Баламут Чума (balamut4uma) wrote,
Баламут Чума
balamut4uma

Category:

Возможности разума. Укрощение строптивых. (Текст)

      Николай Левашов
      Укрощение строптивых
      Скачать иллюстрации – 1,97 МБ
      Человек всегда был бессилен перед стихийными силами природы. Всё прошлое цивилизации, по крайней мере, последние десять тысяч лет, эти силы обожествлялись или признавались карой Богов, или Бога, и вызывали только священный трепет у человека. Развитие технической цивилизации мало, что изменило в этом. Максимально, что было достигнуто — так это наблюдение, с помощью приборов и технических средств за зарождением и развитием стихийных природных явлений. С помощью сейсмологических приборов научились более-менее точно предсказывать место и силу предполагаемых землетрясений. А дальше — уноси ноги, кто может. С помощью спутников, получили возможность наблюдать за местом и моментом зарождения штормов в океанах Земли, и куда, и с какой скоростью, эти штормы двигаются. А дальше опять — спасайся, кто может.
      Аналогично обстоит дело и с наводнениями, засухами, лесными и степными пожарами. Более или менее успешны меры противостояния лесным и степным пожарам и то, только в случаях, когда оные — незначительные. При этом успех достигается при привлечении огромных людских и технических ресурсов, что обходится в огромные суммы. Попытки разработать какие-либо средства борьбы со стихийными бедствиями, не идут далее попыток воздействия на штормы и пожары, посредством распыления над ними разных химических веществ, которые не в состоянии, тем не менее, сколько-нибудь серьёзно повлиять на эти стихийные явления. При этом эти средства — очень дорогие, и, ко всему прочему, эти вещества — химически агрессивны и только ухудшают экологическую ситуацию, которая и без этого желает быть лучше.
      Понимание природы стихийных бедствий — тоже весьма далеко от реальности. Природа тропических штормов (Hurricane), которые будут главными «героями» этого «романа», остаётся на уровне представлений: «…ветер дует, потому что деревья качаются». Почему воздушные массы двигаются именно так, а не иначе, никто даже и не пытался объяснить. Гипотеза о нагревании и охлаждении воздушных масс не позволяет объяснить, почему оные воздушные массы двигаются именно так, а не иначе. Когда молекулы воздуха поглощают инфракрасные излучения нагретой земли или вод океана, их кинетическая энергия, безусловно, изменяется, и изменяется атмосферное давление. Правда, объяснение природы изменения атмосферного давления не выдерживает никакой критики. Атмосфера — газовая среда, молекулы в которой двигаются хаотично. При поглощении фотона инфракрасного излучения, каждая из молекул атмосферы продолжает двигаться так же хаотично, как и до поглощения оного фотона. Поэтому, общая картина движения молекул атмосферы, согласно броуновской теории, не должна измениться никоим образом. Ускорение или замедление движения молекул атмосферы, не изменяет принцип хаотического движения, но, тем не менее, воздушные массы, приходят в движение, что и является тем самым ветерком, ветром или ураганом, с которыми человек сталкивается в своей жизни.
      Конечно, с ветерком человек сталкивается практически каждый день, с сильным ветром — время от времени, а с ураганами, к счастью, весьма редко. Но, вне зависимости от скорости движения воздушных масс, с этим явлением человек сталкивается в повседневной жизни постоянно. Но существующие теории так и не в состоянии объяснить очевидного для каждого ребёнка факта — природы ветра. Перепады давления, которые регистрируются приборами, не объясняют, почему воздушные массы начинают двигаться именно в этом направлении, а не в каком-либо другом. Ведь всем хорошо известно о вертикальных перепадах давления и температуры атмосферы. Каждый, наверно, не раз наблюдал, как нагретый над костром воздух, вместе с дымом, устремляется вверх, а не в стороны. Вверх, где воздух — холоднее, и, чем выше, тем температура воздуха — ниже.
      Кто летал на самолётах, должны помнить, сообщения о температуре воздуха за бортом на высоте, например, десяти тысяч метров. Обычно температура за бортом -40°С или -50°С. Всего каких-то десять километров от поверхности Земли и перепад температур составляет 70-80°С. Вдоль поверхности таких резких перепадов температуры на расстоянии сотен километров, практически не бывает. Максимум — 20-30°С. Но, тем не менее, воздушные массы начинают двигаться вдоль поверхности, а не вертикально, чего не должно быть, по логике.
      В чём причина, такого несоответствия? Этот вопрос «тихо мирно» обходят стороной, как впрочем, и множество других, подобных вопросов. И причина этому, одна — невозможность с позиций современной физики дать разумного объяснения этому явлению. Почему, когда мы нагреваем воздух в воздушном шаре, последний начинает подниматься вверх, приобретая при этом подъёмную силу, а нагретый воздух над большой площадью поверхности «почему-то» начинает двигаться вдоль поверхности, а не вверх? Никаких противоречий нет, если рассматривать данное явление, с совершенно других позиций, основанных на понимании того, что Вселенная — неоднородна. Неоднородность Вселенной означает только то, что свойства и качества пространства — неодинаковы в разных направлениях, и, что материя в любой своей форме является неоднородной по своим свойствам и качествам также. Неоднородность пространства и материи подтверждается множеством научных исследований, в том числе и посредством самых точных приборов, которыми только располагает современная наука .
      Так вот, причиной столь странного поведения атмосферы планеты является то, что на микроуровне нагретая (поглотившая фотон теплового излучения) молекула воздуха и холодная молекула (не поглотившая фотон теплового излучения) отличаются друг от друга качественно. То есть, две тождественные по всем физическим и химическим свойствам, известным современной науке, молекулы атмосферы качественно отличаются друг от друга по степени своего влияния на окружающее микропространство. И это отличие возникает в результате поглощения одной из этих двух молекул фотона инфракрасного (теплового) излучения. При поглощении или излучении каждой из молекул воздуха тепловых фотонов, изменяется уровень собственной мерности (степень влияния данной молекулы на окружающее микропространство). При поглощении, — происходит увеличение уровня собственной мерности молекулы, а при излучении — уменьшение.
      Поэтому, при нагревании молекул воздуха в ограниченном пространстве (случай воздушного шара), возникает эффект поплавка — окружающие массы воздуха (ненагретые) сохраняют тот же самый уровень собственной мерности, в то время, как нагретые молекулы внутри воздушного шара приобретают добавочное влияние на микропространство, привнесённое тепловыми фотонами. Возникает вертикальный перепад мерности, направленный вверх, возникает эффект частичной антигравитации и, как следствие, молекулы, пленённые внутри оболочки шара, вынужденно совершают работу, поднимая вверх и оболочку шара, и гондолу, прикреплённую к этому воздушному шару. Аналогичный эффект возникает, если воздушный шар заполнить газом, имеющим больший уровень собственной мерности, нежели атмосфера. И, чем больше перепад мерности между уровнями собственной мерности газов, которые внутри воздушного шара и уровнями газов атмосферы, тем большая подъёмная сила возникает. Частичная антигравитация, возникающая при этом, приобретает способность поднимать вверх некоторый вес, т.е., совершать работу…
      Аналогичные явления наблюдаются и у жидкостей, и у твёрдого вещества. У молекул, образующих кристаллические решётки, процессы происходят аналогично, только с некоторыми особенностями. В кристаллах антигравитационный эффект возникает только при нагревании (поглощении атомами кристалла тепловых фотонов). При поглощении критического числа тепловых фотонов, антигравитационный эффект становится сначала соизмерим с ядерными силами, удерживающими атомы в узлах кристаллических решёток и вещество переходит в состояние жидкого кристалла или проще — жидкость. Если процесс нагревания (поглощения тепловых фотонов) будет продолжаться, антигравитационный эффект станет значительно сильней ядерных взаимодействий, и вещество перейдёт в газообразное состояние. Это и есть механизм действия перехода из одного агрегатного состояния в другое. Подтверждением этому служат факты, так называемой, возгонки, когда вещество при нагревании сразу из твёрдого состояния переходит в газообразное.
      Этому явлению традиционная наука никогда не давала какого-либо объяснения. В то время, как объяснение — весьма простое. Тепловое излучение поглощается атомами в виде фотонов инфракрасного излучения. После поглощения одного теплового фотона, уровень собственной мерности поглотившего атома изменится на конкретную величину скачком. Другими словами, изменение уровня собственной мерности атома при поглощении теплового фотона происходит дискретно. И если у какого-то вещества перепад уровня собственной мерности между твёрдым и газообразным состояниями меньше, чем амплитуда скачка собственной мерности атома при поглощении теплового фотона, произойдёт возгонка — переход из твёрдого состояния в газообразное, минуя жидкое…
      Можно и дальше приводить объяснения природных явлений, с позиций неоднородности пространства и материи, но основное внимание данной статьи лежит в понимании атмосферных явлений природы, как частного случая этого явления. Поэтому, перейдём от процессов на уровне атомов, к процессам атмосферы. Когда происходит нагрев нижних слоёв атмосферы на больших площадях, триллионы триллионов молекул атмосферы поглощают тепловые фотоны, и совокупное изменение собственных мерностей всех этих молекул на уровне микрокосмоса складываются воедино, и это приводит к изменению мерности на уровне макропространства. Соседние участки атмосферы планеты приобретают разные уровни мерности. Таким образом, возникает перепад мерности между этими соседними участками атмосферы планеты в горизонтальном направлении.
      Конечно, вертикальный перепад мерности, при этом, никуда не исчезает. Но, появление, дополнительного — горизонтального — перепада мерности, между соседними участками атмосферы приводит к тому, что нагретые молекулы атмосферы начинают двигаться не только вверх, но и в сторону, т.е. параллельно поверхности планеты. Именно это движение вдоль поверхности и называется всеми — ветром. Сила ветра определяется перепадом мерности между соседними участками атмосферы, один из которых — нагретый, в то время, как второй — нет или охлаждён (при излучении молекулами атмосферы тепловых фотонов). Чем больше этот перепад, тем больше скорость движения воздушных масс вдоль поверхности. При исчезновении или отсутствии этого перепада, движение воздушных масс прекращается. Это — очень важно для понимания того, о чём будет говориться далее.
      А теперь, рассмотрим природу возникновения ураганных штормов, которые каждый год с большей или меньшей силой обрушиваются на восточное побережье Северной Америки. Эти ураганные штормы зарождаются на стыке двух океанов — Атлантического и Индийского, один из которых омывает Африканский континент на западе, а другой — на востоке. Эти два океана на юге этого континента сливаются в один. В каждом из этих океанов присутствуют океанские течения, каждое из которых имеет свою скорость движения, направление движения и температуру воды. Поэтому, когда холодные и тёплые течения этих океанов сталкиваются друг с другом в южной акватории Африки, возникают условия для резких перепадов мерности между соседними участками атмосферы. Дополнительные условия создаёт контур Африканского континента на юге. Относительно маленькая длина южного побережья Африки, определяемая формой этого континента на юге, не позволяет температуре этих океанских течений в какой-либо степени выровняться. Поэтому в акватории южной Африки сталкиваются несколько океанских течений — течений, имеющих сильное различие в температурах. Причём, эти течения идут некоторое время параллельно друг другу и, ударившись в мыс Надежды южной Африки, завихряются, создавая турбулентности. Именно эти турбулентности и ответственны за формирование ураганных штормов, которые, набирая силу при своём движении, обрушиваются на восточное побережье Центральной и Северной Америк.
      Сезон ураганных штормов начинается, когда вода значительно нагреется в экваториальных и тропических океанских просторах, что приводит к увеличению температур тёплых течений в то время, как холодные течения, приходящие из южного полушария от Антарктиды, где летом — зима, имеют самую низкую температуру. Раньше или позже, в зависимости от погодных условий каждого года, перепад температур сталкивающихся океанских течений достигает критической величины и … возникают не просто тропические штормы, которые практически постоянно возникают в акватории южной Африки, а суперштормы. Эти суперштормы (ураганы) представляют собой огромные (некоторые из них достигают размеров c крупные государства Европы, а то и нескольких) облачные образования, напоминающие спиралевидные галактики (см. Рис. 1) и подразделяются на пять категорий. Скорость ветра супершторма пятой категории достигает 155 MPH (248 километров в час) и выше. Когда такой ураган обрушивается на побережье, он сметает всё на своём пути, обрушивая на землю десятки миллиардов тон воды, несомой облаками этого супершторма. Подобное можно в полной мере назвать природным катаклизмом. Естественно, никакой технике невозможно справиться с подобным. И человек просто опускает руки перед подобным явлением природы, покидая свои дома до того, как ураган обрушится на побережье и пойдёт «гулять» по континенту до тех пор, пока не выдохнется.
      Технократическая цивилизация приучила людей думать, что человек сам по себе, без техники, ничего не представляет. Что человек — только жалкое приложение к тем техническим средствам, которыми располагает цивилизация. Это — большое заблуждение. Конечно, чтобы сделать что-нибудь значимое, человек должен развиться до необходимого уровня и иметь знания. Именно просветление знаниями и наличие необходимого уровня развития и потенциала, позволяют порой сделать то, что кажется на первый взгляд просто невозможным…
      Ещё в детстве я заметил, что одного моего желания очень часто было достаточно, чтобы прекратился или пошёл дождь, чтобы изменилась погода. Сначала я не обращал на это внимание, думая, что мне просто потрясающе везёт. Каждый раз, если я планировал выбраться на природу или за город на выходные, была отличная погода, несмотря на то, что всю неделю могла быть плохая дождливая погода. Для того, чтобы это произошло, мне было нужно в то время просто представить себе хорошую солнечную погоду или наоборот, если я представлял среди летней жары, как на небе появляются тучи и на землю начинают падать крупные капли тёплого летнего ливня всё чаще и чаще… и вот уже, буквально через несколько минут, в небе появляются тучки, начинающие быстро расти, небо темнеет, и на землю обрушивается сплошной стеной тёплый летний ливень с молниями и громом, освежая воздух и наполняя его озоном.
      Подобное случалось множество раз, и простым совпадением объяснить это уже не представлялось никакой возможности. Приходилось делать и обратное. Например, в 1985 году перед Новым Годом я получил краткосрочный отпуск из части, где я служил офицером. Моя служба проходила в части, расквартированной под Ильичёвском, что рядом с Одессой. Купив билет на самолёт до Харькова, куда я собрался отправиться, я на автобусе добрался до одесского аэропорта. Прибыв в аэропорт, я выяснил, что мой рейс задерживается на неопределённый срок в силу того, что нелётная погода в Одессе, Харькове и Свердловске. Самолёт ещё не вылетел из Свердловска. Я, естественно, не хотел просидеть весь свой отпуск в аэропорту и с первой минуты, как я узнал о ситуации с погодой, я стал напряжённо думать об исчезновении тумана, который, как молоком, закрывал аэропорт Одессы и Харькова, и… Свердловска. Каждый час сидения в аэропорту был, как наказание. Через несколько часов в Одессе распогодилось и довольно скоро после этого объявили посадку на мой рейс. Я провёл свой отпуск в Харькове и, приехав в харьковский аэропорт, обнаружил ту же ситуацию с нелётной погодой. Через несколько часов распогодилось… и я оказался в Одессе. Только позже я узнал, что нелётная погода в общей сложности продержалась несколько недель и, что за всё это время лётная погода была дважды по пол дня. Первый раз — когда я прилетал в Харьков, второй раз — когда я улетал из него. После того, как я улетел, нелётная погода продержалась ещё две недели. И подобных примеров у меня накопилось очень много, но я приведу ещё один, который и послужил той «последней каплей», которая позволила мне сделать вывод о том, что я сознательно могу управлять погодой.
      В Сан-Франциско мы с женой прилетели 31 декабря 1991 года. В первых числах февраля мы сидели на террасе дома Джорджа Орбеляна, который впоследствии стал моим другом, и беседовали о разном. В том числе и о возможности, управления погодой. Когда я привёл несколько примеров, Джордж радостно воскликнул: «Вот и прекрасно, сделай дождь; в Калифорнии, за последние шесть лет, не было ни одного дождя и подобную засуху мало кто помнит, если вообще что-нибудь подобное и было когда-то». Я пообещал попробовать помочь с этим, на что он ответил: «Зачем откладывать, давай прямо сейчас». Я сосредоточился на этой задаче, и буквально через полчаса пошёл дождь. Сначала дождь был слабый, что вызвало целый ряд шуток; мне пришлось сосредоточиться на проблеме немного сильнее и… дождь пошёл значительно сильней, что сразу оборвало все шутки по этому поводу. Но лучше бы я этого не делал потому, что усиление дождя в Сан-Франциско, привело к наводнению в Лос-Анджелесе. Мощный поток воды снёс много домов в Южной Калифорнии в то время, как в Сан-Франциско, всё обошлось без последствий. Дожди шли почти не прекращаясь несколько дней, и с тех пор скоро будет пятнадцать лет, как Калифорния не знает проблем с дождями и водой.
      Кроме этого, если до шестилетней засухи в Калифорнии и выпадали осадки более или менее регулярно, то это происходило в основном в определённый сезон, после которого дожди были очень редкими и незначительными. Большую часть года в Калифорнии можно было бы со спокойной совестью называть засушливой. С февраля 1992 года дожди в Калифорнии идут круглый год, водные резервуары всегда полны, и природа благоухает… Таким образом, у меня было достаточно реальных подтверждений тому, что управление погодой — вполне реально и не является не только бредом сумасшедшего, но и фантастикой. Поэтому не было сомнений в том, что подобное — возможно, вопрос заключался в том, чтобы найти правильный «ключ» к решению каждой конкретной задачи. Чем более глубоко понимается решаемая задача, тем выше вероятность возможности решения оной.
      Решение вмешаться в природу урагана, тем не менее, у меня возникло неожиданно. В двенадцать часов ночи с 3 на 4 октября 2002 года я, переключая каналы телевизора, попал на новости с восточного побережья Америки, где уже было 3 часа утра. Журналист, ведущий репортаж с места предполагаемого появления урагана Лили, (который уже достиг силы четвёртой категории), сообщал о том, что население успешно эвакуировано из опасной зоны и, что приближение этого супершторма уже ощущается по усилению ветра, дождя и по высоте волн, обрушивающихся на берег.
      В этом момент у меня возникла идея попытаться остановить этот супершторм. Стратегия была простая — выровнять уровни собственной мерности молекул атмосферы в районе действия супершторма. Наиболее простой путь осуществить это — вызвать одновременное (когерентное) излучение молекулами атмосферы тепловых фотонов в районе действия супершторма. При этом должен исчезнуть перепад мерности между «горячими» и «холодными» молекулами в пределах действия супершторма, что должно привести к исчезновению природных факторов проявления супершторма. Другими словами, убрав условия, приводящие к появлению супершторма, можно убрать и сам супершторм, что я и попытался осуществить. После проведения работы я отправился спать, а утром первым делом включил телевизор и стал ждать новостей о супершторме Лили. К моему удивлению, к утру от этого супершторма уже ничего не осталось (см. Pис. 2). Как видно из следующего рисунка, практически с первой минуты моей работы скорость ветра супершторма стала резко падать, и уже через несколько часов супершторм четвёртой категории превратился в супершторм первой категории, далее — в простой тропический шторм и … прекратил своё существование (см. Pис. 3). Причём, основную разрушающую силу супершторм Лили потерял ещё до того, как он достиг береговой линии.
      Обозначения на иллюстрациях 3, 5, 8, 9, 11, 12, 14, 15
      1. Тропический ливень.
      2. Тропический шторм.
      3. Ураган первой категории.
      4. Ураган второй категории.
      5. Ураган третьей категории.
      6. Ураган четвёртой категории.
      7. Ураган пятой категории.
      8. Суша.
      Кто-то может возразить: «А может быть это типично для поведения суперштормов»!? Что ж, этот кто-то может так подумать — это право любого человека. Но давайте послушаем, что по этому поводу думают специалисты, которые год за годом наблюдали это природное явление, которое уносит жизни людей и приносит многомиллиардные убытки странам, которые имеют «честь» испытывать присутствие ураганов на своих территориях:
      «Before Lili could blast ashore, the storm encountered too-dry air out of the west and too-cool water near the coastline, where, incidentally, the hottest Louisiana red-pepper sauce is made (Tabasco is bottied on Avery Island in New Iberia parish). That — among a combination of other factors still unknown — bumped Lili down to a Category 2 hurricane, still dangerous but drastically less powerful than official expected. “A lot of Ph.D. [dissertation] will be written about this» storm's rapid loss of strength, said Max Mayfield, director of the National Hurricane Center in Miami”».
      (Lili leashed, p. 9, October 12, 2002, World).
      [«Перед тем, как Лили обрушился на побережье, шторм неожиданно столкнулся с очень сухим воздухом с запада и очень холодной водой вблизи побережья, где, по совпадению, производится самый острый в Луизиане соус из красного перца (Табаско-соус производится на заводе, расположенном на острове Авери в проливе Новая Айберия). Это, вместе с другими неизвестными факторами, сбросило Лили с четвёртой категории урагана до второй, по-прежнему опасной, но значительно менее мощной, чем ожидали специалисты. “Много диссертаций будет написано об этой быстрой потере ураганом силы”, — сказал Макс Майфилд, директор Национального Центра Ураганов в Майями!».]
      Как видно из статьи в журнале «Мир» от 12 октября 2002 года, подобное явление специалистам, занимающимся изучением природы ураганов, не встречалось. Это — во-первых. Во-вторых, откуда посредине мелководного Мексиканского залива, тропической и субэкваториальной зон, нагревавшегося в течение всего знойного лета, появилась очень холодная вода? В-третьих, откуда среди сверхвлажного воздуха залива появился очень сухой воздух в то время, как вне предела урагана воздух оставался, как и обычно, очень влажным? И, в-четвёртых, какие такие неведомые специалистам факторы вмешались в природу урагана!?
      Ни на один из этих вопросов никто и никогда не дал вразумительного ответа. Да и не удивительно, если подходить к этому с «признанных» научных позиций. А если предположить, что кто-то каким-то образом смог вызвать во всём объёме урагана вынужденное синхронное излучение молекулами атмосферы и воды залива фотонов теплового излучения, то и очень холодная вода залива, и очень сухой воздух над заливом получают простое объяснение. Именно к этому приводит выравнивание уровней собственной мерности молекул атмосферы. Резкое охлаждение воздуха над заливом привело к обезвоживанию воздушных масс, так как при охлаждении водяные пары воздушных масс, пройдя через точку росы, переходят в жидкое состояние, и в виде обычного дождя выпадают над водами залива, вызвав резкое охлаждение этих вод, что и наблюдалось.
      Природа возникновения движения воздушных масс уже объяснялась кратко выше, поэтому хочу лишь напомнить суть. При наличии перепада уровней мерности, между соседними участками атмосферы возникает горизонтальная составляющая гравитационной силы, вынуждающая молекулы воздуха двигаться вдоль поверхности. При выравнивании уровней мерности, горизонтальная составляющая гравитационной силы исчезнет, что приведёт к прекращению движения воздушных масс вдоль поверхности. Другими словами, чем меньше перепад уровней мерности, тем меньше скорость ветра. Именно благодаря выравниванию мерностей внутри всего объёма урагана Лили, быстро и в значительной степени упала скорость и сила ветра. Через три часа после «выхода» на сушу, ураган Лили утихомирился до первой категории, и в течение следующих трёх часов ураган превратился в тропический шторм и далее очень быстро сошёл на нет.
      Но, может быть, любой ураган ведёт себя так над сушей? Давайте посмотрим на прошлые ураганы и их траектории движения (см. Pис. 4). На этом рисунке показаны траектории ураганов пятой категории до 2000 года. Ни один из этих ураганов перед тем, как обрушиться на побережье, не теряли своей силы не только в значительной степени, но даже и в незначительной. Далее, над сушей скорость ветра никогда не падала до незначительной в течение 6 часов, как в случае с ураганом Лили. Все они продолжали своё движение над сушей несколько дней и многие из них вернулись в океан. Только один ураган — Эндрю (1992 год) — «погас», упёршись в горный массив. Совершив «прогулку» над сушей, эти ураганы без значительных потерь силы возвращались в водную стихию и, «подкрепившись», продолжали своё движение.
      Но, может быть, ураган Лили — просто аномалия, исключение из правил, — может спросить кто-то? Необъяснимые аномалии существуют в природе, — продолжит какой-нибудь скептик. Во-первых, признание существования необъяснимого или неизвестного, лишает права скептиков высказывать своё мнение, в этом случае наблюдается простое словоблудие. Любое мнение (даже ошибочное) имеет право на существование, если приводится чёткое и полное объяснение занимаемой позиции. Во всех остальных случаях — схоластика. Но, даже если и признать право за скептиками ссылаться на аномалии, это им ничем не поможет. Если наблюдается несколько тождественных аномалий, они (аномалии) перестают быть таковыми и становятся закономерностями.
      На следующий 2003 год, мои друзья, которые знали, что произошло с ураганом Лили, сообщили о том, что на восточное побережье идёт новый мощный ураган Изабель. Ещё будучи далеко от береговой линии, он быстро набрал силу и достиг четвёртой категории, когда мне сообщили о нём. Для работы в моём распоряжении были только фотографии со спутника, которые я нашёл через Интернет. Эти фотографии появлялись в Интернете, минимум, через несколько часов после того, как они были сделаны и поэтому, к моменту работы по ним, ураган находился, минимум, на 50-60 миль дальше от места фотографирования. Это само по себе не является оптимальным условием для работы, но, тем не менее, после первого воздействия рост скорости ветра остановился, и в течение полутора дней скорость ветра практически не изменялась, что само по себе случиться не может.
      Следующее вмешательство произошло через четыре дня, практически в то же самое время, когда скорость урагана снова стала быстро расти. И опять в течение полутора дней скорость оставалась той же самой, но не наблюдалось её уменьшения. Сила урагана приблизилась к пятой категории и, хотя по всем законам сила урагана в тёплых водах должна была продолжать расти, мощность, которой уже достиг ураган Изабель, была чрезвычайно опасной. Поэтому, используя всё те же спутниковые фотографии с временной задержкой, я усилил воздействие на ураган. Точнее, потребовалось несколько порций воздействия, после чего сила урагана стала резко падать в течение двух дней (15 и 16 октября), хотя, опять-таки, в более тёплых водах сила ураганов всегда росла. Причём, сила урагана упала почти на три категории — до второй. Начавшийся новый рост силы урагана удалось остановить и немного понизить, но, тем не менее, ураган приблизился к побережью достаточно сильным (скорость была около 90 миль в час). Но зато, стала доступна прямая информация об урагане без временной задержки, благодаря прямым репортажам с восточного побережья. И это немедленно принесло результат. В течение нескольких часов после работы «вживую», сила урагана Изабель упала до тропического шторма и ещё через несколько часов, этот ураган перестал существовать вообще (см. Pис. 5). Характерно то, что, при работе с ураганом в «живую», ураган Изабель реагировал на воздействие практически так же, как и ураган Лили. Траекторию движения урагана Изабель можно увидеть на Рис. 6.
      Перед сезоном ураганов 2004 года, я предложил кинодокументалисту (который знал о том, что я делал ранее, через доктора Барбару Купман) заснять на камеру весь процесс работы по усмирению ураганов и обратился с просьбой — обеспечить возможность работать через спутники в реальном времени. Изначально такой проект был воспринят им с большим энтузиазмом, но время шло — ничего не происходило, а ураганы не заставили себя ждать. Сезон 2004 года открыл ураган Чарли, в самом начале августа. Помня о меньшей эффективности воздействия через спутниковые фотографии из-за временной задержки информации, я решил изменить тактику работы с этим ураганом. Я не вмешивался в его развитие, а решил создать на пути у него «стену», от которой он должен был отскочить, как мячик. О чём и сообщил заинтересованным лицам. Идея была в том, чтобы заставить ураган двигаться обратно в океан, не допустив его к береговой линии. И я не скажу, что мне этого не удалось сделать. Только из-за отсутствия точной информации, «отскок» от стены получился под некоторым углом и, вместо того, чтобы обрушиться на Луизиану, ураган Чарли повернул c середины Мексиканского залива в сторону Флориды (см. Pис. 7).
      И случилось то, чего никогда не случалось раньше, ураган Чарли, набравшись силы до четвёртой категории, приближался к полуострову Флорида со стороны Мексиканского залива, а не со стороны Атлантического океана, как это было всегда. Причём, в очень тёплых водах залива ураган очень быстро набирал силу по классическому варианту (см. Pис. 8). Воздействие на ураган Чарли было проведено мной перед тем, как он должен быть обрушиться на западное побережье Флориды. Эвакуация произошла в Луизиане, во Флориде никто не ожидал этого урагана. Поэтому мне пришлось работать очень быстро, благо телевизионный канал погоды демонстрировал прямую трансляцию с побережья залива. По предыдущему опыту, работа в реальном времени показала себя наиболее эффективной, что подтвердилось и в этот раз. Перед тем, как обрушиться на полуостров, сила урагана с четвёртой категории упала практически до первой буквально в течение нескольких часов и продолжала падать дальше. Ураган Чарли вторично попал в Атлантический океан, имея силу урагана первой категории. Специалисты ожидали, что в тёплых водах он вновь наберёт силу и вновь обрушится на восточное побережье северо-восточнее Флориды. Было проведено ещё одно воздействие, и вместо того, чтобы усилиться, ураган Чарли очень быстро потерял свою силу и в течении нескольких часов превратился в тропический шторм, и северо-восточного побережья достиг только тропический ливень, который очень быстро исчез без следа.
(Продолжение следует)
***
Возможности разума. Укрощение строптивых.
Н. Левашов
ДОК: Возможности разума. Укрощение строптивых
PDF: Возможности разума
возможности, разума, укрощение, строптивых,Левашов, баламутчума
Tags: #баламутчума, #баламутчумавозможности, #баламутчумаразума, #баламутчумастропт, #баламутчумаукрощение, #возможности, #левашов, #разума, #строптивых, #укрощение, Левашов, баламутчума, возможности, разума, строптивых, укрощение
Subscribe

  • Невзоров о русском языке?

    Невзоров о русском языке? Как мило, евреи разсуждают о русском языке. Когда у них лашенкоидыш, иврит, произошёл от языка белых народов…

  • Кто оскверняет образ Петуха?

    Кто оскверняет образ Петуха? Петух это русский образ. А кто может осквернять прошлое любого народа? Только враг. Кто считает своим врагом…

  • Петушок — золотой гребешок?

    Петушок — золотой гребешок. Р у с с к а я н а р о д н а я с к а з к а А. ТОЛСТОЙ Рис. К. КУЗНЕЦОВА Жили-были кот, дрозд да…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments