будемъ потомъ, а сначала слѣдуетъ достигнуть луны,—сухо отвѣтилъ отецъ Леночки. Затѣмъ, вперивъ проницательный взглядъ въ лицо графа и угадывая его мысли, онъ продолжалъ:
        — Послушайте графъ, вѣдь вы теперь, въ эту минуту, считаете меня сумасшедшимъ, — ненравда-ли? Вы думаете; „Вотъ рехнулся старикъ... Но, кромѣ маніи, у него красавица-дочь... Такъ будемъ ему поддакивать, чтобы заполучить послѣднюю“... Такъ вѣдь? признайтесь.
        Гонтранъ хотЬлъ протестовать, но Михаилъ Васильевичъ не далъ ему говорить.
        — Нѣтъ, любезный графъ, — энергично произнесъ онъ, — не сумасшедшаго вы видите передъ собою... Все, сказанное мною сейчасъ, совершенно сорьезно. Я нарочно пригласилъ васъ сегодня сюда, чтобы вы убѣдились собственными глазами, что предполагаемая извѣстною школою астрономовъ неспособность луны быть обитаемою, вслѣдствіе отсутствія на ней атмосферы, — на самомъ дѣлѣ не существуете... А разъ при- сутствіе на лунѣ атмосферы доказано, что же оставалось мнѣ для полнаго осуществленія задачи, разрѣшонію которой я посвятилъ всю свою жизнь? — Только найти способъ перелетѣть пространство, отделяющее насъ отъ лупы. Послѣ нѣсколькихъ лѣтъ упорнаго труда я выработалъ наконецъ проэктъ гигантской пушки и только что передъ вашимъ приходомъ сдѣлалъ послѣдній опытъ надъ изобрѣтеннымъ мною особымъ порохомъ, сила котораго достаточна, чтобы послать снарядъ до самой луны... Все это я въ подробности покажу вамъ... Итакъ, лупа способна къ обитанію, и я нашелъ средство достигнуть ея... Что вы на это скажете?
        Старый ученый говорилъ снокойнымъ, увѣреннымъ тономъ, и нисколько не походилъ на помѣшаннаго. Но Гонтранъ думалъ иначе, ему казалось, что это спокойствіе — передъ бурей, и онъ рѣшилъ предотвратить взрывъ ярости у своего несчастнаго собесѣдника. Поэтому жепихъ Леночки показалъ видъ, что принимаетъ слова Михаила Васильевича всерьезъ.
        — На вашемъ мѣстѣ, уважаемый профессоръ, — отвѣчалъ онъ,—я не занимался-бы такъ много луною, тѣломъ извѣстнымъ, хорошо изученными.. Я обратилъ-бы свои взоры на планету менѣе извѣстную, по по своимъ свойствамъ болѣо похожую на землю. Почему, напримѣръ, намъ не подумать о путешествіи на Марсъ?
        Лицо стараго ученаго просіяло.
        — Ахъ, мой другъ, — радостнымъ тономъ проговорилъ онъ,—я вижу, вы вошли во вкусъ моего предложонія, вашъ умъ жаждѳтъ приключеній... Но всему свое время... Сначала слѣдуотъ достигнуть луны, такъ какъ мой порохъ слишкомъ слабъ, чтобы перенести насъ за милліоны верстъ на другія планеты.
        Михаилъ Васильевичъ говорилъ все это самымъ натуральными голосомъ, и только въ послѣднихъ словахъ его прозвучало сожалѣніе.
        — Но въ такомъ случаѣ, — также серьезно спросилъ Гонтранъ, — какъ мы будемъ продолжать наше путешествіе? Развѣ мы должны остаться на лунѣ?
        — Зачѣмъ?
        — Да если вашъ порохъ недостаточенъ, чтобы перенести насъ далѣе...
        — Тогда мы на самой лунѣ найдёмъ средства продолжать наше путешествіѳ, — съ таинственною улыбкою отвѣчалъ отецъ Леночки.
        — Ну, если такъ, то прекрасно, — согласился молодой дипломатъ, думая между тѣмъ про себя: — Бѣдный старичокъ... Какъ разумно и логично говорить онъ... Никто не подумалъ-бы, что этотъ свѣтлый умъ одоржимъ тяжкимъ страданіемъ... Не нужно противорѣчить ему... — Затѣмъ Гонтранъ продолжалъ вслухъ:
        — Но скажите пожалуйста, дорогой Михаилъ Васильевичъ, почему вы съ такою таинственностью пригласили меня сюда? Вѣдь вашъ проэктъ совершенно законенъ, — объ нёмъ можно говорить вслухъ, никого не опасаясь.
        При этомъ вопросѣ лицо профессора мгновенно омрачилось, брови нахмурились, и онъ проговорилъ:
        — Люди завистливы, мой дорогой другъ... Я увѣренъ, что за мной слѣдятъ, шпіонятъ, хотятъ проникнуть въ мою тайну... Между учеными, моими товарищами по наукѣ, есть одинъ, который стремится къ тому же, къ чему и я. Это — извѣстный вамъ, вѣроятпо, астрономъ, профессоръ Шарпъ, съ которымъ мы вмѣстѣ служили въ Дерптѣ. Теперь онъ читаетъ лекціи въ Вѣнскомъ университет.
        — Какъ!—воскликнулъ съ удивленіемъ Гонтранъ,— ужели вы думаете, что онъ хочетъ воспользоваться трудами вашихъ многолѣтнихъ трудовъ и усилій?
        — О, нѣтъ! Избави меня Боже заподозрить въ нечестности одного изъ моихъ наиболѣе почтенныхъ товарищей. Но я хочу, чтобы мой проэктъ по былъ никому извѣстенъ до его осуществленія. Поэтому-то уже нѣсколько лѣтъ я бываю въ обсерваторіи только тогда, когда надѣюсь здѣсь не встрѣтить никого, кто помѣшалъ-бы моимъ изысканіямъ и планамъ. Я хочу, чтобы вѣсть о моемъ отбытіи съ земли внезапно поразила весь ученый міръ... Только вамъ одному, какъ будущему зятю и сотруднику, открылъ я свой проэктъ и надѣюсь, что ваша любовь къ моей дочери обезпечитъ мнѣ ваше усердіе и скромность.
        Вмѣсто отвѣта молодой дипломатъ горячо пожалъ руку Михаила Васильевича.
        — Ну-съ, а теперь пора и домой,—сказалъ старый ученый,—поѣдемте сойчасъ опять комнѣ: вы у меня переночуете, а я вамъ разскажу мой планъ устройства пушки и способъ приготовлонія „еленита“, — такъ я окрестилъ свойпорохъ,
        Графъ согласился, и профессоръ поспѣшно размѣстилъ всѣ вещи въ обсерваторіи по своимъ мѣстамъ. Потомъ онъ погасилъ лампу, взялъ Гонтрана за руку и тѣми же переходами выволъ его на улицу.
        Черезъ минуту иззябшія лошади уже стрѣлой несли легкія сани въ обратный путь. Оба спутника, закутавшись въ теплыя шубы, всю дорогу не открывали рта. Наконецъ пріѣхали къ дому Михаила Васильевича.
        Послѣ нѣсколькихъ энергичныхъ звонковъ, двери отворились, и въ нихъ показалась недовольная, заспанная фигура Василія со свѣчей въ рукѣ.
        — Вотъ полуночники-то, и уснуть не дадутъ хорошенько! — ворчалъ онъ, снимая шубу съ хозяина и гостя.
        — Что ты тамъ ворчишь, болванъ — спросилъ старый ученый, раздраженный тѣмъ, что подъѣздъ долго не отпирали.
        — Ничего, — угрюмымъ тономъ отвѣчалъ Василій.— Вамъ телеграмма, —помолчавъ, продолжалъ онъ.
        — Гдѣ-же? Подай сейчасъ!
        Слуга подалъ Михаилу Васильевичу телеграмму, прочитавъ которую — профессоръ нѣсколько секундъ стоялъ, задумавшись, затѣмъ рѣшительпо произнесъ:
        — Василій, завтра въ часъ дня мы ѣдемъ съ тобой въ Вѣну. Чтобы все было готово!... Но хотите-ли и вы, графъ, прокатиться съ нами въ Австріюі — спросилъ затѣмъ, обращаясь къ гостю, старый ученый.
        — Но....
        — Безъ всякихъ „но“... Смотрите, что пишотъ Пализа.—И профессоръ показалъ Гонтрану телеграмму, въ которой стояло:
        „Петербургу профессору Осипову“.
        „Открылъ на лунѣ много новаго по вопросу объ атмосферѣ. Продолжаю наблюдать. Пріѣзжайте“.
        „Пализа“.
        — Но кто такой этотъ Пализа?
        — Какъ, вы не знаете Пализа, этого знамопитѣйшаго изъ современныхъ астрономовъ?! Не знаете знаменитаго „ловца планетъ“?!.
        Гоптранъ готовъ былъ отъ стыда провалиться сквозь землю....
        — Такъ ѣдемте, а? Всего нѣсколько дней, — ну-съ?! Въ дорогѣ поговоримъ и о моей пушкѣ, и объ „ѳленитѣ“.... Согласны?—нетерпѣливо спрашивалъ старый учоный.
        Молодой дипломатъ подумалъ немного, вспомнилъ о Леночкѣ и согласился....

Путешествие на Луну. Необыкновенные приключения русского ученого. Ле-Фор Жорж; Графиньи Анри де. 1891. Стр.45-50(53-59)
http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/43107#page/3/mode/2up

RTF: Ле-Фор Ж. Путешествие на Луну. Необыкновенные приключения русского ученого. 1891
https://yadi.sk/i/nli--HV5oTJZzQ

#нэдб #путешествие #луна #месяц #учёный #жорж #лефор #баламутчума
#баламутчуманэдб #баламутчумапутешествие #баламутчумалуна #баламутчумамесяц #баламутчумаучёный #баламутчумажорж #баламутчумалефор
Tags: #баламутчума, #баламутчумажорж, #баламутчумалефор, #баламутчумалуна, #баламутчумамесяц, #баламутчуманэдб, #баламутчумапутешествие, #баламутчумаучёный, #жорж, #лефор, #луна, #месяц, #нэдб, #путешествие, #учёный, Жорж, Лефор, НЭДБ, луна, путешествие, учёный
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments